Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сорокина Алексея Петровича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 части 1 статьи 12, частью 4 статьи 13 и пунктом 6 части 1 статьи 32 Федерального закона "О страховых пенсиях"

Определение Конституционного Суда РФ от 29.03.2016 N 503-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.П. Сорокина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.П. Сорокин оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях":
подпункта 1 части 1 статьи 12, которым предусмотрено, что в страховой стаж наравне с периодами работы и (или) иной деятельности, которые предусмотрены статьей 11 данного Федерального закона, засчитывается период прохождения военной службы, а также другой приравненной к ней службы, предусмотренной Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей";
части 4 статьи 13, согласно которой при исчислении страхового стажа, требуемого для приобретения права на страховую пенсию по старости гражданами, получающими пенсию за выслугу лет либо пенсию по инвалидности в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I, в страховой стаж не включаются периоды службы, предшествовавшие назначению пенсии по инвалидности, либо периоды службы, работы и (или) иной деятельности, учтенные при определении размера пенсии за выслугу лет в соответствии с указанным Законом; при этом учтенными считаются все периоды, которые были засчитаны в выслугу лет, в том числе периоды, не влияющие на размер пенсии за выслугу лет либо пенсии по инвалидности, в соответствии с указанным Законом;
пункта 6 части 1 статьи 32, закрепляющего, что страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 8 данного Федерального закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 мужчинам, достигшим возраста 55 лет, женщинам, достигшим возраста 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет; гражданам, работавшим как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, страховая пенсия устанавливается за 15 календарных лет работы на Крайнем Севере; при этом каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера; гражданам, проработавшим в районах Крайнего Севера не менее 7 лет 6 месяцев, страховая пенсия назначается с уменьшением возраста, установленного статьей 8 данного Федерального закона, на четыре месяца за каждый полный календарный год работы в этих районах; при работе в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, а также в этих местностях и районах Крайнего Севера каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера.
А.П. Сорокин в 2007 году уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, в связи с чем ему в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I была назначена пенсия за выслугу лет. После увольнения с военной службы заявитель осуществлял трудовую деятельность и по достижении 55-летнего возраста обратился в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости и накопительной пенсии (в связи с работой в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера). В назначении страховой и накопительной пенсий А.П. Сорокину было отказано из-за отсутствия требуемого страхового и специального стажа работы в указанных местностях.
По мнению заявителя, оспариваемые законоположения нарушают его конституционные права, гарантированные статьями 19 (части 1 и 2) и 39, так как ставят в неравное положение лиц, проходивших военную службу и осуществляющих трудовую деятельность в районах, приравненных к районам Крайнего Севера, поскольку не позволяют включить периоды прохождения военной службы в указанных местностях в стаж работы, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости.
Оспариваемые нормы применены в деле А.П. Сорокина судами общей юрисдикции.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
2.1. Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1). Законодатель, обеспечивая конституционное право каждого на получение пенсии, вправе, как это вытекает из статьи 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации, определять механизм его реализации, включая закрепление в законе правовых оснований назначения пенсий, их размеров, правил подсчета трудового стажа, особенностей приобретения права на пенсию отдельными категориями граждан.
Военная служба является особым видом государственной службы. Правовое положение (специальный правовой статус) военнослужащих определяется специальным законом, а их пенсионное обеспечение (за исключением военнослужащих по призыву) осуществляется на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I, определяющего — исходя из специфики такой службы и особого правового статуса военнослужащих — условия назначения им пенсий, порядок их исчисления и размеры, отличающиеся от аналогичных параметров страховых пенсий: для них, в частности, предусмотрена такая мера государственной социальной защиты, как пенсия за выслугу лет, которая назначается при наличии соответствующей выслуги независимо от возраста военнослужащих, а финансирование пенсии осуществляется за счет средств федерального бюджета. При этом федеральный законодатель, определяя порядок сохранения пенсионных прав в случае оставления ими службы до приобретения права на пенсию за выслугу лет (пенсию по государственному пенсионному обеспечению), установил в подпункте 1 части 1 статьи 12 Федерального закона "О страховых пенсиях" правило о включении в страховой стаж периодов прохождения военной, а также другой приравненной к ней службы в том случае, если им предшествовали или за ними следовали периоды работы (часть 2 статьи 12 данного Федерального закона). Такое правовое регулирование не может расцениваться как нарушающее конституционные права А.П. Сорокина, пенсия которому назначена и выплачивается в настоящее время в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I.
2.2. В целях обеспечения реализации социальных прав работающих по трудовому договору военных пенсионеров федеральный законодатель предусмотрел правовой механизм, гарантирующий им, помимо выплаты пенсии по государственному пенсионному обеспечению, возможность получать страховую пенсию по старости (за исключением фиксированной выплаты к страховой пенсии) с учетом страховых взносов, отраженных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации, — при наличии условий для назначения страховой пенсии по старости, предусмотренных Федеральным законом "О страховых пенсиях".
Часть 4 статьи 13 Федерального закона "О страховых пенсиях" является элементом данного правового механизма, направленного на реализацию данной категорией граждан конституционного права на социальное обеспечение. Закрепленное ею правило, исключающее возможность одновременного зачета хронологически совпадающих периодов в выслугу лет и в страховой стаж, в равной мере распространяющееся на всех военных пенсионеров, осуществляющих трудовую деятельность, не может рассматриваться как нарушающее их конституционные права, притом что такие периоды были учтены при определении размера их пенсии за выслугу лет, носящей характер основной пенсионной выплаты, назначаемой на основании специального закона военнослужащим как лицам с особым правовым статусом исходя из продолжительности выслуги лет, определяемой на день увольнения с военной службы.
Что же касается пункта 6 части 1 статьи 32 Федерального закона "О страховых пенсиях", то он закрепляет льготные основания назначения страховой пенсии, направлен на обеспечение реализации пенсионных прав лиц, осуществляющих трудовую деятельность в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и не может расцениваться как нарушающий права заявителя.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сорокина Алексея Петровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН