Требование: О возмещении вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2015 N 05АП-6422/2015 по делу N А59-5768/2014

Дело N А59-5768/2014

Резолютивная часть постановления оглашена 09 сентября 2015 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 15 сентября 2015 года.
Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Н.А. Скрипки,
судей А.В. Ветошкевич, С.Б. Култышева,
при ведении протокола секретарем судебного заседания А.Д. Беспаловой,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу
общества с ограниченной ответственностью "РН-Сахалинморнефтегаз", апелляционное производство N 05АП-6422/2015
на решение от 05.06.2015
судьи Н.А. Аникиной
по делу N А59-5768/2014 Арбитражного суда Сахалинской области
по иску Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Сахалинской области (ОГРН 1046500639998, ИНН 6501152735)
к обществу с ограниченной ответственностью "РН-Сахалинморнефтегаз" (ОГРН 1056500748160, ИНН 6501163102)
третье лицо: администрация муниципального образования "Городской округ Ногликский"
о взыскании ущерба в размере 105 000 руб.,
при участии:
лица, участвующие в деле, не явились, извещены.

установил:

Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Сахалинской области (далее — Управление, истец) обратилось в Арбитражный суд Сахалинской области с исковым заявлением к Обществу с ограниченной ответственностью "РН-Сахалинморнефтегаз" (далее — ООО "РН-Сахалинморнефтегаз", общество, ответчик) о взыскании 105 000 рублей в возмещение вреда, причиненного почвам, как объекту охраны окружающей среды.
Определением суда от 10.04.2015 на основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Муниципальное образование "Городской округ Ногликский".
Решением суда от 05.06.2015 исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, ответчик обжаловал его в апелляционном порядке как незаконное и необоснованное. Доводы апеллянта сводятся к тому, что судом оставлен без внимания тот факт, что вред возмещен ответчиком добровольно, путем восстановления нарушенного состояния окружающей среды за счет собственных средств (проведена рекультивация почв), при этом с учетом принципа компенсационного возмещения вреда затраты ответчика превысили размер вреда. Заявитель, со ссылкой на проведенные мероприятия и результаты отбора проб почвы, оспорил вывод суда об отсутствии в деле доказательств полной рекультивации земельного участка (техническая и биологическая части). Указал на неверное определение судом взыскателя средств по рассмотренному иску и выход за пределы заявленных требований.
В отзывах на апелляционную жалобу истец и третье лицо выразили несогласие с изложенными в ней доводами, считали обжалуемый судебный акт законным и обоснованным, а апелляционную жалобу — не подлежащей удовлетворению.
Извещенные надлежащим образом о месте и времени рассмотрения жалобы лица, участвующие в деле, явку представителей в настоящее судебное заседание не обеспечили. В канцелярию суда от третьего лица поступило ходатайство о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие его представителя. Суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьями 159, 184, 185, 258 АПК РФ, рассмотрел заявленное ходатайство и определил его удовлетворить, и, руководствуясь частью 3 статьи 156 АПК РФ, рассмотрел апелляционную жалобу в отсутствие неявившихся лиц.
Исследовав материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на апелляционную жалобу, проверив в порядке статей 266 — 271 АПК РФ правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, арбитражный суд апелляционной инстанции не находит оснований для изменения или отмены оспариваемого судебного акта в силу следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела и установлено судом, письмом от 26.06.2014 N 15-01/08342 общество сообщило управлению о том, что 25.06.2014 в 09 часов 30 минут при проведении планового обхода ЦНК УСН "Монги" — ЦСПН "Даги" обнаружены следы нефтепродуктов на поверхности воды, находящейся в 300 метрах от р. Даги в районе пролегания ЦНК, в ходе детального обследования берега обнаружено место истечения нефтепродуктов.
