Требование: О признании незаконным решения таможенного органа в отношении таможенной стоимости товаров по декларации на товары

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 15.11.2016 N 05АП-8143/2016 по делу N А51-12713/2016

Резолютивная часть постановления оглашена 10 ноября 2016 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 15 ноября 2016 года.
Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего С.В. Гуцалюк,
судей Н.Н. Анисимовой, И.С. Чижикова,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Т.Н. Витко,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Находкинской таможни,
апелляционное производство N 05АП-8143/2016
на решение от 29.08.2016
судьи А.А. Николаева
по делу N А51-12713/2016 Арбитражного суда Приморского края
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Техинвест" (ИНН 2724154104, ОГРН 1112724007142, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 11.07.2011)
к Находкинской таможне (ИНН 2508025320, ОГРН 1022500713333, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 10.12.2002)
о признании недействительным решения в отношении таможенной стоимости товаров,
от ООО "Техинвест": представитель Полин А.А. по доверенности от 29.04.2016 сроком на 1 год, паспорт;
от Находкинской таможни: в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом;

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Техинвест" (далее по тексту — заявитель, общество, декларант, ООО "Техинвест") обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решения Находкинской таможни (далее по тексту — таможня, таможенный орган) от 13.04.2016 в отношении таможенной стоимости товаров по декларации на товары (далее по тексту — ДТ) N 10714040/180216/0006111, выраженного в виде записи "таможенная стоимость принята" в электронном документе "Служебные отметки ДТС".
Решением Арбитражного суда Приморского края от 29.08.2016 заявленные требования удовлетворены. С таможенного органа в пользу общества взысканы судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 3.000 рублей.
Не согласившись с принятым решением, таможня обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт. Указывает, что представленные декларантом документы не подтверждают правильность выбранного метода определения таможенной стоимости, а заявленные сведения о таможенной стоимости являются недостоверными и документально не подтвержденными. В частности поясняет, что поставка товарной партии осуществлена за пределами установленного контрактом 30-дневного срока; представленные декларантом инвойс и упаковочный лист не содержат подписи покупателя; в контракте, дополнениях к нему, а также иных документах отсутствуют требования к качеству товаров, в связи с чем контракт не может считаться заключенным; проформа-инвойс выдана компанией, которая не является ни производителем, ни продавцом, ни отправителем товара. Кроме того таможенный орган отмечает, что фактическая стоимость транспортных расходов по ДТ N 10714040/180216/0006111 составляет 90.324 рубля 55 копеек, а не 90.329 рублей 05 копеек, как указано декларантом в графе 17 ДТС-1. Учитывая также непредставление обществом платежных документов по оплате транспортировки товара, таможня считает дополнительные начисления документально не подтвержденными. Принимая во внимание изложенное, а также значительное расхождение между заявленными сведениями о величине таможенной стоимости со сведениями, имеющимися в распоряжении таможенного органа, таможня считает, что правомерно приняла решение о корректировке таможенной стоимости, которая впоследствии была принята с учетом этой корректировки.
Таможенный орган, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, явку представителей в судебное заседание не обеспечил, в связи с чем судебная коллегия на основании статей 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту — АПК РФ) рассмотрела апелляционную жалобу в отсутствие таможни по имеющимся в материалах дела документам.
ООО "Техинвест" в представленном в материалы дела письменном отзыве, поддержанном представителем в судебном заседании, с доводами жалобы не согласилось, решение суда первой инстанции просило оставить без изменения, апелляционную жалобу таможни — без удовлетворения. По ходатайству представителя общества судебная коллегия в порядке части 2 статьи 268 АПК РФ приобщила к материалам дела копии документов, подтверждающих несение затрат на транспортно-экспедиционные услуги.
В судебном заседании в порядке статьи 163 АПК РФ объявлялся перерыв до 10.11.2016 до 14 часов 50 минут. Об объявлении перерыва лица, участвующие в деле, уведомлены в соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.12.2013 N 99 "О процессуальных сроках" путем размещения на официальном сайте суда информации о времени и месте продолжения судебного заседания.
После перерыва судебное заседание продолжено в том же составе суда, при ведении протокола тем же секретарем судебного заседания, в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле.
