Требование: О взыскании вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2016 N 08АП-8263/2016 по делу N А75-2028/2016

Дело N А75-2028/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 21 сентября 2016 года
Постановление изготовлено в полном объеме 27 сентября 2016 года
Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Шиндлер Н.А.
судей Золотовой Л.А., Лотова А.Н.
при ведении протокола судебного заседания: секретарем Самовичем А.А.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-8263/2016) общества с ограниченной ответственностью "РН-Юганскнефтегаз" на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 12.05.2016 по делу N А75-2028/2016 (судья Зубакина О.В.)
по исковому заявлению Службы по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений Ханты-Мансийского автономного округа — Югры
к обществу с ограниченной ответственностью "РН-Юганскнефтегаз" (ОГРН 1058602819538, ИНН 8604035473)
о взыскании 1 529 220 рублей
при участии в судебном заседании представителей:
от истца: не явился;
от ответчика: Потехина Ж.В. по доверенности N 30/16 от 01.01.2016 сроком действия по 31.12.2016 (паспорт).

установил:

Служба по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений Ханты-Мансийского автономного округа — Югры (далее — истец, Служба, Природнадзор Югры) обратилась в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "РН-Юганскнефтегаз" (далее — ответчик, Общество, ООО "РН-Юганскнефтегаз") о взыскании вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства в размере 1 529 220 руб.
Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 12.05.2016 по делу N А75-2028/2016 исковые требования Службы удовлетворены в полном объеме, с ООО "РН-Юганскнефтегаз" в пользу Службы взыскан вред, причиненный лесам вследствие нарушения лесного законодательства, в размере 1 529 220 руб., а также с Общества в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в размере 28 292 руб.
Мотивируя принятое решение, суд первой инстанции указал, что материалами дела подтверждается факт совершения ответчиком вменяемых ему действий (загрязнение почвы лесного участка нефтепродуктами), повлекших причинение ущерба лесному фонду.
Не согласившись с вынесенным судебным актом, ООО "РН-Юганскнефтегаз" обратилось с апелляционной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение и неправильное применение норм материального права, просит решение суда изменить, принять по делу новый судебный акт, которым в удовлетворении требований Службы о взыскании вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства в сумме затрат 158 680 руб. 03 коп. отказать.
Обосновывая апелляционную жалобу, ее податель, ссылаясь на позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 02.06.2015 N 12-П, указывает на то, что затраты, понесенные Обществом в связи с ликвидацией последствий загрязнения окружающей среды в размере 158 680 руб. 03 коп. входят в состав затрат, необходимых на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, а, значит, могут учитываться в размере вреда, исчисленного истцом.
Кроме того, заявитель не соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что факт загрязнения нелесных земель из категории земель лесного фонда сам по себе подтверждает загрязнение леса.
Оспаривая доводы подателя жалобы, Служба представила отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Судебное заседание апелляционного суда проведено посредством видеоконференц-связи при участии представителя ООО "РН-Юганскнефтегаз", поддержавшей доводы апелляционной жалобы. Природнадзор Югры своего представителя для участия в судебном заседании не направил, ходатайства об отложении дела не заявил, что по правилам статьи 156, части 1 статьи 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела, учитывая надлежащее уведомление участников процесса.
Рассмотрев материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав явившегося в судебное заседание представителя ответчика, суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.
Как следует из материалов дела, на основании распоряжения N 01-214/2015 от 15.06.2015 начальника Службы старшим инспектором ХМАО — Югры по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений проведено рейдовое патрулирование в лесах: Нефтеюганского лесничества, Нефтеюганского участкового лесничества, Нефтеюганского урочища кварталы 49-51, 78-81, 101-108, в целях предупреждения, выявления и пресечения нарушений обязательных требований лесного законодательства.
