Требование: О привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.17 КоАП РФ

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2016 N 04АП-4124/2016 по делу N А19-7435/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 18 августа 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 22 августа 2016 года.
Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе
председательствующего судьи Ячменева Г.Г.,
судей Басаева Д.В., Ткаченко Э.В.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Савиной Л.В., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью "Ветер" на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Иркутской области от 29 июня 2016 года по делу N А19-7435/2016 по заявлению Отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации по Шелеховскому району (ОГРН 1073808028326, ИНН 3808171041; место нахождения: г. Иркутск, ул. Литвинова, д. 15) к Обществу с ограниченной ответственностью "Ветер" (ОГРН 1093850010572, ИНН 3812122167; место нахождения: г. Иркутск, ул. Ракитная, д. 14, 1) о привлечении к административной ответственности по части 3 статьи 14.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях
(суд первой инстанции: Луньков М.В.)
при участии в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле:
от ОМВД России по Шелеховскому району: не было (извещено);
от ООО "Ветер": Середкина Юлия Александровна, доверенность от 1 июня 2016 года,
и

установил:

Отдел Министерства внутренних дел Российской Федерации по Шелеховскому району (далее — орган внутренних дел, административный орган) обратился в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о привлечении Общества с ограниченной ответственностью "Ветер" (далее — ООО "Ветер", Общество) к административной ответственности по части 3 статьи 14.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП Российской Федерации).
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 29 июня 2016 года заявленное требование удовлетворено, ООО "Ветер" привлечено к административной ответственности по части 3 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации в виде штрафа в размере 200 000 рублей с конфискацией алкогольной продукции, изъятой согласно протоколу от 30 марта 2016 года. Суд первой инстанции пришел к выводу о доказанности наличия в действиях Общества состава вмененного ему административного правонарушения и соблюдении процессуальных требований при проведении проверки и производства по делу об административном правонарушении.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО "Ветер" обжаловало его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции, считает его незаконным и необоснованным.
В частности, Общество отмечает, что спорное помещение, расположенное по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24, не принадлежат ему, поскольку в силу пункта 3 статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды, подлежащий регистрации, считается заключенным с момента его государственной регистрации, если иное не установлено законом.
Заявитель апелляционной жалобы указывает, что имеющийся в материалах дела чек, представленный в фототаблице, Обществу не принадлежит, поскольку в нем отсутствуют наименование юридического лица или индивидуального предпринимателя, его ИНН, адрес, а также наименование проданной продукции. Кроме того, по мнению Общества, наличие чека противоречит показаниям покупателя Перевалова К.С., из которых следует, что продавец Никитюк Т.А. выдать кассовый чек отказалась.
В обоснование своей позиции ООО "Ветер" также приводит доводы о том, что Никитюк Т.А. на момент проведения проверки в Обществе не работала (изложенное подтверждается и самими административным органом в заявлении о привлечении к административной ответственности), а алкогольную продукцию 30 марта 2016 года продал Быба Д.В. как частное лицо.
ОМВД России по Шелеховскому району письменный отзыв на апелляционную жалобу не представил.
О месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы орган внутренних дел извещен надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 АПК Российской Федерации, что подтверждается, в том числе, почтовым уведомлением N 67200201321910, а также отчетом о публикации 26 июля 2016 года на официальном сайте Федеральных арбитражных судов Российской Федерации в сети "Интернет" (www.arbitr.ru) определения о принятии апелляционной жалобы к производству, однако явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил, что в соответствии с процессуальным законом не является препятствием для рассмотрения дела по существу.
Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 АПК Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя ООО "Ветер" Середкину Ю.А., изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, пришел к следующим выводам.
Как следует из материалов дела, ООО "Ветер" зарегистрировано в качестве юридического лица 21 мая 2009 года, ему присвоен основной государственный регистрационный номер 1093850010572, о чем выдано соответствующее свидетельство серии 38 N 003019946 (л.д. 36).
По договору аренды от 10 февраля 2016 года Обществу в аренду предоставлена часть нежилого помещения с номерами на поэтажном плане N 1 площадью 14,4 кв. м, N 13 площадью 11 кв. м, N 14 площадью 11,8 кв. м, N 28 площадью 11,8 кв. м, N 29 площадью 9,4 кв. м, назначение нежилое, общая площадь 262,2 кв. м, этаж: подвал N 1, используемые под магазин, находящийся по адресу: Иркутская область, г. Шелехов, ул. Квартал 4, д. 24а. Срок аренды — по 23 февраля 2022 года (л.д. 32-33).
