Требование: О возложении обязанности исполнить обязательства по контракту на поставку медицинского оборудования, о взыскании договорной неустойки в виде штрафа

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2016 N 05АП-6719/2016 по делу N А59-4675/2015

Резолютивная часть постановления оглашена 08 сентября 2016 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 14 сентября 2016 года.
Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Н.Н. Анисимовой,
судей С.В. Гуцалюк, О.Ю. Еремеевой,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Т.Н. Витко,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Государственного бюджетного учреждения здравоохранения "Сахалинская областная больница",
апелляционное производство N 05АП-6719/2016
на решение от 13.07.2016
судьи М.С. Слепенковой
по делу N А59-4675/2015 Арбитражного суда Сахалинской области
по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Аврора-ДВ" (ОГРН 1146501005375, ИНН 6501266115, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 28.07.2014)
к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения "Сахалинская областная клиническая больница" (ОГРН 1026500550064, ИНН 6501025568, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 26.12.2002)
о возложении обязанности исполнить обязательства, о взыскании договорной неустойки в виде штрафа в размере 22883 руб.,
при участии: стороны не явились, извещены,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Аврора-ДВ" (далее — истец, общество, поставщик) обратилось в арбитражный суд с иском об обязании Государственного бюджетного учреждения здравоохранения "Сахалинская областная клиническая больница" (далее — ответчик, учреждение, заказчик) принять аппарат автоматической пневмотонометр, указанный в контракте N 237 от 18.05.2015, и о взыскании с ответчика договорной неустойки в виде штрафа в размере 22883,00 руб.
Решением суда от 13.07.2016 исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Не согласившись с вынесенным решением учреждение, обратилось в апелляционный суд с жалобой, в которой просит его отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска. Указывает, что выпуском в обращение на территории Российской Федерации для медицинского оборудования является не только ввоз данного оборудования на таможенную территорию Российской Федерации, но и его последующая реализация, в связи с чем товар, подлежащий обязательному подтверждению его соответствия требованиям технического регламента, не мог быть приобретен учреждением в отсутствие документа, подтверждающего его безопасность. Отмечает, что срок действия представленной обществом декларации о соответствии N РОСС US.ИМ41.Д00431 от 22.06.2012 истек 22.06.2015. Учитывая изложенное, а также то обстоятельство, что в данной декларации отсутствовали сведения о серийном выпуске изделия, что не позволяло идентифицировать спорное оборудование, учреждение считает свои действия по отказу принять поставленное оборудование не противоречащими действующему правовому регулированию и условиям контракта. Заявитель жалобы также не согласен с выводом суда о том, что общество неоднократно принимало меры по досрочной поставке товара, поскольку досрочная поставка товара была согласована только на 12.08.2015, и на указанную дату, равно как и по состоянию на 09.09.2015, у истца имелась возможность представить декларацию о соответствии N РОСС US.ИМ41.Д05182 от 11.06.2015 на спорное оборудование со сроком действия до 11.06.2018, что последним исполнено не было. С учетом изложенного учреждение считает, что оно действовало в соответствии с условиями контракта, ввиду чего у суда первой инстанции отсутствовали основания для обязания заказчика принять медицинское оборудование с просроченной декларацией о соответствии и для взыскания с него договорной неустойки.
Общество в представленном в материалы дела отзыве с доводами апелляционной жалобы не согласилось, считает, что судом первой инстанции выяснены все обстоятельства дела и им дана надлежащая оценка, в связи с чем решение отмене или изменению не подлежит.
Извещенные надлежащим образом о месте и времени судебного заседания лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, в связи с чем судебная коллегия на основании статей 156, 266 далее — Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) рассмотрела апелляционную жалобу в их отсутствие.
Исследовав и оценив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, проверив в порядке статей 266 — 271 АПК РФ правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующих обстоятельств.
18.05.2015 на основании протокола рассмотрения единственной заявки на участие в электронном аукционе N 0361200009115000157 от 28.04.2015 между обществом (поставщик) и учреждением (заказчик) заключен контракт N 237, по условиям которого поставщик принял на себя обязательства поставить аппарат автоматический пневмотонометр заказчику в ассортименте и по ценам, установленным спецификацией, на условиях, предусмотренных настоящим контрактом, а заказчик обязался принять и оплатить поставляемый товар на условиях, предусмотренных настоящим контрактом.
