Требование: О признании недействительным договора аренды в отношении земельного участка

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 11.11.2016 N 05АП-7300/2016, 05АП-7360/2016 по делу N А51-20678/2015

Дело N А51-20678/2015

Резолютивная часть постановления оглашена 08 ноября 2016 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 11 ноября 2016 года.
Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Д.А. Глебова,
судей С.М. Синицыной, Н.А. Скрипки,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Е.Е. Овечко,
рассмотрев в судебном заседании апелляционные жалобы военного прокурора Тихоокеанского флота, Министерства обороны Российской Федерации,
апелляционные производства N 05АП-7300/2016, 05АП-7360/2016
на решение от 02.08.2016
судьи А.А. Лошаковой
по делу N А51-20678/2015 Арбитражного суда Приморского края
по иску военного прокурора Тихоокеанского флота в защиту публичных интересов Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации
к департаменту земельных и имущественных отношений Приморского края (ОГРН 1072540005724, ИНН 2538111008, дата регистрации: 21.06.2007), обществу с ограниченной ответственностью "Востокавтосервис-97" (ОГРН 1022501899420, ИНН 2538047754, дата регистрации: 27.08.1997)
третьи лица: ФГКУ "1976 ОМИС" МО РФ, ФГБУ "Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии" в лице филиала по Приморскому краю, Федеральное казенное учреждение "Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа", Пилипенко Владимир Павлович, Бороздин Олег Геннадьевич
о признании недействительным договора,
при участии:
от военного прокурора Тихоокеанского флота: Кулик А.А., удостоверение;
от ФГКУ "1976 ОМИС" МО РФ: Никитина Я.А., по доверенности от 07.07.2016, сроком действия на 1 год, удостоверение;
от департамента земельных и имущественных отношений Приморского края: Пламадяла С.В., по доверенности от 30.12.2015, сроком действия до 31.12.2016, удостоверение;
от ООО "Востокавтосервис-97": Ермоленских И.В., по доверенности от 01.12.2015, сроком действия на 3 года, паспорт; директор Трефилов Г.А., полномочия подтверждены протоколом N 16 от 01.02.2016, паспорт;
в судебное заседание не явились: иные лица, участвующие в деле,

установил:

Военный прокурор Тихоокеанского флота (далее — военный прокурор) в порядке статьи 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) обратился в Арбитражный суд Приморского края в защиту публичных интересов Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации с иском к Департаменту земельных и имущественных отношений Приморского края (далее — Департамент), обществу с ограниченной ответственностью "Востокавтосервис-97" (далее — ООО "Востокавтосервис-97") о признании недействительным (ничтожным) договора аренды от 29.07.2014 N 03-Ю-19075 в отношении земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 площадью 2101 кв. м из земель населенных пунктов, находящегося по адресу: Приморский край, г. Владивосток, ул. Полярная, д. 1/4 (установлено относительно ориентира, расположенного за пределами участка, ориентир — жилой дом, участок находится примерно в 80 м от ориентира по направлению на северо-восток), для использования в целях, не связанных со строительством (стоянка автотранспортных средств), в границах, указанных в кадастровом паспорте участка, являющемся неотъемлемой частью договора, заключенного Департаментом и ООО "Востокавтосервис-97"; о применении последствий недействительности ничтожной сделки — договора аренды от 29.07.2014 N 03-Ю-19075 путем возложения на ООО "Востокавтосервис-97" обязанности возвратить земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:193 в федеральную собственность Министерству обороны Российской Федерации в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу (с учетом уточнения требований, принятых судом первой инстанции в порядке статьи 49 АПК РФ).
Определениями Арбитражного суда Приморского края от 05.10.2015, 21.04.2016, 28.06.2016 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены ФГКУ "1976 ОМИС" Министерства обороны Российской Федерации, Федеральное казенное учреждение "Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа", Пилипенко Владимир Павлович, Бороздин Олег Геннадьевич.
Решением Арбитражного суда Приморского края от 02.08.2016 в удовлетворении исковых требований отказано. Также судом отказано в удовлетворении ходатайства о взыскании судебных расходов по проведению экспертизы.