В канцелярию суда от ООО "Техинвест" во исполнение определения суда поступил текст письменных пояснений с приложением копии ДТС-1, которые приобщены коллегией к материалам дела.
Из материалов дела судебной коллегией установлено следующее:
В феврале 2016 года во исполнение внешнеторгового контракта N SUILONG-TECH/09/2015 от 07.07.2015, заключенного между заявителем и компанией "FOSHAN SUILONG FURNITURE COMPANY LIMITED", на таможенную территорию Таможенного союза в Россию ввезены товары — матрацы для взрослых людей для оборудования спальных мест в гостиничных номерах, общей стоимостью 18.858 долларов США.
В целях таможенного оформления указанного товара общество подало в таможню ДТ N 10714040/180216/0006111, определив таможенную стоимость по первому методу определения таможенной стоимости "по стоимости сделки с ввозимыми товарами".
По результатам проведенного контроля заявленной обществом таможенной стоимости таможенным органом 19.02.2016 было принято решение о проведении дополнительной проверки, которое содержало в себе уведомление об обнаружении признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товара, а также запрос о предоставлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров.
Во исполнение указанного решения декларант сопроводительным письмом от 09.03.2016 N 02/2016 представил дополнительные документы и письменные пояснения о невозможности представления иных документов.
Посчитав, что сведения, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости товара, не основаны на количественно определенной и документально подтвержденной информации, таможенный орган принял решение от 03.04.2016 о корректировке таможенной стоимости товара.
13.04.2016 таможней было принято окончательное решение по таможенной стоимости товара, в соответствии с которым она была определена на основании шестого "резервного" метода с применением третьего метода определения таможенной стоимости. Указанное решение было оформлено проставлением отметки "Таможенная стоимость принята 03.01.2016" в поле "для отметок таможни" декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2, в результате чего увеличилась сумма начисленных таможенных платежей.
Полагая, что окончательное решение таможенного органа не соответствует закону и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере внешнеэкономической деятельности, общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.
Удовлетворяя заявленные обществом требования, суд первой инстанции исходил из того, что таможня не доказала наличие обстоятельств, препятствующих применению метода определения таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними, в свою очередь со стороны декларанта были представлены все необходимые документы, подтверждающие обоснованность определения таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с указанными товарами.
Исследовав материалы дела, проанализировав доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, отзыве на нее, заслушав в судебном заседании представителя общества, проверив в порядке статей 268, 270 АПК РФ правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, судебная коллегия считает, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене (изменению), а апелляционная жалоба — удовлетворению по следующим основаниям:
Согласно части 1 статьи 198, части 4 статьи 200, частям 2 и 3 статьи 201 АПК РФ для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов и их должностных лиц необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствия оспариваемого ненормативного правового акта, решений и действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Пунктом 1 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее по тексту — ТК ТС, Кодекс) установлено, что таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств — членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.
Порядок определения таможенной стоимости товара, ввезенного на территорию Российской Федерации после вступления в силу Договора о Таможенном кодексе таможенного союза, регламентирован Соглашением между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации от 25.01.2008 "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного Союза" (далее по тексту — Соглашение об определении таможенной стоимости, Соглашение).
Согласно пункту 1 статьи 2 названного Соглашения основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 настоящего Соглашения.
Как установлено пунктом 1 статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости, таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза и дополненная в соответствии с положениями статьи 5 названного Соглашения, при любом из условий, названных в пункте 1 статьи 4 Соглашения.
Ценой фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства соответствующей стороны (пункт 2 статьи 4 Соглашения).
В силу положений статьи 65 ТК ТС декларирование таможенной стоимости ввозимых товаров осуществляется путем заявления сведений о методе определения таможенной стоимости товаров, величине таможенной стоимости товаров, об обстоятельствах и условиях внешнеэкономической сделки, имеющих отношение к определению таможенной стоимости товаров, а также представления подтверждающих их документов (пункт 2); заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации (пункт 4).
Статьей 68 ТК ТС предусмотрено, что решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости как до, так и после выпуска товаров, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе неправильно выбран метод определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров. Принятое таможенным органом решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров должно содержать обоснование и срок его исполнения.
