Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров, связанных с применением положений Федерального закона N 18-ФЗ от 10.01.2003 г. "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации"

Утвержден на заседании президиума Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28 июня 2013 года N 7

ОБЗОР СУДЕБНО-АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛОЖЕНИЙ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА N 18-ФЗ ОТ 10.01.2003 Г. "УСТАВ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

В соответствии с планом мероприятий Седьмого арбитражного апелляционного суда на первое полугодие 2013 года отделом анализа, обобщения судебной практики, законодательства и статистики совместно с судьями коллегии по рассмотрению экономических споров, возникающих из гражданских правоотношений Седьмого арбитражного апелляционного суда, изучена судебная практика по спорам, связанным с применением положений Федерального закона N 18-ФЗ от 10.01.2003 г. "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации" (далее — УЖТ РФ).
При подготовке аналитической справки проанализирована судебная практика апелляционного суда за 2012 год и первое полугодие 2013 года.

1. В связи с тем, что статьей 97 УЖТ РФ не определено, какое лицо — грузополучатель или грузоотправитель имеет преимущественное право на получение неустойки, в правоприменительной практике сложился подход: в случае одновременного предъявления претензий грузополучателем и грузоотправителем, преимущественное право на выплату пеней за просрочку доставки груза имеет тот, кто направил претензию ранее. Таким образом двойной ответственности за нарушение одного и того же обязательства и двойного взыскания пени за просрочку доставки груза не происходит.
В то же время, определение приоритета права грузоотправителя или грузополучателя на получение пени возможно только при неисполненных перевозчиком обязательствах, предусмотренных статьями 97, 120 УЖТ РФ.
Закрытое акционерное общество (грузоотправитель) обратилось в арбитражный суд к ОАО "РЖД" (перевозчик) о взыскании пени за нарушение срока доставки порожних вагонов.
Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии у ответчика (перевозчик) обязанности выплатить пени истцу (грузоотправитель), так как его претензия направлена ранее претензии третьего лица (грузополучатель).
Суд апелляционной инстанции поддержал выводы арбитражного суда.
Отклоняя довод подателя жалобы, о том, что по спорным договорам перевозки удовлетворены претензионные требования о взыскании пени за просрочку доставки вагонов грузополучателя, суд апелляционной инстанции указал, что истец по настоящему делу ранее обратился с претензией, следовательно, он имел преимущественное право на выплату пеней за просрочку поставки груза.
Данный вывод подтвержден правоприменительной практикой (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.09.2012 по делу N А82-7140/2010, Постановление ФАС Московского округа от 06.11.2012 по делу N А40-89/12-32-1).
Ссылка апеллянта на двойную ответственность не влияет на право истца, лица первым предъявившим претензию, на выплату пеней за просрочку поставки груза.
Суд кассационной инстанции не согласился с вышеизложенными выводами.
По смыслу статьи 120 УЖТ РФ перевозчик обязан уплатить пени за просрочку доставки не принадлежащих ему порожних вагонов кому-либо одному из управомоченных лиц — грузоотправителю или грузополучателю.
При этом определение приоритета права грузоотправителя или грузополучателя на получение указанной пени возможно только при неисполненных перевозчиком обязательствах, предусмотренных статьями 97, 120 УЖТ.
Уплатив грузополучателю на основании претензии пени за нарушение сроков доставки вагонов, ОАО "РЖД" понесло ответственность, предусмотренную статьями 97, 120 УЖТ, что исключает выплату пени грузоотправителю за данное нарушение обязательств на основании указанных норм права.