Спецификацией к контракту предусмотрена обязанность поставщика поставить автоматический бесконтактный тонометр Reichert 7, производитель — Reichert, Inc., США, гарантийный срок производителя оборудования составляет 12 месяцев, гарантия поставщика — 12 месяцев, оборудование 2014 года выпуска, поставка товара осуществляется на сумму — 915321,00 руб.
По условиям пунктов 4.1, 4.2, 4.6 контракта поставка товара, ввод в эксплуатацию и проведение инструктажа (обучения) персонала осуществляется в течение 90 дней с даты заключения контракта с возможностью досрочного выполнения условий контракта. При поставке поставщик предоставляет заказчику товар с сопровождением документации, в том числе декларации соответствия. Поставщик за 10 рабочих дней до осуществления плановой отправки уведомляет заказчика о дате и ориентировочном времени доставки товара в пункт назначения и обеспечивает присутствие своего представителя при приемке товара заказчиком.
Письмом от 28.07.2015 вх. N 3839 общество уведомило учреждение о готовности к сдаче оборудования по государственному контракту, в ответ на которое ответчик письмом от 31.07.2015 исх. N 3966 указал, что приемка-передача аппарата — автоматический пневмотонометр состоится 12.08.2015 в 15 часов 00 минут.
Ввиду того, что указанное письмо было получено поставщиком только 17.08.2016, последним в адрес заказчика было направлено письмо от 19.08.2015 вх. N 4275, содержащее претензию о несоблюдении учреждением условий пункта 6.1 контракта и просьбу об обязании 25.08.2015 осуществить приемку оборудования с подписанием акта приема-передачи товара или с составлением мотивированного отказа о приемке оборудования.
Фактически приемка товара была начата 08.09.2015, по результатам которой заказчик 09.09.2015 утвердил акт о приемке товара на соответствие по качеству, в котором отразил перечень предоставленных ранее истцом документов на спорное медицинское оборудование и указал, что при проверке предоставленных документов комиссия выявила нарушения в виде представления декларации о соответствии, не заверенной печатью общества, без приложения, с просроченным сроком действия, а также в виде отсутствия технического паспорта и сведений о декларации таможенного союза на соответствующем сайте.
Указанным актом заказчик приостановил приемку товара сроком на 10 календарных дней до устранения поставщиком выявленных несоответствий согласно пункту 4.13 государственного контракта N 237 от 18.05.2015.
Письмом от 15.09.2015 общество направило учреждению разногласия к акту приемке товара с приложением копии декларации о соответствии, заверенной печатью поставщика, и технического паспорта на товар, и просило повторно изучить представленные документы и принять решение о приемке продукции или об отказе ее принятия.
Не получив мотивированного ответа на указанное обращение, общество обратилось в арбитражный суд с требованием об обязании учреждение принять спорное оборудование и взыскать договорную неустойку за нарушение условий контракта.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции посчитал, что ответчик не представил доказательств, подтверждающих наличие препятствий для принятия поставленного истцом товара, и, как следствие, для неисполнения предусмотренных контрактом обязательств.
Поддерживая указанные выводы суда, апелляционная коллегия исходит из следующего.
Согласно пункту 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс) гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом или иными правовыми актами, в том числе из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.
В силу требований статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются.
По правилам пункта 1 статьи 525 Кодекса поставка товаров для государственных или муниципальных нужд осуществляется на основе государственного или муниципального контракта на поставку товаров для государственных или муниципальных нужд, а также заключаемых в соответствии с ним договоров поставки товаров для государственных или муниципальных нужд (пункт 2 статьи 530 ГК РФ).
Из пункта 8 статьи 3 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее — Закон N 44-ФЗ) следует, что государственный контракт, муниципальный контракт — договор, заключенный от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации (государственный контракт), муниципального образования (муниципальный контракт) государственным или муниципальным заказчиком для обеспечения соответственно государственных нужд, муниципальных нужд.
К отношениям по поставке товаров для государственных или муниципальных нужд применяются правила о договоре поставки (статьи 506 — 522 ГК РФ), если иное не предусмотрено правилами настоящего Кодекса (пункт 2 статьи 525 ГК РФ).
Статьей 506 ГК РФ определено, что по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.