Не согласившись с вынесенным судебным актом, военный прокурор Тихоокеанского флота и Министерство обороны Российской Федерации обратились с апелляционными жалобами, в которых просили решение Арбитражного суда Приморского края от 02.08.2016 отменить, принять по делу новый судебный акт.
В обоснование своей апелляционной жалобы военный прокурор Тихоокеанского флота указал на то, что судом первой инстанции неверно применены термины "местоположение границ земельного участка при его образовании", используемый в Федеральном законе от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости", которые были установлены в 1979 году, и термин "границы фактического землепользования", которые были определены на момент проведения экспертизы. Полагает, что границы земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 определены в 1979 году. Считает, что отсутствие утверждения технического отчета главным инженером войсковой части 31072 и его предоставления в Комитет по земельным ресурсам и землеустройству г. Владивостока для учета сведений о земельном участке, не препятствует использованию отчета о инженерно-геодезических работах по инвентаризации земель войсковой части при проведении экспертизы, а также в качестве допустимого доказательства по настоящему делу. Отмечает, что материалами дела не опровергается наличие ограждения земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 и его фактическое использование воинской частью в границах ограждения согласно топографическому плану. Полагает, что для установления границ земельного участка достаточно сведений, содержащихся в материалах отвода земельного участка 1979 года в которых имеются координаты углов поворота. Ссылается на результаты экспертизы, которой установлено, что земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:193 пересекает границы земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88, установленные при разграничении государственной собственности на землю. Считает, что при разрешении спора необходимо учитывать регистрацию права собственности РФ на земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88 в координатах, установленных при разграничении федеральной собственности. Отмечает, что при вынесении решения судом первой инстанции не учтено, что в акте согласования границ при межевании земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 отсутствуют сведения о согласовании смежной границы с земельным участком с кадастровым номером 25:28:030012:88, правообладателем которого является Российская Федерация.
В обоснование своей правовой позиции Министерство обороны Российской Федерации, ссылаясь на акт экспертизы ООО Центр экспертиз "Регион Приморье" от 11.03.2016 N 1505/16, также указало на наложение границ спорных земельных участков. Считает, что в соответствии с положениями статьи 608 ГК РФ право сдачи в аренду земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 принадлежит его собственнику — Министерству обороны Российской Федерации, у Департамента данные полномочия отсутствуют. В связи с чем, Министерство обороны Российской Федерации настаивает на признании договора аренды от 29.07.2014 N 03-Ю-19075 недействительным и применении последствий недействительности сделки.
В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель военного прокурора Тихоокеанского флота доводы своей апелляционной жалобы поддержал по изложенным в ней основаниям, решение суда первой инстанции просил отменить и принять по делу новый судебный акт. Представитель ФГКУ "1976 ОМИС" МО РФ также поддержал доводы апелляционных жалоб военного прокурора и Министерства обороны Российской Федерации.
Представители Департамента и ООО "Востокавтосервис-97" на доводы апелляционных жалоб возразил, по основаниям, изложенным в письменных отзывах, решение суда первой инстанции считают законным и обоснованным, апелляционные жалобы не подлежащими удовлетворению. Кроме того, в судебном заседании представитель Департамента заявил ходатайство о выяснении судом статуса Министерства обороны в настоящем деле.
Рассмотрев ходатайство Департамента, апелляционный суд пришел к выводу, что производство по апелляционной жалобе Министерства обороны Российской Федерации подлежит прекращению на основании следующего.
В силу пункта 3 статьи 1 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" прокуроры участвуют в рассмотрении дел арбитражными судами в соответствии с процессуальным законодательством. При обращении в арбитражный суд в порядке части 1 статьи 52 АПК РФ, а также при обжаловании судебных актов прокурор обязан соблюдать требования к форме и содержанию обращений в арбитражные суды, предусмотренные статьями 125, 193, 199, 209, 263, 274, 294 АПК РФ.