В ходе рейдового патрулирования территории лесного фонда 18.06.2015 в квартале 107 выделах 82, 116 Нефтеюганского урочища, Нефтеюганского участкового лесничества, ТО — Нефтеюганское лесничество (в районе кустовой площадки N 13 Тепловского месторождения — зона деятельности ООО "РН-Юганскнефтегаз") обнаружено нефтезагрязнение лесного участка. Вследствие попадания нефти произошло загрязнение лесного участка, вокруг места порыва произведена обваловка, нефть находится на поверхности почв, в болоте смешана с водой (координаты места разлива N 60.74139°, Е 072.45520°). Местоположение загрязненного участка определено при помощи GARMIN GPSmap 62 stc. Площадь загрязненного участка составила 2 307 кв. м.
Результаты патрулирования отражены в акте рейдового патрулирования от 22.06.2015 N 01-214/2015, составлена карта-схема лесонарушения, произведена фотосъемка места загрязнения.
Для подтверждения факта причинения вреда почве специалистами Сургутского отдела филиала федерального бюджетного учреждения "Центр лабораторного анализа и технических измерений по Уральскому федеральному округу" по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре были отобраны пробы почв, согласно заключению, которых в пробах, отобранных в месте загрязнения, наблюдается превышение содержания нефтепродуктов в 170 раз, по хлорид-ионам в 13 раз по сравнению с незагрязненным участком (протоколы КХА N 160-п, КХА N 161-п, заключение от 14.07.2015 N 732).
Постановлением от 14.07.2015 N 01-315/2015 Общество привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 8.32 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за нарушение Правил пожарной безопасности в лесах, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2007 N 417.
Претензионным письмом N 279-ЛН/2015 от 18.08.2015 Обществу было предложено в добровольном порядке в течение 30 дней со дня получения претензии возместить ущерб в размере 1 529 220 руб.
Поскольку в установленный срок ущерб не был оплачен ООО "РН-Юганскнефтегаз" в добровольном порядке, Служба обратилась в арбитражный суд с соответствующим иском.
12.05.2016 Арбитражным судом Ханты-Мансийского автономного округа — Югры принято решение, которое обжаловано Обществом в апелляционном порядке.
Суд апелляционной инстанции, проверив в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда первой инстанции, не находит оснований для его отмены, а доводы апелляционной жалобы не принимает как необоснованные, исходя из следующего.
Исследовав в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, имеющиеся в деле документы, оценив доводы сторон, апелляционный суд пришел к выводу о том, что требования истца были правомерно удовлетворены судом первой инстанции. При этом, апелляционный суд исходит из следующего.
В соответствии с пунктом 1 статьи 100 Лесного кодекса Российской Федерации лица, причинившие вред лесам, возмещают его добровольно или в судебном порядке.
В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
По общему правилу, предусмотренному в статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
В силу части 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 названного Кодекса.
Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).
В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (далее — Закон об охране окружающей среды) к компонентам природной среды относятся: земля, недра, почвы, поверхностные и подземные воды, атмосферный воздух, растительный, животный мир и иные организмы, а также озоновый слой атмосферы и околоземное космическое пространство, обеспечивающие в совокупности благоприятные условия для существования жизни на Земле; природный объект — естественная экологическая система, природный ландшафт и составляющие их элементы, сохранившие свои природные свойства.
Частью 1 статьи 4 Закона об охране окружающей среды предусмотрено, что объектами охраны окружающей среды от загрязнения, истощения, деградации, порчи, уничтожения и иного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности являются: земли, недра, почвы; поверхностные и подземные воды; леса и иная растительность, животные и другие организмы и их генетический фонд; атмосферный воздух, озоновый слой атмосферы и околоземное космическое пространство.
Одним из основных принципов охраны окружающей среды является ответственность за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды (статья 3 Закона об охране окружающей среды).
Данный принцип реализован и в части 2 статьи 99 Лесного кодекса Российской Федерации, согласно которой лица, виновные в нарушении лесного законодательства, обязаны не только устранить выявленное нарушение, но и возместить причиненный этими лицами вред лесам.
В части 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды предусмотрено, что юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.
При этом, частью 3 статьи 77 Закона об охране окружающей среды предусмотрено, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии, исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.
В соответствии со статьей 78 Закона об охране окружающей среды определение размера вреда окружающей среде осуществляется при отсутствии фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среде в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.
Частью 2 статьи 100 Лесного кодекса Российской Федерации установлено, что таксы и методики исчисления размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, утверждаются Правительством Российской Федерации.
Размер вреда, причиненного лесам, исчислен Службой на основании постановления Правительства Российской Федерации от 08.05.2007 N 273 "Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства" и постановления Правительства Российской Федерации от 22.05.2007 N 310 "О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности".
Из справки филиала ФГУП "Рослесинфорг" "Запсиблеспроект" от 15.12.2011 N 06/3540 следует, что по данным государственного лесного реестра и материалов лесоустройства, лесообразующей породой на территории Ханты-Мансийского автономного округа — Югры является сосна (сосновые насаждения занимают 46% площади лесов на территории округа).
В соответствии с пунктом 5 приложения N 4 Методики N 273 размер ущерба при лесонарушении в виде порчи почв рассчитывается как 4-кратная наибольшая ставка платы за единицу объема древесины преобладающей основной лесообразующей породы в субъекте Российской Федерации (за каждый квадратный метр испорченной почвы).
Как следует из текста искового заявления, расчет ущерба по нарушенному нефтезагрязненному участку площадью 2 307 кв. м составил 1 529 220 руб., а именно:
2 307 кв. м х 120,96 (руб. коп.) х 1,37 х 4 (кратность), где:
— 2 307 кв. м — площадь, кв. м;
— 120,96 руб. — наибольшая ставка платы за единицу объема древесины, преобладающей основной лесообразующей породы (сосна), согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 22.05.2007 N 310, руб. за 1 плотный куб. м;
— 1,37 — коэффициент, предусмотренный постановлением Правительства Российской Федерации от 17.09.2014 N 947 "О коэффициентах к ставкам платы за единицу объема лесных ресурсов и ставкам платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности";
— 4 — коэффициент кратности согласно пункту 5 приложения N 4 к постановлению Правительства Российской Федерации от 08.05.2007 N 273.
Суд апелляционной инстанции, проверив расчет истца, считает его составленным арифметически верно, в соответствии с действующим законодательством, фактическими обстоятельствами дела.
При этом, суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьями 7, 101, 67 Лесного Кодекса Российской Федерации, Приказом Рослесхоза от 12.12.2011 N 516 "Об утверждении Лесоустроительной инструкции", отклоняет довод Общества о необоснованном отождествлении судом понятия "земли лесного фонда" и "лес".
Доказательством отнесения загрязненного участка к лесному фонду является выписка из государственного лесного реестра от 24.06.2015 N 86/006/15/385, согласно которой спорный лесной участок, расположен на территории ТО — Нефтеюганское лесничество, Нефтеюганского участкового лесничества, Нефтеюганского урочище в квартале 107 представляет собой эксплуатационные леса, выдел 82- ЛЭП, выдел 116 — газонефтепровод.
Загрязнение участка лесного фонда, представляющего собой трассу коммуникаций, не исключает статус указанного участка как относящегося к землям лесного фонда, поскольку наличие произрастающих деревьев на участке не является единственным критерием определения понятия "лес", "лесной участок".
Обращение Службы в арбитражный суд с настоящим иском обусловлено установленной законом обязанностью ответчика возместить, причиненный им вред в результате загрязнения почвы лесного участка нефтесодержащей жидкостью.
Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Службой в подтверждение факта совершения ООО "РН-Юганскнефтегаз" вменяемых ему действий — загрязнение почвы лесного участка нефтепродуктами, повлекших причинение ущерба лесному фонду, представлены: акт рейдового патрулирования от 22.06.2015 N 01-214/2015, фотоматериалы, протоколы количественного химического анализа почв, отобранных в месте загрязнения, в соответствии с которыми на загрязненном участке наблюдается превышение содержания нефтепродуктов по сравнению в незагрязненным участком, расчет ущерба причиненного лесному фонду.
