Требование: О признании незаконным решения таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товара, ввезенного по декларации на товары

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2016 N 05АП-11782/2015 по делу N А51-19237/2015

Дело N А51-19237/2015

Резолютивная часть постановления оглашена 28 января 2016 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 03 февраля 2016 года.
Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Н.Н. Анисимовой,
судей С.В. Гуцалюк, Е.Н. Номоконовой,
при ведении протокола секретарем судебного заседания И.В. Ауловой,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Находкинской таможни,
апелляционное производство N 05АП-11782/2015
на решение от 15.11.2015
судьи Д.А. Самофала
по делу N А51-19237/2015 Арбитражного суда Приморского края
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "ПОЛИМЕРТОРГ" (ИНН 2508120816, ОГРН 1142508003318, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 26.09.2014)
к Находкинской таможне (ИНН 2508025320, ОГРН 1022500713333, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 10.12.2002)
о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товаров, ввезенных по ДТ N 10714040/040515/0011634 от 03.07.2015,
при участии: стороны не явились, извещены,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "ПОЛИМЕРТОРГ" (далее — общество, заявитель, декларант) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Находкинской таможни (далее — таможня, таможенный орган) о корректировке таможенной стоимости товара от 03.07.2015, ввезенного по декларации на товары N 10714040/040515/0011634. Одновременно заявитель просил взыскать с таможни судебные расходы в сумме 25000 руб.
Решением Арбитражного суда Приморского края от 15.11.2015 заявленные требования удовлетворены на том основании, что корректировка таможней заявленной декларантом таможенной стоимости являлась неправомерной. Также суд взыскал с таможни в пользу общества 10000 руб. судебных расходов на оплату услуг представителя.
Обжалуя в порядке апелляционного производства решение суда от 15.11.2015, таможня просит его отменить как незаконное и принять по делу новый судебный акт. Указывает, что представленные декларантом документы не подтверждают правильность выбранного метода определения таможенной стоимости, а заявленные сведения о таможенной стоимости являются недостоверными и документально не подтвержденными. В частности поясняет, что в документах, выражающих содержание сделки, отсутствуют существенные условия договора, такие как предмет контракта. Настаивает на том, что продавец товара не является его производителем, что, по мнению таможни, свидетельствует об участии в сделке третьих лиц. Кроме того, отмечает, что по спорной ДТ был произведен таможенный досмотр, по результатам которого выявлено несоответствие фактических характеристик спорного товара, заявленным в ДТ и товаросопроводительных документах. В этой связи указывает, что таможенному органу не представилось возможным идентифицировать ввезенный товар со сведениями, указанными в коммерческих и сопроводительных документах. Учитывая изложенное, таможня считает, что правомерно в силу пункта 4 статьи 69 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТК ТС) приняла решение о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной декларации.
Общество в представленном в материалы дела отзыве с доводами апелляционной жалобы не согласилось, считает, что судом первой инстанции выяснены все обстоятельства дела и им дана надлежащая оценка, в связи с чем решение отмене или изменению не подлежит.
Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения жалобы, в заседание арбитражного суда апелляционной инстанции не явились. Общество письменно ходатайствовало о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие своего представителя. С учетом изложенного судебная коллегия на основании статей 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) рассмотрела апелляционную жалобу по делу без участия представителей лиц, участвующих в деле.
Исследовав материалы дела, проверив правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, арбитражный суд апелляционной инстанции установил следующее.
В мае 2015 года во исполнение внешнеторгового контракта от 06.10.2014 N SXPT-001/2014, заключенного между заявителем и компанией "SHENZHEN XIANGBO TRADE CO., LTD", на таможенную территорию таможенного союза в Россию ввезен товар: компонент бурового раствора — полианионная целлюлоза (карбоксиметилцеллюлозы натриевая соль), используется для контроля потери жидкости, не содержит спирта, стоимостью 51800,00 долларов США.
В целях таможенного оформления указанного товара общество подало в таможню ДТ N 10714040/040515/0011634, определив таможенную стоимость по первому методу определения таможенной стоимости "по стоимости сделки с ввозимыми товарами".
По результатам проведенного контроля заявленной обществом таможенной стоимости таможенным органом 05.05.2015 было принято решение о проведении дополнительной проверки, которое содержало в себе уведомление об обнаружении признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товара, а также запрос о предоставлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров.
Посчитав, что сведения, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости товара, не основаны на количественно определенной и документально подтвержденной информации, таможенный орган принял решение о корректировке таможенной стоимости товара от 03.07.2015, предложив обществу вновь определить таможенную стоимость ввезенного товара на основании указанного в решении источника ценовой информации.
Полагая, что решение таможенного органа не соответствует закону и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере внешнеэкономической деятельности, общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.
Пунктом 1 статьи 64 ТК ТС установлено, что таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств — членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.
В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза", ратифицированного Федеральным законом от 22.12.2008 N 258-ФЗ (далее — Соглашение об определении таможенной стоимости), основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 Соглашения об определении таможенной стоимости.
Согласно пункту 1 статьи 4 данного Соглашения таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза.
Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца (пункт 2 статьи 4 Соглашения). То есть основным методом определения таможенной стоимости является метод по цене сделки с ввозимым товаром, который в данном случае и применен декларантом.
Согласно пункту 4 статьи 65 ТК ТС заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. Аналогичная норма содержится в пункте 3 статьи 2 Соглашения об определении таможенной стоимости товара.
Материалами дела установлено, что декларантом представлены в таможенный орган все имеющиеся у него в силу делового оборота документы, подтверждающие заявленную таможенную стоимость товаров, задекларированных по декларации на товары N 10714040/040515/0011634.
Представленные обществом документы в подтверждение правомерности определения таможенной стоимости по заявленному методу соответствовали Перечню документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров, утвержденному Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376 "О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров" (далее — Решение N 376).
Положения контракта и инвойса подтверждали цену сделки, содержали сведения о наименовании, количестве и фиксированной цене товаров, согласованных между сторонами внешнеэкономической сделки.
Кроме того, учитывая условие поставки FOB QINGDAO, в целях определения таможенной стоимости товаров на основании пункта 3 статьи 5 Соглашения об определении таможенной стоимости к стоимости сделки обществом были произведены дополнительные начисления на сумму транспортных расходов в размере 153416,40 руб.
Величина транспортных расходов подтверждена договором транспортной экспедиции N Ф/ЛЛ/В-22-2015 от 12.01.2015, счетами на оплату N 589 и N 590 от 24.04.2015, платежным поручением N 323 от 03.06.2015 и включена в структуру таможенной стоимости, что подтверждается ДТС-1.
Доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможня не представила.
Основания невозможности применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами, указанные в части 1 статьи 4 Соглашения, таможенным органом, не установлены.
Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 Постановления от 25.12.2013 N 96 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза", при применении пункта 4 статьи 65 ТК ТС судам следует исходить из презумпции достоверности представленной декларантом информации.
Непредставление декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товара, если у декларанта имелись объективные препятствия к представлению запрошенных документов (сведений) и соответствующие объяснения даны таможенному органу (пункт 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 N 96).
Пунктом 7 данного Постановления разъяснено, что обязанность доказать наличие оснований, исключающих применение первого метода определения таможенной стоимости товара, а также невозможность применения иных методов в соответствии с установленной законом последовательностью лежит на таможенном органе.
В частности такими основаниями могут являться доказанный таможенным органом факт недостоверности представленных декларантом документов и содержащейся в них информации либо противоречивость сведений, касающихся условий определения таможенной стоимости.
Между тем доказательств недостоверности сведений, содержащихся в пакете документов, представленном обществом в подтверждение заявленной таможенной стоимости, коллегией не установлено. Невозможность использования документов, представленных декларантом при таможенном оформлении в обоснование таможенной стоимости товара, в их совокупности и системной оценке таможенным органом не подтверждена.
В этой связи непредставление обществом в ходе дополнительной проверки дистрибьюторских, дилерских и иных соглашений между продавцом и покупателем, прайс-листов производителя товаров, экспортной декларации, пояснений о влияющих на цену физических характеристиках, качестве и репутации на рынке ввозимых товаров, сведений о стоимости ввозимых товаров в разрезе торговых марок (брендов), моделей, артикулов, договоров на поставку оцениваемых, однородных, идентичных товаров не могло послужить основанием для корректировки заявленной таможенной стоимости ввиду того, что данные документы не перечислены в приложении N 1 к Порядку декларирования таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением N 376.
Одновременно судебная коллегия отмечает, что в ходе проведения дополнительной проверки общество представило часть запрошенных документов и письменно объяснило причины непредставления иных документов (л.д. 103-105), приложив пояснения инопартнера о невозможности представить прайс-листа завода-изготовителя и экспортную декларацию (л.д. 78-79).
Соответственно частичное непредставление заявителем дополнительно запрошенных документов, учитывая достаточность представленных декларантом в таможню документов, позволяющих определить заявленную таможенную стоимость товара с учетом выбранного декларантом метода по цене сделки, не повлекло указание недостоверной информации о таможенной стоимости товара, и не является основанием в спорном случае для корректировки таможенной стоимости.