Применительно к статье 125 АПК РФ прокурор в исковом или ином заявлении обязан обосновать наличие у него полномочий по обращению в арбитражный суд, а по делам, названным в абзацах втором и третьем части 1 статьи 52 АПК РФ указать публично-правовое образование, в интересах которого предъявляется иск, и уполномоченный орган, действующий от имени публично-правового образования. Уполномоченным органом публично-правового образования является орган, который от имени публично-правового образования приобретает и осуществляет права и обязанности в рамках его компетенции, установленной актами, определяющими статус данного органа.
При этом из разъяснений постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.03.2012 N 15 "О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе" не следует, что лицо, в интересах которого прокурор предъявляет иск, автоматически приобретает процессуальный статус участника арбитражного дела. Формулировка, в частности пунктов 3, 4 статьи 52 АПК РФ, с учетом разъяснений, изложенных в пунктах 9 — 12 указанного Постановления, дает основания полагать, что публично-правовое образование, в интересах которого предъявлен иск прокурором, вправе не участвовать в процессе, возбужденном по иску прокурора, и на вступление его в дело в качестве истца требуется непосредственное волеизъявление уполномоченного органа, поскольку Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не предоставляет право суду привлекать к участию в деле истца по собственной инициативе.
Так, из пункта 10 Постановления от 23.03.2012 N 15 следует, что, предъявляя иск о признании недействительной сделки или применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной лицами, названными в абзацах втором и третьем части 1 статьи 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, прокурор обращается в арбитражный суд в интересах публично-правового образования. В связи с этим суд извещает соответствующее публично-правовое образование, в интересах которого предъявлен иск, в лице уполномоченного органа о принятии искового заявления прокурора к производству и возбуждении производства по делу. Такое публично-правовое образование в лице уполномоченного органа вправе вступить в дело в качестве истца.
Судом апелляционной инстанции установлено, что Министерство обороны Российской Федерации было извещено о рассмотрении Арбитражным судом Приморского края дела N А51-20678/2015 по иску военного прокурора Тихоокеанского флота в защиту публичных интересов Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации к Департаменту земельных и имущественных отношений Приморского края о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности ничтожной сделки, представители Министерства обороны Российской Федерации присутствовали в судебных заседаниях суда первой инстанции (что подтверждается протоколами от 01.12.2015, 20.01.2016, 26.07.2016) в качестве слушателей, однако не выражали желания Министерства обороны Российской Федерации на участие в деле в качестве истца, ходатайств о вступлении в дело в качестве истца не заявляли. В связи с чем, Министерство обороны Российской Федерации не является лицом участвующим в деле.
На основании части 1 статьи 257 АПК РФ право обжаловать в порядке апелляционного производства решение арбитражного суда первой инстанции, не вступившее в законную силу, имеют лица, участвующие в деле (статья 40 АПК РФ), а также иные лица в случаях, предусмотренных указанным Кодексом.
Согласно статье 42 АПК РФ лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт, а также оспорить его в порядке надзора по правилам, установленным АПК РФ. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле.
В соответствии с правовой позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" (далее — Постановление N 36), в случае, когда жалоба подается лицом, не участвовавшим в деле, суду надлежит проверить, содержится ли в жалобе обоснование того, каким образом оспариваемым судебным актом непосредственно затрагиваются права или обязанности заявителя.
После принятия апелляционной жалобы лица, не участвовавшего в деле, арбитражный суд апелляционной инстанции определяет, затрагивает ли принятый судебный акт непосредственно права или обязанности заявителя, и, установив это, решает вопросы об отмене судебного акта суда первой инстанции, руководствуясь пунктом 4 части 4 статьи 270 АПК РФ, и о привлечении заявителя к участию в деле.
По смыслу приведенных норм необходимым условием для возникновения у лица, не участвовавшего в деле, права на обжалование судебного акта является то, что последний должен быть принят в отношении его прав и обязанностей. При этом судебный акт может быть признан вынесенным о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, лишь в том случае, если им устанавливаются права этого лица относительно предмета спора либо возлагаются обязанности на это лицо. Таким образом, для подтверждения права на обжалование судебных актов у лиц, не привлеченных к участию в деле, необходимо, чтобы оспариваемые судебные акты не просто затрагивали права и обязанности этих лиц, а были приняты непосредственно о правах и обязанностях этих лиц по отношению к одной из сторон спора.