Согласно Акту натурного осмотра от 28.06.2014, акту обследования территории от 29.07.2014 управлением в присутствии представителя общества обследована территория загрязнения нефтесодержащей жидкостью с нефтепровода ЦКН УСН "Монги"- ЦСПН "Даги". Место загрязнения находится в 300 метрах от реки Даги. Загрязнению нефтесодержащей жидкостью подверглась территория мари, примыкающая к нефтепроводу и водный объект (старица). На месте предположительного порыва нефтепровода, расположенного в 30 метрах севернее от старицы, имеется углубление размером 3 м * 5 м, частично заполненное жидкостью, поверхность которой покрыта серой пленкой серебристого налета. От места порыва нефтепровода до старицы рельеф местности имеет естественный уклон, поэтому нефтесодержащая жидкость попала в водный объект. На месте разгерметизации нефтепровода на мари следы нефтепродуктов обработаны сорбентом, площадью загрязнения на мари 1 м*30 м. Водный объект (старица) размерами 15 м*150 м, воды имеет коричневато-красный оттенок, берега покрыты густой травой и заболочены. На открытом зеркале воды в северной части старицы наблюдаются отдельные пятна и серые пленки серебристого налета при спокойном состоянии поверхности акватории старицы, площадь пятен на поверхности старицы составляет ориентировочно 300 кв. м. По всему периметру в северной части загрязненного участка старицы, по берегам и на траве видны пятна нефтепродуктов. Площадь загрязнения береговой части старицы составляет ориентировочно 250 квадратных метров.
Управлением 03.07.2014 отобраны пробы почв загрязненной территории. Согласно заключению N 8 от 30.07.2014 к протоколу результатов анализа проб почвы (грунтов), донных отложений, отходов N 11 от 30.07.2014 при анализе выявлено превышение концентрации нефтепродуктов в почве по сравнению с фоновой пробой: в пробе 1/21-17,6 раза, в пробе 2/22-4,5 раза, в пробе 3/23 — в 1,1 раза, в пробе 4/24 — в 31,7 раза, в пробе 5/25 — в 131, 1 раза, в пробе 6/26 — в 26 раз.
Управление, руководствуясь Методикой исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утвержденной Приказом Министерства природы Российской Федерации от 08.07.2010 N 238 (далее — Методика), произвело расчет размера вреда, который составил 105 000 рублей. Указанный расчет направлен управлением ответчику. Ответчик ущерб не оплатил, направил управлению предложение о зачете в досудебном порядке расходов, понесенных обществом при ликвидации последствий аварии.
Поскольку ответчик в добровольном порядке ущерб не оплатил, истец обратился в суд с настоящим иском.
В соответствии со статьей 42 Земельного кодекса Российской Федерации лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным использованием способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту.
В силу статьи 1 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (далее — Закон об охране окружающей среды) под нормативами предельно допустимых концентраций химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов, понимаются нормативы, которые установлены в соответствии с показателями предельно допустимого содержания химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов в окружающей среде, и несоблюдение которых может привести к загрязнению окружающей среды, деградации естественных экологических систем. Вредом окружающей среде признается негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов.
Частью 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды предусмотрено, что юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.
По смыслу статьи 1064 ГК РФ для применения такой меры гражданско-правовой ответственности как возмещение вреда необходимо доказать одновременное наличие нескольких условий: факт причинения вреда и его размер, противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, его вину, причинно-следственную связь между противоправным деянием и возникшим ущербом. При этом вина причинителя вреда презюмируется.
Факт разлива нефтепродуктов в рамках осуществления ответчиком производственной деятельности в результате неисправности (порыва) эксплуатируемого нефтепровода, причинение своими действиями вреда объекту (почвам), наличие вины общества и причинно-следственной связи между его поведением и наступившими последствиями подтверждены материалами дела, сторонами не оспорены.
Порядок компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, установлен в статье 78 Закона, в соответствии с пунктом 1 которой такая компенсация осуществляется добровольно либо по решению суда или арбитражного суда.
В соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 78 Закона об охране окружающей среды, определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.