В соответствии с пунктом 1 статьи 509 Кодекса поставка товаров осуществляется поставщиком путем отгрузки (передачи) товаров покупателю, являющемуся стороной договора поставки, или лицу, указанному в договоре в качестве получателя.
Покупатель (получатель) обязан совершить все необходимые действия, обеспечивающие принятие товаров, поставленных в соответствии с договором поставки (статья 513 ГК РФ).
Согласно статье 526 Кодекса по государственному или муниципальному контракту на поставку товаров для государственных или муниципальных нужд поставщик (исполнитель) обязуется передать товары государственному или муниципальному заказчику либо по его указанию иному лицу, а государственный или муниципальный заказчик обязуется обеспечить оплату поставленных товаров.
Как разъяснено в пункте 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.10.1997 N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки", покупатель (получатель) обязан на основании пункта 2 статьи 513 ГК РФ проверить количество и качество принятых товаров в порядке, установленном законом, иными правовыми актами, договором или обычаями делового оборота.
В случаях, когда покупатель в нарушение закона, иных правовых актов или договора купли-продажи не принимает товар или отказывается его принять, продавец вправе потребовать от покупателя принять товар или отказаться от исполнения договора (пункт 3 статьи 484 ГК РФ).
Из материалов дела усматривается, что обществом во исполнение контракта N 237 от 18.05.2015 осуществлена поставка медицинского оборудования в адрес заказчика на согласованных сторонами контракта условиях. При этом поставщик имеет необходимый комплект сопроводительной документации и готов предоставить ее ответчику.
Однако, как следует из переписки между обществом и учреждением (том 1 л.д. 47-48, 51-53, 56-59), а также акта о приемке товара на соответствие по качеству от 09.09.2015 (том 1 л.д. 54-55), ответчик фактически отказался принимать товар, настаивая на том, что поставлен товар, не соответствующий требованиям, предъявляемым к его качеству, так как срок действия представленной обществом декларации о соответствии истек 22.06.2015.
Действительно, согласно акту о приемке товара на соответствие по качеству от 09.09.2015 общество представило учреждению необходимые документы, предусмотренные контрактом, в том числе декларацию о соответствии N РОСС US.ИМ41.Д00431 сроком действия с 22.06.2012 до 22.06.2015 на продукцию "Тонометр офтальмологический автоматический бесконтактный Reichert с принадлежностями".
Сведения об указанной декларации заявлены в графе 44 ДТ N 10005023/120515/0023525, по которой был задекларирован и выпущен в свободное обращение на территории Российской Федерации товар N 6 — тонометр офтальмологический Reichert 7 с принадлежностями.
Сравнительный анализ указанных сведений со сведениями, содержащимися на шильдиках пневмотонометра (том N 1 л.д. 120), показал, что учреждению было поставлено медицинское оборудование — аппарат автоматического бесконтактного тонометра Reichert 7, производитель Reichert Inc., США, дата производства — апрель 2015 года, артикул: 16050, серийный номер: 05290-0415.
Учитывая, что спорный товар был выпущен 12.05.2015, то есть в период действия указанной выше декларации о соответствии от 22.06.2012, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что представленная заказчику на дату приемки спорного оборудования декларация о соответствии N РОСС US.ИМ41.Д00431 сроком действия с 22.06.2012 до 22.06.2015 являлась действительной и распространяла свое действие на товар в течение срока годности или срока службы указанного товара.
Данный вывод арбитражного суда полностью согласуется с положениями пункта 3 статьи 23 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ "О техническом регулировании" (далее — Закон N 184-ФЗ), в силу которого декларация о соответствии и сертификат соответствия имеют равную юридическую силу и действуют на всей территории Российской Федерации в отношении каждой единицы продукции, выпускаемой в обращение на территории Российской Федерации во время действия декларации о соответствии или сертификата соответствия, в течение срока годности или срока службы продукции, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Довод заявителя жалобы о том, что выпуском в обращение на территории Российской Федерации для медицинского оборудования является не только ввоз данного оборудования на таможенную территорию Российской Федерации, но и его последующая реализация, признается апелляционной коллегией безосновательным, как напрямую противоречащий статье 195 Таможенного кодекса Таможенного союза.
В этой связи нельзя согласиться с утверждением ответчика о том, что у него отсутствовала объективная возможность принять спорный товар, соответствие требованиям техническим регламентам которого было подтверждено декларацией о соответствии N РОСС US.ИМ41.Д00431 сроком действия с 22.06.2012 до 22.06.2015.