2. Понятие о бесплатном хранении на железнодорожной станции назначения в течение 24 часов после своевременного уведомления, последовавшего за окончанием фактической доставки груза, в законодательстве отсутствует.
В результате судебная практика по-разному определяла дату, с которой начинает течь 24-часовой срок бесплатного хранения груза.
Так, суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили исковое требование компании (грузополучателя), указав, что у общества "РЖД" отсутствовали правовые основания для списания с лицевого счета компании денежных средств в оплату услуг по хранению груза, поскольку груз доставлялся ответчиком до истечения срока доставки, прибывший на станцию назначения груз выгружался и вывозился истцом со станции ответчика в срок, не превышающий срок доставки, указанный в транспортных железнодорожных накладных. При этом суды руководствовались статьями 35, 36, 38 УЖТ РФ, пунктами 5, 6.1 Правил хранения грузов в местах общего пользования при перевозке железнодорожным транспортом, утвержденных приказом МПС России от 18.06.2003 N 47, пунктом 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.2005 N 30 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации".
Суд кассационной инстанции отменил судебные акты первой и апелляционной инстанций и отказал в иске. Суд исходил из того, что порядок, предусмотренный статьей 38 УЖТ РФ, ответчиком был соблюден, груз в контейнерах подлежал бесплатному хранению на железнодорожной станции назначения в течение 24 часов после окончания срока фактической доставки груза, указанной в календарном штемпеле на обратной стороне транспортной железнодорожной накладной.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Постановлением от 10.07.2012 N 3349/12 отменил постановление кассационной инстанции, оставив без изменения судебные акты судов первой и апелляционной инстанций.
Таким образом, возмездное хранение груза будет иметь место по истечении суток после окончания срока доставки груза, рассчитанного и указанного при составлении договоров перевозки, либо через 24 часа после подачи вагона с контейнерами для разгрузки до вывоза груза и при условии заключения дополнительного соглашения на хранение груза.

3. Спорным являлся вопрос о возможности применения Рекомендаций "Масса грузов, перевозимых железнодорожным транспортом. Измерения и учет массы груза при взаиморасчетах между грузоотправителем и грузополучателем. Рекомендация. МИ 3115-2008", утвержденных ФГУП "ВНИИМС" Ростехрегулирования 30.05.2008, при расчете предельного расхождения массы груза при перевозке груза железнодорожным транспортом.
По одному делу суды первой, апелляционной, кассационной инстанций Рекомендации не применили со ссылкой на то, что они не являются нормативными правовыми актами, подлежащими обязательному применению при расчетах между грузоотправителем и перевозчиком. По другому делу суды применили Рекомендации, так как иных актов, определяющих массу грузов, перевозимых железнодорожным транспортом, и устанавливающих порядок определения значений предельно допускаемых погрешностей измерений массы груза не имеется.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Постановлением от 09.04.2013 N 16398/12 установил, что при выявлении перегруза вагонов подлежат применению Рекомендации по измерению массы грузов, перевозимых железнодорожным транспортом, если не доказано, что использование методики, изложенной в этом документе, приводит к ошибочному или недостоверному результату.

4. В случае непредставления грузоотправителем доказательств наличия недогруза в других вагонах, выявленное превышение веса груза в одном вагоне свидетельствует об искажении в накладной сведений об общей массе груза, занижающее количество требуемых для его перевозки вагонов с соблюдением правил грузоподъемности, влияющих на безопасность и стоимость перевозки, которая определяется по грузоподъемности вагона и не может быть меньше последней.
Кроме того, положениями статей УЖТ РФ не установлена обязанность перевозчика проверять достоверность массы грузов всей партии вагонов.

