Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Елец Светланы Юрьевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 3 статьи 1, положением пункта 2 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и пунктом 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 N 2214-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданки С.Ю. Елец вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка С.Ю. Елец оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации":
пункта 3 статьи 1, согласно которому в случаях, предусмотренных данным Федеральным законом, Правительство Российской Федерации определяет порядок реализации права граждан Российской Федерации на трудовые пенсии и условия установления указанных пенсий отдельным категориям граждан; в целях единообразного применения данного Федерального закона при необходимости могут издаваться соответствующие разъяснения в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации;
абзаца первого пункта 2 статьи 27, которым установлено, что списки работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 данной статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.
Кроме того, заявительница оспаривает конституционность пункта 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781), согласно которому периоды выполнявшейся до 1 сентября 2000 года работы в должностях в учреждениях, указанных в соответствующем списке, засчитываются в стаж работы независимо от условия выполнения в эти периоды нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), а начиная с 1 сентября 2000 года — при условии выполнения (суммарно по основному и другим местам работы) нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной за ставку заработной платы (должностной оклад), за исключением случаев, определенных данными Правилами.
Как следует из представленных материалов, правоприменители со ссылкой на пункт 2 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и пункт 4 оспариваемых заявительницей Правил отказали ей во включении в стаж педагогической деятельности в учреждениях для детей периодов ее работы в должности преподавателя государственного образовательного учреждения "Детская музыкальная школа имени Вольфганга Амадея Моцарта" (с января по август 2005 года) и государственного образовательного учреждения "Детская музыкальная школа имени В.П. Соловьева-Седого" (с сентября 2005 года по январь 2013 года), поскольку в эти периоды не выполнены нормы рабочего времени — педагогической или учебной нагрузки, установленной за ставку заработной платы.
По мнению заявительницы, оспариваемые положения противоречат статьям 19, 37 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку предоставили Правительству Российской Федерации возможность несоразмерно ограничивать право педагогов на досрочную пенсию. Заявительница просит Конституционный Суд Российской Федерации обязать законодателя внести в действующее законодательство положение о возможности включения в стаж педагогической деятельности, дающий право на установление досрочной пенсии, периодов работы с неполным рабочим временем, скорректированных пропорционально выполненной в эти периоды педагогической нагрузке.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
2.1. Вопреки требованиям статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" представленными заявительницей материалами не подтверждается применение судом в ее конкретном деле пункта 3 статьи 1 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", а потому ее жалоба в этой части, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации.
2.2. Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), относит определение условий и порядка реализации данного конституционного права, в том числе установление видов пенсий, оснований приобретения права на них отдельными категориями граждан, правил их исчисления, к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).
Согласно пункту 2 статьи 27 действовавшего до 1 января 2015 года Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" списки работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых трудовая пенсия по старости назначается досрочно, а также правила исчисления периодов такой работы утверждались Правительством Российской Федерации. Аналогичное правовое регулирование предусмотрено частью 2 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях".
Действуя в пределах предоставленного ему полномочия, Правительство Российской Федерации приняло постановление от 29 октября 2002 года N 781, а также вступившее в силу с 1 января 2015 года постановление Правительства Российской Федерации от 16 июля 2014 года N 665 "О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение", согласно которому исчисление периодов работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в соответствии со статьями 30 и 31 Федерального закона "О страховых пенсиях", осуществляется, в частности, с применением Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781.
Установление для указанной категории лиц льготных условий приобретения права на трудовую пенсию по старости направлено, главным образом, на защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста. Поэтому право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости связывается не с любой работой в учреждениях для детей, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда, влияющими на утрату профессиональной трудоспособности, при этом учитываются и различия в характере работы лиц, работающих на одних и тех же должностях, но в разных условиях, в том числе — выполняющих норму рабочего времени, установленную за ставку заработной платы, или работающих на соответствующих должностях на условиях неполного рабочего времени.
Именно поэтому пунктом 4 оспариваемых заявительницей Правил предусмотрено положение, согласно которому в специальный стаж засчитываются те периоды работы, в которые выполнялась (суммарно по основному и другим местам работы) норма рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленная за ставку заработной платы (должностной оклад). Само по себе это не может расцениваться как нарушение принципа равенства всех перед законом либо как неправомерное ограничение права граждан на пенсионное обеспечение.
Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что законодатель, предписывая Правительству Российской Федерации утверждать соответствующие акты, регулирующие пенсионные отношения, не наделяет его полномочиями самостоятельно регулировать пенсионные отношения указанных категорий работников и по своему усмотрению устанавливать их пенсионные права, вводить дополнительные по сравнению с законом ограничения права на пенсионное обеспечение. При осуществлении предоставленных ему полномочий Правительство Российской Федерации не только связано законодательными нормами, но и обязано учитывать предписания статьи 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации (определения от 18 июня 2004 года N 197-О, от 16 ноября 2006 года N 514-О, от 29 мая 2014 года N 1112-О и др.).
Внесение же изменений в действующее правовое регулирование относится к компетенции законодателя и не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Елец Светланы Юрьевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН