Требование: О взыскании основного долга и неустойки по договору подряда

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2016 N 04АП-7496/2015 по делу N А19-7512/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 18 августа 2016 года
В полном объеме постановление изготовлено 29 августа 2016 года
Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Капустиной Л.В.,
судей Бушуевой Е.М., Макарцева А.В.,
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Хайбрахмановой Е.Ф., рассмотрев в открытом заседании в помещении суда апелляционную жалобу истца на решение Арбитражного суда Иркутской области от 20 ноября 2015 года по делу N А19-7512/2015 по иску общества с ограниченной ответственностью "СК Премьер" (ОГРН 1133850022910, ИНН 3812148790, 664043, г. Иркутск, ул. Левый берег Каи, д. 94) к обществу с ограниченной ответственностью "Иркутская нефтяная компания" (664025, г. Иркутск, ул. Российская, 12, ИНН 3808066311, ОГРН 1023801010970) о взыскании 5 422 594,91 руб.,
с привлечением к участию в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общества с ограниченной ответственностью "Кайрос" (ОГРН 1147748141661, ИНН 7724015445, 115612, г. Москва, ул. Братеевская, 10, корп. 1) (суд первой инстанции: судья Яцкевич Ю.С.),
с участием в судебном заседании представителя истца Сафеева В.В., действовавшего по доверенности от 16 апреля 2015 года,
представителя ответчика Бабий Р.П., действовавшего по доверенности от 25 декабря 2015 года,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "СК Премьер" (далее — истец) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области к обществу с ограниченной ответственностью "Иркутская нефтяная компания" (далее — ответчик) с уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации требованием о взыскании 3 256 118,13 руб. основного долга и 2 116 476,78 руб. неустойки по договору подряда от 02.08.2013 N 61/51-05/13.
Определением Арбитражного суда Иркутской области от 16.04.2015 в деле N А19-3994/2015 привлечено третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, — общество с ограниченной ответственностью "Перекресток". Определением Арбитражного суда Иркутской области от 13.05.2015 на основании статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по причине реорганизации третье лицо в деле заменено на процессуального правопреемника — общество с ограниченной ответственностью "Кайрос".
Требования истца, возникшие из договора подряда от 02.08.2013 N 61/51-05/13, выделены из дела N А19-3994/2015 в отдельное производство. Делу присвоен номер А19-7512/2015.
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 20.11.2015 в иске отказано.
С апелляционной жалобой на указанное решение суда обратился истец, просил судебный акт по делу отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.
Доводы жалобы сводятся к иной оценке доказательств в деле, чем дана судом первой инстанции при принятии обжалованного решения. По мнению заявителя, доказательствами в деле подтверждено выполнение заказанных ответчиком работ и потому возникновение на стороне последнего обязательства по оплате их результата.
Заявитель сослался на следующее. На основании проектной документации, согласованной отделом главного энергетика и центром энергообеспечения Ярактинского НГКМ ООО "Иркутская нефтяная компания", в соответствии с условиями договора подряда разработана рабочая документация и выполнено строительство ВЛ-6кВ от КП N 17 до КП N 20 Ярактинского НГКМ. Построенный объект не является объектом капитального строительства и для его возведения не требовалось разрешения на строительство. Подрядчик не получил в ЦЛАТИ заключения по проектной документации на объект работ, потому что ответчик не выдал подрядчику необходимой доверенности, кроме того получение такого заявления не является обязательным. Факт выполнения подрядчиком работ на объекте и приемка работ подтверждены новым доказательство — письменными пояснениями заместителя главного инженера ООО "Иркутская нефтяная компания" Кетнером В.И. и другими письменными доказательствами в деле. Подрядчик неоднократно с претензиями об оплате выполненных работ направлял ответчику акты о приемке выполненных работ и справки о стоимости выполненных работ и затрат, ответчик не выразил возражений относительно объема и качества выполненных подрядчиком работ. Подрядчик не получил в Ростехнадзоре временного разрешения на проведение пусконаладочных работ на объекте и в ЦЛАТИ заключения по проектной документации на объект работ, потому что ответчик не выдал подрядчику необходимой доверенности, кроме того получение названных разрешения и заключения не является обязательным по нормам действующего законодательства, так же как и не обязательно составление по результату завершения работ на объекте акта формы КС-11. Отсутствие подписанного сторонами акта формы КС-11 не влияет на обязанность ответчика оплатить выполненные работы. Объект выполненных подрядчиком работ фактически ответчиком принят и введен в эксплуатацию, так как используется для подключения и работы буровой установки. По факту использования ответчиком выполненных подрядчиком работ получено заключение, составленное в результате осмотра объекта. Суд неправильно принял в качестве доказательства не относящий к предмету спора договор, заключенный 28.07.2015 между ООО "Иркутская нефтяная компания" и ООО "Байкалэлектро".