С целью проверки фактов, изложенных в телефонном сообщении гражданина Перевалова К.С. (л.д. 19), сотрудником органа внутренних дел был проведен осмотр принадлежащего ООО "Ветер" на праве аренды помещения в магазине "Бакалея", в ходе которого выявлено нарушение требований статьи 18 Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" (далее — Закон N 171-ФЗ), выразившееся в розничной продаже алкогольной продукции без соответствующей лицензии, а именно:
— вино "Белый Танец", емкостью 0,7 л, цена 186 рублей за бутылку, в количестве 2 бутылок;
— вино "Царский графин", емкостью 1 л, цена 344 рублей за бутылку, в количестве 3 бутылок;
— вино "Долина грез", емкостью 0,7 л, цена 184 рублей за бутылку, в количестве 2 бутылок;
— вино "Умай", емкостью 0,75 л, цена 238 рублей за бутылку, в количестве 1 бутылки;
— вино "Сливовое", емкостью 0,75 л, цена 242 рублей за бутылку, в количестве 2 бутылок;
— вино "Костелло ди Рома", емкостью 0,75 л, цена 263 рублей за бутылку, в количестве 2 бутылок;
— вино "Каберне-Совиньон", емкостью 0,75 л, цена 355 рублей за бутылку, в количестве 2 бутылок;
— винный напиток "Пьяная ежевика", емкостью 0,75 л, цена 285 рублей за бутылку, в количестве 2 бутылок;
— вино "Штольце Катце", емкостью 0,75 л, цена 272 рублей за бутылку, в количестве 2 бутылок;
— настойка горькая Перцовая, емкостью 0,5 л, цена 337 рублей за бутылку, в количестве 10 бутылок;
— шампанское "Российское", емкостью 0,75 л, цена 195 рублей за бутылку, в количестве 11 бутылок;
— водка "Дрова", емкостью 0,5 л, цена 433 рублей за бутылку, в количестве 4 бутылок;
— водка "Доброе Застолье", емкостью 0,5 л, цена 195 рублей за бутылку, в количестве 9 бутылок;
— вино "Изабелла", емкостью 2 л, цена 362 рублей за бутылку, в количестве 2 бутылок.
Результаты осмотра зафиксированы в соответствующем протоколе от 30 марта 2016 года (л.д. 22 — 23).
По протоколу изъятия вещей и документов от 30 марта 2016 года произведено изъятие обнаруженной в помещении магазина "Бакалея" по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24, алкогольной продукции (л.д. 24 — 26).
Выявленные в ходе осмотра нарушения послужили поводом для возбуждения в отношении Общества дела об административном правонарушении и проведения административного расследования, о чем 1 апреля 2016 года должностным лицом органа внутренних дел вынесено соответствующее определение N 16 (л.д. 16).
По итогам административного расследования 30 апреля 2016 года в отношении ООО "Ветер" составлен протокол АД N 451624 об административном правонарушении (л.д. 13 — 15).
На основании части 3 статьи 23.1 и части 1 статьи 28.8 КоАП Российской Федерации, статьи 202 АПК Российской Федерации ОМВД России по Шелеховскому району обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о привлечении ООО "Ветер" к административной ответственности по части 3 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации.
Суд первой инстанции, установив факт розничной продажи Обществом алкогольной продукции в магазине "Бакалея", расположенном по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24, не исследовал вопрос о правильности квалификации административным органом противоправных действий Общества именно по части 3 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации, что привело к принятию ошибочного судебного акта.
Суд апелляционной инстанции, выполняя требования части 6 статьи 206 АПК Российской Федерации, при рассмотрении вопроса о квалификации противоправных действий Общества приходит к следующим выводам.
Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2003 года N 17-П, от 23 мая 2013 года N 11-П и от 30 марта 2016 года N 9-П, государственное регулирование в области производства и оборота такой специфической продукции, относящейся к объектам, ограниченно оборотоспособным, как этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция, обусловлено необходимостью защиты как жизни и здоровья граждан, так и экономических интересов Российской Федерации, обеспечения нужд потребителей в соответствующей продукции, повышения ее качества и проведения контроля за соблюдением законодательства, норм и правил в регулируемой области.
Аналогичные цели государственного регулирования производства и оборота алкогольной продукции закреплены в пункте 1 статьи 1 Закона N 171-ФЗ.
Учитывая это, действующее законодательство предъявляет повышенные требования к обороту алкогольной продукции, включая ряд ограничений и запретов.
Такими ограничениями являются, в частности, установленный пунктом 1 статьи 26 Закона N 171-ФЗ запрет на оборот алкогольной продукции без соответствующих лицензий либо с нарушением лицензионных требований (условий).
При этом под оборотом алкогольной продукции понимается закупка (в том числе импорт), поставки (в том числе экспорт), хранение, перевозки и розничная продажа такой продукции (пункт 16 статьи 2 Закона N 171-ФЗ).
На основании пункта 2 статьи 18 Закона N 171-ФЗ такой вид деятельности, как розничная продажа алкогольной продукции, подлежит лицензированию.
В силу пункта 3 статьи 26 Закона N 171-ФЗ юридические лица, нарушающие требования данного Закона, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Одной из мер государственного принуждения за нарушение требований Закона N 171-ФЗ является административная ответственность.
В пункте 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июля 2014 года N 47 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" указано, что при рассмотрении дел, связанных с привлечением к административной ответственности за осуществление розничной продажи алкогольной продукции без лицензии, судам необходимо исходить из того, что соответствующие деяния охватываются нормой части 3 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации.
Частью 3 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации установлена административная ответственность за производство или оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции без соответствующей лицензии.
Таким образом, объективной стороной данного правонарушения является осуществление деятельности по производству или обороту (в том числе розничной продаже) алкогольной продукции без соответствующей лицензии.
В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" разъяснено, что право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок.
В силу статьи 26.1 КоАП Российской Федерации к обстоятельствам, подлежащим выяснению по делу об административном правонарушении, относятся, в том числе, наличие (отсутствие) события и состава административного правонарушения.
Такие обстоятельства устанавливаются на основании доказательств.
Согласно части 1 статьи 26.2 КоАП Российской Федерации доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.
Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП Российской Федерации, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2 статьи 26.2 КоАП Российской Федерации).
Как отмечалось выше, сотрудником органа внутренних дел был проведен осмотр принадлежащего Обществу помещения по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24, в ходе которого была выявлена розничная продажа алкогольной продукции.
При этом довод заявителя апелляционной жалобы о том, что кассовый чек Обществу не принадлежит, в рассматриваемом случае правового значения не имеет, поскольку факт розничной продажи алкогольной продукции подтверждается иными, помимо кассового чека, доказательствами, как-то: рапортами инспектора ГИАЗ ОМВД России по Шелеховскому району (л.д. 20 — 21), протоколом осмотра от 30 марта 2016 года (л.д. 22 — 23), протоколом изъятия вещей и документов от 30 марта 2016 года (л.д. 24 — 26), протоколом АД N 451624 об административном правонарушении от 30 апреля 2016 года (л.д. 13 — 15), письменными объяснениями генерального директора ООО "Ветер" Быбы Д.В. от 30 апреля 2016 года (л.д. 27 — 28), продавца Никитюк Т.А. от 1 апреля 2016 года (л.д. 31), покупателя Перевалова К.С. от 31 марта 2016 года (л.д. 30) и имеющимися в материалах дела фотоматериалами (л.д. 54 — 58).
Согласно протоколу осмотра от 30 марта 2016 года непосредственным объектом осмотра являлся магазин "Бакалея", расположенный в подвальном помещении по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24. При входе в подвальное помещение размещены несколько торговых отделов, а именно шесть отделов с продовольственными товарами. Проходя мимо указанных отделов, по правой стороне расположен магазин "Бакалея". При входе в отдел с правой стороны расположена стойка для разливного пива. Позади указанной стойки размещены пять металлических полок с различной вино-водочной продукцией, также к ней прикреплена деревянная полка с вино-водочной продукцией.
Фотоматериалами также подтверждено выставление алкогольной продукции на витринных стеллажах с указанием цены. На ценниках имеется печать ООО "Ветер" (л.д. 54 — 58).
В пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" разъяснено, что выставление в местах продажи (например, на прилавках, в витринах) товаров, продажа которых является незаконной, образует состав административного правонарушения при условии отсутствия явного обозначения, что эти товары не предназначены для продажи (пункт 2 статьи 494 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В рассматриваемом случае нахождение спорной алкогольной продукции на стеллажах с указанием цены, по мнению суда апелляционной инстанции, явно свидетельствуют об осуществлении Обществом розничной продажи такой продукции.
Из письменных объяснений покупателя Перевалова К.С. от 31 марта 2016 года следует, что 30 марта 2016 года около 15 часов он решил купить вино в магазине "Бакалея", расположенном по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24. Продавец продала ему одну бутылку вина "Белый танец", емкостью 0,7 л, стоимостью 186 рублей (л.д. 30).
Аналогичные пояснения даны 1 апреля 2016 года продавцом магазина "Бакалея" Никитюк Т.А. (л.д. 31).
Довод ООО "Ветер" со ссылкой на пункт 3 статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что спорное помещение, расположенное по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24, не принадлежат ему на праве аренды или каком-либо ином праве, суд апелляционной инстанции также считает необоснованным.
Действительно, пунктом 3 статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.
Пунктом 2 статьи 609 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом.
На основании пункта 2 статьи 651 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.
По договору аренды от 10 февраля 2016 года Обществу во временное владение и пользование предоставлена часть нежилого помещения с номерами на поэтажном плане N 1 площадью 14,4 кв. м, N 13 площадью 11 кв. м, N 14 площадью 11,8 кв. м, N 28 площадью 11,8 кв. м, N 29 площадью 9,4 кв. м, назначение нежилое, общая площадь 262,2 кв. м, этаж: подвал N 1, используемые под магазин, находящийся по адресу: Иркутская область, г. Шелехов, ул. Квартал 4, д. 24А (л.д. 32-33).
Согласно пункту 1.3 названного договора помещения будут использоваться в следующих целях: торговая деятельность, розничная торговля алкоголем и иными сопутствующими товарами по усмотрению арендатора.
Срок аренды помещений — с 24 февраля 2016 года по 23 февраля 2022 года (пункт 1.5 Договора).
12 апреля 2016 года договор аренды от 10 февраля 2016 года прошел государственную регистрацию за номером 38-38/016-38/016/006/2016-2645/1 (л.д. 34).
Следовательно, исходя из приведенных положений Гражданского кодекса Российской Федерации, именно с 12 апреля 2016 года рассматриваемый договор аренды считается заключенным.
Вместе с тем согласно правовой позиции, выраженной в пункте 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2011 года N 73 "Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды" само по себе отсутствие государственной регистрации договора аренды недвижимого имущества не влияет на права и обязанности сторон такого договора (арендатора и арендодателя) в случае согласования ими всех существенных условий такого договора.
Следовательно, отсутствие государственной регистрации договора аренды нежилого помещения, заключенного на срок более одного года, в котором были согласованы все существенные его условия, не являлось препятствием для фактического использования Обществом такого помещения при осуществлении соответствующей деятельности и, тем более, не опровергает розничной продажи алкогольной продукции.
Осуществление Обществом предпринимательской деятельности именно в магазине "Бакалея" по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24, подтверждается не только составленными органом внутренних дел процессуальными документами, но и письменными объяснениями генерального директора Общества Быбы Д.В., продавца Никитюк Т.А. и покупателя Перевалова К.С.
При этом в объяснениях от 30 апреля 2016 года генеральный директор ООО "Ветер" Быба Д.В. (л.д. 27 — 28) указывает, что по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24, между Обществом и Ефановой Е.А. заключен договор аренды от 10 февраля 2016 года, в котором осуществляется деятельность Общества, магазин "Бакалея". Деятельность магазина "Бакалея" Обществом осуществляется с 10 февраля 2016 года. О запрете реализовывать алкогольную продукцию без лицензии на право продажи алкоголя генеральному директору было известно, однако, решив заработать, он допускал осуществление реализации алкогольной продукции без специального разрешения.
Из изложенного следует, что алкогольная продукция была обнаружена именно в помещении, предоставленном Обществу в аренду и фактическим используемом им для осуществления предпринимательской деятельности.
Таким образом, материалами дела достоверно подтверждается, что 30 марта 2016 года ООО "Ветер" осуществлялась розничная продажа алкогольной продукции.
Относительно довода Общества о том, что продавец Никитюк Т.А. не является его работником, а реализацию осуществлял непосредственно Быба Д.В. как физическое лицо, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.
Об имеющихся между Обществом и Никитюк Т.А. трудовых отношениях указано в объяснениях продавца Никитюк Т.А. от 1 апреля 2016 года (л.д. 31) и генерального директора Быбы Д.В. от 30 апреля 2016 года (л.д. 27 — 28).
Кроме того, согласно объяснениям генерального директора Быбы Д.В. от 30 апреля 2016 года (л.д. 27 — 28) 30 марта 2016 года в дневное время примерно около 16 часов на рабочий телефон ему позвонила продавец Никитюк Т.А. и сообщила о том, что в магазине "Бакалея" отдел вино-водочный она продала алкогольную продукцию, в связи с чем по данному факту приехали сотрудники полиции.
То есть из объяснений генерального директора Общества, данных сотруднику полиции и подписанных лично Быбой Д.В., не следует, что алкогольная продукция была реализована непосредственно Быбой Д.В.
Ставить под сомнение такие доказательства, составленных при участии законного представителя ООО "Ветер" и его работника, о фальсификации которых Обществом не заявлено, у суда апелляционной инстанции оснований нет.
Ссылки Общества на якобы представленные в ходе административного расследования справки работников ООО "Ветер" и отсутствие в них Никитюк Т.А., судом апелляционной инстанции во внимание не принимаются, поскольку в соответствии со статьей 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения между работником и работодателем могут возникать на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.
Следовательно, отсутствие трудового договора само по себе не означает отсутствие трудовых отношений между Обществом и Никитюк Т.А.
Кроме того, даже если и признать анализируемый довод обоснованным, то в рассматриваемом случае он правового значения не имеет.
Так, из имеющихся в материалах дела доказательств следует, что фактически розничной продажей алкогольной продукции в магазине "Бакалея", в котором ООО "Ветер" осуществляет свою деятельность, от его имени занимается Никитюк Т.А. В частности, именно она на момент проведения осмотра (30 марта 2016 года) осуществляла розничную продажу алкогольной продукции.
Пунктом 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.).
С учетом приведенных норм материального права и имеющихся в материалах дела доказательств суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что именно Никитюк Т.А. как продавец магазина "Бакалея", помещение которого принадлежит ООО "Ветер" на праве аренды, была фактически допущена последним к розничной продаже алкогольной продукции в названном помещении и в отношениях с третьими лицами (покупателями алкогольной продукции) являлась представителем Общества, то есть в любом случае действовала от его имени.
В свою очередь, согласно пункту 2 статьи 1 Закона N 171-ФЗ настоящий Федеральный закон регулирует отношения, связанные с производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, и отношения, связанные с потреблением (распитием) алкогольной продукции.
Таким образом, и на работников организаций, осуществляющих деятельность в области розничной продажи алкогольной продукции, в полной мере распространяются требования Закона N 171-ФЗ.
То есть если даже и признать рассматриваемый довод заявителя апелляционной жалобы обоснованным, то одновременно следует признать и то, что Обществом Никитюк Т.А. была предоставлена возможность свободно хранить алкогольную продукцию в помещении магазина и свободно ее реализовывать.
Иными словами, кому принадлежит алкогольная продукция, — Обществу или его работнику (представителю), не имеет правового значения, так как ответственность за соблюдение законодательства, в том числе при осуществлении розничной продажи алкогольной продукции в принадлежащем ему по договору аренды помещении в любом случае несет непосредственно ООО "Ветер".
Изложенное согласуется со сложившейся судебно-арбитражной практикой (например, определения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2012 года N ВАС-14589/12 и от 28 марта 2013 года N ВАС-4105/13).
Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 13 июля 2015 года N 304-АД15-7137, организация обязана обеспечить должный контроль как за выполнением требований законодательства в сфере розничной продажи алкогольной продукции, так и за выполнением таких требований своими работниками (представителями).
Исходя из имеющихся в материалах дела доказательств, суд апелляционной инстанции убежден, что спорная алкогольная продукция принадлежит именно Обществу, а приведенный в апелляционной жалобе довод о том, что данная алкогольная продавалась Быбой Д.В. как физическим лицом по собственной инициативе, расценивает не иначе, как избранный ООО "Ветер" (и часто используемый иными правонарушителями в аналогичных ситуациях) способ защиты в целях избежания привлечения к административной ответственности.
Верно установив факт розничной продажи ООО "Ветер" алкогольной продукции в магазине "Бакалея", расположенном по адресу: г. Шелехов, 4 квартал, д. 24, суд первой инстанции не учел следующее.
Ранее уже отмечалось, что для квалификации действий Общества по части 3 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации, необходимо доказать отсутствие у него соответствующей лицензии.
Из имеющегося в материалах дела письма Службы потребительского рынка и лицензирования Иркутской области (далее — Служба) от 18 мая 2016 года N 83-37-2511/6 следует, что ООО "Ветер" (ИНН 3812122167) имеет лицензию N 38РПА0003323 от 5 мая 2016 года на розничную продажу алкогольной продукции, в бланке которой отсутствует место нахождения обособленного подразделения лицензиата с адресом: Иркутская область, г. Шелехов, 4 квартал, д. 24, магазин "Бакалея", осуществляющего лицензируемый вид деятельности (л.д. 67).
Однако в объяснениях от 1 апреля 2016 года продавец Никитюк Т.А. указала, что запрошенную органом внутренних дел документацию продавец представить не может, в торговом объекте она отсутствует, так как представитель ООО "Ветер" сказал, что вся документация находится на переоформлении (л.д. 31).
Согласно объяснениям генерального директора Общества Быбы Д.В. от 30 апреля 2016 года договором аренды от 10 февраля 2016 года занимается Ефремов С.Г., с его слов, документы находятся для регистрации для внесения в лицензию данного торгового объекта (л.д. 27-28).
Из изложенного следует, что на момент проведения осмотра (30 марта 2016 года) и составления протокола об административном правонарушении лицензия на розничную продажу алкогольной продукции (на иные обособленные подразделения) у Общества, возможно, имелась, в связи с чем на основании части 6 статьи 206 АПК Российской Федерации суд первой инстанции должен был включить данное обстоятельство (наличие лицензии на иные торговые объекты) в предмет доказывания.
С целью проверки наличия по состоянию на 30 марта 2016 года у ООО "Ветер" лицензии на розничную продажу алкогольной продукции судом апелляционной инстанции в Службу направлен соответствующий судебный запрос.
В письме от 17 августа 2016 года N 83-37-4982/6 Служба указала, что ООО "Ветер" имело лицензию N 38РПА0001606 на розничную продажу алкогольной продукции от 9 апреля 2009 года; срок действия данной лицензии истек 13 октября 2014 года; впоследствии Обществу была выдана лицензия N 38РПА0003323 на осуществление розничной продажи алкогольной продукции, сроком действия до 16 декабря 2019 года, которая неоднократно переоформлялась.
В частности, лицензия N 38РПА0003323 была переоформлена Обществу 4 и 31 марта 2016 года.
Следовательно, на момент проведения осмотра 30 марта 2016 года у Общества имелась лицензия N 38РПА0003323 от 4 марта 2016 года на розничную продажу алкогольной продукции.
Изложенное также подтверждено суду апелляционной инстанции представителем Общества Середкиной Ю.А. в судебном заседании 18 августа 2016 года (аудиозапись судебного заседания от 18 августа 2016 года), в связи с чем действия ООО "Ветер" не могут быть квалифицированы по части 3 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации.
Судом апелляционной инстанции установлено, что обособленное подразделение, расположенное по адресу: Иркутская область, г. Шелехов, квартал 4, дом 24а, магазин, было включено ранее в лицензию Общества N 38РПА0001606 до окончания срока ее действия (то есть до 13 октября 2014 года).
Однако в лицензии N 38РПА0003323 от 4 марта 2016 года магазин "Бакалея", расположенный по адресу: Иркутская область, г. Шелехов, квартал 4, дом 24, в перечне обособленных подразделений указан не был.
Как пояснила Служба, лицензия на право розничной продажи алкогольной продукции с указанием места обособленного подразделения ООО "Ветер", расположенного по адресу: Иркутская область, г. Шелехов, квартал 4, дом 24а, магазин, выдана Службой на основании распоряжения от 8 июня 2016 года N 1029-ср по заявлению Общества от 27 мая 2016 года N 332.
То есть ООО "Ветер", имея на момент проведения осмотра (30 марта 2016 года) лицензию на розничную продажу алкогольной продукции N 38РПА0003323 от 4 марта 2016 года, вправе было осуществлять такую деятельность в магазине "Бакалея" (г. Шелехов, квартал 4, дом 24а) только с 8 июня 2016 года.
Действующее законодательство предъявляет повышенные требования к обороту алкогольной продукции, включая ряд ограничений и запретов, одним из которых является лицензирование, в том числе и такого вида деятельности, как розничная продажа алкогольной продукции (пункт 2 статьи 18 Закона N 171-ФЗ).