Вместе с тем, обращаясь с апелляционной жалобой, Министерство обороны Российской Федерации не указывает, какие конкретно судом первой инстанции установлены права или возложены обязанности, которые повлекли нарушение прав Министерства при принятии обжалуемого судебного акта, учитывая, что в удовлетворении иска прокурору по данному делу отказано.
При таких обстоятельствах, учитывая разъяснения, изложенные в Постановлении от 23.03.2012 N 15, апелляционный суд пришел к выводу, что Министерство обороны Российской Федерации не является лицом, участвующем в настоящем деле и имеющем право на обжалование судебного акта.
В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 264 АПК РФ арбитражный суд апелляционной инстанции возвращает апелляционную жалобу, если при рассмотрении вопроса о принятии апелляционной жалобы к производству установит, что жалоба подана лицом, не имеющим права на обжалование судебного акта в порядке апелляционного производства. В случае если указанное обстоятельство будет установлено после принятия апелляционной жалобы к производству, производство по апелляционной жалобе подлежит прекращению применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.
Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что Министерство обороны Российской Федерации в соответствии со статьей 42 АПК РФ не обладает правом обжалования решения суда от 02.08.2016, учитывая, что иск заявлен прокурором в защиту публичных интересов Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации, и в связи с этим на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, с учетом разъяснений пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 36, производство по его апелляционной жалобе подлежит прекращению.
Исследовав материалы дела, заслушав доводы представителей лиц, участвующих в деле, арбитражный суд апелляционной инстанции установил следующее.
Актом на закрепление лесных площадей без исключения из государственного лесного фонда от 15.08.1956 военным лесничеством N 247 КЭЧ Владивостокского района в соответствии с распоряжением ОЭРС ВМС СССР от 05.07.1954 N 435929 за войсковой частью 30915 закреплены леса I группы военного лесничества площадью 10,5 га (не покрыты лесом) с приложением схемы закрепляемого участка.
В Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним на основании выписки из реестра федерального имущества 03.06.2005 зарегистрировано право собственности Российской Федерации на земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88 площадью 29918,75 кв. м, под размещение воинской части, из состава земель поселений, местоположение которого установлено относительно ориентира: жилой дом, адрес ориентира: г. Владивосток, ул. Полярная, д. 1 корп. 4, участок находится примерно 4 м на восток от ориентира. В настоящее время на территории данного земельного участка размещается передающий узел связи войсковой части 63830.
По пояснениям органа кадастрового учета, по сведениям программного комплекса автоматизированной информационной системы государственного кадастра недвижимости земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88 имеет статус "ранее учтенный", декларированная площадь участка составляет 29918,75 кв. м, что соответствует сведениям Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Государственный кадастровый учет указанного земельного участка осуществлен 28.03.2005, на основании поступившего в адрес органа кадастрового учета заявления о постановке на государственный кадастровый учет N 246 от 28.03.2005, до введения в действие Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" и перехода на ведение государственного кадастра недвижимости (ГКН) посредством ПК АИС ГКН. Сведения о координатах характерных точек местоположения границ земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 в ГКН отсутствуют.
На основании распоряжения Департамента от 11.06.2014 N 1444-рз "О предоставлении ООО "Востокавтосервис-97" земельного участка, расположенного по адресу: Приморский край, г. Владивосток, в районе ул. Полярная, 1/4" Департамент (арендодатель) и ООО "Востокавтосервис-97" (арендатор) заключили договор аренды от 29.07.2014 N 03-Ю-19075 в отношении земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 площадью 2101 кв. м, из земель населенных пунктов для использования в целях, не связанных со строительством (стоянка автотранспортных средств), в границах, указанных в кадастровом паспорте участка, являющемся неотъемлемой частью договора.
Согласно пункту 1.3 договора срок аренды установлен с 11.06.2014 по 10.06.2019.
