Требование: О признании частично недействительным решения налогового органа

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2016 N 07АП-9091/2016 по делу N А27-3924/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 01 ноября 2016 г.
Постановление в полном объеме изготовлено 09 ноября 2016 г.
Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Сбитнева А.Ю.
судей: Колупаевой Л.А.,
Скачковой О.А.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Белозеровой А.А. с использованием средств аудиозаписи,
при участии в судебном заседании:
от заявителя — Филимонов С.В., представитель по доверенности от 11.07.2016 N 4;
от заинтересованного лица — Разумнова Н.А., представитель по доверенности от 05.10.2016 N 41; Кондычекова Н.Ю., представитель по доверенности от 18.08.2016 N 31;
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Сельскохозяйственное предприятие Гефест" на решение Арбитражного суда Кемеровской области от 16 августа 2016 г. по делу N А27-3924/2016 (судья Камышова Ю.С.)
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Сельскохозяйственное предприятие Гефест" (Кемеровская область, Прокопьевский район, п. ст. Каменный ключ, ОГРН 1074223003865, ИНН 4223045570)
к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Кемеровской области (г. Прокопьевск, ОГРН 1044223025307, ИНН 4223008709)
о признании недействительным решения от 22.10.2015 N 11-26/62 в части,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Сельскохозяйственное предприятие Гефест" (далее — ООО "СП Гефест", Общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Кемеровской области (далее — Инспекция, налоговый орган) от 22.10.2015 N 11-26/62 в части доначисления единого сельскохозяйственного налога (далее — ЕСХН) за 2012-2013 годы, начисления соответствующих сумм пени и штрафа за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 16 августа 2016 г. по делу N А27-3924/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО "СП Гефест" обратилось в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции, принять по делу новый судебный акт.
В обоснование жалобы апеллянт указывает на необоснованность вывода суда о занижении Обществом налогооблагаемой базы в результате невключения в состав доходов от реализации сельскохозяйственной продукции физическим лицам на сумму 21 008 880 руб. Обществом представлены документы, подтверждающие дату и объем отгрузки товара со склада по договорам поставки. В материалы дела представлены платежные документы, исследовались расчеты налогоплательщика, подтверждающие реальность взаимоотношений с ООО "Резерв" и ООО "Алеф". Налоговым органом не представлено доказательств того, что товар не мог быть вывезен со склада Общества наемным транспортом ООО "Резерв" и ООО "Алеф". Не соответствует представленным в материалы дела доказательствам вывод суда о том, что налогоплательщиком не предпринимались меры по взысканию дебиторской задолженности. Задолженность спорных контрагентов была погашена в 2015 году, налоговая база за указанный период сформирована с ее учетом, были исчислены и уплачены налоги.
Более подробно доводы заявителя изложены в апелляционной жалобе.
Налоговый орган в отзыве на апелляционную жалобу возражает против ее доводов и указывает на их необоснованность, просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
В судебном заседании представитель Общества настаивал на доводах апелляционной жалобы, ходатайствовал о приобщении дополнительных доказательств, а именно отчета аудиторской фирмы ООО "Аудит-Универсал" по проведенной проверке конкретных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО "СП Гефест" за период с 01.01.2013 по 31.12.2015.
Представители Инспекции возражали против приобщения доказательств к материалам дела.
Рассмотрев вопрос о возможности приобщения к материалам дела дополнительных доказательств, суд апелляционной инстанции не нашел правовых оснований для приобщения к материалам дела указанных документов исходя из следующего.
В соответствии с частью 2 статьи 268 АПК РФ дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство об истребовании доказательств, и суд признает эти причины уважительными.
Согласно разъяснениям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащимся в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции", поскольку суд апелляционной инстанции на основании статьи 268 АПК РФ повторно рассматривает дело по имеющимся в материалах дела и дополнительно представленным доказательствам, то при решении вопроса о возможности принятия новых доказательств, в том числе приложенных к апелляционной жалобе или отзыву на апелляционную жалобу, он определяет, была ли у лица, представившего доказательства, возможность их представления в суд первой инстанции или заявитель не представил их по не зависящим от него уважительным причинам.
К числу уважительных причин, в частности, относятся: необоснованное отклонение судом первой инстанции ходатайств лиц, участвующих в деле, об истребовании дополнительных доказательств, о назначении экспертизы; принятие судом решения об отказе в удовлетворении иска (заявления) ввиду отсутствия права на иск, пропуска срока исковой давности или срока, установленного частью 4 статьи 198 Кодекса, без рассмотрения по существу заявленных требований; наличие в материалах дела протокола судебного заседания, оспариваемого лицом, участвующим в деле, в части отсутствия в нем сведений о ходатайствах или иных заявлениях, касающихся оценки доказательств.
Признание доказательства относимым и допустимым само по себе не является основанием для его принятия судом апелляционной инстанции.
В соответствии с частью 2 статьи 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами; для лиц, допустивших злоупотребление процессуальными правами, наступают предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Данные положения относятся также к вытекающему из принципа состязательности праву лиц, участвующих в деле, представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу и знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле (часть 2 статьи 9, часть 1 статьи 41 АПК РФ). Указанные права гарантируются обязанностью участников процесса раскрывать доказательства до начала судебного разбирательства (часть 3 статьи 65 АПК РФ) и в порядке представления дополнительных доказательств в суд апелляционной инстанции, согласно которому такие доказательства принимаются судом, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными (часть 2 статьи 268 АПК РФ).