В частности, при осуществлении розничной продажи алкогольной продукции лицензиат обязан соблюдать предусмотренные действующим законодательством лицензионные требования и условия.
Под такими требованиями и условиями понимается совокупность установленных нормативными правовыми актами о лицензировании конкретных видов деятельности требований и условий, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.
Лицензионные требования включают в себя требования к созданию юридических лиц и деятельности юридических лиц в соответствующих сферах деятельности, установленные федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на обеспечение достижения целей лицензирования.
К лицензионным требованиям с учетом особенностей осуществления лицензируемого вида деятельности могут быть отнесены требования о наличии у соискателя лицензии и у лицензиата помещений, зданий, сооружений и иных объектов по месту осуществления лицензируемого вида деятельности, технических средств и оборудования, принадлежащих им на праве собственности или ином законном основании, и необходимых для осуществления соответствующего вида деятельности.
Несоблюдение лицензионных требований условий является основанием для применения мер государственного принуждения, в том числе в виде административной ответственности, приостановления действия или аннулирования лицензии.
Из подпункта 1 пункта 9 статьи 19 и пункта 4 статьи 23.2 Закона N 171-ФЗ следует, что применительно к деятельности, связанной с производством и оборотом алкогольной продукции, лицензионными признаются требования, установленные в статьях 2, 8, 9, 10.1, 11, 14.1, 16, 19, 20, 25 и 26 данного Закона.
В данном случае судом апелляционной инстанции в действиях Общества усматривается нарушение требований пункта 20 статьи 19 Закона N 171-ФЗ.
Согласно данной норме действие лицензии на производство и оборот алкогольной продукции, выданной организации, распространяется на деятельность ее обособленных подразделений только при условии указания в лицензии мест их нахождения.
Согласно пункту 19 той же статьи в лицензии, среди прочих сведений, указываются наименование лицензирующего органа, полное и (или) сокращенное наименования и организационно-правовая форма лицензиата, место его нахождения, адрес его электронной почты, по которому лицензирующий орган осуществляет переписку, направление решений, извещений, уведомлений с использованием электронной подписи, места нахождения его обособленных подразделений (независимо от того, отражено или не отражено их создание в учредительных и иных организационно-распорядительных документах лицензиата, и от полномочий, которыми наделяются указанные подразделения), осуществляющих лицензируемые виды деятельности, иные места осуществления лицензируемых видов деятельности, лицензируемый вид деятельности, срок действия лицензии, ее номер и дата ее выдачи.
В соответствии с приказом Росалкогольрегулирования от 12.11.2015 N 359 "О форме лицензии на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" срок действия лицензии указывается на лицевой стороне лицензии, а места нахождения обособленных подразделений организации, осуществляющих лицензируемые виды деятельности, — на оборотной стороне лицензии.
В пункте 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июля 2014 года N 47 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" (далее — Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 47) разъяснено, что осуществление организацией деятельности по производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на базе обособленного подразделения, не указанного в лицензии, следует квалифицировать как нарушение условий, предусмотренных специальным разрешением — лицензией (нарушение лицензионных требований).
Нарушения, связанные с деятельностью хотя бы одного обособленного подразделения организации, в том числе неуказание в лицензии места нахождения конкретного подразделения, влекут предусмотренные Законом N 171-ФЗ или КоАП Российской Федерации последствия для организации в целом (пункт 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 47).
Таким образом, приведенные выше нормы Закона N 171-ФЗ (с учетом их толкования в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 47) подразумевают, что организации вправе осуществлять лицензируемые виды деятельности (включая розничную продажу и хранение алкогольной продукции) в местах нахождения их обособленных подразделений только при условии указания таких обособленных подразделений в лицензии; розничная продажа или хранение алкогольной продукции на объекте, который при получении лицензии не заявлялся в качестве обособленного подразделения, будет являться нарушением лицензионных требований.
За подобное нарушение, равно как и за иные нарушения лицензионных требований, установлена самостоятельная административная ответственность.
Так, частью 1 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации предусмотрена административная ответственность за производство или оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции с нарушением лицензионных требований, предусмотренных законодательством о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции.
Учитывая, что на момент проведения осмотра 30 марта 2015 года у Общества имелась лицензия N 38РПА0003323 от 4 марта 2016 года на осуществление розничной продажи алкогольной продукции, однако магазин "Бакалея", расположенный по адресу: Иркутская область, г. Шелехов, квартал 4, дом 24, в перечне обособленных подразделений в такой лицензии указан не был, а также принимая во внимание доказанность факта розничной продажи алкогольной продукции, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что противоправные действия ООО "Ветер" необходимо квалифицировать по части 1 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации, а не по части 3 этой же статьи, как ошибочно посчитал орган внутренних дел и с чем согласился суд первой инстанции.
Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП Российской Федерации юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых этим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
В пункте 16.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" разъяснено, что понятие вины юридических лиц раскрывается в части 2 статьи 2.1 КоАП Российской Федерации. При этом в отличие от физических лиц в отношении юридических лиц КоАП Российской Федерации формы вины не выделяет.
Следовательно, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП Российской Федерации, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат.