Ссылаясь на акт экспертизы ООО Центр экспертиз "Регион Приморье" от 11.03.2016 N 1505/16 военный прокурор Тихоокеанского флота полагает, что земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:193 полностью налагается на земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88, являющийся собственностью Российской Федерации, в связи с чем у Департамента отсутствовали правовые основания для предоставления его в аренду ООО "Востокавтосервис-97", что послужило основание для обращения прокурора в арбитражный суд с иском о признании недействительным (ничтожным) договора аренды от 29.07.2014 N 03-Ю-19075 в отношении земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193, заключенного Департаментом и ООО "Востокавтосервис-97" и применении последствий недействительности ничтожной сделки путем возврата земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 в федеральную собственность Министерству обороны Российской Федерации.
Рассмотрев исковое заявление, суд первой инстанции счел требования необоснованными и отказал в их удовлетворении.
Исследовав и оценив материалы дела, проверив в порядке статей 266 — 271 АПК РФ правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение не подлежит отмене или изменению в силу следующих обстоятельств.
В соответствии с пунктом 1 статьи 166 ГК РФ (здесь и далее — в редакции закона, действовавшего на момент заключения оспариваемого договора), Сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). При этом согласно пункту 3 указанной статьи Кодекса требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.
По общему правилу, действовавшему на момент совершения оспариваемой сделки, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, оспорима, если закон не устанавливает, что такая сделка ничтожна, или не предусматривает иных последствий нарушения (часть 1 статьи 168 ГК РФ). В соответствии с пунктом 2 статьи 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Согласно пункту 2 статьи 214 ГК РФ земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью. В соответствии с пунктом 10 статьи 1 Федерального закона от 31.05.1996 N 61-ФЗ "Об обороне" земли и другие природные ресурсы, предоставленные для нужд Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, находятся в федеральной собственности.
Как следует из статьи 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129 ГК РФ), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.
В то же время, статьей 52 АПК РФ прокурору предоставлено право обратиться в арбитражный суд с иском о признании недействительными сделок, совершенных, в частности органами государственной власти субъектов РФ, а также с иском об истребовании государственного и муниципального имущества из чужого незаконного владения. При этом, предъявляя иск о признании недействительной сделки или применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной лицами, названными в абзацах втором и третьем части 1 статьи 52 АПК РФ, прокурор обращается в арбитражный суд в интересах публично-правового образования (пункт 10 постановления Пленума ВАС РФ от 23.03.2012 N 15).
Таким образом, военный прокурор вправе оспаривать договор аренды от 29.07.2014 N 03-Ю-19075 земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 в интересах публично-правового образования — Российской Федерации в лице Минобороны РФ. В обоснование исковых требований военный прокурор сослался на наложение границ земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 на земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88.
Как установлено судом, Российская Федерация является собственником земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 площадью 29918,75 кв. м под размещение воинской части.
При внесении в государственный кадастр недвижимости сведений о земельных участках как о ранее учтенных и присвоении им кадастровых номеров их площадь определяется декларативно, границы в порядке, предусмотренном частью 7 статьи 38 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" (далее — Закон о кадастре недвижимости), посредством определения координат характерных точек не устанавливаются. В силу данного обстоятельства в кадастровых документах земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 имеются отметки о том, что границы указанного земельного участка в соответствии с требованиями земельного законодательства не установлены.
Таким образом, земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88, в силу закона считается поставленными на государственный кадастровый учет, однако определение его территории исключительно на картографической основе ведения государственного кадастра недвижимости на текущий момент не представляется возможным. Следовательно, в рассматриваемом случае земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88 поставлен на государственный кадастровый учет, его границы определены в соответствии с земельным законодательством, но в силу требований кадастрового законодательства считаются неустановленными.
Поскольку отсутствие сведений о границах земельного участка не позволяет однозначно определить участок в качестве объекта недвижимости, сведения о нем подлежат уточнению при межевании границ.
Частью 9 статьи 38 Закона о кадастре недвижимости установлено, что при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае, если указанные документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.
Исходя из изложенного суд первой инстанции верно указал, что при отсутствии установленных в соответствии с требованиями земельного законодательства, существовавшими в различное время с момента закрепления участка, границ необходимо исходить из границ фактического землепользования с учетом положений пункта 9 статьи 38 Закона о кадастре недвижимости.