Ответчик в отзыве на апелляционную жалобу изложил возражения на доводы заявителя, суть которых сводится к тому, что подрядчик принял на себя определенные обязательства по договору подряда, которые полностью им не исполнены; поскольку договор подряда не предусматривает выполнение и оплату работ поэтапно или частями, ответчик обязан оплатить результаты работы после завершения строительства и сдачи объекта в установленном договором порядке, у ответчика не возникло обязательства по оплате результата полностью не выполненных подрядчиком обязательств по договору.
В судебных заседаниях в устных и письменных пояснениях представитель истца поддержал правовую позицию, изложенную в апелляционной жалобе.
Представитель ответчика в судебных заседаниях изложил доводы в обоснование возражений на апелляционную жалобу, полагал оставить решение суда без изменения, жалобу — без удовлетворения.
Третье лицо надлежащим образом извещено о возбуждении судебного производства, однако, своего представителя не направило в судебное заседание апелляционной инстанции. При таком положении, в соответствии с частью 5 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка в суд апелляционной инстанции представителя третьего лица не препятствовала судебному разбирательству.
В связи с заменой в составе суда судей Скажутиной Е.Н. и Юдина С.И. с участием которых было начато разбирательство дела, на судей Бушуеву Е.М. и Макарцева А.В., рассмотрение дела в судебном заседании 18.08.2016 начато сначала на основании пункта 2 части 2 статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Законность и обоснованность обжалованного судебного акта проверены в апелляционном порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Оценив доказательства в деле в их совокупности, достаточности и взаимной связи, проверив доводы заявителя и возражения ответчика, суд апелляционной инстанции не нашел правовых оснований для удовлетворения жалобы.
Как следует из материалов дела и установил суд, отношения между сторон возникли из договора подряда от 02.08.2013 N 61/51-05/13, заключенного между ООО "Иркутская нефтяная компания" (заказчиком) и ООО "Перекресток" (подрядчиком) (далее — договор подряда), и договора уступки права (цессии) от 11.03.2015, заключенного между ООО "Перекресток" и ООО "СК Премьер" (далее — договор уступки права).
По условиям договора подряда подрядчик обязался в установленный по заданию заказчика построить "под ключ" и сдать в эксплуатацию ВЛ-6кВ от КП N 17 до КП N 20 Ярактинского нефтегазоконденсатного месторождения Иркутской области, протяженностью 3,8 км (далее — объект), а заказчик обязался принять результат работ и его оплатить (пункт 1.1).
При этом обязательства подрядчика включают:
— разработку проектной документации, ее согласование с заказчиком;
— сопровождение при прохождении экспертизы проектной документации в Центре лабораторного анализа технических измерений (ЦЛАТИ) — по доверенности, выданной заказчиком (пункт 2.4 договора);
— изготовление, поставка, монтаж материалов и оборудования на место выполнения работы;
— организация временных сетей для обеспечения нужд строительства;
— строительство объекта;
— получение в Ростехнадзоре временного разрешения на допуск в эксплуатацию электроустановок для проведения пусконаладочных работ;
— пусконаладочные работы и испытания, смонтированного оборудования и систем;
— поставка комплекта запасных инструментов и принадлежностей на год и специального инструмента для эксплуатации объекта (пункт 1.2 договора).
Виды, объемы и содержание работ, подлежащих выполнению, указаны в техническом задании, утвержденном обеими сторонами, изложенном в приложении N 1 к договору.