В качестве уважительных причин, Общество указывает, что аудиторский отчет был изготовлен 16.08.2016, то есть после рассмотрения дела арбитражным судом, в связи с чем не мог быть представлен суду первой инстанции.
Таким образом, данный отчет не мог быть предметом исследования суда первой инстанции, оценен с точки зрения достоверности, в связи с чем судебная коллегия полагает, что ООО "СП Гефест" не указало уважительные причины невозможности представления дополнительных доказательств суду первой инстанции, а равно о невозможности проведения аудиторского исследования до рассмотрения дела арбитражным судом первой инстанции.
Поскольку документы представлены в электронном виде, указанные документы не возвращаются апеллянту.
Кроме этого, в ходатайстве Обществом изложен довод о необходимости снижения штрафа в десять раз в связи с наличием смягчающих обстоятельств, а именно совершение налогового правонарушения впервые; уплаты суммы налога; существенности суммы штрафа для Общества; частичное взыскание налоговой недоимки на основании инкассового поручения.
В судебном заседании представитель налогового органа поддержал доводы отзыва на апелляционную жалобу по изложенным в ней основаниям, настаивал на ее удовлетворении. По доводу о необходимости снижения суммы штрафа возражал в связи с отсутствием оснований, в том числе полагает, что приведенные смягчающие основания таковыми не являются.
Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в порядке, установленном статьями 266, 268 АПК РФ, изучив доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, заслушав представителей апеллянта и налогового органа, исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции считает решение суда первой инстанции не подлежащим отмене.
Как следует из материалов дела, Межрайонной Инспекцией ФНС России N 11 по Кемеровской области проведена выездная налоговая проверка ООО "СП Гефест" по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) налогов, по итогам которой составлен акт налоговой проверки от 18.08.2015 N 11-26/62.
По результатам выездной налоговой проверки Инспекцией принято решение от 22.10.2015 N 11-26/62 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Указанным решением Инспекция пришла к выводу, что налогоплательщиком занижена налоговая база в результате невключения в состав доходов от реализации сельскохозяйственной продукции суммы выручки в размере 21 008 880 руб., что повлекло неполную уплату единого сельскохозяйственного налога (далее — ЕСХН) в сумме 1 260 532 руб. Обществу доначислен налог в указанной сумме, а также налогоплательщик привлечен к ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122, статьей 123 НК РФ, в виде штрафа в общем размере 512 878 руб.
Указанное решение обжаловано обществом в Управление Федеральной налоговой службы по Кемеровской области, решением которого от 22.01.2016 N 23 решение Инспекции оставлено без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения.
Полагая, что решение Инспекции в части доначисления ЕСХН за 2012-2013 годы, начисления соответствующих сумм пени и штрафа за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 3 статьи 122 НК РФ является незаконным и нарушает его права и законные интересы в сфере экономической деятельности, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим требованием.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, пришел к выводу, что полученная информация в результате проведенных контрольных мероприятий, в совокупности и взаимной связи указывает на то, что Инспекцией установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что в нарушение пункта 1 статьи 346.5, пункта 1 статьи 346.17 НК РФ налогоплательщиком в составе доходов от реализации не была отражена сумма выручки, полученная организацией в 2012-2013 годах от реализации сельскохозяйственной продукции физическим лицам, под видом реализации ООО "Алеф" и ООО "Резерв" (далее — спорные контрагенты) и отражением недостоверной дебиторской задолженности, а также отсутствии правовых оснований для смягчения ответственности налогоплательщика.
Седьмой арбитражный апелляционный суд соглашается с данными выводами суда по следующим основаниям.
Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
Таким образом, для признания недействительным решения налоговой инспекции необходимо наличие двух условий: несоответствие его закону или иному нормативному акту и нарушение им прав и законных интересов общества.
Согласно части 2 статьи 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.
Согласно части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
По смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 32 Налогового кодекса Российской Федерации вынесенные решения налогового органа должны быть законными и обоснованными, основываться на нормах действующего законодательства.
Положения налогового законодательства должны применяться с учетом требований пункта 7 статьи 3 НК РФ о толковании всех неустранимых сомнений, противоречий и неясностей актов законодательства о налогах и сборах в пользу налогоплательщиков, а также правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации о необходимости установления, исследования и оценки судами всех имеющих значения для правильного разрешения дела обстоятельств (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12.06.2006 N 267-О).
В соответствии с пунктом 1 статьи 23 НК РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги.
Статьей 65 АПК РФ предусмотрено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В соответствии с пунктом 1 статьи 346.2 НК РФ ООО "СП Гефест" является плательщиком единого сельскохозяйственного налога.
Как следует из материалов дела, основанием для привлечения ООО "СП Гефест" к налоговой ответственности послужил вывод налогового органа о том, что налогоплательщиком в проверяемом периоде занижена налоговая база в результате не включения в состав доходов от реализации сельскохозяйственной продукции суммы выручки в размере 21 008 880 руб., что повлекло неполную уплату ЕСХН в сумме 1 260 532 руб.