Как следует из представленного в материалы дела акта экспертизы, изготовленного ООО Центр экспертиз "Регион Приморье" от 11.03.2016 N 1505/16, кадастровым инженером Раташнюк Н.Т. проведено исследование на предмет фактического местоположения границ земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88, их соответствия правоустанавливающим документам и сведениям ГКН и на предмет наложения земельных участков с кадастровыми номерами 25:28:030012:88 и 25:28:030012:193 на основании материалов отвода земельного участка в 1979 году, по материалам инвентаризации 1993 года, по описанию земельных участков от 15.11.2006 и при разграничении государственной собственности на землю в 2005 году. При этом под материалами отвода 1979 года в акте понимаются план границ землепользования (приложение 8), под материалами инвентаризации 1993 года — технический отчет о выполненных войсковой частью 31072 инженерно-геодезических работах по инвентаризации земель войсковой части 30915 (приложение 9), под описанием земельных участков от 15.11.2006 — описание, выполненное ПК "Геодезист" по заказу 1976 ОМИС (приложение 6), под материалами при разграничении государственной собственности на землю — кадастровое дело земельного участка и в его составе землеустроительное дело 2004 года (приложение 2).
Как установлено в акте экспертизы, в правоустанавливающем документе отсутствуют сведения о площади и границах земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88. В результате изучения и обработки сведений о земельном участке, предоставленном в/части 30915 (в/ч 63830) выявлено, что под земельный участок Администрацией г. Владивостока отведено 47006 кв. м, по материалам инвентаризации 1993 года площадь земельного участка составляла 42919 кв. м, по результатам геодезических измерений на местности фактическая площадь земельного участка составила 38114 кв. м, декларированная площадь земельного участка по сведениям ГКН составляет 29919 кв. м, фактическая площадь земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 превышает указанную в ГКН декларированную площадь на 8195 кв. м. На основании проведенного исследования эксперт сделал вывод о том, что в государственном кадастре недвижимости содержится ошибочное значение декларированной площади земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88.
В результате сравнительного анализа местоположения границ земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 по предоставленным к исследованию материалам экспертом выявлено, что местоположение фактической границы участка совпадает с местоположением, определенным по результатам инвентаризации 1993 года (в пределах погрешности измерений). Исключением являются часть северной границы, смежная с земельными участками с кадастровыми номерами 25:28:030012:193, 25:28:030012:281, и часть южной границы в районе металлических гаражей. По материалам отвода 1979 года земельные участки с кадастровыми номерами 25:28:030012:193, 25:28:030012:281, а также участок для обслуживания металлических гаражей входили в границы отвода земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88. Эксперт указал, что для установления границы земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 и уточнения его площади в соответствии с законодательством, необходимо провести межевание границ.
Согласно заключению эксперта, фактическое местоположение границ земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193, расположенного по адресу: г. Владивосток, ул. Полярная, 1/4, предоставленного для стоянки автотранспортных средств, отклоняется от местоположения, определенного по сведениям государственного кадастра недвижимости. Смещение границы участка привело к захвату части земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:32 площадью 534 кв. м со стороны арендатора земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193.
Таким образом, проведенным экспертом Раташнюк Н.Т. сравнительным анализом местоположения границ исследуемых земельных участков установлено, что граница земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 пересекает границу земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88, определенную по материалам отвода земельного участка 1979 года, определенную по материалам инвентаризации 1993 года, определенную по "Описанию земельных участков" от 15.11.2006, но не пересекает границу, установленную при разграничении государственной собственности на землю. Площадь наложения земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 на земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88 составляет: в границах участка с кадастровым номером 25:28:030012:88, определенных по материалам отвода земельного участка 1979 года, — 2085 кв. м; в границах участка с кадастровым номером 25:28:030012:88, определенных по материалам инвентаризации 1993 года, — 1507 кв. м; в границах участка с кадастровым номером 25:28:030012:88, определенных по "Описанию земельных участков" от 15.11.2006-1459 кв. м.
По мнению эксперта, причиной пересечения границ и наложения земельных участков является несоблюдение требований действующего законодательства при постановке на кадастровый учет земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193, отсутствие согласования границ земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 с правообладателем смежного земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88.