Довод таможни об отсутствии в документах, выражающих содержание сделки, существенных условий договора вследствие представления к таможенному оформлению инвойса N SXPT-046 от 01.04.2015, подписанного фактически только продавцом, судом апелляционной инстанции не принимается исходя из следующего.
Действительно в соответствии с пунктом 1.4 контракта N SXPT-001/2014 от 06.10.2014 конкретный ассортимент, количество, иные характеристики и цена товара указаны в счетах (инвойсах). Указанный контракт заключен с компанией "SHENZHEN XIANGBO TRADE CO., LTD" в лице директора Сисяобо.
Анализ представленного к таможенному оформлению коммерческого инвойса N SXPT-046 от 01.04.2015 показывает, что он заверен печатью продавца и подписан им в лице директора Сисяобо. При этом подписание коммерческого инвойса в одностороннем порядке обусловлено тем, что он выставляется продавцом и законодательством не предусмотрена обязанность покупателя заверять его собственноручными подписями и печатью.
С учетом изложенного у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания считать, что предмет контракта не согласован обеими сторонами.
Что касается указания таможни на то, что продавец товара не является его производителем, что, по мнению таможни, свидетельствует об участии в сделке третьих лиц, расходы на привлечение которых должны быть включены в таможенную стоимость ввезенного товара, то судебной коллегией установлено следующее.
Из материалов дела следует, что сторонами внешнеэкономической сделки согласовано условие поставки товара FOB QINGDAO, аналогичное условие указано в инвойсе, а также в графе 20 спорной ДТ.
Согласно Международным правилам толкования торговых терминов "Инкотермс-2000", условие поставки "Free on board"/"Свободно на борту" означает, что продавец считается выполнившим свое обязательство по поставке с момента перехода товара через поручни судна в порту отгрузки. Это означает, что с этого момента покупатель должен нести все расходы и риски гибели или повреждения товара. По условиям FOB на продавца возлагаются обязанности по очистке товара от пошлин для его экспорта.
Во исполнение указанного условия поставки заявитель (клиент) заключил с Транспортно-экспедиторской фирмой ООО "Локомотив Логистика" (экспедитор) договор N Ф/ЛЛ/В-22-2015 транспортной экспедиции от 12.01.2015, в соответствии с которым экспедитор обязуется за вознаграждение от своего имени и за счет клиента организовать и выполнить на условиях настоящего договора услуги, связанные с перевозкой грузов и оформлением в таможенных органах.
Соответственно организация перевозки груза морским транспортом, включая его погрузку и отправку в иностранном порту, является обязанностью экспедитора, который и будет решать вопрос о том, кто и каким образом будет отправлять товар. При этом все расходы, понесенные экспедитором в интересах клиента, возмещаются последним вместе с оплатой экспедиторского вознаграждения.
Принимая во внимание, что материалами дела подтверждается включение в таможенную стоимость расходов по оплате услуг экспедитора и расходов по перевозке товара, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что производство товара компанией "Sinotech Worldwide Limited on Behalf of Shenzhen Xiangbo Trade Co., ltd" нельзя признать доказательством участия в сделке третьих лиц, расходы на привлечение которых должны были быть включены в таможенную стоимость ввезенного товара.
Ссылка таможенного органа на то обстоятельство, что по результатам таможенного досмотра спорного товара, оформленного актами от 29.04.2015 N 10714040/290415/001079 и N 10714040/290415/001080, выявлено несоответствие фактических характеристик спорного товара, заявленным в ДТ и товаросопроводительных документах, в том числе на ввезенном товаре отсутствуют сведения об изготовителе и стране происхождения товара, а также он содержит маркировку АКРОС, судом апелляционной инстанции не принимается исходя из следующего.
Согласно имеющемуся в материалах дела заказу от 03.03.2015 (л.д. 67), общество заинтересовано в приобретении следующего ассортимента товаров:
— полианионная целлюлоза (карбоксиметилцеллюлозы натриевая соль), используется в буровых растворах для контроля потери жидкости, не содержит спирта, маркировка MEX-PAC HV, в количестве 1400 мешков;
— полианионная целлюлоза (карбоксиметилцеллюлозы натриевая соль), используется в буровых растворах для контроля потери жидкости, не содержит спирта, маркировка MEX-PAC LV, в количестве 1400 мешков.
В свою очередь 04.03.2015 продавец подтвердил заказ общества на указанный товар, взяв на себя обязательство, выполнить поставку товара в течение 60 дней на условиях FOB.