ОАО "РЖД" обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о взыскании штрафа по статье 98 УЖТ РФ, по статье 102 УЖТ РФ.
Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично: с общества в пользу ОАО "РЖД" взыскан штраф на основании статьи 102 УЖТ РФ за превышение грузоподъемности вагона; в удовлетворении остальной части исковых требований отказано на основании следующего.
Из представленного в материалы дела акта общей формы и коммерческого акта, истцом установлен перегруз только одного вагона.
Масса груза, находившегося в остальных вагонах, указанных в транспортной железнодорожной накладной, истцом проверена не была, доказательств того, что общая масса груза в вагонах по транспортной железнодорожной накладной фактически превышает указанную в транспортной железнодорожной накладной в сведениях о грузе массу, а также доказательств искажения иных сведений о грузе, суду не представлено.
В пункте 28.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 30 от 06.10.2005 "О некоторых вопросах практики применения ФЗ "Устав железнодорожного транспорта РФ" указано, что в случае, если установлено превышение грузоподъемности (перегруз) вагона, однако сведения о грузе, указанные в транспортной железнодорожной накладной, соответствуют фактически перевозимой массе груза, к грузоотправителю могут быть применены только санкции, предусмотренные статьей 102 УЖТ РФ.
Не доказав несоответствие массы перевозимого по транспортной железнодорожной накладной массы груза, истец не доказал, что ответчиком занижена и стоимость перевозки груза, то есть провозная плата, указанная в транспортной железнодорожной накладной.
Суд апелляционной инстанции решение арбитражного суда отменил в части отказа во взыскании штрафа, предусмотренного статьей 98 УЖТ РФ.
Согласно статье 26 УЖТ РФ при предъявлении грузов для перевозки грузоотправитель должен указать в транспортной железнодорожной накладной их массу, при предъявлении тарных и штучных грузов также количество грузовых мест.
Взвешивание грузов, грузобагажа обеспечивается грузоотправителями (отправителями), грузополучателями (получателями) при обеспечении ими погрузки и выгрузки в местах общего и необщего пользования и на железнодорожных путях необщего пользования.
В силу статьи 27 УЖТ РФ перевозчик имеет право проверять достоверность массы груза, грузобагажа и других сведений, указанных грузоотправителями (отправителями) в транспортных железнодорожных накладных (заявленных на перевозку грузобагажа).
На основании статьи 98 УЖТ РФ за искажение в транспортной железнодорожной накладной наименований грузов, особых отметок, сведений о грузах, об их свойствах, в результате чего снижается стоимость перевозок грузов или возможно возникновение обстоятельств, влияющих на безопасность движения и эксплуатации железнодорожного транспорта, а также за отправление запрещенных для перевозок железнодорожным транспортом грузов грузоотправители уплачивают перевозчику штраф в размере пятикратной платы за перевозку таких грузов на все расстояние их перевозки независимо от возмещения вызванных данным обстоятельством убытков перевозчика.
Следовательно, для привлечения грузоотправителя к ответственности по статье 98 УЖТ РФ должно быть доказано, что искажение в транспортной железнодорожной накладной сведений о грузе повлекло снижение стоимости перевозок грузов или возникновение обстоятельств, влияющих на безопасность движения и эксплуатации железнодорожного транспорта, отправку запрещенных для перевозок железнодорожным транспортом грузов.
Материалами дела подтверждалось, что вес груза в вагоне, указанный обществом в накладной, не соответствует фактическому весу груза.
Результаты контрольного взвешивания ответчиком не оспорены.
Из транспортной железнодорожной накладной следовало, что грузоотправителем указан размер провозной платы за каждый вагон.
Постановлением Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 17.06.2003 года N 47-т/5 утвержден Прейскурант N 10-01 "Тарифы на перевозки грузов и услуги инфраструктуры, выполняемые Российскими железными дорогами", в соответствии с которым плата стоимости перевозки грузов определяется по грузоподъемности вагона и не может быть меньше последней.
Таким образом, вследствие неправильного указания сведений о весе груза, подлежащего доставке в данном вагоне, грузоотправитель уплатил меньший размер провозной платы, что привело к снижению стоимости перевозки груза.
В нарушение требований пункта 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком не представлены доказательства наличия недогруза в других вагонах.
Апелляционный суд также исходил из того, что положениями статей 27, 98, 119 УЖТ РФ не установлена обязанность перевозчика проверять достоверность массы грузов всей партии вагонов.
С учетом того, что искажение сведений о массе груза вагона в транспортной железнодорожной накладной повлекло снижение стоимости перевозки, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований, предусмотренных статьей 98 УЖТ РФ, для взыскания с ответчика штрафа.
Суд кассационной инстанции поддержал выводы апелляционного суда.

5. Сбор за подачу и уборку вагонов на железнодорожных путях необщего пользования в виде оплаты за работу локомотива и ежесуточной оплаты за пользование железнодорожными путями необщего пользования не предусматривается положениями УЖТ РФ. Ссылка сторон на свободу договора и свободное волеизъявление по включению в условия договора такой платы является необоснованной в силу статьи 422 ГК РФ.