В данном случае судебная коллегия, учитывает, что спорная декларация была выдана после проведения соответствующих испытаний и в отношении конкретного медицинского оборудования, соответствие требованиям техническим регламентам которого не прекращается с истечением срока действия указанной декларации в силу прямого указания пункта 3 статьи 23 Закона N 184-ФЗ.
Ссылки учреждения на информационное письмо Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 10.02.2016 N 01/1496-16-31 с приложением скриншота из реестра деклараций продукции, включенной в Единый перечень продукции РФ (том N 2 л.д. 22-23, 53-59), в обоснование довода о наличии у истца обязанности представить иную декларацию о соответствии, выданную 11.06.2015 со сроком действия до 11.06.2018, судом апелляционной инстанции не принимается, поскольку указанный документ распространяет свое действие в отношении только той продукции, которая прошла соответствующие испытания и была выпущена в свободное обращение на территории РФ после 11.06.2015.
Между тем, как уже было указано выше, медицинское оборудование, поставленное в адрес ответчика, было выпущено в свободное обращение 12.05.2015, то есть до регистрации декларации о соответствии от 11.06.2015, сведения о которой содержатся в указанном письме Роспотребнадзора.
То обстоятельство, что в письме от 12.02.2016 поставщик спорного оборудования на территорию Российской Федерации — общество с ограниченной ответственностью "Медихоф", по заявке которого данный товар прошел процедуру подтверждения соответствия требованиям технических регламентов, указал, что тонометр автоматический бесконтактный Reichert 7 был ввезен на территорию РФ 11.05.2015 по ДТ N 10005023/110515/0046966, не свидетельствует о поставке в адрес ответчика медицинского оборудования ненадлежащего качества, так как сведения, отраженные в указанном письме документально не подтверждены.
В свою очередь имеющаяся в материалах дела декларация на товары N 10005023/120515/0023525 в графах 31 и 44 по товару N 6 содержит сведения, как о спорном оборудовании, так и о документах, его сопровождающих, которые полностью согласуются со сведениями о товаре, поставленном в рамках спорного контракта.
При этом возможность ввоза данного оборудования на территорию РФ по иной таможенной декларации, равно как и наличие счета на оплату N 5250 от 22.04.2015, выставленного в адрес истца до подачи ДТ N 10005023/120515/0023525, не свидетельствует о наличии у ответчика обоснованных оснований для вывода о том, что в отношении спорного оборудования не была представлена надлежащая декларация о соответствии.
Что касается ссылки учреждения на то, что в представленной декларации о соответствии N РОСС US.ИМ 41.Д00431 от 22.06.2012 отсутствуют сведения о серийном выпуске, в связи с чем у ответчика отсутствовала возможность идентифицировать спорное оборудование, то она судебной коллегией отклоняется, поскольку в соответствующей графе данной декларации содержится запись "серийный выпуск", что полностью соответствует пункту 2.3 Приложения N 2 к Единой форме декларации о соответствии требованиям технического(их) регламента(ов) Таможенного союза к Решению Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 N 896.
Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия поддерживает вывод арбитражного суда об отсутствии в материалах дела доказательств того, что товар не соответствует обязательным требованиям к соответствующей продукции и поставлен после истечения срока его годности (службы).
Делая указанный вывод, суд апелляционной инстанции отмечает, что по правилам пункта 1 части 1 статьи 94 Закона N 44-ФЗ заказчик осуществляет приемку поставленного товара, выполненной работы (ее результатов), оказанной услуги, а также отдельных этапов поставки товара, выполнения работы, оказания услуги, предусмотренных контрактом, включая проведение в соответствии с названным Федеральным законом экспертизы поставленного товара, результатов выполненной работы, оказанной услуги, а также отдельных этапов исполнения контракта.
Согласно требованиям части 3 указанной статьи экспертиза результатов, предусмотренных контрактом, может проводиться заказчиком своими силами или к ее проведению могут привлекаться эксперты, экспертные организации на основании контрактов, заключенных в соответствии с названным Федеральным законом.
По условиям пункта 4.10 контракта N 237 от 18.05.2015 для проверки поставленного поставщиком товара, предусмотренного контрактом, в части его соответствия условиям контракта заказчик обязан провести экспертизу. Экспертиза товара, предусмотренного контрактом, может производиться заказчиком своими силами или к ее проведению могут привлекаться эксперты, экспертные организации на основании контрактом, заключенных в соответствии с Законом N 44-ФЗ.