Вместе с тем, в судебном заседании 14-21.04.2016 (после перерыва) кадастровый инженер Раташнюк Н.Т. пояснила, что в настоящее время не имеется пересечения границ земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 с фактическими границами участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 исходя из его фактического использования. По пояснению специалиста, им были установлены границы участка, занимаемого войсковой частью в настоящее время, по существующему ограждению. Данные границы фактического использования обозначены на совмещенном плане границ земельных участков на странице 17 акта экспертизы.
Из чертежей взаимного расположения участков на страницах 1011, 17, 18 акта экспертизы видно, что площадь фактического использования участка, находящегося в федеральной собственности, постепенно уменьшалась. Как пояснил эксперт в судебном заседании, данное уменьшение площади связано с расширением застройки городских территорий. Максимальные границы существовали у участка по отводу в 1979 году, из схемы 4 на странице 17 акта экспертизы следует, что арендуемый ответчиком участок входит в границы земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 по материалам отвода. Однако, как указано выше, фактическое использование осуществляется войсковой частью в меньших границах, в которые не входит участок с кадастровым номером 25:28:030012:193, участок по материалам отвода не используется.
Согласно совмещенному плану земельных участков (чертеж 4 на странице 17 акта экспертизы) участок с кадастровым номером 25:28:030012:193 входит в границы участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 по материалам инвентаризации 1993 года (площадь наложения 1507 кв. м). Данные материалы являются техническим отчетом о инженерно-геодезических работах по инвентаризации земель войсковой части 30915 с целью определения существующих границ землепользования и площади объекта для создания автоматизированного банка кадастровых данных (пояснительная записка к техническому отчету). На плане землепользования к отчету указано, что границы и площадь участка определены по существующему ограждению. Вместе с тем, указанный технический отчет не содержит отметки о его утверждении главным инженером войсковой части 31072 и сведений о его предоставлении в Комитет по земельным ресурсам и землеустройству г. Владивостока для учета сведений о земельном участке. Кроме того, на вопрос суда первой инстанции кадастровый инженер пояснила, что не располагает сведениями о том, содержится ли описание от 15.11.2006 в землеустроительном деле участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 и передавалось ли описание в Территориальный отдел N 11 Управления Роснедвижимости по Приморскому краю для учета земельного участка. Не содержится данных сведений и в самом описании земельного участка.
Как следует из ответа Управления Росреестра по Приморскому краю от 08.12.2015 исх. N 10-2811 землеустроительные документы государственного фонда данных на земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88 в архиве Управления Росреестра по Приморскому краю отсутствуют.
По сообщению филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Приморскому от 20.01.2016 земельный участок с кадастровым номером 25:28:030012:88 поставлен на кадастровый учет на основании поступившего в адрес органа кадастрового учета заявления о постановке на кадастровый учет от 28.03.2005 N 246, сведения о характерных точках местоположения границ в ГКН отсутствуют, материалы кадастрового дела содержат каталог координат и высот углов поворота участка, землеустройство по земельному участку завершено не было в силу того, что не было выполнено межевание земельного участка, документы, подтверждающие межевание земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88, в материалах кадастрового дела отсутствуют.
При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что в деле не имеется доказательств того, что описание земельных участков, выполненное ПК "Геодезист" для ФГКУ "1976 ОМИС" Министерства обороны Российской Федерации 15.11.2006, имеется в кадастровом деле вышеуказанного участка, и считать данное описание материалами межевания и землеустройства оснований не имеется. Следовательно, судом не может быть учтено наложение рассматриваемых участков по указанному описанию от 15.11.2006.
По материалам разграничения государственной собственности на землю наложения рассматриваемых земельных участков кадастровым инженером не установлено.
В акте экспертизы содержится топографический план в виде растровой подложки, полученный в Управлении градостроительства и архитектуры г. Владивостока по состоянию на 2000 год (страница 16 акта). На топографическом плане отображено ограждение участка с кадастровым номером 25:28:030012:88, в которое частично входит и участок с кадастровым номером 25:28:030012:193. Однако материалами дела опровергается наличие данного ограждения в настоящее время и фактическое использование участка войсковой частью в границах ограждения согласно топографическому плану.