Объектом налогообложения в силу положений статьи 346.4 НК РФ признаются доходы, уменьшенные на величину расходов.
Порядок определения и признания доходов и расходов определен статьей 346.5 НК РФ, согласно которой при определении объекта налогообложения учитываются доходы, определяемые в порядке, установленном пунктами 1 и 2 статьи 248 НК РФ.
Согласно пункту 1 статьи 248 НК РФ к доходам в целях главы 25 НК РФ относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав (в целях указанной главы товары определяются в соответствии с пунктом 3 статьи 38 НК РФ); внереализационные доходы.
Доходы определяются на основании первичных документов и других документов, подтверждающих полученные налогоплательщиком доходы, и документов налогового учета.
Доходы от реализации определяются в порядке, установленном статьей 249 НК РФ с учетом положений главы 25 НК РФ.
При определении объекта налогообложения налогоплательщики уменьшают полученные ими доходы на расходы, определенные пунктом 2 статьи 346.5 НК РФ.
В соответствии с пунктом 3 статьи 346.5 НК РФ расходы, указанные в пункте 2 статьи 346.5 НК РФ, принимаются при условии их соответствия критериям, указанным в пункте 1 статьи 252 НК РФ.
Признание доходов и расходов налогоплательщика в соответствии с пунктом 5 статьи 346.5 НК РФ осуществляется в следующем порядке:
датой получения доходов признается день поступления средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашения задолженности иным способом (кассовый метод);
расходами налогоплательщика признаются затраты после их фактической оплаты. В целях главы 26.1 НК РФ оплатой товаров (работ, услуг) и (или) имущественных прав признается прекращение обязательства налогоплательщика — приобретателя указанных товаров (работ, услуг) и (или) имущественных прав перед продавцом, которое непосредственно связано с поставкой этих товаров (выполнением работ, оказанием услуг) и (или) передачей имущественных прав.
Налоговой базой в соответствии с пунктом 1 статьи 346.6 НК РФ признается денежное выражение доходов, уменьшенных на величину расходов.
Таким образом, в силу положений вышеприведенных норм НК РФ законодатель определил порядок признания доходов и расходов лицами, являющимися плательщиками единого сельскохозяйственного налога.
В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" указано, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы; судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.
Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами.
Согласно пункту 2 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Кодекса. В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговой выгоды.
Если при рассмотрении налогового спора налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности хозяйственные операции контрагентами организации не осуществлялись, схема взаимодействия данных организаций указывает на недобросовестность участников хозяйственных операций, суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Кодекса, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.
Как следует из материалов дела, в подтверждение реализации сельскохозяйственной продукции в адрес ООО "Резерв" налогоплательщиком представлены: договор поставки от 10.01.2012 N 1, заключенный между ООО "СП "Гефест" и ООО "Резерв", счета-фактуры, товарные накладные, акты сверки взаимных расчетов по состоянию на 31.12.2012 и на 31.12.2013, платежные поручения.
По взаимоотношениям с ООО "Алеф" налогоплательщиком представлены: копии договора поставки от 01.10.2013 N Н-02/10/13, претензий, счетов-фактур, товарных накладных, акта сверки взаимных расчетов по состоянию на 31.12.2013.
Дополнительно, по взаимоотношениям с указанными контрагентами, налоговому органу оригиналы товарных накладных.
При анализе представленных документов налоговым органом установлено, что в оригиналах товарных накладных, представленных по взаимоотношениям с ООО "Резерв", отсутствует расшифровка подписи руководителя ООО "Резерв" Демченко М.А., а также подпись и расшифровка подписи руководителя ООО "СП Гефест". В представленных оригиналах товарных накладных по взаимоотношениям с ООО "Алеф" отсутствовала подпись и расшифровка подписи руководителя ООО "СП Гефест".
Согласно пояснениям налогоплательщика, представленные налогоплательщиком по требованию от 11.02.2015 N 11/59/3 копии товарных накладных по взаимоотношениям с ООО "Резерв" содержат подписи и расшифровку подписи руководителя ООО "Резерв", при этом, представленные оригиналы товарных накладных являются приложениями к документам внутреннего учета на выбытие продукции.
В соответствии с пунктом 2 статьи 93 НК РФ, представление документов на бумажном носителе производится в виде заверенных проверяемым лицом копий.
Следовательно, обязательного предоставления оригиналов документов при наличии их надлежащим образом заверенных копий в налоговый орган не требуется.
Между тем, в рассматриваемом случае в налоговый орган наряду с копиями товарных накладных Обществом представлены оригиналы документов, которые имели отличие от представленных копий.
Федеральным законом "О бухгалтерском учете" от 21.11.1996 N 129-ФЗ, действовавшим в 2011-2012 годах, и Федеральным законом от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете", действующим с 2013 года, установлены требования к оформлению первичных документов, относятся не только к полноте заполнения всех реквизитов, но и к достоверности содержащихся в них сведений.