Порядок осуществления контроля таможенной стоимости товаров установлен Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376 "О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров" (далее по тексту — Решение N 376).
По правилам пункта 1 статьи 183 ТК ТС подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением таможенному органу документов, на основании которых заполнена таможенная декларация, если иное не установлено настоящим Кодексом.
Перечень документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров, установлен Приложением 1 к Порядку декларирования таможенной стоимости товаров, утвержденному Решением N 376 (далее по тексту — Перечень документов).
Из материалов дела усматривается, что при таможенном оформлении ввезенного товара обществом вместе с ДТ N 10714040/180216/0006111 посредством системы электронного декларирования представлены в таможенный орган учредительные документы, контракт N SUILONG-TECH/09/2015 от 07.07.2015, спецификация N SUILONG-TECH/09/2015/01 от 02.11.2015, инвойс N 000000067 от 02.11.2015, коносамент, паспорт сделки, заявление на перевод N 38 от 09.11.2015 и иные документы согласно описи.
Кроме того, в ходе дополнительной проверки декларант представил оригиналы контракта, инвойса, спецификации, упаковочного листа, выписку из лицевого счета, справку о валютных операциях, сертификат от 28.01.2016, переписку с инопартнером по вопросу предоставления экспортной декларации, пояснения по условиям продаж и физическим характеристикам ввозимых товаров, декларацию о соответствии, договор транспортной экспедиции от 12.03.2015 N MST-49/03-15, счет на оплату от 08.02.2016 N 16000000058, платежное поручение от 08.02.2016 N 5045, письма от 08.02.2016 N 08/02-16, N 50, приложение от 17.11.2015 N 16 к договору ТЭО, а также письменные пояснения о невозможности представить иные запрошенные документы.
Анализ указанных документов показывает, что согласно спецификации N SUILONG-TECH/09/2015/01 от 02.11.2015 и инвойсу N 000000067 от 02.11.2015 стороны договорились о количестве и общей стоимости поставляемого товара на сумму 18.858 долларов США.
Указанная обществом в графе 22 декларации стоимость товара совпадает с ценой, указанной в коммерческих документах, и, как следствие, с ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате продавцу согласно формулировке статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости.
Положения контракта, спецификации и инвойса подтверждали цену сделки, содержали сведения о наименовании, количестве и фиксированной цене товара, согласованных между сторонами внешнеэкономической сделки. Доказательств недостоверности указанных документов либо заявленных в них сведений таможней суду не представлено.
Факт перемещения указанного в ДТ товара и реального осуществления сделки между участниками внешнеторгового контракта таможней не оспаривается. Доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможня не представила.
Кроме того, в целях определения таможенной стоимости товаров на основании пункта 3 статьи 5 Соглашения об определении таможенной стоимости обществом, учитывая условие поставки FOB SHENZHEN, YANTIAN были произведены дополнительные начисления на сумму транспортных расходов и вознаграждения экспедитора в размере 90.329 рублей 05 копеек.
Величина транспортных расходов и экспедиторских услуг подтверждена договором транспортной экспедиции от 12.03.2015 N MST-49/03-15, приложением от 17.11.2015 N 16 к договору ТЭО, счетом на оплату от 08.02.2016 N 16000000058, платежным поручением от 08.02.2016 N 5045, письмами от 08.02.2016 N 08/02-16, N 50, и включена в структуру таможенной стоимости, что подтверждается ДТС-1.
Основания невозможности применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами, указанные в части 1 статьи 4 Соглашения, таможенным органом, не установлены.
По правилам статьи 111 ТК ТС полномочия таможенного органа определять критерии достаточности и достоверности информации не могут рассматриваться как позволяющие ему произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров.
Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 6 Постановления от 12.05.2016 N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" (далее по тексту — Постановление Пленума ВС РФ от 12.05.2016 N 18), при применении пункта 4 статьи 65 ТК ТС судам следует исходить из презумпции достоверности представленной декларантом информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе.