Цена работ по договору согласована в сумме 3 957 840 руб., рассчитанной из стоимости строительства 1 км ВЛ-6 кВ в размере 1 015 221,05 руб. с учетом НДС и стоимости проектных работ в размере 100 000 руб., включающей стоимость сопровождения экспертизы проектной документации в ЦЛАТИ, стоимость экспертизы проектной документации в ЦЛАТИ, и стоимость изготовления, доставки до места производства работ, монтаж оборудования, транспортные и иные накладные расходы, стоимость пусконаладочных работ, расходы на организацию временных сетей для обеспечения нужд строительства и получение в Ростехнадзоре временного разрешения на допуск в эксплуатацию электроустановок для проведения пусконаладочных работ, стоимость комплекта запасных инструментов и принадлежностей (ЗИП) на год и специального инструмента для эксплуатации объекта, стоимость возведения временных зданий и сооружений, в том числе для проживания собственного персонала подрядчика, мобилизация персонала и оборудования и стоимость иных работ, связанных с возведением и сдачей объекта в эксплуатацию заказчику, а также иные расходы, предусмотренные разграничительным перечнем обязанностей (приложение N 4 к договору).
Заказчик обязан уплатить за работы частями: аванс — в размере 20% от цены договора — 791 568 руб. (пункт 3.4.1 договора); окончательный расчет произвести в течение 15 банковских дней с момента подписания акта приемки законченного строительством объекта (форма КС-11) (пункт 3.4.2 договора).
В приложении N 2 к договору подряда стороны предусмотрели отдельные виды работ, подлежащие выполнению в общий срок исполнения с 02.08.2013 по 01.09.2013: 1 — проектирование объекта, согласование в ЦЛАТИ, стоимостью 100 000 руб.; 2 — строительство объекта, стоимостью 3 857 840 руб. (пункт 1.4 договора).
В соответствии с пунктом 9.7 договора подряда, работы по договору считаются завершенными, выполненными подрядчиком и принятыми заказчиком в полном объеме (за исключением гарантийных обязательств), а заказчик вправе начать эксплуатацию объекта, только после подписания сторонами акта приемки законченного строительством объекта (форма КС-11).
Согласно договору уступки права истец приобрел у подрядчика — ООО "Перекресток" в полном объеме права требования по обязательствам, вытекающим из договора подряда (пункты 1.1, 1.2).
В подтверждения факта выполнения работ по договору подряда истец представил в копиях: дефектные ведомости, содержащие подписи инженера-энергетика Русина А.А. и других работников ООО "Иркутская нефтяная компания" (т. 1, л.д. 64-65, 66); акт о приемке выполненных работ от 12.11.2013 N 1 за период с 01.11.2013 по 30.11.2013 на сумму 3 907 135,12 руб., содержащий указание на исправление части позиций, подписи работников и оттиски штампов ООО "Иркутская нефтяная компания"; со стороны подрядчика акт не подписан (т. 1, л.д. 67-74); акт сдачи-приемки работ от 06.10.2013 N 1 на разработку рабочей документации, от заказчика подписанный зам. главного энергетика ООО "Иркутская нефтяная компания" Кетнером В.И., по которому подрядчик передал ООО "Иркутская нефтяная компания" рабочую документацию в количестве 2-х экземпляров на бумажном носителе и 4-х экземпляров на электронном носителе (т. 1, л.д. 81); реестры исполнительной документации от 01.01.2013, содержащие подписи о приемке инженера-энергетика ЦЭО ООО "Иркутская нефтяная компания" Русина А.А. (т. 1, л.д. 82-83, 84-85); акты осмотра выполненных электромонтажных работ, подписанные мастером ЦЭО Рыхлянским, датированные 28.02.2013 (т. 1, л.д. 86,87); акты технической готовности электромонтажных работ, содержащие подписи инженера-энергетика ЦЭО ООО "Иркутская нефтяная компания" Русина А.А., датированные 01.10.2013 (т. 1, л.д. 88, 89); ведомости электромонтажных недоделок, не препятствующие комплексному опробованию, датированные 01.10.2013, подписанные инженером-энергетиком ЦЭО ООО "Иркутская нефтяная компания" Русиным А.А. (т. 1, л.д. 90, 91); акт рабочей комиссии о приемки ВЛ-6КВ после комплексного опробования от 10.10.2013 (т. 3, л.д. 2); акты освидетельствования скрытых работ от 01.10.213 N 1, от 03.10.2013 N 2, 3 (с учетом исправлений даты), подписанные инженером энергетиком ЦЭО ООО "Иркутская нефтяная компания" Русиным А.А. (т. 3, л.д. 4-9).