Имея в виду, что пунктом 20 статьи 19 Закона N 171-ФЗ установлены обязательные лицензионные требования, ООО "Ветер" как лицо, осуществляющее с 2009 года на профессиональной основе розничную продажу алкогольной продукции, было обязано принять все необходимые и зависящие от него меры к недопущению нарушения таких требований.
Однако в рассматриваемом случае подобных мер Обществом принято не было.
Каких-либо нарушений со стороны административного органа требований статей 25.1, 25.4, 25.15, 28.2 и 28.3 КоАП Российской Федерации судом апелляционной инстанции не установлено, реализация предусмотренных законом прав Обществу была обеспечена в полной мере. В частности, протокол об административном правонарушении составлен уполномоченным должностным лицом органа внутренних дел в присутствии законного представителя Общества (генерального директора Быбы Д.В.), которому была предоставлена возможность дать письменные объяснения (л.д. 27 — 28).
В пункте 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" разъяснено, что в случае, если заявление административного органа о привлечении к административной ответственности или протокол об административном правонарушении содержат неправильную квалификацию совершенного правонарушения, суд вправе принять решение о привлечении к административной ответственности в соответствии с надлежащей квалификацией. При этом указанное в протоколе событие правонарушения и представленные доказательства должны быть достаточными для определения иной квалификации противоправного деяния.
Вместе с тем, если в результате переквалификации составление протокола о совершенном правонарушении не отнесено к полномочиям обратившегося с заявлением органа, суд не вправе принять решение о привлечении к административной ответственности.
Если в соответствии с надлежащей квалификацией рассмотрение дела о привлечении к административной ответственности согласно части 3 статьи 23.1 КоАП РФ не отнесено к подведомственности арбитражного суда, суд, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 150 АПК Российской Федерации, выносит определение о прекращении производства в арбитражном суде и о возвращении протокола об административном правонарушении и прилагаемых к нему документов административному органу.
Учитывая, что в соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 28.3 и частью 3 статьи 23.1 КоАП Российской Федерации должностные лица органа внутренних дел обладают полномочиями на составление протокола о совершенном правонарушении по части 1 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации, а к компетенции арбитражных судов отнесено рассмотрение дел о таком административном правонарушении, решение суда первой инстанции подлежит отмене с принятием нового судебного акта о привлечении ООО "Ветер" к административной ответственности по части 1 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации (установленный частью 1 статьи 4.5 этого же Кодекса годичный срок давности привлечения к административной ответственности, исчисляемый с 30 марта 2016 года, на момент вынесения настоящего постановления не истек).
Санкция части 1 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации предусматривает для юридических лиц наказание в виде административного штрафа в размере от 100 000 до 150 000 рублей с конфискацией алкогольной продукции либо без таковой.
Следовательно, привлечение ООО "Ветер" к административной ответственности по части 1 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации не усиливает административное наказание (по сравнению с санкцией части 3 той же статьи) и иным образом не ухудшает положение Общества.
Исходя из положений статьи 4.1 КоАП Российской Федерации и отсутствия в материалах дела каких-либо доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств, отягчающих административную ответственность, суд апелляционной инстанции считает возможным назначить Обществу административное наказание в виде штрафа в минимальном размере, установленном санкцией части 1 статьи 14.17 КоАП Российской Федерации (100 000 рублей) с применением дополнительного наказания в виде конфискации изъятой алкогольной продукции.
Применяя дополнительное наказание в виде конфискации, суд апелляционной инстанции исходит из того, что в пункте 23.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", разъяснено, что в соответствии со статьями 3.2 и 3.7 КоАП Российской Федерации конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения является видом административного наказания и может быть применена судьей при принятии решения о привлечении лица к административной ответственности и назначении административного наказания только в случае, если этот вид административного наказания предусмотрен санкцией соответствующей статьи (частью статьи) Особенной части КоАП Российской Федерации.
По сути, аналогичные разъяснения содержатся в пунктах 15.1 и 15.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях".
Пунктом 2 статьи 16 и пунктом 1 статьи 26 Закона N 171-ФЗ установлен императивный запрет на розничную продажу алкогольной продукции без сертификатов соответствия или деклараций о соответствии.
При этом в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 25 Закона N 171-ФЗ в целях пресечения незаконных производства и (или) оборота алкогольной продукции изъятию из незаконного оборота на основании решений уполномоченных в соответствии с законодательством Российской Федерации органов и должностных лиц подлежат алкогольная продукция, в случае если их оборот осуществляется без соответствия государственным стандартам и техническим условиям; без документов, подтверждающих легальность производства и (или) оборота такой продукции.
Судом апелляционной инстанции установлено, что на спорную алкогольную продукцию Обществом не представлены товаротранспортные документы, сертификаты соответствия. Более того, в письменном объяснении от 30 апреля 2016 года генеральный директор ООО "Ветер" Быба Д.В. пояснил, что документы, подтверждающие качество алкогольной продукции (сертификаты соответствия), отсутствуют (л.д. 27 — 28).
