Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кирсанова Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав статьей 401.17, частью третьей статьи 412.1 и пунктом 3 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 N 2202-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина С.А. Кирсанова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Вступившим в законную силу 16 июня 2004 года постановлением судьи вынесенные в 2001 году приговоры в отношении гражданина С.А. Кирсанова были приведены в соответствие с действующим уголовным законодательством.
Полагая, что данное решение незаконно, поскольку принято без учета правовых позиций, изложенных впоследствии в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года N 4-П и его Определении от 13 мая 2010 года N 706-О-О, С.А. Кирсанов обратился к прокурору с просьбой о возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств, однако в удовлетворении заявления было отказано ввиду отсутствия таковых. Поданная же в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации жалоба на указанное решение прокурора была оставлена без удовлетворения постановлением районного суда, законность которого, в конечном итоге, была подтверждена решением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 6 мая 2016 года.
Письмами судей областного суда от 29 июня 2016 года и Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2016 года были возвращены без рассмотрения со ссылкой на статью 401.17 УПК Российской Федерации и последующие жалобы заявителя, направленные в порядке глав 47.1 и 48.1 данного Кодекса, по причине их повторности; при этом разъяснялось, что решения районных и иных равных им по уровню судов не могут выступать предметом пересмотра в порядке надзора.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.А. Кирсанов просит признать не соответствующими статьям 45, 46 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации следующие положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:
статью 401.17 "Недопустимость внесения повторных или новых кассационных жалобы, представления", как устанавливающую запрет на внесение очередных кассационных жалоб по тем же или иным правовым основаниям в тот же суд кассационной инстанции;
часть третью статьи 412.1 "Пересмотр судебных решений в порядке надзора", ограничивающую предмет рассмотрения суда в порядке надзора и препятствующую тем самым оспариванию решений, вынесенных районным или иным равным ему по уровню судом;
пункт 3 части четвертой статьи 413 "Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств", поскольку данная норма не раскрывает понятие иных новых обстоятельств для возобновления производства по уголовному делу, чем допускает, по утверждению заявителя, возможность непринятия органами прокуратуры и судом мер в целях исправления допущенной судебной ошибки.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Статьи 46 (части 1 и 2) и 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации, гарантирующие каждому право на судебную защиту и на обжалование в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти и должностных лиц, а каждому осужденному за преступление — право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, не предполагают возможность выбора гражданином по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты (в том числе обжалования судебных решений, вступивших в законную силу), особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из статей 46 — 53, 118, 120, 123 и 125 — 128 Конституции Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 13 января 2000 года N 6-О, от 8 ноября 2005 года N 399-О, от 29 сентября 2011 года N 1185-О-О, от 16 июля 2013 года N 1160-О, от 26 апреля 2016 года N 735-О и др.).
Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, пересмотр вступивших в законную силу судебных решений в порядке надзора (глава 48.1 УПК Российской Федерации) предусмотрен в качестве дополнительного способа обеспечения их законности и исправления возможной судебной ошибки, который, имея исключительное значение, используется Президиумом Верховного Суда Российской Федерации применительно к перечисленным в части третьей статьи 412.1 УПК Российской Федерации судебным решениям, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты (определения от 18 сентября 2014 года N 2099-О, от 23 июня 2015 года N 1331-О, от 29 сентября 2015 года N 1950-О, от 22 декабря 2015 года N 2854-О, от 26 апреля 2016 года N 735-О и др.).
Возможность же пересмотра иных, не перечисленных в названной норме вступивших в законную силу судебных решений осуществима в рамках закрепленного главой 47.1 УПК Российской Федерации производства в кассационной инстанции (часть вторая статьи 401.3), недопустимость внесения повторных или новых кассационных жалоб в которую, установленная статьей 401.17 данного Кодекса, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, не может расцениваться в качестве препятствующей выявлению и устранению судебных ошибок, свидетельствующих о неправосудности принятого судом решения, как в кассационном порядке, так и в иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом процедурах (определения от 18 сентября 2014 года N 2099-О, от 5 февраля 2015 года N 425-О, N 426-О, N 427-О и N 428-О, от 23 апреля 2015 года N 855-О, от 25 февраля 2016 года N 389-О, от 29 марта 2016 года N 565-О, от 26 мая 2016 года N 1108-О, от 19 июля 2016 года N 1619-О и др.).
Что касается закрепленного главой 49 УПК Российской Федерации порядка возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, то он осуществляется — в отличие от кассационного (глава 47.1) и надзорного (глава 48.1) порядков пересмотра судебных решений — согласно статье 413 данного Кодекса в связи с выявлением таких обстоятельств, которые либо возникли уже после рассмотрения уголовного дела судом, либо существовали на момент рассмотрения уголовного дела, но не были известны суду и не могли быть им учтены; известные же на момент вынесения приговора обстоятельства могут быть проверены и оценены судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.
В частности, пункт 3 части четвертой статьи 413 УПК Российской Федерации в качестве оснований для возобновления производства по уголовному делу называет иные новые обстоятельства, к которым относятся, согласно пункту 2 ее части второй, не известные суду на момент вынесения судебного решения обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния или подтверждающие наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления.
С учетом этого возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств направлено не на восполнение недостатков предшествующей обвинительной и судебной деятельности, а на обеспечение возможности исследования фактических обстоятельств, которые уголовный закон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно-правовой охраны, но которые в силу объективных причин ранее не могли входить в предмет исследования по уголовному делу (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 1248-О, от 25 сентября 2014 года N 2215-О, от 23 декабря 2014 года N 2844-О, от 23 июня 2016 года N 1272-О и др.).
Как следует из жалобы, нарушение своих прав положением статьи 413 УПК Российской Федерации С.А. Кирсанов связывает с неприменением Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года N 4-П и Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 13 мая 2010 года N 706-О-О в качестве новых обстоятельств для возобновления производства по его уголовному делу и пересмотра судебных решений, вынесенных в 2004 году, т.е. ранее, чем были приняты указанные Постановление и Определение. Между тем, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации касательно вопроса об обратной силе своих решений, в том числе по предшествующей жалобе заявителя, лица, не являвшиеся заявителями по рассматривавшемуся Конституционным Судом Российской Федерации делу, но в отношении которых были применены нормативные положения, признанные Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, имеют право на пересмотр (изменение или отмену) в соответствии с таким решением Конституционного Суда Российской Федерации основанного на них судебного акта только в тех случаях, когда этот акт либо не вступил в законную силу, либо вступил в законную силу, но не исполнен или исполнен частично (определения от 5 февраля 2004 года N 78-О, от 20 ноября 2014 года N 2701-О и др.). Если же в отношении лиц, не являвшихся заявителями по делу, рассмотренному Конституционным Судом Российской Федерации, правоприменительные решения были исполнены до признания неконституционными норм, положенных в их основу, то для этих лиц действует презумпция конституционности закона, поскольку он применялся в условиях, когда вопрос о его конституционности не ставился. Такое правовое регулирование согласуется с общими принципами действия законодательства во времени и направлено на обеспечение правовой определенности (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2014 года N 982-О, от 17 февраля 2015 года N 249-О, от 29 сентября 2015 года N 1951-О и N 2282-О, от 22 декабря 2015 года N 2858-О и др.).
Таким образом, оспариваемые законоположения не могут расцениваться в качестве нарушающих права заявителя в обозначенном им аспекте, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кирсанова Сергея Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН