Требование: О признании незаконным решения таможенного органа по таможенной стоимости товаров по декларации на товары

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 11.11.2016 N 05АП-8085/2016 по делу N А51-14052/2016

Резолютивная часть постановления оглашена 08 ноября 2016 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 11 ноября 2016 года.
Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Н.Н. Анисимовой,
судей О.Ю. Еремеевой, И.С. Чижикова,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Т.Н. Витко,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Находкинской таможни,
апелляционное производство N 05АП-8085/2016
на решение от 30.08.2016
судьи Н.Н. Куприяновой
по делу N А51-14052/2016 Арбитражного суда Приморского края
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Транс Холдинг ДВ" (ИНН 2508124144, ОГРН 1152508003977, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 03.11.2015)
к Находкинской таможне (ИНН 2508025320, ОГРН 1022500713333, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 10.12.2002)
о признании незаконным решения от 28.03.2016 о принятии таможенной стоимости товара по ДТ N 10714040/080116/0000286, оформленного в виде отметки "Таможенная стоимость принята" в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2;
при участии: стороны не явились, извещены,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Транс Холдинг ДВ" (далее — заявитель, общество, декларант) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Находкинской таможни (далее — таможенный орган, таможня) по таможенной стоимости товаров по декларации на товары N 10714040/080116/0000286, оформленного в виде отметки "Таможенная стоимость принята 28.03.2016" в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2. Одновременно заявитель просил взыскать с таможни судебные расходы в сумме 25000 руб.
Решением Арбитражного суда Приморского края от 30.08.2016 заявленные требования удовлетворены на том основании, что корректировка таможней заявленной декларантом таможенной стоимости являлась неправомерной, и на таможенный орган как на проигравшую сторону отнесены судебные расходы на представителя в сумме 15000 руб.
Обжалуя в порядке апелляционного производства решение суда от 30.08.2016, таможня просит его отменить как незаконное и принять по делу новый судебный акт. Указывает, что представленные декларантом документы не подтверждают правильность выбранного метода определения таможенной стоимости, а заявленные сведения о таможенной стоимости являются недостоверными и документально не подтвержденными. При этом ссылается на отсутствие в спецификации банковских реквизитов сторон внешнеэкономической сделки и на непредставление к таможенному оформлению платежных документов по спорной поставке, несмотря на фактическую оплату товара согласно сведениям, отраженным в ведомости банковского контроля. Учитывая изложенное, таможня считает, что правомерно в силу пункта 4 статьи 69 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТК ТС) приняла решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров, которая впоследствии была принята на основании шестого "резервного" метода определения таможенной стоимости.
Общество в представленном в материалы дела отзыве с доводами апелляционной жалобы не согласилось, считает, что судом первой инстанции выяснены все обстоятельства дела и им дана надлежащая оценка, в связи с чем решение отмене или изменению не подлежит.
Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения жалобы, в заседание арбитражного суда апелляционной инстанции не явились. Общество письменно ходатайствовало о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие своего представителя. С учетом изложенного судебная коллегия на основании статей 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) рассмотрела апелляционную жалобу по делу без участия представителей лиц, участвующих в деле.
Из материалов дела судебной коллегией установлено следующее.
В январе 2016 года во исполнение внешнеторгового контракта N IC/TH-001 от 16.11.2015, заключенного между заявителем и компанией "XIAMEN IVAN-CENTURY CORPORATION", на таможенную территорию таможенного союза в Россию ввезены товары — щетки ручные для мытья автомобиля, общей стоимостью 5364,96 долл. США.
В целях таможенного оформления указанного товара общество подало в таможню декларацию на товары N 10714040/080116/0000286, определив таможенную стоимость по первому методу определения таможенной стоимости "по стоимости сделки с ввозимыми товарами".
По результатам проведенного контроля заявленной обществом таможенной стоимости таможенным органом 08.01.2016 было принято решение о проведении дополнительной проверки, которое содержало в себе уведомление об обнаружении признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товара, а также запрос о предоставлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров.
Во исполнение указанного решения декларант представил дополнительные документы и письменные пояснения о невозможности представления иных документов.
Посчитав, что сведения, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости товара, не основаны на количественно определенной и документально подтвержденной информации, таможня 05.03.2016 приняла решение о корректировке таможенной стоимости.
Впоследствии таможенная стоимость ввезенного товара была определена таможней на основании шестого "резервного" метода определения таможенной стоимости, что было оформлено проставлением отметки "Таможенная стоимость принята 28.03.2016" в поле "для отметок таможни" декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2, в результате чего увеличилась сумма начисленных таможенных платежей.
Не согласившись с решением таможенного органа о принятии таможенной стоимости ввезенного товара, посчитав, что оно не соответствует закону и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере внешнеэкономической деятельности, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании данного решения незаконным.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.
Пунктом 1 статьи 64 ТК ТС установлено, что таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств — членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.
Порядок определения таможенной стоимости товара, ввезенного на территорию Российской Федерации после вступления в силу Договора о Таможенном кодексе таможенного союза, регламентирован Соглашением между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации от 25.01.2008 "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного Союза" (далее — Соглашение об определении таможенной стоимости, Соглашение).
Согласно пункту 1 статьи 2 названного Соглашения основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 настоящего Соглашения.
Как установлено пунктом 1 статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости, таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза и дополненная в соответствии с положениями статьи 5 названного Соглашения, при любом из условий, названных в пункте 1 статьи 4 Соглашения.
Ценой фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства соответствующей стороны (пункт 2 статьи 4 Соглашения).
В силу положений статьи 65 ТК ТС декларирование таможенной стоимости ввозимых товаров осуществляется путем заявления сведений о методе определения таможенной стоимости товаров, величине таможенной стоимости товаров, об обстоятельствах и условиях внешнеэкономической сделки, имеющих отношение к определению таможенной стоимости товаров, а также представления подтверждающих их документов (пункт 2); заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации (пункт 4).
Статьей 68 ТК ТС предусмотрено, что решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости как до, так и после выпуска товаров, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе неправильно выбран метод определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров. Принятое таможенным органом решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров должно содержать обоснование и срок его исполнения.
Порядок осуществления контроля таможенной стоимости товаров установлен Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376 "О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров" (далее — Решение N 376).
По правилам пункта 1 статьи 183 ТК ТС подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением таможенному органу документов, на основании которых заполнена таможенная декларация, если иное не установлено настоящим Кодексом.
Перечень документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров, установлен Приложением 1 к Порядку декларирования таможенной стоимости товаров, утвержденному Решением N 376.
Из материалов дела усматривается, что при таможенном оформлении ввезенного товара обществом вместе с ДТ N 10714040/080116/0000286 посредством системы электронного декларирования представлены в таможенный орган учредительные документы, контракт N IC/TH-001 от 16.11.2015, спецификация N IC/TH-2015/028 от 05.12.2015, инвойс N IC/TH-2015/028 от 05.12.2015, упаковочный лист, коносамент, счет за фрахт N 1919 от 23.12.2015, платежное поручение N 103 от 24.12.2015 и иные документы согласно описи.
Кроме того, в ходе дополнительной проверки декларант представил заказ с переводом, подтверждение заказа с переводом, проформу инвойса N IC/TH-2015/028 от 27.11.2015, упаковочный лист, переписку с инопартнером по вопросу предоставления экспортной декларации и прайс-листа, договор транспортной экспедиции N ЛЛ/В-28-2015 от 15.11.2015, ведомость банковского контроля, письменные пояснения о невозможности представить иные запрошенные документы.
Анализ указанных документов показывает, что в соответствии с заказом заявителя от 24.11.2015 и его подтверждением компанией "XIAMEN IVAN-CENTURY CORPORATION" от 25.11.2015 сторонами внешнеэкономического контракта была достигнута договоренность о поставке товаров "водосгон; щетка для мытья" в количестве 25336 шт.
Согласно счету-проформе N IC/TH-2015/028 от 27.11.2015, спецификации N IC/TH-2015/028 от 05.12.2015 и инвойсу N IC/TH-2015/028 от 05.12.2015 стороны договорились о количестве и общей стоимости поставляемого товара в размере конкретных артикулов товара, что составило 5364,96 долл. США.
В этой связи указанная обществом в графах 22, 42 спорной декларации стоимость товаров совпадает с ценой, указанной в коммерческих документах, и, как следствие, с ценой, подлежащей уплате продавцу, согласно формулировке статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости.
Положения контракта, спецификации и инвойса подтверждали цену сделки, содержали сведения о наименовании, количестве и фиксированной цене товара, согласованных между сторонами внешнеэкономической сделки. Доказательств недостоверности указанных документов либо заявленных в них сведений таможней суду не представлено.
Факт перемещения указанного в декларации товара и реального осуществления сделки между участниками внешнеторгового контракта таможней не оспаривается. Доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможня не представила.
Основания невозможности применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами, указанные в пункте 1 статьи 4 Соглашения, таможенным органом, не установлены.
Кроме того, в целях определения таможенной стоимости товаров на основании пункта 3 статьи 5 Соглашения об определении таможенной стоимости обществом, учитывая условие поставки FOB NINGBO, были произведены дополнительные начисления на сумму транспортных расходов и вознаграждения экспедитора в размере 67565,04 руб.
