Требование: Об отмене определения об отказе в привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 02.09.2016 N 04АП-1787/2014 по делу N А19-4085/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 30 августа 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 2 сентября 2016 года.
Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Ошировой Л.В., судей Гречаниченко А.В., Монаковой О.В., при ведении протокола секретарем судебного заседания Сусловой М.Е., рассмотрел с использованием системы видеоконференцсвязи (до перерыва) в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Ультра" на определение Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2016 года по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Ультра" к Могилевскому Игорю Юрьевичу, Шубе Роману Витальевичу, Давыдову Михаилу Аркадьевичу о привлечении к субсидиарной ответственности по делу N А19-4085/2013 по заявлению о признании открытого акционерного общества "Братскдорстрой-1" (ОГРН 1023800916182, ИНН 3803101410, юридический адрес: г. Братск, п. Падун, ул. 25-летия Братскгэсстроя, 49Б) несостоятельным (банкротом),
(суд первой инстанции: О.О. Александрова)
в судебном заседании, назначенном на 23 августа 2016 года, объявлялся перерыв до 09 часов 15 минут 30 августа 2016 года
при участии в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле:
от ООО "Ультра": представитель Черниговский М.В., доверенность от 28.09.2015 года (до перерыва);
от ФНС России: представитель Шипилов А.А., доверенность от 01.02.2016 года (до перерыва)
и

установил:

решением Арбитражного суда Иркутской области от 14.10.2013 должник — открытое акционерное общество "Братскдорстрой-1" признан несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден арбитражный управляющий Николаев М.В.
Общество с ограниченной ответственностью "Ультра" 23.07.2015 обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о привлечении бывшего руководителя ОАО "Братскдорстрой-1" Могилевского Игоря Юрьевича к субсидиарной ответственности и взыскании с него в порядке субсидиарной ответственности в пользу ОАО "Братскдорстрой-1" 849 046 864 руб.
Определением суда от 16.02.2016 в связи с удовлетворением ходатайства ООО "Ультра" к участию в рассмотрении заявления о привлечении Могилевского И.Ю. к субсидиарной ответственности в качестве соответчиков привлечены акционер, член совета директоров ОАО "Братскдорстрой-1" Шуба Роман Витальевич, акционер, член совета директоров ОАО "Братскдорстрой-1" Давыдов Михаил Аркадьевич.
В уточненном в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявлении о привлечении бывшего руководителя ОАО "Братскдорстрой-1" Могилевского И.Ю., а также контролирующих должника лиц Могилевского И.Ю., Шуба Р.В., Давыдов М.А. к субсидиарной ответственности ООО "Ультра" просит взыскать в порядке субсидиарной ответственности с Могилевского И.Ю. в пользу ОАО "Братскдорстрой-1" 375 294 357 руб. 70 коп., с Могилевского И.Ю., Шуба Р.В., Давыдова М.А. в пользу ОАО "Братскдорстрой-1" 852 853 126 руб. 63 коп. солидарно.
Определением Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2016 года в удовлетворении заявления отказано.
Не согласившись с определением суда, ООО "Ультра" обжаловал его в апелляционном порядке. Заявитель в своей апелляционной жалобе ставит вопрос об отмене определения суда первой инстанции, указывая на несоответствии выводов суда первой инстанции материалам дела.
При рассмотрении спора суд необоснованно положил в основу своего решения данные бухгалтерской отчетности в целом за 2012 год, в то время как оценке подлежит период, в котором Могилевский И.Ю. обязан был обратиться в суд с заявлением о банкротстве, в данном случае оценке подлежали показатели на 31.03.2012 г. Вывод суда первой инстанции о том, что задолженность должника, являющаяся основанием для подачи Могилевским И.Ю. заявления о банкротстве, возникла до назначения Могилевского И.Ю. генеральным директором должника, не имеет какого-либо правового значения.
При значительной сумме кредиторской задолженности, часть которой не погашалась с 2010 г., Могилевский И.Ю. в соответствии с требованиями ст. 9 ФЗ "О банкротстве" был обязан обратиться в суд с заявлением о банкротстве, закон не освобождает его от этой обязанности по причине формирования задолженности в период руководства ОАО "Братскдорстрой-1" иным лицом. Могилевский И.Ю. обязан был обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника не позднее 12.04.2012 г. Вывод суда о том, что установленная в ходе конкурсного производства кредиторская задолженность не является следствием несвоевременного инициирования процедуры банкротства должника противоречит обстоятельствам дела.
ООО "Ультра" в материалы дела были приобщены доказательства совершения должником после 12.04.2012 г. сделок, которые явились причиной увеличения размера кредиторской задолженности должника на значительную сумму 375 294 357,7 рублей, при этом после указанной даты в залог было передано имущество должника по договорам залогов, что исключило возможность удовлетворения из его стоимости требований незалоговых кредиторов.