ОАО "РЖД" обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью сбора за пользование железнодорожным путем, исходя из развернутой длины пути необщего пользования, принадлежащего истцу.
Как следовало из материалов дела, между ОАО "РЖД" (перевозчик) и ООО (пользователь) заключен договор на подачу и уборку вагонов на железнодорожный путь необщего пользования, по условиям которого перевозчик производит своим локомотивом подачу, уборку, расстановку вагонов на железнодорожный путь необщего пользования ответчика.
Договором предусмотрена обязанность ООО по уплате перевозчику сбора за подачу и уборку вагонов по договорному тарифу.
Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении иска по следующим обстоятельствам.
По условиям статьи 64 УЖТ РФ взаимоотношения перевозчиков, владельцев железнодорожных путей необщего пользования, владельцев инфраструктур, грузоотправителей, грузополучателей регулируются правилами перевозок грузов железнодорожным транспортом, а также договорами на эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования и договорами на подачу и уборку вагонов.
Условия договора вытекали из положений Правил применения сборов за дополнительные операции, связанных с перевозкой грузов на федеральном железнодорожном транспорте (Тарифное руководство N 3) о ежесуточной плате за пользование железнодорожным путем, согласно которым ставка сбора за подачу и уборку вагонов определяется как сумма платы за работу локомотива при подаче и уборке вагонов (за каждый выход локомотива) и ежесуточной платы за пользование железнодорожным подъездным путем.
Решением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.2011 г. по делу N ВАС-5095/11 признаны недействующими пункты 2.7.1, 2.7.6.1, 2.7.6.2, 2.7.13 Правил применения сборов за дополнительные операции, связанные с перевозкой грузов на федеральном железнодорожном транспорте (Тарифное руководство N 3) в части, устанавливающей ежесуточную уплату сбора за пользование железнодорожным путем необщего пользования, как не соответствующие абзацу 3 статьи 58 УЖТ РФ, Положению о государственном регулировании и контроле тарифов, сборов и платы в отношении работ (услуг) субъектов естественных монополий в сфере железнодорожных перевозок и Перечню работ (услуг) субъектов естественных монополий в сфере железнодорожных перевозок, тарифы, сборы и плата в, отношении которых регулируется государством, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.08.2009 N 643; подпунктам "б", "в" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 09.03.2004 N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти". Сбор за подачу и уборку вагонов на железнодорожных путях необщего пользования в виде оплаты за работу локомотива и ежесуточной оплаты за пользование железнодорожными путями необщего пользования не предусматривается положениями УЖТ РФ.
В соответствии с пунктом 5 статьи 195 АПК РФ нормативный правовой акт или отдельные его положения, признанные арбитражным судом недействующими, не подлежат применению с момента вступления в законную силу решения суда.
Согласно статье 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
При указанных обстоятельствах оспариваемое истцом условие договора признано судами недействительным (ничтожным) как противоречащее положениям главы 4 УЖТ РФ.
Ссылка истца на то, что указанное условие установлено сторонами в порядке свободного волеизъявления и договор в указанной части не признан недействительным, является не обоснованной.
Стороны по своему усмотрению вправе определять условия договора кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422 ГК РФ).
Соответственно, свобода договора имеет относительный характер, поскольку условия договора должны соответствовать требованиям нормативных правовых актов, устанавливающих отдельные правила, которые являются общеобязательными для исполнения всеми.
Кроме того, условия договора противоречили абзацу 3 статьи 58 УЖТ РФ вне зависимости от признания договора недействительным.
Суд кассационной инстанции поддержал выводы арбитражных судов.

6. Предоставление земельного участка и размещения объекта в полосе отвода не противоречит нормам УЖТ РФ. Заключенный между сторонами договор в данном случае не является договором аренды земельного участка.