Указанным нормам законодательства корреспондирует положение, закрепленное в пункте 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, в соответствии с которым налогоплательщику может быть отказано в признании полученной им налоговой выгоды в качестве обоснованной, если будет установлено, что сведения, содержащиеся в представленных налогоплательщиком документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Следовательно, налогоплательщик должен представлять в налоговый орган первичные документы, которые не должны противоречить друг другу.
Исходя из общеправовых принципов относимости, допустимости и достоверности доказательств, закрепленных в процессуальном законодательстве, следует, что в случае наличия противоречий между копиями документов или оригиналами документов и их копиями, обстоятельства, считающиеся подтвержденными только копиями документов, не могут считаться доказанными.
Следовательно, при наличии противоречий между представленными налогоплательщиком копиями и оригиналами документов, имеющих пороки в оформлении и вследствие этого не подтверждающих реальность совершенных хозяйственных операций, обоснованность преследуемой налогоплательщиком к получению налоговой выгоды, подтверждаемая такими документами, не может быть подтверждена.
В связи с чем, судом первой инстанции правомерно отклонены доводы Общества об отсутствии оснований для принятия во внимание представленных налогоплательщиком оригиналов документов по взаимоотношениям с ООО "Алеф" и ООО "Резерв".
Доводы апеллянта о том, что в товарных накладных (ТОРГ-12) не предусмотрено наличия такого обязательного реквизита как подпись покупателя, также нашли свою оценку в оспариваемом решении суда.
Судом обоснованно указано, что Обществом не учтено, что товарная накладная ТОРГ-12 является первичным документом, который составляется при продаже товарно-материальных ценностей.
Согласно статье 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции должны оформляться первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации. К реквизитам, обязательным для заполнения данного первичного документа, относятся в том числе, наименования должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, и личные подписи указанных лиц. При этом, товарные накладные должны подписываться руководителем организации или доверенным лицом, действующим по доверенности, оформленной согласно требованиям статьи 185 Гражданского кодекса Российской Федерации, с указанием реквизитов соответствующей доверенности в накладной.
Кроме этого, судом первой инстанции дана оценка представленным налогоплательщиком в судебное заседание товарно-транспортных накладных (ТТН), подтверждающих, по мнению Общества, доставку сельскохозяйственной продукции от ООО "СП Гефест" в адрес ООО "Резерв" и ООО "Алеф". При этом, ТТН отличались от ранее представленных в материалы дела ТТН (т. 14, л.д. 1-26).
Судом указано, что на ТТН, находящихся в материалах дела, в графе отпуск разрешил указаны должность и фамилия — директор Арефин А.А., а на вновь представленных — мастер Журба А.В. и подпись. На вновь представленных ТТН присутствует подпись главного бухгалтера Ермаковой Л.С., на ранее представленных подпись отсутствовала.
При этом, из показаний Журбы А.В., которые были получены в ходе выездной налоговой проверки, следует, что сельскохозяйственная продукция (картофель) реализовывалась со склада ООО "СП Гефест" организациям и физическим лицам, которые вывозили картофель своим транспортом. Контрагенты ООО "Алеф", ООО "Резерв" ему не знакомы.
При проведении налоговой проверки на требования N N 11/59/1 и 11/59/3 товарно-транспортные накладные налогоплательщиком не представлялись, главный бухгалтер Ермакова Л.С. объяснила отсутствием. В бухгалтерском учете расходы по доставке сельскохозяйственной продукции отсутствуют.
В связи с изложенным, арбитражный суд пришел к правильному выводу, что на период проведения выездной налоговой проверки ТТН у Общества отсутствовали.
Кроме этого, на требования налогового органа аналогичные документы ООО "Резерв" и ООО "Алеф" не представлены. Допрошенный в качестве свидетеля руководитель ООО "Алеф" Красюк Д.В. пояснил, что товарно-транспортные накладные у него отсутствуют. Руководитель ООО "Резерв" Демченко М.А. пояснил, что с Красюком Д.В. были финансово-хозяйственные отношения по реализации леса.
Во вновь представленных ТТН, так же как и в ранее представленных, указан водитель Багрянцев С.А. Из показаний Аксенова С.И., который был указан в ранее представленных ТТН как водитель КАМАЗА 43118, следует, что Багрянцев С.А. перевозил так же как и он только лес, а не сельскохозяйственную продукцию, поскольку работал на лесовозе.
Из показаний водителей, также указанных в ранее представленных ТТН следует, что перевозку сельскохозяйственной продукции они не осуществляли, номера водительских удостоверений указанных в ТТН им не принадлежат, машины, указанные в ТТН, не знакомы.
В ТТН, представленных в суд указан автомобиль ISUZU FORWARD, гос. номер Е694АК142. Согласно данным, имеющимся в налоговом органе, автомобиль находится в собственности начальника отдела растениеводства ООО "СП "Гефест" Журбы А.В., что было установлено в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля и отражено в решении и в отзыве.
Из показаний Журбы А.В. следует, что автомобиль марки ISUZU FORWARD, гос. номер Е694АК142 он предоставлял только Уфимцеву для перевозки картофеля. Подтвердил свою подпись на представленных на обозрение документах (копии чека), подтвердил, что получал оплату за реализованный товар, но очень редко. Товар со склада отпускался только оплаченный либо наличным расчетом, либо безналичным.