Причинно-следственная связь между неподачей заявления после 12.04.2012 г. и увеличением уровня кредиторской задолженности очевидна и подтверждена соответствующим доказательствами.
Суд первой инстанции ошибочно полагает, что ООО "Ультра" надлежало доказать возможность погашения требований кредиторов в случае обращения Могилевского И.Ю. с заявлением о банкротстве в надлежащую дату.
Судом не дана какая-либо оценка доводам и доказательствам ООО "Ультра", касающихся привлечения Могилевского И.Ю., Шубы Р.В., Давыдова М.А. к ответственности по пункту 4 статьи 10 ФЗ "О банкротстве", так как имущественный вред кредиторам был причинен сделками по выводу кредитных средств, привлеченных должником от ОАО "Сбербанк России", ООО "Иркутская Финансово-Промышленная компания", ЗАО "Пауэр фитнес", ОАО "Сибавиастрой" через выдачу беспроцентных займов акционеру должника — Давыдову М.А., а также сделками по передаче в залог имущества должника и выдачи поручительств за третьего лица, бенефициарами которого являлись Шуба Р.В. и Давыдов М.А. Суд не дал какой-либо оценки договорам беспроцентных займов, факту выдачи Давыдовым М.А. векселей должнику.
Уполномоченный орган в отзыве поддержал доводы апеллянта, указывая на необоснованность выводов суда первой инстанции.
Могилевский И.Ю., в отзыве на апелляционную жалобу доводы апеллянта отклонил, определение суда просил оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, надлежащим образом уведомленных о времени и месте судебного заседания.
Законность и обоснованность принятого судебного акта проверены в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Заявление конкурсного кредитора ООО "Ультра" о привлечении Могилевского И.Ю. к субсидиарной ответственности основано на пункте 2 статьи 10 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
Как предусмотрено пунктом 2 статьи 10 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 этого же Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых названным Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктом 3 статьи 9.
Абзац второй пункта 1 статьи 9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" возлагает на руководителя обязанность обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, в том числе, в случаях, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; если обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника; если должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.
В соответствии с пунктом 3 статьи 9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд не позднее чем через месяц с даты возникновения вышеперечисленных обстоятельств.
Отказывая в привлечении Могилевского И.Ю. к субсидиарной ответственности, суд первой инстанции, исходил из вступления руководителя в должность — 11.03.2012 года в связи с этим недоказанности кредитором обязанности у Могилевского И.Ю. по подаче заявления должника в срок до 11.04.2012 года, при наличии у ОАО "Братскдорстрой-1" производственно-хозяйственной деятельности и исполнения обязательств по действовавшему государственному контракту, заключенному на значительную по размеру сумму; о том, что наличие у общества задолженности на указанную кредитором дату не свидетельствовало, само по себе, о признаках неплатежеспособности либо об иных обстоятельствах, названных в статье 9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
Суд апелляционной инстанции считает, что выводы, содержащиеся в обжалуемом судебном акте, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам права.
Ответственность, предусмотренная пунктом 2 статьи 10 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", является гражданско-правовой, при ее применении должны учитываться общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушения обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам названного Федерального закона.
Поэтому помимо объективной стороны правонарушения, связанной с нарушением обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, установленный статьей 9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", исходя из общих положений о гражданско-правовой ответственности для определения размера субсидиарной ответственности, предусмотренной пунктом 2 статьи 10 названного Федерального закона, имеет значение причинно-следственная связь между неподачей в суд заявления и невозможностью удовлетворения требований кредиторов, а также вина субъекта ответственности.
Как предусмотрено статьей 32 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).
Часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязывает каждое лицо, участвующее в деле, доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" не предусматривает иного порядка доказывания обстоятельств, имеющих значение для разрешения обособленных споров, рассматриваемых в рамках дел о банкротстве.
В обоснование заявления конкурсный кредитор указал на наличие обстоятельств, с даты возникновения которых Могилевский И.Ю. обязан был, по его мнению, обратиться в арбитражный суд с заявлением должника — наличие признаков неплатежеспособности и (или) признаков недостаточности имущества, предусмотренных абзацем шестым пункта 1 статьи 9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
Между тем, обоснованных доказательств, позволяющих установить факт возникновения одного из обстоятельств, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", которое могло бы быть принято в качестве основания для обращения руководителя с заявлением должника, не представил.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, в обозначенный период времени, общество исполняло обязательства по государственному контракту на выполнение дорожных работ по строительству автомобильной дороги N 5/С от 12.10.2010, срок окончания по которому наступал 30.10.2012 года. Цена контракта составила 1 307 139 238 рублей.