Доказывая направление ответчику акта о приемке выполненных работ, истец представил письмо ООО "Перекресток" от 20.05.2014 N 019, в приложении к которому перечислены: КС-2 "ВЛ-6кВ от КП N 17 до КП N 20 Ярактинского НГКМ" и КС-2 "Временная ВЛ-6кВ по КП N 20" (т. 1, л.д. 96), получение которого ответчик не оспаривал; претензию ООО "Перекресток" от 25.12.2014 N 188, в приложении к которой указаны: сметные расчеты по "ВЛ-6кВ от КП N 17 до КП N 20 Ярактинского НГКМ"; сметные расчеты по "Временная ВЛ-6кВ по КП N 20"; КС-2 N 1/1 "ВЛ-6кВ от КП N 17 до КП N 20 Ярактинского НГКМ"; КС-2 N 2/1 "Временная ВЛ-6кВ по КП N 20"; КС-3 "Строительство ВЛ-6кВ от КП N 17 до КП N 20 Ярактинского НГКМ" (т. 1, л.д. 97), получение данной претензии ответчик оспаривал.
06.02.2015 ООО "Иркутская нефтяная компания" выдало работнику ООО "Перекресток" доверенность на представление интересов при проведении экспертизы рабочей документации на объект.
Из справки ФБУ "ЦЛАТИ по СФО" от 30.09.2015 следует, что в период с 2013 года по 2015 год не поступала заявка на проверку и выдачу заключения на проектную документацию по объекту ВЛ 6-кВ от кустовой площадки N 17 до кустовой площадки N 20 Ярактинского нефтегазоконденсатного месторождения (НГКМ) Иркутской области (т. 3, л.д. 35).
ООО "Перекресток" не обратилось в Ростехнадзор за получением временного разрешения на допуск в эксплуатацию электроустановок для проведения пусконаладочных работ на объекте.
Акт приемки законченного строительством объекта (форма КС-11) не составлен.
По причине неисполнения подрядчиком всех обязательств по договору подряда ООО "Иркутская нефтяная компания" заключило с ООО "Байкалэнерго" договор от 28.07.2015, по которому последнее обязалось осмотреть ВЛ 6-кВ от кустовой площадки N 17 до кустовой площадки N 20 Ярактинского нефтегазоконденсатного месторождения Иркутской области, подготовить техническую документацию на объект и ее согласовать в ЦЛАТИ, организовать сдачу объекта в Ростехнадзоре (т. 3, л.д. 121-127). По сведениям составленной ООО "Байкалэнерго" дефектной ведомости объект имеет недостатки (т. 3, л.д. 130), что истец не опроверг в судебном процессе по делу.
Истец, как новый кредитор ответчика, ссылаясь на неисполнение ответчиком обязательства по оплате выполненных работ по договору подряда, обратился в арбитражный суд с иском.
Принимая решение, суд первой инстанции руководствовался положениями статьи 384, пунктов 3, 4 статьи 421, пункта 1 статьи 432, пункта 1 статьи 702, статьи 711, пункта 1 статьи 746, пункта 4 статьи 753, статьи 758, пункта 1 статьи 760 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд исходил из отсутствия оснований для удовлетворения исковых требований в связи с тем, что подрядчик полностью не исполнил своих обязательств перед ООО "Иркутская нефтяная компания", предусмотренных договором подряда, фактического объема и стоимости выполненных работ истец не доказал.
Суд апелляционной инстанции полагал решение суда правильным.
Оценив содержание договора ООО "Перекресток" и ООО "Иркутская нефтяная компания" в соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, апелляционный, суд апелляционной инстанции установил, что по правовой природе заключенный между ответчиком и третьим лицом договор квалифицируется как договор, содержащий элементы договора строительного подряда и договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ. Спорные отношения регулируются положениями главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно статье 740 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену (пункт 1). Договор строительного подряда заключается на строительство или реконструкцию предприятия, здания (в том числе жилого дома), сооружения или иного объекта, а также на выполнение монтажных, пусконаладочных и иных неразрывно связанных со строящимся объектом работ (пункт 2).