О том, что его автомобиль был представлен для перевозки сельскохозяйственной продукции в адрес ООО "Резерв", либо ООО "Алеф" из его показаний не усматривается. Кроме того, как уже было указано, организации ООО "Резерв" и ООО "Алеф" ему не знакомы.
Кроме этого, судом указано на иные противоречия в представленных налогоплательщиком ТТН, например, в ТТН N 1626 от 30.11.2013, ранее представленной, указан водитель Булгаков С.С., а во вновь представленной ТТН за тем же номером и датой указан водитель с фамилией Добрынин Е.Н., при этом указан один и тот же автомобиль (Isudzu forward гос. номер Е694АК), в ранее представленной ТТН N 1621 от 22.11.2013, указан водитель Дианов А.А., а во вновь представленной с тем же номером и той же датой Лайшев С.М. и проч.).
Кроме этого, налоговым органом установлено и подтверждается материалами дела, несоответствие сквозной нумерации ТТН, а именно ТТН от 18.09.2013 имеет N 1475, вместе с тем ТТН от 17.09.2013 имеет N 410, а ТТН от 16.09.2013 — N 1473, что свидетельствует о формальном подходе к заполнению представленных документов.
Во всех вновь представленных ТТН, с указанием Грузополучателя как ООО "Резерв", так и ООО "Алеф" указан пункт разгрузки — рынок на Садовой, г. Новокузнецк, ул. Селекционная, д. 11. При этом, в ранее представленных ТТН указаны адреса регистрации ООО "Резерв" и ООО "Алеф" (г. Новосибирск, ул. Титова, 21, и г. Новосибирск, ул. Сибирская, 57, соответственно).
На вновь представленных ТТН, как и на ранее представленных ТТН отсутствуют обязательные для заполнения реквизиты (дата и время погрузки и разгрузки товара, цена, полностью или частично номер водительских удостоверений (либо неполный номер, либо не содержащий должное количество цифр и букв), сумма за товар).
Таким образом, представленные обществом ТТН обоснованно не приняты судом первой инстанции в качестве надлежащих доказательств доставки сельскохозяйственной продукции спорным контрагентам, поскольку содержат недостоверные и противоречивые сведения. С учетом изложенного, суд пришел к выводу о том, что представление налогоплательщиком документы, содержащие недостоверные и противоречивые данные, свидетельствуют о его недобросовестности.
Следовательно, представленные ТТН не могут подтверждать доставку сельскохозяйственной продукции от ООО "СП Гефест" в адрес ООО "Резерв" и ООО "Алеф". Кроме этого, данные обстоятельства также установлены с учетом показаний свидетелей.
Подписание и составление ТТН также не подтверждает кладовщик ООО "СП Гефест" Маркина Е.Ю., подпись и расшифровка, которой указана на ТТН, представленных как ранее, так и на вновь представленных. Маркина Е.Ю. пояснила, что не подписывала товарно-транспортные накладные, при этом, она имела отношение к непосредственному процессу реализации сельскохозяйственной продукции со склада и работой с первичными документами, которые затем передавались и хранились в бухгалтерии ООО "СП Гефест". ООО "Алеф" и ООО "Резерв" Маркиной Е.Ю. не знакомы. Маркина подтвердила реализацию сельскохозяйственной продукции со склада физическим лицам после ее фактической оплаты.
Помимо указанных несоответствий, в ходе выездной налоговой проверки налоговым органом были установлены обстоятельства, свидетельствующие о невозможности совершения финансово-хозяйственных операций между ООО "Алеф", ООО "Резерв" и ООО СП "Гефест". В обоснование соответствующих выводов, налоговым органом указано, что у ООО "Резерв" и ООО "Алеф" отсутствовали необходимые ресурсы: численность, имущество, транспорт для доставки грузов в адрес налогоплательщика, складские помещения, необходимые для хранения сельскохозяйственной продукции. Отсутствие необходимых ресурсов для выполнения заявленных работ (оказания услуг) подтверждено показаниями руководителей спорных контрагентов Демченко М.А. и Красюка Д.В.
Согласно информации, представленной собственниками помещений расположенных по юридическим адресам регистрации ООО "Резерв" и ООО "Алеф", указанные организации по адресам регистрации никогда не находились.
Красюк Д.В. и Демченко М.А. в своих показаниях подтвердили причастность к деятельности ООО "Алеф" и ООО "Резерв" и факт приобретения сельскохозяйственной продукции у ООО "СП Гефест", однако, не смогли пояснить, где хранили приобретенную продукцию, каким транспортом перевозили, какими партиями и, с какой периодичностью. Доверенности на совершение таких действий от имени ООО "Алеф" и ООО "Резерв" не выдавали. Основная деятельность организаций — торговля лесом, Красюк Д.В. и Демченко М.А. часто бывают в командировках, что также противоречит представленным налогоплательщиком документам (товарные накладные, акты сверок), согласно которым сельскохозяйственная продукция указанным контрагентам реализовалась ежедневно.