Согласно представленному истцом расчету размера вреда, причиненного почвам, исчисление размера вреда в стоимостной форме осуществлялось в соответствии с Методикой. Согласно указанному расчету, размер вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, составил 105 000 рублей.
Доводы ответчика сводятся к тому, что добровольная ликвидация им нефтезагрязнения объектов и проведенная силами привлеченной организации рекультивация почв на общую сумму 1 501 080 рублей является самостоятельной формой возмещения вреда, а потому является должным поведением ответчика, допустившего разлив нефти. Поскольку размер понесенных обществом затрат на ликвидацию ситуации и восстановление нарушенного состояния окружающей среды (1 501 080 рублей) более чем в десять раз превышает размер причиненного вреда (105 000 рублей), т.е., с учетом компенсационного принципа возмещения вреда, причиненный окружающей среде ущерб считается возмещенным.
Действительно, возмещение вреда в натуре — это один из способов возмещения вреда, предусмотренного положениями статьи 1082 ГК РФ.
Положениями пункта 2 статьи 78 названного Закона предусмотрено, что вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на причинившее вред лицо обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ.
Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 37 Постановления Пленума "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" от 18.10.2012 N 21 (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 21), и по смыслу пункта 2 статьи 78 Закона об охране окружающей среды вред, причиненный окружающей среде, на основании решения суда может быть возмещен посредством возложения на виновное лицо обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ в случае, если восстановление окружающей среды объективно возможно и правонарушитель в состоянии в течение разумного срока провести необходимые работы по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды.
Вместе с тем, Закон об охране окружающей среды не предусматривает оснований для зачета понесенных нарушителем затрат по ликвидации последствий в сумму ущерба, поскольку такая сумма в силу закона определяется самостоятельно по факту затрат именно на восстановление нарушенного состояния, а не непосредственно на ликвидацию последствий нанесенного вреда, либо по установленным законом таксам и методикам исчисления размера вреда.
Для восстановления нарушенных земель осуществляется их рекультивация. Рекультивации подлежат земли, нарушенные при ликвидации последствий загрязнения земель (пункты 3, 5, 6 Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы, утвержденных приказом Минприроды России от 22.12.1995 N 525, далее — Основные положения о рекультивации земель).
Восстановление нарушенного состояния окружающей среды не тождественно процедуре ликвидации последствия загрязнения окружающей среды (земель). Такое восстановление осуществляется после процедуры ликвидации последствий загрязнения окружающей среды (земель). Размер вреда, рассчитанный на основании Методики, является правильным, поскольку рекультивация земель полностью не возмещает вред в смысле, придаваемом этому понятию пунктом 1 статьи 1064 ГК РФ и пунктом 3 статьи 77 Закона об охране окружающей среды. При определении экологического вреда в денежном выражении подлежат учету не только затраты на восстановление нарушенной природной среды, но и экологические потери, которые невосполнимы или трудновосполнимы.
Таким образом, вопреки утверждению ответчика, проведенная им рекультивация земель не является полным возмещением вреда, причиненного нефтезагрязнением. Доводы жалобы об обратном коллегией не принимаются как основанные на неверном толковании природоохранного законодательства.
Кроме того, судом верно отмечено следующее.
Согласно пункту 14 Основных положений о рекультивации земель для организации приемки (передачи) рекультивированных земель, а также для рассмотрения других вопросов, связанных с восстановлением нарушенных земель, рекомендуется создание решением органа местного самоуправления специальной Постоянной комиссии по вопросам рекультивации земель (далее именуется — Постоянная комиссия), если иное не предусмотрено нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и актами органов местного самоуправления.
Действительно, как верно указал ответчик, создание такой комиссии носит рекомендательный характер и не возлагает на общество обязанности доказывать факт рекультивации только таким способом.
В соответствии с пунктами 4, 5 Основных положений о рекультивации земель рекультивация для сельскохозяйственных, лесохозяйственных и других целей, требующих восстановления плодородия почв, осуществляется последовательно в два этапа: технический и биологический. Рекультивации подлежат земли, нарушенные, в том числе, при прокладке трубопроводов, проведении строительных работ, связанных с нарушением почвенного покрова.