В соответствии с пунктом 1 статьи 759 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан передать подрядчику задание на проектирование, а также иные исходные данные, необходимые для составления технической документации. Подрядчик обязан соблюдать требования, содержащиеся в задании и других исходных данных для выполнения проектных и изыскательских работ, и вправе отступить от них только с согласия заказчика.
Пунктом 1 статьи 760 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик обязан выполнять работы в соответствии с заданием и иными исходными данными на проектирование и договором; согласовывать готовую техническую документацию с заказчиком, а при необходимости вместе с заказчиком — с компетентными государственными органами и органами местного самоуправления; передать заказчику готовую техническую документацию и результаты изыскательских работ.
Суд первой инстанции правильно указал, что истец не доказал полного исполнения подрядчиком обязательств по договору подряда.
Так, в акте сдачи-приемки работ от 06.10.2013 N 1 отражено, что подрядчик выполнил работы по проектированию рабочей документации на объект. Акт не содержит сведений об изготовлении и передаче подрядчиком ответчику проектной документации, заказанной по договору подряда (пункт 1.2), изготовление которой является обязательным при строительстве объектов электросетевого хозяйства в соответствии с пунктом 1.3.2 Правила технической эксплуатации электроустановок потребителей, утвержденных приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 13.01.2003 N 6. ООО "Иркутская нефтяная компания" не подтвердило получение от подрядчика заказанной проектной документации на объект.
В суд апелляционной инстанции истец представил разработанную ООО "Сибгипробум" рабочую документацию на объект. Однако ее содержание и содержание актов в деле, сопоставленных между собой, не позволило суду, не располагающему специальными познаниями, необходимыми для чтения технической документации, установить, что рабочая документация содержит проектную документацию, предстающую собой документацию, определяющую функционально-технологические, конструктивные и инженерно-технические решения для обеспечения строительства объекта и его частей (пункт 2 статьи 48 Градостроительного кодекса Российской Федерации). Совокупность доказательств в деле не свидетельствует о том, что работы на объекте выполнялись в соответствии с разработанной подрядчиком проектной документацией и тем самым соблюдены требования пункта 3 статьи 52 Градостроительного кодекса Российской Федерации.
В акте осмотра электроустановки от 05.05.2016 N 28/80/2016, составленном Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) Енисейского управления, указано на соответствие электроустановки требованиям проектной документации, разработанной не ОАО "Сибгипробум", предоставленной истцом, а на проектную документацию, разработанную ООО "Спектр", предоставленную ответчиком в материалы дела. На основании акта осмотра электроустановки от 05.05.2016 N 28/80/2016 Ростехнадзор выдала ООО "Иркутская нефтяная компания" разрешение на допуск в эксплуатацию энергоустановки от 05.05.2016 N 28/572016.
Несмотря на то, что закон не предусматривает обязательность получения заключения проектной документации в ЦЛАТИ и в Ростехнадзоре временного разрешения на допуск в эксплуатацию электроустановок для проведения пусконаладочных работ, обязанность подрядчика выполнить работы в соответствии с техническим заданием и получить в ЦЛАТИ заключение и в Ростехнадзоре временное разрешение предусмотрены условиями договора, технического задания. В отсутствие законодательного на то запрета условия договора подряда установлены по обоюдному согласию сторон и не противоречат положениям статей 421, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как в данном случае ООО "Перекресток" и ООО "Иркутская нефтяная компания" свободны в заключении договора на таких условиях.
В судебных заседаниях истец подтвердил, третье лицо — не оспорило, что подрядчик не обращался в ЦЛАТИ за получением заключения по проектной документации и в Ростехнадзор за получением временного разрешения на допуск в эксплуатацию электроустановок.
Ссылка истца на то, что ответчик не выдал подрядчику необходимую доверенность на обращение в ЦЛАТИ за получением заключения по проектной документации, не могла быть принята ввиду того, что в деле нет подтвержденных сведений об обращении подрядчика к ООО "Иркутская нефтяная компания" за получением такой доверенности. И даже, получив такую доверенность от 06.02.2015, подрядчик все равно не передал в ЦЛАТИ проектную документацию для получения на нее заключения.