Величина транспортных расходов и экспедиторских услуг подтверждена договором транспортной экспедиции N ЛЛ/В-28-2015 от 15.11.2015, счетом N 1919 от 23.12.2015, платежным поручением N 103 от 24.12.2015, актом (отчетом экспедитора) от 23.12.2015 и включена в структуру таможенной стоимости, что подтверждается ДТС-1.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что документы, представленные декларантом в таможенный орган, содержат достоверные и достаточные сведения, подтверждающие заявленную декларантом таможенную стоимость ввезенного товара. Следовательно, оснований сомневаться в условиях поставки товара и в особенностях, составляющих его стоимость, у таможенного органа не было.
По правилам статьи 111 ТК ТС полномочия таможенного органа определять критерии достаточности и достоверности информации не могут рассматриваться как позволяющие ему произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров.
Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 6 Постановления от 12.05.2016 N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" (далее — Постановление Пленума ВС РФ от 12.05.2016 N 18), при применении пункта 4 статьи 65 ТК ТС судам следует исходить из презумпции достоверности представленной декларантом информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе.
Выявление таможенным органом при проведении таможенного контроля товаров до их выпуска признаков недостоверности заявленной таможенной стоимости, отсутствия должного подтверждения сведений о стоимости сделки, используемых декларантом при определении таможенной стоимости, является основанием для проведения дополнительной проверки в соответствии со статьей 69 ТК ТС и само по себе не может выступать основанием для корректировки таможенной стоимости (пункт 7 Постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 N 18).
Как следует из решения от 05.03.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ, настаивая на том, что заявленная таможенная стоимость не основана на достоверной, количественно определенной и документально подтвержденной информации, таможня ссылается на отсутствие в спецификации банковских реквизитов продавца.
Отклоняя указанный довод таможни, суд апелляционной инстанции исходит из следующего.
В соответствии с пунктом 2.3 контракта N IC/TH-001 от 16.11.2015 цены на товар (партию товара), ассортимент, количество, срок оплаты и иные характеристики указываются в спецификациях к настоящему контракту и согласовываются обеими сторонами.
Платеж осуществляется банковским переводом денежных средств в долларах США на указанные в контракте банковские счета продавца. Возможна оплата на банковские счета третьих лиц, указанные продавцом (пункт 2.7 контракта).
Принимая во внимание, что банковские реквизиты продавца отражены в пункте 13 указанного контракта, данные сведения согласуются с информацией о продавце, указанной в инвойсе, и условиями внешнеторгового контракта не предусмотрено повторное согласование данных сведений в спецификации по каждой поставке товаров, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для вывода о том, что представленные документы не подтверждают статус сторон сделки и не позволяют установить все обстоятельства, влияющие на величину цены товара.
То обстоятельство, что представленный к таможенному оформлению инвойс N IC/TH-2015/028 от 05.12.2015 не подписан сторонами контракта, не свидетельствует о том, что указанные в нем сведения, в том числе о реквизитах продавца, не подтверждены документально, поскольку подписание коммерческого инвойса в одностороннем порядке обусловлено тем, что он выставляется продавцом, и законодательством не предусмотрена обязанность покупателя заверять его собственноручными подписями и печатью. Данная обязанность также не вытекает из условий внешнеторгового контракта N IC/TH-001 от 16.11.2015.
Кроме того, наличие в контракте условия о возможности оплаты товара на банковские счета третьих лиц, указанные продавцом товара, также не свидетельствует об участии в сделке третьих лиц, расходы на привлечение которых могут повлиять на величину цены товара, поскольку данное условие касается отношений продавца с его контрагентами и не может влиять на стоимость товара, согласованную сторонами внешнеэкономической сделки.
Довод таможенного органа о том, что декларант не представил банковские платежные документы, в связи с чем не воспользовался правом доказать правомерность избранного им метода определения таможенной стоимости, апелляционной коллегией также не принимается.
Согласно пункту 2.5 контракта от 16.11.2015 N IC/TH-001 покупатель оплачивает стоимость партии товара в течение 90 дней, начиная с даты поставки. Расчеты за товар ведутся как в целом по контракту, так и по отдельным инвойсам. В отдельных случаях, оплата осуществляется авансовым платежом по счету (инвойсу) продавца.
Из имеющейся в материалах дела спецификации N IC/TH-2015/028 от 05.12.2015 усматривается, что по данной поставке сторонами сделки достигнута договоренность по оплате товара в течение 90 дней, начиная с даты поставки по счету (инвойсу) продавца.
Во исполнение решения от 08.01.2016 о проведении дополнительной проверки декларантом представлены письменные пояснения, по тексту которых объяснено, что в качестве платежных документов по оплате счетов-фактур (инвойсов) общество представляет ведомость банковского контроля на бумажном носителе.