Таким образом, как верно указал суд первой инстанции, факт загрязнения территории лесного участка подтверждается материалами дела.
Доводы апелляционной жалобы Общества относительно того, что заявленная к взысканию задолженность подлежит уменьшению на сумму 158 680 руб. 03 коп., затраченную Обществом на ликвидацию последствий загрязнения лесного участка в результате нефтеразлива, произошедшего 24.08.2014, правомерно отклонены судом первой инстанции, исходя из следующего.
Как указывает ответчик, в целях выполнения мероприятий по ликвидации последствий загрязнения между ООО "РН-Юганскнефтегаз" и обществом с ограниченной ответственностью "Ламор — Югра" (далее — ООО "Ламор — Югра") заключен договор N 882-15 от 25.12.2015 на выполнение работ по ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на первоочередных объектах Мамонтовского региона.
Согласно указанному договору Общество передало ООО "Ламор — Югра" нефтезагрязненные участки для выполнения работ по договору. Так, по вышеуказанному договору и акту приема-передачи участок передан был ответчиком ООО "Ламор — Югра" для выполнения следующих мероприятий: завоз песка на обвалование; вывоз НЗГ (лед, снег); откачка и вывоз ВНЭ; внесение биодеструктора на участках с водной поверхностью, на болотистую местность, комплексу работ по сбору нефти, нефтепродуктов, сеноманской воды, срезке слоя нефтезагрязненной почвы (льда, снега) на труднодоступных участках; разбор завалов, валежника, уборке загрязненного кустарника, дроблению; смыву нефти с использованием моющего раствора (ПАВа).
ООО "Ламор — Югра" провело работы для локализации аварийного разлива с целью его нераспространения, сбор, откачку и транспортировку водонефтяной эмульсии с мест проведения первичных мероприятий по ликвидации последствий отказа на трубопроводе к местам сдачи; механизированную зачистку замазученного участка, погрузку и вывоз замазученного грунта с мест проведения первичных мероприятий по ликвидации последствий отказа на трубопроводе к местам утилизации.
По мнению Общества, сумма затрат, понесенных ответчиком при устранении последствий загрязнения окружающей среды (158 680 руб. 03 коп.), входит в состав затрат, необходимых на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, поэтому должны учитываться в размере вреда, исчисленного истцом.
Вместе с тем, как верно указал суд первой инстанции, в соответствии с пунктам 4 — 7 Приказа Роскомзема от 22.12.1995 N 525/67 "Об утверждении Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы" рекультивация для сельскохозяйственных, лесохозяйственных и других целей, требующих восстановления плодородия почв, осуществляется последовательно в два этапа: технический и биологический.
Технический этап предусматривает планировку, формирование откосов, снятие и нанесение плодородного слоя почвы, устройство гидротехнических и мелиоративных сооружений, захоронение токсичных вскрышных пород, а также проведение других работ, создающих необходимые условия для дальнейшего использования рекультивированных земель по целевому назначению или для проведения мероприятий по восстановлению плодородия почв (биологический этап).
Биологический этап включает комплекс агротехнических и фитомелиоративных мероприятий, направленных на улучшение агрофизических, агрохимических, биохимических и других свойств почвы.
Рекультивации подлежат земли, нарушенные при:
— разработке месторождений полезных ископаемых открытым или подземным способом, а также добыче торфа;
— прокладке трубопроводов, проведении строительных, мелиоративных, лесозаготовительных, геолого-разведочных, испытательных, эксплуатационных, проектно-изыскательских и иных работ, связанных с нарушением почвенного покрова;
— ликвидации промышленных, военных, гражданских и иных объектов и сооружений;
— складировании и захоронении промышленных, бытовых и других отходов;
— строительстве, эксплуатации и консервации подземных объектов и коммуникаций (шахтные выработки, хранилища, метрополитен, канализационные сооружения и др.);
— ликвидации последствий загрязнения земель, если по условиям их восстановления требуется снятие верхнего плодородного слоя почвы;
— проведении войсковых учений за пределами специально отведенных для этих целей полигонов.