Однако с учетом приводимых ответчиком суду первой инстанции доводов, изложенных в отзыве, о том, что общество планирует дальнейшее использование земельного участка, а также с учетом акта приема-передачи выполненных работ от 25.08.2014, согласно которому ответчиком приняты от ООО "Восток-экология" работы по технической рекультивации нефтезагрезненного земельного участка, учитывая, что земельный участок по акту приема — передачи комиссии не сдавался, обоснованным является вывод суда первой инстанции о том, что надлежащих доказательств полной рекультивации земельного участка, включающую в себя не только техническую часть, а также и биологическую часть обществом не представлено.
Кроме того, в письме от 05.05.2015 N 15-01/05841 направленном истцу, ответчик не оспаривал, что земельный участок после рекультивации не был сдан по акту приема-передачи комиссии по вопросам рекультивации земель и приеме рекультивированных земель на территории МО "ГО Ногликский", а также указал, что рекультивированными считаются земли, приведенные в состояние пригодное для использования в народном хозяйстве и принятые по актам в соответствии с Положением о порядке приемки — передачи рекультивированных земель. Таким образом, исходя из содержания указанного письма, ответчик сам полагал, что рекультивированными считаются земельные участки только после их сдачи соответствующей комиссии.
Таким образом, надлежащих доказательств полного возмещения вреда, как это предусмотрено статьей 77 Закона об охране окружающей среды, ответчиком не представлено. Составленные им в одностороннем порядке (без привлечения Управления) результаты отбора проб такими доказательствами не являются.
Доводы ответчика о том, что ущерб надлежало взыскать не в пользу Управления, а в доход муниципального бюджета, коллегией не принимаются, поскольку не обосновывают, чем данное обстоятельство может повлиять на обязанность общества компенсировать ущерб, причиненный окружающей среде вследствие разлива нефти.
Кроме того, Управление является уполномоченным органом на обращение с настоящим иском согласно пункту 5.9 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 N 400. То обстоятельство, что по правилам подпункта 4 пункта 1 статьи 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации сумма компенсации подлежит зачислению в доход муниципального образования, поскольку земельный участок, которому причинен вред, относится к муниципальной собственности, Управлением не оспаривался. Очевидным является тот факт, что взыскиваемые по решению суда денежные средства подлежат зачислению на специальный счет Управления и не могут быть израсходованы на иные цели, сама же процедура зачисления взысканной суммы в соответствующий бюджет является вопросом исполнения судебного акта в порядке ведомственного контроля и может быть разрешена на стадии исполнительного производства. Несвоевременное или неполное перечисление Управлением в доход муниципального бюджета денежных средств является вопросом межбюджетных отношений, на результат рассмотрения настоящего спора не влияет. Оснований полагать, что суд, удовлетворив требование о возмещении вреда в пользу Управления, а не бюджета муниципального образования, указанного в иске в качестве конечного получателя средств компенсации, тем самым вышел за пределы исковых требований, у апелляционной коллегии не имеется.
Все доводы заявителя апелляционной жалобы по существу сводятся к переоценке законных и обоснованных выводов суда первой инстанции, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, и не могут служить основанием для отмены оспариваемого судебного акта.
Нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, апелляционной инстанцией не установлено.
При таких обстоятельствах основания для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.
Государственная пошлина по апелляционной жалобе в силу статьи 110 АПК РФ относится на ответчика, с учетом оплаты последним необходимой суммы при обращении в апелляционный суд.
Руководствуясь статьями 258, 266 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Сахалинской области от 05.06.2015 по делу N А59-5768/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Сахалинской области в течение двух месяцев.

Председательствующий Н.А.СКРИПКА

Судьи А.В.ВЕТОШКЕВИЧ С.Б.КУЛТЫШЕВ