Кроме этого, при анализе движения денежных средств по расчетным счетам ООО СП "Гефест", ООО "Алеф", ООО "Резерв" установлено наличие движения денежных средств по замкнутому циклу, а именно возврат денежных средств на расчетный счет налогоплательщика. Также установлено обналичивание денежных средств Красюком Д.В. У ООО "Алеф", ООО "Резерв" отсутствовали перечисления за дальнейшую реализацию приобретенной у ООО "СП Гефест" сельскохозяйственной продукции, перечислений за аренду складских помещений для ее хранения, аренду транспортных средств, перечислений физическим лицам по договорам гражданско-правового характера.
При этом, налоговым органом установлено, что в соответствии с документами складского учета, представленным налогоплательщиком, реализация картофеля в проверяемом периоде осуществлялась только физическим лицам.
В материалах налоговой проверки имеются свидетельские показания работников ООО "СП "Гефест", а именно агронома Силантьева С.В., кладовщика Маркиной Е.Ю., кассира Бондарь В.В., начальника отдела растениеводства Журбы А.В., менеджера по продажам Бирюковой Н.А., тракториста Ситникова Д.С., из которых следует, что сельскохозяйственная продукция (картофель) реализовывалась со склада ООО "СП Гефест" организациям и физическим лицам, которые вывозили картофель своим транспортом, ООО "Алеф" и ООО "Резерв" свидетелям не знакомы.
Кроме того, главный бухгалтер Ермакова Л.С. и руководитель ООО "СП Гефест" Арефин А.А. подтвердили реализацию сельскохозяйственной продукции в 2012-2013 годах физическим лицам, хотя согласно представленной ведомости отгрузки и реализации, реализация в 2012-2013 годах осуществлялась только организациям (протоколы допросов от 17.06.2015, от 19.02.2015, от 16.06.2015), что подтверждает сокрытие полученных доходов.
Таким образом, совокупность установленных Инспекцией обстоятельств, свидетельствует о согласованности действий между проверяемым налогоплательщиком и ООО "Резерв", ООО "Алеф", способствующая сокрытию выручки, полученной налогоплательщиком от реализации сельскохозяйственной продукции физическим лицам, намеренному получению необоснованной налоговой выгоды.
Согласованность действий также подтверждается отсутствием ведения со стороны налогоплательщика претензионной работы по истребованию задолженности и неустойки у своих контрагентов.
Согласно представленным налогоплательщиком в ходе проверки первичным учетным документам, подтверждающим оплату реализованной сельскохозяйственной продукции, а именно копиям чеков, актам взаимозачетов и платежным поручениям, налогоплательщиком был не в полном объеме отражен в книгах доходов и расходов за 2012-2013 годы доход, полученный от реализации сельскохозяйственной продукции в адрес физических лиц. В книге доходов и расходов за 2012-2013 годы отражена оплата за реализованную и оплаченную сельскохозяйственную продукцию только от организаций.
При этом в ходе проведения выездной налоговой проверки установлены факты, подтверждающие отсутствие сделок между ООО "СП Гефест" и ООО "Алеф", ООО "Резерв" при фактической реализации сельскохозяйственной продукции физическим лицам, и о намерении скрыть полученную выручку от реализации сельхозпродукции физическим лицам, которая в соответствии с положениями предусмотренными пунктом 5 статьи 346.5 НК РФ учитывается в составе доходов и расходов налогоплательщика по кассовому методу, посредством создания фиктивной дебиторской задолженности перед ООО "Алеф" и ООО "Резерв".
Кроме ведения претензионной работы (претензии от 13.01.2014, 07.07.2014, 12.01.2015, 03.02.2015) Обществом не принимались иные меры по взысканию дебиторской задолженности.
При этом, судом правомерно отмечено, что налогоплательщик вправе самостоятельно определять механизм осуществления гражданского оборота и порядок взаимодействия со своими контрагентами. Между тем, учитывая, что налоговым органом установлен факт согласованных действий налогоплательщика и его контрагентов по намеренному получению необоснованной налоговой выгоды, отсутствие ведения претензионной работы налогоплательщиком по истребованию задолженности и неустойки у своих контрагентов, в том числе в судебном порядке, является дополнительным доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям со своими контрагентами.
Суд апелляционной инстанции поддерживает вывод суда о критическом отношении к пояснениям налогоплательщика о наличии соглашения между ООО "Алеф" и ООО "СП "Гефест", предусматривающего погашение дебиторской задолженности ООО "Алеф" перед ООО "СП "Гефест" поставкой оборудования, техники. Договор уступки прав требования (цессии) от 29.12.2014 в ходе проверки представлен не был, Обществом не представлены доказательства его исполнения.
В качестве подтверждения того, что произведенная ООО "СП Гефест" сельскохозяйственная продукция реализовывалась именно физическим лицам, суд указал на то, что представленные налогоплательщиком чеки содержат реквизиты: вес товара в килограммах, наименование товара, дата приобретения товара, фамилия или подпись продавца, наименование и печать ООО "СП Гефест", подпись кладовщика и (на некоторых) подпись водителя, отметка "оплачено", физическое лицо, гос. номер машины, фамилии физических лиц без инициалов, гос. номера без указания марок машин, что не позволяет идентифицировать покупателей. При этом, вес и сумма реализованного товара, указанного в товарных накладных, соответствует оплате, указанной в представленных копиях чеков.