Выявление таможенным органом при проведении таможенного контроля товаров до их выпуска признаков недостоверности заявленной таможенной стоимости, отсутствия должного подтверждения сведений о стоимости сделки, используемых декларантом при определении таможенной стоимости, является основанием для проведения дополнительной проверки в соответствии со статьей 69 ТК ТС и само по себе не может выступать основанием для корректировки таможенной стоимости (пункт 7 Постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 N 18).
Как следует из решения от 03.04.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ, настаивая на том, что заявленная таможенная стоимость не основана на достоверной, количественно определенной и документально подтвержденной информации, таможня ссылается на то, что поставка товарной партии осуществлена за пределами установленного контрактом 30-дневного срока.
Отклоняя данный довод таможенного органа, судебная коллегия исходит из следующего:
В соответствии с пунктом 3.1 контракта N SUILONG-TECH/09/2015 от 07.07.2015 продавец поставляет товары по настоящему контракту на условиях порт Шеньжень КНР (Инкотермс 2010). Поставка товаров осуществляется партиями. Количество поставляемых товаров по каждой отдельной партии оговаривается в спецификации на каждую отдельную партию товара. Спецификация согласовывается и подписывается продавцом и покупателем и является неотъемлемой частью контракта. Поставка товаров осуществляется в течение 30 дней с даты подписания спецификации покупателем и продавцом.
Из материалов дела усматривается, что в ходе таможенного оформления товара, ввезенного по ДТ N 10714040/180216/0006111, декларант предоставил спецификацию N SUILONG-TECH/09/2015/01, подписанную продавцом и покупателем товара 02.11.2015.
Данная партия товара поступила в адрес общества по коносаменту N MCPU568818498 от 10.02.2016, что свидетельствует о том, что поставка товара осуществлена позднее 90 дней с даты подписания спецификации.
Вместе с тем, несоблюдение продавцом срока поставки, предусмотренного пунктом 3.1 контракта N SUILONG-TECH/09/2015 от 07.07.2015, само по себе не может быть положено в обоснование необходимости корректировки таможенной стоимости ввезенного товара, поскольку касается обязательственных отношений сторон сделки, а не установленного законом порядка определения таможенной стоимости по методу "по стоимости сделки с ввозимыми товарами".
Делая данный вывод, коллегия отмечает, что фактическое исполнение условий контракта должно устранять сомнения в его заключении, как и сомнения в согласовании спорной поставки сторонами внешнеэкономической сделки.
Кроме того, неприменение покупателем к продавцу штрафных санкций в виде пени, установленной пунктом 8 контракта N SUILONG-TECH/09/2015 от 07.07.2015 в размере 0,1% от суммы поставки, но не больше 10% общей стоимости поставки, таможенный орган расценил в качестве несогласованности сторонами условий поставки.
Между тем, условие контракта о начислении штрафных санкций за просрочку поставки является общепринятым при заключении внешнеторговых договоров, по своей правовой природе представляет санкцию за ненадлежащее их исполнение и, следовательно, не может рассматриваться в качестве условия, от соблюдения которого зависит продажа или цена сделки.
В этой связи вывод таможенного органа, изложенный в решении о корректировке таможенной стоимости, и одновременно довод апелляционной жалобы о том, что рассматриваемая поставка товаров документально не подтверждена, суд апелляционной инстанции находит неправильным.
Указание таможни на то, что в представленных декларантом оригиналах инвойса и упаковочного листа отсутствует подпись покупателя, что свидетельствует о том, цена и количество товара не согласованы сторонами в двустороннем порядке, судебной коллегией не принимается в силу следующего:
Так, в соответствии с пунктом 1.2 контракта N SUILONG-TECH/09/2015 от 07.07.2015 ассортимент, количество и цена за единицу товара в пределах каждой поставки оговаривается дополнительно и определяется в спецификациях, являющихся неотъемлемой частью контракта.
Из материалов дела следует, что в спецификации N SUILONG-TECH/09/2015/01 от 02.11.2015 к контракту, подписанной продавцом и покупателем, сторонами сделки согласовано, какой товар, в каком количестве и по какой цене должен быть поставлен в адрес покупателя.
Следовательно, основания для вывода о не согласованности сторонами партии товара отсутствуют.
Кроме того, инвойс, как и упаковочный лист, выставляются продавцом и законодательством не предусмотрена обязанность покупателя заверять их собственноручными подписями и печатью.