ОАО "РЖД" обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью платы за содержание и занятость участка земли в полосе отвода в соответствии с условиями договора.
Рассматривая требование истца о взыскании платы за содержание и занятость участка земли в полосе отвода дороги железнодорожным путем необщего пользования ООО, установленной договором, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что указанное условие содержит элементы договора аренды земельного участка, из которого невозможно установить объект аренды, его передачу ответчику. Суд признал договор незаключенным, в удовлетворении иска отказал.
Изменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал следующее.
Судом первой инстанции не учтено, что Министерством путей сообщения Российской Федерации издан Приказ от 15.05.1999 N 26Ц "Об утверждении положения о порядке использования земель федерального железнодорожного транспорта в пределах полосы отвода железных дорог", согласно которому свободные земельные участки в полосе отвода, относящиеся к землям железнодорожного транспорта, могут в порядке, установленном настоящим Положением и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, предоставляться в срочное пользование физическим и юридическим лицам (далее — временные пользователи) для сельскохозяйственных целей, оказания услуг пассажирам, складирования грузов, для устройства погрузочно-разгрузочных площадок, сооружения прирельсовых складов (кроме складов горюче-смазочных и любых типов автозаправочных станций, а также складов, предназначенных для хранения опасных веществ и материалов) и иных целей, если при этом будут соблюдаться требования безопасности движения. Возмещение расходов, связанных с содержанием и улучшением земельных участков, осуществляется в порядке, предусмотренном договорами между железными дорогами и временными пользователями в соответствии с законодательством Российской Федерации (раздел 3).
Включение в договор условия о предоставлении земельного участка и размещения объекта в полосе отвода не противоречит нормам Устава железнодорожного транспорта РФ, а также специальным ведомственным нормативным актам, в связи, с чем ссылка суда первой инстанции о наличии между сторонами арендных отношений признана несостоятельной <1>.

———————————
<1> Примеры судебной практики подтверждают, что в данном случае отношения сторон не рассматриваются как арендные. Так, например, в решении Арбитражного суда г. Москвы от 28.02.2012 по делу N А40-96192/10-153-495, оставленном без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, указано: "Договоры срочного пользования земельными участками, расположенными в полосе отвода железной дороги, заключались ранее на основании Положения о порядке использования земель федерального железнодорожного транспорта в пределах полосы отвода железных дорог, утвержденного Приказом МПС РФ от 15 мая 1999 г. N 26ц. Данное Положение не предполагало заключения договоров аренды, так как железные дороги обладали земельными участками полосы отвода на праве постоянного бессрочного пользования, а право предоставлять данные участки в аренду сторонним землепользователям предоставлено не было. Таким образом, договоры срочного пользования земельными участками полосы отвода железной дороги не являются договорами аренды, а признаются договорами безвозмездного пользования. Размер денежных средств, которые вносились по договорам срочного пользования был установлен в целях компенсации затрат железной дороги по содержанию полосы отвода на основании пункта 15 Положения о порядке использования земель федерального железнодорожного транспорта (затраты на содержание защитных лесонасаждений, охрана и освещение земель, осуществление работ по снеговодопескоборьбе, по уничтожению растительности, уплата земельного налога)".

В договоре определена развернутая длина железнодорожного пути необщего пользования, определено, что в границе полосы отвода железнодорожным путем и сооружениями пользователя занят участок земли (определена площадь). Стоимость содержания 1 кв. м земли в полосе отвода согласована.
Таким образом, плата за содержание и занятость земельного участка в полосе отвода подлежала взысканию на основании условий договора.
Суд кассационной инстанции оставил без изменения постановление апелляционного суда.

7. Срок исковой давности по заявлению о выплате компенсации платы владельцу железнодорожного пути необщего пользования, перечисленной этим владельцем перевозчику на основании статьи 62 УЖТ РФ, следует исчислять с момента перечисления перевозчику причитающихся сумм.