Суд первой инстанции правомерно, в соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принял в качестве доказательства доводам ответчика в обоснование возражений на иск договор от 28.07.2015, заключенный между ООО "Иркутская нефтяная компания" и ООО "Байкалэлектро". Его содержание подтверждает поручение ответчиком ООО "Байкалэлектро" части невыполненной ООО "Перекресток" работ на объекте.. Это обстоятельство доказательствами в деле не опровергнуто.
Статья 708 Гражданского кодекса Российской Федерации допускает согласование между сторонами в договоре сроков завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).
Оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой, в сроки и в порядке, которые установлены законом или договором строительного подряда. При отсутствии соответствующих указаний в законе или договоре оплата работ производится в соответствии со статьей 711 Гражданского кодекса Российской Федерации (пункт 1 статьи 746 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с пунктом 1 статьи 711 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок, либо с согласия заказчика досрочно (пункт 1).
Ни в тексте договора подряда, ни в приложении N 2 к нему стороны договора фактически не определили этапов выполнения отдельных видов работ. Они только указали стоимость отдельных видов работ — проектирование объекта, согласование в ЦЛАТИ и строительство объекта, подлежали выполнению в один период времени — со 02.08.2013 по 01.09.2013.
В договоре подряда его стороны связали обязанность заказчика по окончательный оплате выполненных работ с подписанием акта приемки законченного строительством объекта (форма КС-11). Несмотря на то, что действующее законодательство не устанавливает обязательности оформления акта формы КС-11 при приемке законченного строительством объекта, по условиям договора подряда такой акт представляет собой свидетельство завершения работ, выполненных подрядчиком в полном объеме и принятых заказчиком (пункты 3.4.2, абзац 6 пункта 9.7 договора), для сторон такой акт является обязательным. В материалы дела истец не представил доказательств передачи подрядчиком ответчику акта формы КС-11.
Ссылка истца, что результаты выполненной подрядчиком работы приняты ООО "Иркутская нефтяная компания" в соответствии с правилами Положения о формировании приемо-сдаточной документации на объектах заказчика, являющемуся приложением к базовому договору от 02.11.2012 N БД12 не состоятельны ввиду следующего.
ООО "Перекресток" и ООО "Иркутская нефтяная компания" заключили базовый договор (общие условия) от 02.11.2012 N БД12, в соответствии с пунктом 1.1 которого подрядчик (ООО "Перекресток") обязался на основании договора подряда на свой риск собственными и привлеченными силами и средствами выполнять работы на объектах заказчика и сдавать их заказчику в порядке, предусмотренном базовым договором и договорами подряда к нему, а заказчик обязался принимать и оплачивать результат выполненных работ. В разделе 5 базового договора стороны предусмотрели, что приемка выполненных работ осуществляется с участием представителей подрядчика и заказчика с соблюдением Положения о формировании приемо-сдаточной документации на объектах заказчика (приложение N 6) и Инструкции по формированию форм первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ (приложение N 7). В разделе 12 базового договора стороны согласовали форму договора подряда и иных приложений к нему, которые подлежат заключению в отношении каждого из видов работ.
Договор подряда, из которого возникли спорные отношения, заключен по результатам тендера, оформленных решением заседания конкурсной (тендерной) комиссии ООО "Иркутская нефтяная компания" от 25.02.2013 N 058-13 (т. 1, л.д. 28-29), вне рамок базового договора. Его предметом являются отношения по выполнению работ, не связанные с предметом базового договора, его форма и содержание не соответствуют форме и содержанию договора подряда, заключающегося в рамках базового договора, изложенных в приложении к базовому договору. Договор подряда не содержит ссылок на базовый договор. Сама по себе запись руководителя подрядчика под текстом договора подряда об ознакомлении с Инструкцией по формированию форм первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ и Положением о формировании приемо-сдаточной документации на объектах заказчика, оцененная с содержанием условий договора подряда и базового договора не свидетельствует, что при завершении подрядчиком исполнения обязательства по выполнению работ на объекте не требуется оформление сторонами акта формы КС-11.