Более того, названные документы являются документами, выставляемыми иностранным контрагентом обществу-покупателю в целях информирования его о цене, подлежащей уплате за поставленный товар, в связи с чем негативные последствия от ненадлежащего, по мнению таможенного органа, оформления соответствующих документов не могут быть возложены на лицо, которое данные документы не составляло (в настоящем случае — на ООО "Техинвест").
Указанный в качестве основания для корректировки таможенной стоимости довод таможни о том, что в контракте, дополнениях к нему, а также иных документах отсутствуют требования к качеству товаров, в связи с чем контракт не может считаться заключенным, судом обоснованно не принят во внимание, поскольку отсутствие в контракте наименования производителя товара, торговых знаков, моделей, артикулов, коммерческих и технических характеристик товаров, требований к качеству товара не свидетельствует о недостоверности заявленной стоимости ввозимого товара.
Данные сведения не являются существенными условиями договора и не могут рассматриваться как основание для признания недействительным договора, также не может рассматриваться отсутствие таковых сведений в контракте как недостоверность сведений, относящихся к определению таможенной стоимости.
Одновременно судебная коллегия отмечает, что пунктом 1.1 контракта N SUILONG-TECH/09/2015 от 07.07.2015 согласован его предмет — "матрацы и постельные принадлежности", а вопрос о качестве товара урегулирован пунктом 4 контракта, а именно требованием о соответствии товара государственным стандартам качества КНР.
В соответствии с подпунктом 29 пункта 15 Инструкции о порядке заполнения декларации на товары, утвержденной Решением комиссии таможенного союза от 20.05.2010 N 257, в графе 31 ДТ указываются сведения о декларируемом товаре, необходимые для исчисления и взимания таможенных и иных платежей, взимание которых возложено на таможенные органы, обеспечения соблюдения запретов и ограничений, принятия таможенными органами мер по защите прав на объекты интеллектуальной собственности, идентификации, отнесения к одному десятизначному классификационному коду по ТН ВЭД ТС, а также о грузовых местах.
Заполняя ДТ N 10714040/180216/0006111, общество указало подробные сведения о товаре, соответствующие данным инвойса и спецификации, необходимыми для полного описания товара, его правильной идентификации и классификации. В свою очередь, таможенным органом не установлено какого-либо несоответствия сведений, указанных в графе 31 декларации, фактическим характеристикам ввезенных товаров.
Учитывая изложенное, довод таможенного органа об отсутствии документального подтверждения сведений о качественных характеристиках ввозимых товаров, влияющих на формирование их цены, отклоняется.
То обстоятельство, что проформа-инвойс от 31.10.2015 N 20151031 выдана компанией Guangzhou Dunhong IMP&EXP Trading Co., Lrd, которая не является ни производителем, ни продавцом, ни отправителем товара, не свидетельствует о том, что проформа-инвойс не может быть рассмотрена в качестве документа, подтверждающего сведения о стоимости товара, поскольку указанная компания является законным представителем продавца, на что имеется ссылка в данном документе и что было дополнительно сообщено таможенному органу в ходе проведения дополнительной проверки.
Оценивая выводы таможенного органа о том, что сумма фрахта, включенная в ДТС-1, является фиктивной и документально неподтвержденной ввиду непредставления документов об оплате транспортных расходов, суд апелляционной инстанции установил следующее:
Как следует из пункта 1 Перечня документов, при определении таможенной стоимости по методу по стоимости сделки с ввозимыми товарами лицом, заполнившим ДТС, должен быть представлен договор по перевозке (договор транспортной экспедиции, если такой договор заключался), погрузке, разгрузке или перегрузке товаров, счет-фактура (инвойс) за перевозку (транспортировку), погрузку, разгрузку или перегрузку товаров, банковские документы (если счет-фактура оплачен) или документы (информация) о транспортных тарифах или бухгалтерские документы, отражающие стоимость перевозки (если перевозка товара осуществлялась собственным транспортом декларанта).
Из материалов дела усматривается, что в ходе таможенного оформления обществом был представлен договор транспортной экспедиции от 12.03.2015 N MST-49/03-15 и счет на оплату от 08.02.2016 N 16000000058, на общую сумму 116.011 рублей 35 копеек, 90.329 рублей 05 копеек из которых были включены в структуру заявленной таможенной стоимости.
При этом в представленных таможне пояснениях по фрахту от 18.02.2016 декларант объяснил, что в контейнере MSKU0233097, прибывшем порт Восточный, следовал сборный груз по двум контрактам:
1. матрацы для гостиницы; контракт N SUILONG-TECH/09/2015 от 07.07.2015, коносамент N MCPU568818498 от 10.02.2016, вес брутто 11.270 кг (фрахт + вознаграждение экспедитора = 90.329 рублей 05 копеек);
2. мебель, части мебели, светильник, зеркала, ковровое покрытие; контракт N BAZARA-TECH/01/2015 от 25.03.2015, коносамент N MCPUMCC997537 от 02.10.2016, вес брутто 3.205 кг (фрахт + вознаграждение экспедитора = 25.682 рубля 30 копеек).
Указанный счет был оплачен платежным поручением от 08.02.2016 N 5045, которое было представлено декларантом в рамках проведения дополнительной проверки, в связи с чем утверждение таможенного органа о непредставлении обществом данного документа коллегия находит безосновательным.
Что касается утверждения таможенного органа о том, что фактическая стоимость транспортных расходов по ДТ N 10714040/180216/0006111 составляет 90.324 рубля 55 копеек, то судебная коллегия отмечает следующее:
Как усматривается из решения о корректировке таможенной стоимости, стоимость транспортных расходов по поставке товаров по спорной ДТ таможенный орган обосновывает следующим расчетом: 116.011 рублей 35 копеек (общая стоимость транспортных расходов по счету от 08.02.2016 N 16000000058) * 11.270 кг (вес брутто по коносаменту N MCPU568818498 от 10.02.2016) / 14.475 кг (общий вес брутто контейнера MSKU0233097) = 90.324 рубля 55 копеек против расходов в сумме 90.329 рублей 05 копеек, указанных декларантом в графе 17 ДТС-1.
Согласно пояснениям декларанта, указанное расхождение в 4 рубля 50 копеек связано с методикой расчета и округлением сумм.
В свою очередь, коллегия полагает, что в таком случае корректировка таможенной стоимости должна была производиться в отношении соответствующего элемента структуры таможенной стоимости.
Указанная позиция суда апелляционной инстанций согласуется с правовой позицией ВС РФ, изложенной в Постановлении Пленума от 12.05.2016 N 18, в пункте 16 которого разъяснено, что неполнота заявления декларантом одного или нескольких дополнительных начислений не является основанием для отказа в применении первого метода определения таможенной стоимости, если декларантом представлены и (или) имеются в распоряжении таможенного органа отвечающие требованиям пункта 4 статьи 65 ТК ТС и пункта 3 статьи 2 Соглашения документы (сведения), позволяющие правильно учесть такие дополнительные начисления.
Таким образом, в рассматриваемой ситуации у таможни не имелось препятствий для определения таможенной стоимости по первому (основному) методу определения таможенной стоимости товара, ввезенного по спорной ДТ.
Из разъяснений Пленума ВС РФ, изложенных в пункте 10 Постановления от 12.05.2016 N 18, следует, что единственным основанием для принятия таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости является ее недостоверное заявление декларантом, в том числе в связи с использованием сведений, не отвечающих требованиям пункта 4 статьи 65 Кодекса и пункта 3 статьи 2 Соглашения.
Непредставление декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товара, если у декларанта имелись объективные препятствия к представлению запрошенных документов (сведений) и соответствующие объяснения даны таможенному органу.
В спорной ситуации материалами дела подтверждается, что в ходе проведения дополнительной проверки общество представило часть запрошенных документов и письменно объяснило причины непредставления иных документов. Доказательств недостоверности сведений, содержащихся в пакете документов, представленном обществом в подтверждение заявленной таможенной стоимости, таможенным органом не представлено. При этом невозможность использования документов, представленных декларантом при таможенном оформлении в обоснование таможенной стоимости товара, в их совокупности и системной оценке таможенным органом не подтверждена.