Открытое акционерное общество "Т" обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу "С" о взыскании долга. Исковые требования основаны статьями 39, 62 УЖТ РФ, статьей 309 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивированы тем, что перечислив за ответчика плату за пользование вагонами, истец получил право компенсации денежных средств.
Суд первой инстанции, отказывая в иске, пришел к выводу о пропуске обществом годичного срока исковой давности по заявленным требованиям.
Как следовало из материалов дела задолженность по оплате за услуги по подаче и уборке вагонов приходящих в адрес контрагентов истца и штраф образовались в январе 2010 года, что установлено судебными актами.
Поэтому на основании пункта 3 статьи 797 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по заявленным исковым требованиям, вытекающим из спорных правоотношений по перевозке груза, установленный в один год должен был истечь в январе 2011 года.
Ответчик платежным поручением задолженность по штрафу погасил перед истцом частично 17.03.2010. Поэтому, исходя из обстоятельства совершения ответчиком действий, свидетельствующих о признании задолженности по штрафу, срок исковой давности прервался, и с указанной даты течение срока исковой давности началось заново, а, следовательно, срок исковой давности истек 17.03.2011.
Иск о взыскании оставшейся суммы задолженности штрафа подан в арбитражный суд 18.10.2011, то есть по истечении срока исковой давности.
Апелляционный суд не согласился с указанной позицией арбитражного суда.
Решением арбитражного суда от 19.07.2010 установлено наличие у общества обязательства по внесению платы ОАО "РЖД" за пользование вагонами, а также штрафа за пользование вагонами.
Данная сумма (в части штрафа) оплачена истцом платежным поручением от 27.10.2010.
Постановлением федерального арбитражного суда от 21.02.2011 поддержан вывод нижестоящих инстанции о взыскании с общества в пользу ОАО "РЖД" платы за пользование вагонами. Однако кассационной инстанцией сделан вывод о наличии оснований для удовлетворения в полном объеме и заявленного перевозчиком требования штрафа за задержку вагонов сверх технологических сроков оборота вагонов на основании статей 62, 99, 100 УЖТ РФ.
Платежным поручением от 15.04.2011 сумма подлежащего доплате штрафа перечислена обществом во исполнение постановления кассационного суда от 21.02.2011.
На основании выставленных истцом счетов общество (ответчик) компенсировало истцу внесенные ОАО "РЖД" плату за пользование вагонами и штраф, но не в полном объеме.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 35 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах практики применения ФЗ "Устав железнодорожного транспорта РФ" N 30 от 06.10.2005, поскольку подача вагонов, контейнеров к местам погрузки и выгрузки либо на выставочном пути необщего пользования связана с осуществлением перевозок груза, то спорные вопросы о взыскании платы за пользование вагонами, контейнерами, а в случаях, предусмотренных статьями 62, 99 Устава, и штрафа, должны быть урегулированы в порядке, указанном в Уставе.
Из положений статьи 62 УЖТ РФ следует, что в случае внесения владельцами железнодорожных путей необщего пользования, обслуживающими грузополучателей, грузоотправителей своими локомотивами, платы перевозчику за пользование вагонами, контейнерами, данные грузоотправители, грузополучатели компенсируют владельцу железнодорожного пути необщего пользования перечисленную этим владельцем перевозчику плату.
Апелляционный суд исходил из того, что постановка вопроса о компенсации возможна только после осуществления того платежа, сумма которого будет подлежать компенсации. То есть, для получения компенсации платы владелец пути необщего пользования должен сначала перечислить ее в адрес перевозчика.
Следовательно, именно с момента перечисления перевозчику причитающихся сумм (платы за пользование вагонами, штрафа за задержку вагонов сверх технологических сроков оборота) у истца возникло право требования их возмещения (компенсации).
Апелляционный суд посчитал, что именно с указанного момента (с 15.04.2011) и подлежал исчислению срок исковой давности по заявленному требованию.
Учитывая дату подачи искового заявления (12.10.2011), суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что срок исковой давности пропущен не был.
Апелляционный суд исходил из того, что заявленные требования обусловлены обязанностью ответчика возместить истцу плату за пользование вагонами, принадлежащими ОАО "РЖД" при осуществлении операции по выгрузке грузов, приходящих в адрес ответчика, а также возместить штраф за задержку вагонов сверх технологических сроков их оборота.
Суд кассационной инстанции оставил без изменения постановление апелляционного суда.