Из показаний, допрошенных в ходе проверки физических лиц, а именно: сотрудников ООО "СП Гефест" Бондарь В.В., Журба А.В., физических лиц непосредственно приобретавших картофель: Баранчикова Д.В., Ситникова Д.С., было установлено, что в проверяемый период ООО "СП Гефест" реализовывало сельскохозяйственную продукцию физическим лицам.
Таким образом, представленные налогоплательщиком чеки, могут служить первичными учетными документами, так как ими оформлены факты хозяйственной деятельности организации, и они отвечают требованиям, установленным Федеральным законодательством о бухгалтерском учете.
Следовательно, представленные налогоплательщиком копии чеков вместе с показаниями физических лиц подтверждают факт реализации сельскохозяйственной продукции в адрес физических лиц.
Кроме того, принимая во внимание установленные проверкой обстоятельства, свидетельствующие об умышленном занижении налогоплательщиком налоговой базы по единому сельскохозяйственному налогу, следует признать некорректными доводы налогоплательщика об отсутствии у налогового органа доказательств, подтверждающих факт реализации сельскохозяйственной продукции физическим лицам, в виду несоответствия представленных в ходе проверки копий чеков требованиям законодательства о бухгалтерском учете. Факт нарушения налогоплательщиком составления первичных учетных документов не может ставить под сомнение содержание хозяйственной операции отраженной в них.
Довод заявителя о том, что в ходе проверки были представлены и налоговым органом исследовались копии чеков с указанием на них наименования организаций и количества товара, отпуск которых произведен по соответствующим товарным накладным, а расчет за которые произведен в безналичном порядке, лишь подтверждает показания свидетелей о том, что на копиях чеков делалась отметка об оплате при реализации ее со склада.
Вышеуказанные обстоятельства, вместе с собранной в ходе проверки доказательственной базой подтверждающей отсутствие деятельности по реализации сельскохозяйственной продукции ООО "Алеф" и ООО "Резерв", в связи с отсутствием необходимых ресурсов для ее осуществления и, как следствие, указывают на невозможность совершения финансово-хозяйственных операций между ООО "СП Гефест" и ООО "Алеф" и ООО "Резерв", в полном объеме подтверждают полученный в ходе проверки вывод об умышленной направленности действий проверяемого лица на создание схемы искусственного занижения налоговой базы по единому сельскохозяйственному налогу, по взаимоотношениям с ООО "Резерв" и ООО "Алеф", и, как следствие, необоснованности полученной налогоплательщиком налоговой выгоды по взаимоотношениям с данными контрагентами.
Оценивая доводы налогоплательщика о том, что непроявление им должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов не может являться основанием для квалификации взаимоотношений с ООО "Резерв", ООО "Алеф" как умышленных нарушений налогового законодательства и, как следствие, влечь за собой ответственность, предусмотренную пунктом 3 статьи 122 НК РФ, судом правомерно указано, что основанием для привлечения ООО СП Гефест" к ответственности по пункту 3 статьи 122 НК РФ явилось создание ООО "СП Гефест" совместно с ООО "Резерв", ООО "Алеф" фиктивного документооборота с целью минимизации ООО СП "Гефест" своих налоговых обязательств.
В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В силу пункта 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (пункт 2 статьи 71 АПК РФ).
В рассматриваемом случае заявителем не представлено надлежащих доказательств, подтверждающих его доводы, а напротив общество неоднократно представляло документы, содержащие недостоверные и противоречивые сведения.
Седьмой арбитражный апелляционный суд также поддерживает выводы, изложенные в решении суда первой инстанции применительно к отсутствию смягчающих ответственность общества обстоятельств, в связи с чем отклоняет доводы апелляционной жалобы, при этом исходит из установленных фактических обстоятельств дела и следующих норм права.
Согласно статье 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Данная конституционная обязанность носит публично-правовой характер.
Аналогичная норма содержится в пункте 1 статьи 23 НК РФ, согласно которой налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги.
В соответствии с пунктом 1 статьи 45 НК РФ обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.
Статьей 106 НК РФ предусмотрено, что налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента или иных лиц, за которое НК РФ установлена ответственность.
Согласно пункту 2 статьи 109 НК РФ при отсутствии вины в совершении налогового правонарушения налогоплательщик не может быть привлечен к ответственности.
В силу пункта 1 статьи 110 НК РФ виновным в совершении налогового правонарушения признается лицо, совершившее противоправное деяние умышленно или по неосторожности.
В соответствии с пунктом 3 статьи 110 НК РФ налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать.
Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 111 НК РФ обстоятельством, исключающим вину лица в совершении налогового правонарушения, признается выполнение им письменных разъяснений о порядке исчисления налога, данных ему либо определенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции (названные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа).
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, высказанной в определениях от 04.07.2002 N 202-О и от 18.06.2004 N 201-О, отсутствие вины лица в совершении налогового правонарушения статья 109 НК РФ относит к обстоятельствам, исключающим привлечение его к ответственности. Следовательно, необходимость установления вины налогоплательщика для привлечения его к ответственности прямо предписана Налоговым кодексом Российской Федерации.
Вопрос о форме вины налогоплательщика, а также о том, образуется ли в этой связи состав конкретного налогового правонарушения, устанавливается налоговым органом согласно пункту 5 статьи 101 НК РФ в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки.