Соответственно непредставление заявителем дополнительно запрошенных документов, учитывая достаточность представленных декларантом в таможню документов, позволяющих определить заявленную таможенную стоимость товара с учетом выбранного метода по стоимости сделки, не повлекло указание недостоверной информации о таможенной стоимости товара, и не является основанием в спорном случае для корректировки таможенной стоимости.
Давая оценку доводу таможни о том, что по результатам проведения сравнительного анализа уровень таможенной стоимости однородных товаров превысил индекс таможенной стоимости по спорной декларации, судебная коллегия исходит из следующего:
Согласно правовой позиции Пленума ВС РФ, приведенной в пункте 5 Постановления от 12.05.2016 N 18, система оценки ввозимых товаров для таможенных целей, основанная на статье VII ГАТТ 1994, исходит из их действительной стоимости — цены, по которой такие или аналогичные товары продаются или предлагаются для продажи при обычном ходе торговли в условиях полной конкуренции.
При этом за основу определения действительной стоимости в максимально возможной степени должна приниматься договорная цена товаров и не должна приниматься фиктивная или произвольная стоимость.
С учетом данных положений примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные (идентичные) ввозимые товары или ее отличия от уровня цен, установившегося во внутренней торговле.
Как установлено судом апелляционной инстанции, наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта N SUILONG-TECH/09/2015 от 07.07.2015, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможней не доказано, равно как не представлены доказательства невозможности применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами, указанные в части 1 статьи 4 Соглашения.
При таких обстоятельствах различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий.
Учитывая, что декларант надлежаще оформленными документами подтвердил правомерность определения им таможенной стоимости товара по спорной ДТ по первоначально заявленному им методу, то у таможенного органа отсутствовали основания для корректировки таможенной стоимости ввезенного товара и, как следствие, для принятия таможенной стоимости на основании шестого "резервного" метода определения таможенной стоимости.
Оспариваемое решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Соответственно решение таможни от 13.04.2016 в отношении таможенной стоимости товаров по ДТ N 10714040/180216/0006111, выраженное в виде записи "таможенная стоимость принята" в электронном документе "Служебные отметки ДТС", является незаконным, в связи с чем суд первой инстанции правомерно в соответствии с частью 2 статьи 201 АПК РФ удовлетворил заявленные обществом требования.
Более того, согласно пункту 30 Постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 N 18, в случае признания судом незаконным решения таможенного органа, влияющего на исчисление таможенных платежей, либо отказа (бездействия) таможенного органа во внесении изменений в декларацию на товар и (или) в возврате таможенных платежей, в целях полного восстановления прав плательщика на таможенные органы в судебном акте возлагается обязанность по возврату из бюджета излишне уплаченных (взысканных) платежей, окончательный размер которых определяется таможенным органом на стадии исполнения решения суда. При этом отдельного обращения плательщика с заявлением о возврате соответствующих сумм в порядке, предусмотренном статьей 147 Закона о таможенном регулировании, в этом случае не требуется.
С учетом вышеприведенного, в соответствии с пунктом 3 части 4 статьи 201 АПК РФ в целях восстановления нарушенных прав заявителя на таможню в любом случае подлежала возложению обязанность по возврату обществу излишне уплаченных таможенных платежей, окончательный размер которых, как верно указал суд первой инстанции, таможне надлежит определить на стадии исполнения судебного решения.
По результатам рассмотрения дела понесенные обществом расходы по оплате госпошлины по заявлению в сумме 3.000 рублей в соответствии со статьей 110 АПК РФ правомерно отнесены судом на таможню.
Учитывая изложенное, арбитражный суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции сделаны в соответствии со статьей 71 АПК РФ на основе полного и всестороннего исследования всех доказательств по делу с правильным применением норм материального права.
Нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, апелляционной инстанцией не установлено.
При изложенных обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
На основании статьи 333.37 Налогового кодекса РФ суд апелляционной инстанции не относит на таможенный орган судебные расходы по государственной пошлине за подачу апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 258, 266 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Приморского края от 29.08.2016 по делу N А51-12713/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение двух месяцев.

Председательствующий С.В.ГУЦАЛЮК

Судьи Н.Н.АНИСИМОВА И.С.ЧИЖИКОВ