Поскольку из имеющихся в материалах дела документов невозможно установить границы закрепления земель лесного фонда за войсковой частью 30915 (63830), при этом ни одна из границ участка, находящегося в федеральной собственности, по материалам отвода 1979 года, по материалам инвентаризации 1993 года, по материалам разграничения 2005 года и по описанию 2006 года не совпадает с границами фактического использования в настоящее время, в которые, по мнению военного прокурора, входит объект спорного договора аренды, судом установлено, что арендуемый ответчиком участок не пересекает ни одну из границ фактического использования участка, находящегося в федеральной собственности.
Кроме того, апелляционный суд учитывает, что согласно акту экспертизы и выводам эксперта по первому вопросу площадь участка, на который зарегистрировано право федеральной собственности, декларированная площадь (29919 кв. м) меньше фактической площади по результатам геодезических измерений (38114 кв. м), из чего следует, что при отсутствии наложения границ земельного участка по спорному договору аренды на фактически используемый войсковой частью участок не может быть наложения на земельный участок, право на который зарегистрировано ввиду его значительно меньшей площади.
При отсутствии в ГКН сведений о границах земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:88 и отсутствии межевания данного участка суд первой инстанции, исходя из площади его фактического использования для нужд вооруженных сил, пришел к верному выводу об отсутствии нарушения прав Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации при заключении спорного договора аренды. Пересечение границ по фактическому использованию опровергается представленным военным прокурором в материала дела актом экспертизы, в том числе содержащимся в акте координированием поворотных точек существующих ограждений земельных участков, а также пояснениями кадастрового инженера, данными в судебном заседании 14-21.04.2016.
По результатам повторного рассмотрения материалов настоящего дела, апелляционным судом не установлено ни нарушения прав Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации ни иного нарушения норм действующего законодательства при заключении спорного договора аренды, коллегия пришла к выводу, что судом первой инстанции правомерно отказано в удовлетворении требований военного прокурора в части признания недействительным (ничтожным) договора аренды от 29.07.2014 N 03-Ю-19075.
Поскольку основания для признания договора аренды от 29.07.2014 N 03-Ю-19075 недействительным отсутствуют, требования прокурора в части применения последствий недействительности ничтожной сделки путем возврата земельного участка с кадастровым номером 25:28:030012:193 в федеральную собственность Министерству обороны Российской Федерации, также не подлежат удовлетворению.
Решение суда первой инстанции в части отказа во взыскании с ответчиков в пользу военной прокуратуры Владивостокского гарнизона 69700 рублей расходов по проведению экспертизы соответствует требованиям статей 101, 106, 110 АПК РФ.
Судебная коллегия, изучив апелляционную жалобу военного прокурора, приходит к выводу, что в целом доводы, изложенные в ней, являются повторением доводов настоящего искового заявления, были предметом исследования арбитражного суда первой инстанции и получили надлежащую правовую оценку, по существу направлены на переоценку выводов суда, и не опровергая их, сводятся к несогласию с оценкой установленных обстоятельств по делу, что, в соответствии со статьей 270 АПК РФ, не может рассматриваться в качестве основания для отмены обжалуемого судебного акта.
В соответствии с частью 1 статьи 269 АПК РФ по результатам рассмотрения апелляционной жалобы арбитражный суд апелляционной инстанции вправе оставить решение арбитражного суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта по приведенным в апелляционной жалобе военного прокурора доводам. Нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, апелляционной инстанцией не установлено.
Вопрос о распределении расходов по государственной пошлины за подачу апелляционных жалоб судом не рассматривался, поскольку заявители жалоб освобождены от уплаты государственной пошлины в силу положений статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 258, 266 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Производство по апелляционной жалобе Министерства обороны Российской Федерации прекратить.
Решение Арбитражного суда Приморского края от 02.08.2016 по делу N А51-20678/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу военного прокурора Тихоокеанского флота — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение двух месяцев.

Председательствующий Д.А.ГЛЕБОВ

Судьи С.М.СИНИЦЫНА Н.А.СКРИПКА