Следовательно, результаты заказанной подрядчику ответчиком работы должны быть переданы подрядчиком ответчику в порядке, установленном договором подряда, с подписанием сторонами акта формы КС-11. В отсутствие такого акта в данном случае тех доказательств о выполнении работ, которые представил истец в обоснование своих требований, не достаточно для того, чтобы требовать окончательного расчета за работы на условиях "под ключ", так как у ответчика не возникло обязательства по оплате за работы.
Довод ответчика о том, что заказчик пользуется результатом работы подрядчика, суд первой инстанции обосновано отклонил ввиду непредставления в дело разрешения Ростехнадзора на ввод объекта в эксплуатацию, поскольку отсутствие такого разрешения не позволяет правомерно эксплуатировать спорный объект. Данного обстоятельства не опровергают сведения, изложенные экспертом НО ЧУ НСЦЭИ "Альфа" в письменной справке от 26.10.2015, составленной по результатам осмотра объекта. В отсутствие у специалиста НО ЧУ НСЦЭИ "Альфа" подтвержденной информации об объеме заказанных ответчиком подрядчику работ и технической документации на объект, разрешения на ввод объекта в эксплуатацию (на них в справе специалист не сослался), визуального осмотра объекта не достаточно для вывода о выполнении работ по монтажу воздушной линии ВЛ-6кВ от КП N 17 до КП N 20 и временной воздушной линии 6 кА для нужд буровой установки на КП N 20 в полном объеме. Вывод специалиста не является обоснованным.
Письменная информация заместителя генерального директора по бурению и КРС, об окончании 03.09.2015 бурения последней скважины на КП N 20 (скважины N 503) не имеет данным об использовании ООО "Иркутская нефтяная компания" объекта работ по договору подряда (т. 3, л.д. 106).
Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию N 28/572016 выдано ООО "Иркутская нефтяная компания" 05.05.2016 на основании акта осмотра электроустановки от 05.05.2016 N 28/80/2016, составленного на основании иной проектной документации, чем та, на которую указал истец в подтверждение исполнения подрядчиком обязательств по договору подряда, что отражено в тексте акта.
Помимо того, апелляционный суд отметил, что в отсутствие в деле доказательств выполнения подрядчиком и передачи ответчику результатов работы на условиях "под ключ" и сведений о расторжении договора подряда (а третье лиц и ответчик в суде не заявили о расторжении договора подряда) использование объекта ООО "Иркутская нефтяная компания" не имело правового значения для разрешения спора, так как не порождает у ответчика обязательства по оплате фактически выполненных работ.
Письменные пояснения бывшего работника ООО "Иркутская нефтяная компания" Кетнера В.И. являются дополнительным доказательством, представленным апелляционному суду в нарушение части 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, без указания объективных причин невозможности его получить и предоставить при рассмотрении дела в суде первой инстанции. При таких обстоятельствах, учитывая разъяснения в пункте 26 постановления Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции", апелляционный суд не имел правовых оснований принять дополнительно представленный документ в качестве доказательства по делу, его содержание не могло быть учтено при рассмотрении дела. В данном случае в соответствии со статьей 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец несет риск наступления последствий несовершения им процессуальных действий по представлению доказательств в суд первой инстанции в обоснование исковых требований и в обоснование возражений на доводы ответчика, возражавшего на иск.
Стало быть, доводы жалобы не содержали фактов, влияющих на вынесенное судом решение по делу.
Суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для пересмотра выводов суда первой инстанции по фактическим обстоятельствам и иного применения норм материального права. Выводы арбитражного суда, на которых основано решение, сделаны в результате надлежащей оценки доказательств в деле с соблюдением требований, установленных статьями 65, 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Суд первой инстанции не допустил нарушения или неправильного применения норм процессуального права, в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации влекущих безусловную отмену судебного акта.
Следовательно, решение арбитражного суда законно и обоснованно, оснований для его отмены или изменения не имелось.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 3 000 руб. государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы оставлены на заявителе.
Руководствуясь статьей 268, пунктом 1 статьи 269, статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

решение Арбитражного суда Иркутской области от 20 ноября 2015 года по делу N А19-7512/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение двух месяцев с даты принятия через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья Л.В.КАПУСТИНА

Судьи Е.М.БУШУЕВА А.В.МАКАРЦЕВ