Статья 122 НК РФ предусматривает ответственность за неуплату или неполную уплату сумм налога или сбора в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия).
Объектом данного налогового правонарушения являются налоговые доходы бюджетов государства или муниципальных образований.
Таким образом, объективная сторона налогового правонарушения, предусмотренного статьей 122 НК РФ, состоит в неправомерном деянии (действии или бездействии), результатом которого является неуплата или неполная уплата сумм налога или сбора. Для привлечения налогоплательщика (плательщика сбора) к ответственности за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора) необходимо установить: — неправомерное деяние — занижение налоговой базы, иное неправильное исчисление налога (сбора) или неправомерное действие (бездействие); — негативный результат — неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора); — причинную связь между этими деянием и негативными последствиями.
Субъективная сторона налогового правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 122 НК РФ, может выражаться как в форме неосторожности (пункт 1 статьи 122 НК РФ), так и в форме умысла (пункт 3 статьи 122 НК РФ).
Из анализа приведенных норм права следует, что действующее законодательство устанавливает обязанность лица осознавать противоправный характер своего деяния и возможных последствий.
В данном случае занизив налогооблагаемую базу по ЕСХН, налогоплательщик не считал свои действия нарушением норм налогового законодательства, а напротив полагал их правомерными, не противоречащими закону. Материалами дела подтверждается полученная в результате этих действий выгода в виде занижения сумм доходов, что подтверждает наличие схемы по получению необоснованной налоговой выгоды и свидетельствует о наличии вины налогоплательщика в совершении налогового правонарушения, предусмотренного статьей 122 НК РФ.
Указанные апеллянтом в жалобе обстоятельства не свидетельствуют об отсутствии его вины в совершении данного правонарушения.
При этом, как правомерно указывает налоговый орган, в данном случае участие общества в схемах получения необоснованной налоговой выгоды, необоснованное занижение доходов, в результате занижения налоговой базы и неуплата налогов в бюджет являются негативными последствиями для бюджета.
Добросовестность налогоплательщика, совершение налоговых правонарушений впервые, тяжелое финансовое положение и иные основания, на что указывает апеллянт в жалобе, не всегда являются обстоятельствами, смягчающими ответственность за совершение налогового правонарушения, так как сами по себе являются обстоятельствами, не отягчающим ее, в данном случае важны обстоятельства совершения правонарушения. При установлении налоговым органом совокупности обстоятельств, свидетельствующих о применении ООО "СП "Гефест" схемы уклонения от уплаты налогов путем использования фиктивного документооборота, данные обстоятельства, заявленные налогоплательщиком, в качестве смягчающих признаны быть не могут.
Таким образом, оценив обстоятельства осуществления деятельности общества и хронологию действий, свидетельствующих о совершении налогового правонарушения, определенная инспекцией сумма штрафа соответствует тяжести и обстоятельствам суд апелляционной инстанции полагает, что вменяемое обществу правонарушение не возлагает на последнего чрезмерного бремени по уплате штрафа, соразмерна и достаточна для реализации превентивного характера налоговых санкций.
При этом апелляционной инстанцией принимаются во внимание закрепленные в Конституции Российской Федерации принципы справедливости и соразмерности назначаемого наказания совершенному правонарушению, а также общие начала назначения наказания.
Таким образом, судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела подробным образом дана оценка всем доводам заявителя и доказательствам налогового органа, свидетельствующим о недостоверности сведений в документах и невозможности реального осуществления хозяйственных операций с заявленными контрагентами.
Указанные выводы суда обществом в апелляционной жалобе не опровергнуты ссылками на конкретные документы (доказательства), представленные в материалы дела.
С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемого решения налогового органа недействительным, в связи с чем правомерно отказал Обществу в удовлетворении заявленных требований.
Нарушений Инспекцией требований статьи 101 НК РФ, влекущих безусловную отмену решения налогового органа, судом первой инстанции не установлено, доказательств обратного налогоплательщиком суду апелляционной инстанции не представлено.
В целом доводы, изложенные в апелляционной жалобе Общества не опровергают выводы суда первой инстанции о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям со спорными контрагентами, поскольку суд первой инстанции в порядке статьи 71 АПК РФ сделал вывод о формальном составлении документов по сделкам не на основании отдельно установленных фактов, а по результатам исследования доказательств в их совокупности. Основания для переоценки выводов суда по представленным в материалы дела доказательствам у суда апелляционной инстанции отсутствуют.
Несогласие Общества с оценкой судом первой инстанции представленных доказательств и сделанных на ее основе выводов по фактическим обстоятельствам, их иная оценка со стороны заявителя не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта.
Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе и опровергающих выводы суда, Общество в нарушение статьи 65 АПК РФ не представило.
Оснований для отмены решения суда первой инстанции, в том числе и безусловных, установленных частью 4 статьи 270 АПК РФ, а равно принятия доводов апелляционной жалобы, у апелляционного суда не имеется.
На основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по государственной пошлине относятся на подателя жалобы.
Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 16 августа 2016 г. по делу N А27-3924/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

Председательствующий А.Ю.СБИТНЕВ

Судьи Л.А.КОЛУПАЕВА О.А.СКАЧКОВА