Поскольку в материалах дела отсутствуют допустимые и достоверные доказательства, подтверждающие, что собственником спорной алкогольной продукции является иное лицо, а не ООО "Ветер", то у суда апелляционной инстанции, с учетом приведенных выше императивных требований пункта 2 статьи 16, пункта 1 статьи 25 и пункта 1 статьи 26 Закона N 171-ФЗ, не имеется законных оснований для неприменения к Обществу дополнительного наказания в виде конфискации изъятой алкогольной продукции.
Таким образом, изъятая на основании протокола изъятия вещей и документов от 30 марта 2016 года алкогольная продукция (л.д. 24 — 26) подлежит конфискации с направлением на уничтожение в порядке, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.09.2015 N 1027 "О реализации мер по пресечению незаконных производства и (или) оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции".
Оснований для назначения административного наказания ниже низшего предела (части 3.2 и 3.3 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации) либо для признания совершенного Обществом правонарушения малозначительным (статья 2.9 КоАП Российской Федерации) суд апелляционной инстанции не находит.
В частности, исходя из смысла части 3.2 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации, определяющее значение для решения вопроса о возможности назначения административного наказания ниже низшего предела является наличие исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями.
В рассматриваемом случае суд апелляционной инстанции не усматривает каких-либо исключительных обстоятельств, послуживших причиной совершения Обществом крайне грубого и дерзкого административного правонарушения, выразившегося в осуществлении розничной продажи алкогольной продукции в обособленном подразделении, не указанном в соответствующей лицензии.
Не находит суд апелляционной инстанции и оснований для применения имеющих обратную силу положений статьи 4.1.1 КоАП Российской Федерации, поскольку вмененное Обществу правонарушение было выявлено не в ходе осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля, а в рамках проводимых органом внутренних дел оперативных мероприятий.
Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 3.4 КоАП Российской Федерации административное наказание в виде предупреждения может быть применено только при отсутствии причинения вреда или возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей.
Ранее уже отмечалось, что на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 25 Закона N 171-ФЗ в целях пресечения незаконного оборота алкогольной продукции изъятию из незаконного оборота на основании решений уполномоченных в соответствии с законодательством Российской Федерации органов и должностных лиц подлежит алкогольная продукция в случае, если ее оборот осуществляется без соответствия государственным стандартам и техническим условиям.
То есть Законом N 171-ФЗ предусмотрена следующая юридическая презумпция: алкогольная продукция, реализуемая без соответствия государственным стандартам и техническим условиям, в силу одного лишь этого обстоятельства является находящейся в незаконной обороте и потому представляющей опасность для потребителей.
В этой связи, по убеждению суда апелляционной инстанции, непредставление Обществом документов, подтверждающих соответствие реализуемой в магазине "Бакалея" государственным стандартам и техническим условиям (сертификатов соответствия или деклараций о соответствии), содержит угрозу причинения вреда жизни и здоровью людей.
В пункте 15.3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" указано, что в случае если по истечении тридцати дней со дня вступления в законную силу решения суда о привлечении к административной ответственности и о назначении наказания в виде административного штрафа либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки исполнения этого решения отсутствуют сведения об уплате административного штрафа добровольно, на основании статьи 32.2 КоАП Российской Федерации названный судебный акт должен быть направлен для взыскания штрафа и составления протокола об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.25 КоАП Российской Федерации, судебному приставу-исполнителю, определяемому исходя из статьи 33 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".
Согласно части 1 статьи 32.2 КоАП Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 28.12.2013 N 383-ФЗ) административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее шестидесяти дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу.
Рассмотрев апелляционную жалобу на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Иркутской области от 29 июня 2016 года по делу N А19-7435/2016, Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 29 июня 2016 года по делу N А19-7435/2016 отменить.
Принять по делу новый судебный акт.
Привлечь Общество с ограниченной ответственностью "Ветер" (место нахождения: г. Иркутск, ул. Ракитная, 14, 1; ОГРН 1093850010572, ИНН 3812122167) к административной ответственности по части 1 статьи 14.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде административного штрафа в размере 100 000 (сто тысяч) рублей с конфискацией алкогольной продукции, изъятой на основании протокола изъятия вещей и документов от 30 марта 2016 года.
Реквизиты для перечисления административного штрафа:
УФК по Иркутской области (ГУ МВД России по Иркутской области)
лицевой счет 04341383720
р/с 40101810900000010001,
ИНН 3808171041
КПП 380801001
Банк получателя: Отделение Иркутск, г. Иркутск
БИК 042520001,
ОКТМО 25655000
КДБ 18811608810016000140.
Конфискованную алкогольную продукцию направить на уничтожение в порядке, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.09.2015 N 1027 "О реализации мер по пресечению незаконных производства и (или) оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции".
Разъяснить Обществу с ограниченной ответственностью "Ветер", что в случае если по истечении шестидесяти дней со дня вступления в законную силу настоящего постановления у Четвертого арбитражного апелляционного суда будут отсутствовать сведения об уплате административного штрафа добровольно, на основании статьи 32.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях экземпляр настоящего постановления будет направлен для взыскания административного штрафа и составления протокола об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судебному приставу-исполнителю, определяемому исходя из статьи 33 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".
Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.
Кассационная жалоба подается через Арбитражный суд Иркутской области.

Председательствующий судья Г.Г.ЯЧМЕНЕВ

Судьи Д.В.БАСАЕВ Э.В.ТКАЧЕНКО