Поставка спорного товара была оформлена инвойсом N SXPT-046 от 01.04.2015, содержащим аналогичные сведения.
Указанный товар был ввезен на таможенную территорию таможенного союза на условиях поставки FOB QINGDAO и заявлен обществом в ДТ N 10714040/040515/0011634 в соответствии с информацией, указанной в коммерческих документах.
При этом выявленные в ходе таможенного досмотра сведения о наличии на ввезенном товаре маркировки АКРОС, а также об отсутствии на товаре сведений об изготовителе и стране происхождения являются дополнительными, которые можно сопоставить со сведениями, указанными товаросопроводительных документах, представленными в ходе таможенного оформления.
Делая указанный вывод, судебная коллегия учитывает, что на грузовых местах имелись ярлыки "полианионная целлюлоза высокой вязкости MEX-PAC HV", "полианионная целлюлоза низкой вязкости MEX-PAC LV", что согласуется со сведениями о товаре, имеющимися в товаросопроводительных документах.
Соответственно полученные по результатам таможенного досмотра сведения не указывают на недостоверность или недействительность представленных обществом сведений.
Кроме того, материалами дела подтверждается, что представленные к таможенному оформлению товаросопроводительные документы соотносятся со сведениями о товаре, указанными в графе 31 спорной декларации, не противоречат сведениям, полученным по результатам таможенного досмотра, в связи с чем вывод таможни о невозможности идентификации ввезенного товара со сведениями, указанными в коммерческих и сопроводительных документах, является безосновательным.
Указание таможни на то, что по результатам проведения сравнительного анализа уровень таможенной стоимости однородных товаров (компонент бурового раствора — полианионная целлюлоза (карбоксиметилцеллюлозы натриевая соль)) превысил индекс таможенной стоимости по спорной декларации, в частности по ДТ N 10714040/190215/0004724 (источник ценовой информации) индекс таможенной стоимости товара составил 1,68 доллара США за кг против 0,78 доллара США за кг по спорной ДТ, судебной коллегией также отклоняется. В данном случае различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий.
Поскольку декларант надлежаще оформленными документами подтвердил правомерность определения им таможенной стоимости товара по спорной ДТ по первоначально заявленному им методу, то у таможенного органа отсутствовали основания для корректировки таможенной стоимости ввезенного товара.
Оспариваемое решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
При изложенных обстоятельствах решение таможни от 03.07.2015 о корректировке таможенной стоимости товаров, заявленных в ДТ N 10714040/040515/0011634, является незаконным, в связи с чем суд первой инстанции правомерно в соответствии с частью 2 статьи 201 АПК РФ удовлетворил заявленные обществом требования.
Кроме того, суд первой инстанции обоснованно посчитал, что с учетом результатов рассмотрения спора заявитель в соответствии со статьями 106, 110 АПК РФ имеет право на взыскание понесенных судебных расходов на оплату услуг представителя.
Из анализа данной нормы права следует, что право на возмещение судебных расходов на оплату услуг представителя возникает при условии фактического несения стороной, в пользу которого был принят судебный акт, затрат. При этом, определяя размер судебных расходов, суд должен руководствоваться принципом разумности.
Доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, в соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов.
Руководствуясь разъяснениями Президиума ВАС РФ, изложенными в пункте 20 Информационного письма от 13.08.2004 N 82 и пункте 3 Информационного письма от 05.12.2007 N 121, учитывая характер спора, степень сложности рассматриваемого дела и его продолжительность, объем произведенной представителем работы, суд первой инстанции обоснованно посчитал разумными, достаточными и подлежащими взысканию с таможни судебные расходы в сумме 10000 руб.
Уменьшение судом первой инстанции размера расходов на оплату услуг представителя по рассматриваемому делу согласуется с положениями статей 106, 110 АПК РФ и правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 21.12.2004 N 454-О.
Таким образом, судебная коллегия считает, что выводы арбитражного суда по настоящему делу соответствует нормам материального права и имеющимся в материалах дела доказательствам. Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену обжалуемого судебного акта, не установлено.
При таких обстоятельствах арбитражный суд апелляционной инстанции не усматривает правовых оснований для отмены решения суда.
На основании статьи 333.37 Налогового кодекса РФ суд апелляционной инстанции не относит на таможенный орган судебные расходы по государственной пошлине за подачу апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 258, 266 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Приморского края от 15.11.2015 по делу N А51-19237/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение двух месяцев.

Председательствующий Н.Н.АНИСИМОВА

Судьи С.В.ГУЦАЛЮК Е.Н.НОМОКОНОВА