Из раздела III "Сведения о подтверждающих документах" представленной ведомости банковского контроля следует, что за номером 50 отражена спорная декларация на товары, подтверждающая ввоз на таможенную территорию Таможенного союза в рамках исполнения внешнеторгового контракта товара на общую сумму 5364,96 долл. США.
Таким образом, указанная поставка товаров по спорной ДТ учтена в общей сумме всех поставок по контракту, но на дату проведения контрольных мероприятий еще не оплачена. Данные обстоятельства подтверждены декларантом в ходе судебного разбирательства.
В свою очередь непредставление декларантом банковских платежных документов по оплате декларируемой партии товара не противоречит пункту 1 Перечня документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров, и не свидетельствует о наличии сомнений в достоверности заявленных сведений по рассматриваемой поставке, а, значит, не препятствует применению основного метода определения таможенной стоимости ввезенного товара.
В этой связи вывод таможенного органа о невозможности применения первого метода определения таможенной стоимости в отношении спорного товара нормативно и документально необоснован.
Давая оценку доводу таможни о том, что по результатам проведения сравнительного анализа уровень таможенной стоимости однородных товаров превысил индекс таможенной стоимости по спорной декларации, судебная коллегия исходит из разъяснений Пленума ВС РФ, приведенных в пункте 5 Постановления от 12.05.2016 N 18, согласно которым примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные (идентичные) ввозимые товары или ее отличия от уровня цен, установившегося во внутренней торговле.
В спорной ситуации материалами дела наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта N IC/TH-001 от 16.11.2015, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможней не доказано, равно как не представлены доказательства невозможности применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами, указанные в части 1 статьи 4 Соглашения.
В свою очередь выявление с использованием системы управления рисками рисков недостоверного декларирования таможенной стоимости по правилам пункта 1 статьи 69 ТК ТС и подпункта 1 пункта 11 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением N 376, является основанием для проведения дополнительной проверки, но не названо в нормативных правовых актах в качестве основания для корректировки заявленной таможенной стоимости.
Таким образом, учитывая, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, заявленные в спорной ДТ основаны на недостоверной и документально неподтвержденной информации, и таможня не доказала наличие обстоятельств, препятствующих применению обществом первого метода определения таможенной стоимости, в то время как декларант надлежаще оформленными документами подтвердил правильность определения им таможенной стоимости товара по спорной декларации по первоначально заявленному методу, судебная коллегия поддерживает вывод арбитражного суда о том, что у таможенного органа отсутствовали основания для корректировки таможенной стоимости ввезенного товара, впоследствии принятой на основании шестого "резервного" метода определения таможенной стоимости.
Оспариваемое решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Соответственно решение по таможенной стоимости товаров, заявленных в декларации на товары ДТ N 10714040/080116/0000286, оформленное в виде отметки "Таможенная стоимость принята 28.03.2016" в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2, является незаконным, в связи с чем суд первой инстанции правомерно в соответствии с частью 2 статьи 201 АПК РФ удовлетворил заявленные обществом требования.
Кроме того, суд первой инстанции обоснованно посчитал, что с учетом результатов рассмотрения спора заявитель в соответствии со статьями 106, 110 АПК РФ имеет право на взыскание понесенных судебных расходов на оплату услуг представителя.
Из анализа данных норм права следует, что право на возмещение судебных расходов на оплату услуг представителя возникает при условии фактического несения стороной, в пользу которого был принят судебный акт, затрат. При этом, определяя размер судебных расходов, суд должен руководствоваться принципом разумности.
Доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, в соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов.
Руководствуясь разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дел", а также учитывая характер спора, степень сложности рассматриваемого дела и его продолжительность, объем произведенной представителем работы, суд первой инстанции обоснованно посчитал разумными, достаточными и подлежащими взысканию с таможни судебные расходы в сумме 15000 руб.
Уменьшение судом первой инстанции размера расходов на оплату услуг представителя по рассматриваемому делу согласуется с положениями статей 106, 110 АПК РФ и правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 21.12.2004 N 454-О.
В целом доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда, положенные в основу принятого судебного акта, направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и представленных доказательств по нему, и не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемого решения суда.
Таким образом, судебная коллегия считает, что нормы материального права применены судом первой инстанции правильно, а судебный акт принят на основании всестороннего, объективного и полного исследования имеющихся в материалах дела доказательств. Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену обжалуемого судебного акта, не установлено.
Соответственно оснований для отмены решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
На основании статьи 333.37 Налогового кодекса РФ суд апелляционной инстанции не относит на таможенный орган судебные расходы по государственной пошлине за подачу апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 258, 266 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Приморского края от 30.08.2016 по делу N А51-14052/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение двух месяцев.

Председательствующий Н.Н.АНИСИМОВА

Судьи О.Ю.ЕРЕМЕЕВА И.С.ЧИЖИКОВ