Согласно представленному в материалы дела бухгалтерскому балансу ОАО "Братскдорстрой-1" на 31.12.2011 внеоборотные активы составляли 374 909 000 руб., оборотные активы — 1 187 014 000 руб., кредиторская задолженность составляла 571 043 000 руб., заемные средства — 820 650 000 руб.
По данным бухгалтерского баланса ОАО "Братскдорстрой-1" за 2012 г. внеоборотные активы составляли 334 792 000 руб., оборотные активы — 559 108 000 руб., кредиторская задолженность составляла 323 327 000 руб., заемные средства — 327 111 000 руб.
Стало быть, стоимость его активов превышала обязательства должника.
Кроме того, суд апелляционной инстанции считает необходимым отметить, что формальное превышение размера кредиторской задолженности над размером активов, отраженное в бухгалтерских балансах должника, как настаивает апеллянт, не свидетельствуют о невозможности предприятия исполнить свои обязательства, соответственно не порождают обязанности руководителя на подачу заявления о банкротстве должника (Определение ВАС РФ от 24.10.2011 N ВАС-11812/11 по делу N А12-15015/2008).
Наступление самого факта банкротства должника недостаточно для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, поскольку заявителем не доказано, что действия (бездействие) Могилевского И.Ю. по неподаче заявления о признании должника банкротом стали причиной банкротства должника
Установив отсутствие оснований для привлечения Могилевского И.Ю. к субсидиарной ответственности в порядке, предусмотренном статьей 9, пунктом 2 статьи 10 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", суд первой инстанции обоснованно отказал конкурсному кредитору в удовлетворении заявления о привлечении Могилевского И.Ю. к субсидиарной ответственности в порядке п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве.
Кроме того, заявитель просит привлечь Могилевского И.Ю., участников общества Шуба Р.В., Давыдова М.А. к субсидиарной ответственности солидарно по правилам п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве. Поскольку данными контролирующими лицами должника, по мнению кредитора, давались указания по одобрению сделок по привлечению заемных средств, перечисленных им в заявлении, и заключению договора поставки N 24112011/И от 24.11.201 с ООО "ФЦ-Иркутск", в результате которых причинен вред имущественным правам кредиторов.
Исходя из пункта 4 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве), если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам.
Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:
причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона;
документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.
Положения абзаца четвертого настоящего пункта применяются в отношении лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника.
Контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого должник признан несостоятельным (банкротом), не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника.
Отказывая в привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по правилам п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, суд также исходил из отсутствия доказательств вины привлекаемых лиц к ответственности, совершения перечисленных кредитором сделок в ущерб кредиторам, а не в ходе обычной хозяйственной деятельности.
Судом правильно указано на отсутствие доказательств порочности сделок, признания их недействительными в установленном законом порядке. Привлечение же кредитных денежных средств, осуществление поручительства, приобретение товаров с целью обеспечения хозяйственной деятельности действующего предприятия не выходит за рамки обычной производственной деятельности предприятия, и сами по себе эти обстоятельства не могут указывать на их совершение с целью причинения вреда кредиторам должника.
При изложенных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о недоказанности заявителем обстоятельств, на которые он ссылается и, как следствие, отсутствие правовых оснований для удовлетворения заявления.
По изложенным мотивам признаются несостоятельными и доводы уполномоченного органа, приведенные в отзыве на апелляционную жалобу.
Кроме того, суд апелляционной инстанции отмечает, что обоснования, приведенные апеллянтом в возражениях на отзыв Могилевского И.Ю., как то: вывод денежных средств через Давыдова М.А. при наличии кредиторской задолженности путем предоставления ему займа 06.05.2011 на общую сумму 41 000 000 руб.; выдача должнику Давыдовым М.А. векселя на сумму 148 826 245,90 руб.; операции с ценными бумагами с иными лицами на сумму 235 995 000 руб., являются новыми, а потому не могут быть предметом апелляционного обжалования. (ч. 7 ст. 268 АПК РФ).
Основание привлечения учредителей общества Шубы Р.В. и Давыдова М.А. по п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве кредитором также не указывалось.
Обстоятельства дела судом первой инстанции исследованы полно, объективно и всесторонне, им дана надлежащая правовая оценка, выводы суда являются обоснованными.
Других убедительных доводов, основанных на доказательственной базе, позволяющих отменить обжалуемый судебный акт, в апелляционной жалобе не содержится.
Арбитражный апелляционный суд полагает, что суд первой инстанции не допустил нарушений норм материального и процессуального права, следовательно, основания для отмены либо изменения судебного акта отсутствуют.
Руководствуясь статьями 268 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четвертый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2016 года по делу N А19-4085/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение месяца с даты принятия.

Председательствующий Л.В.ОШИРОВА

Судьи А.В.ГРЕЧАНИЧЕНКО О.В.МОНАКОВА