Также пунктом 4.11 контракта установлено, что по решению заказчика для приемки поставленного товара может создаваться приемочная комиссия, которая состоит не менее чем из пяти человек.
В то же время в материалах дела отсутствуют доказательства того, что заказчиком проведена в соответствии с пунктом 4.10 контракта экспертиза товара на соответствие его условиям контракта, равно как совершены действия по выявлению недостатков качества поставленного товара. При этом имеющийся в материалах дела акт от 09.09.2015 названные действия не отражает.
С учетом изложенного суд апелляционной инстанции считает, что ответчиком не представлены доказательства, достоверно подтверждающие, как факт поставки истцом товара ненадлежащего качества, так и соблюдения ответчиком требований предусмотренных контрактом условий, касающихся процедуры приемки товара и проверки качества поставленного товара.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для понуждения ответчика к исполнению обязательств по контракту путем приемки поставленного в его адрес товара.
Указания заявителя жалобы на ошибочность выводов суда первой инстанции о том, что истец принимал меры для досрочной поставки спорного оборудования, апелляционной коллегией отклоняются, поскольку данные обстоятельства подтверждаются имеющейся в материалах перепиской. Кроме того, принятие или непринятие истцом мер по досрочной поставке товара не доказывает поставку в адрес заказчика оборудования ненадлежащего качества, на чем настаивает ответчик.
Что касается удовлетворения арбитражным судом иска в части взыскания с учреждения штрафа в размере 22883,00 руб., то судом апелляционной инстанции установлено следующее.
Из положений пункта 1 статьи 330 ГК РФ следует, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств должник обязан уплатить кредитору определенную законом или договором денежную сумму — неустойку (штраф, пени).
В соответствии с частью 5 статьи 34 Закона N 44-ФЗ в случае просрочки исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, поставщик (подрядчик, исполнитель) вправе потребовать уплаты неустоек (штрафов, пеней). Штрафы начисляются за ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения обязательств, предусмотренных контрактом. Размер штрафа устанавливается контрактом в виде фиксированной суммы, определенной в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
Названные положения закреплены сторонами контракта N 237 от 18.05.2015 в пункте 7.1 контракта.
Как подтверждается материалами дела, пунктом 6.1 указанного контракта установлена обязанность заказчика принять поставленный товар в порядке, определенном разделом 4 настоящего контракта, а пунктом 7.3 предусмотрено, что в случае ненадлежащего исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения обязательств, поставщик вправе взыскать с заказчика штраф в размере 2,5% от цены контракта, если цена контракта не превышает 3 млн. руб.
Принимая во внимание, что материалами настоящего дела подтвержден факт нарушения ответчиком условий контракта, вывод суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания с учреждения предъявленного ко взысканию штрафа в размере 22883 руб., исчисленного в соответствии с условиями контракта, является обоснованным.
Соответственно исковые требования в указанной части правомерно признаны арбитражным судом подлежащими удовлетворению.
Учитывая изложенное, арбитражный суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции сделаны в соответствии со статьей 71 АПК РФ на основе полного и всестороннего исследования всех доказательств по делу с правильным применением норм материального права.
Доводы заявителя апелляционной жалобы по существу сводятся к переоценке законных и обоснованных выводов суда первой инстанции, не содержат фактов, которые влияют на обоснованность и законность судебного акта либо опровергают выводы суда первой инстанции, в связи с чем не могут служить основанием для отмены обжалуемого решения суда.
При таких обстоятельствах исковые требования признаются судебной коллегией законными и обоснованными, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно удовлетворил их в полном объеме.
Нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, апелляционной инстанцией не установлено.
Соответственно решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
По результатам рассмотрения апелляционной жалобы судебные расходы по уплате государственной пошлине за подачу апелляционной жалобы на основании 110 АПК РФ относятся судебной коллегией на ответчика.
Руководствуясь статьями 258, 266 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Сахалинской области от 13.07.2016 по делу N А59-4675/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Сахалинской области в течение двух месяцев.

Председательствующий Н.Н.АНИСИМОВА

Судьи С.В.ГУЦАЛЮК О.Ю.ЕРЕМЕЕВА