Условия приведения нарушенных земель в состояние, пригодное для последующего использования, а также порядок снятия, хранения и дальнейшего применения плодородного слоя почвы, устанавливаются органами, предоставляющими земельные участки в пользование и дающими разрешение на проведение работ, связанных с нарушением почвенного покрова, на основе проектов рекультивации, получивших положительное заключение государственной экологической экспертизы.
Разработка проектов рекультивации осуществляется на основе действующих экологических, санитарно-гигиенических, строительных, водохозяйственных, лесохозяйственных и других нормативов и стандартов с учетом региональных природно-климатических условий и месторасположения нарушенного участка.
Затраты на рекультивацию земель включают в себя расходы на:
— осуществление проектно-изыскательских работ, в том числе почвенных и других полевых обследований, лабораторных анализов, картографирование;
— проведение государственной экологической экспертизы проекта рекультивации;
— работы по снятию, транспортировке и складированию (при необходимости) плодородного слоя почвы;
— работы по селективной выемке и складированию потенциально плодородных пород;
— планировку (выравнивание) поверхности, выполаживание, террасирование откосов отвалов (терриконов) и бортов карьеров, засыпку и планировку шахтных провалов, если эти работы технологически невыполнимы в процессе разработки месторождений полезных ископаемых и не предусмотрены проектом горных работ;
— химическую мелиорацию токсичных пород;
— приобретение (при необходимости) плодородного слоя почвы;
— нанесение на рекультивируемые земли потенциально плодородных пород и плодородного слоя почвы;
— ликвидацию послеусадочных явлений;
— засыпку нагорных и водоотводных канав;
— ликвидацию промышленных площадок, транспортных коммуникаций, электрических сетей и других объектов, надобность в которых миновала;
— очистку рекультивируемой территории от производственных отходов, в том числе строительного мусора, с последующим их захоронением или складированием в установленном месте;
— устройство в соответствии с проектом рекультивации дренажной и водоотводящей сети, необходимой для последующего использования рекультивированных земель;
— приобретение и посадку саженцев;
— подготовку дна (ложа) и обустройство карьерных и других выемок при создании в них водоемов;
— восстановление плодородия рекультивированных земель, передаваемых в сельскохозяйственное, лесохозяйственное и иное использование (стоимость семян, удобрений и мелиорантов, внесение удобрений и мелиорантов и др.);
— деятельность рабочих комиссий по приемке — передаче рекультивированных земель (транспортные затраты, оплата работы экспертов, проведение полевых обследований, лабораторных анализов и др.);
— другие работы, предусмотренные проектом рекультивации, в зависимости от характера нарушения земель и дальнейшего использования рекультивированных участков.
Данные работы могут считаться завершенными при достижении допустимого уровня остаточного содержания нефти и нефтепродуктов (или продуктов их трансформации) в почвах и грунтах, донных отложениях водных объектов, при котором, в частности, исключается возможность поступления нефти и нефтепродуктов (или продуктов их трансформации) в сопредельные среды и на сопредельные территории; допускается использование земельных участков по их основному целевому назначению (с возможными ограничениями).
Постановлением от 02.06.2015 N 12-П Конституционный Суд Российской Федерации дал оценку конституционности положений части 2 статьи 99, части 2 статьи 100 Лесного кодекса Российской Федерации и положений постановления Правительства Российской Федерации "Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства". Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения в той мере, в какой на их основании устанавливается размер возмещения вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, в частности разрешается вопрос о возможности учета фактических затрат, понесенных причинителем вреда в процессе устранения им загрязнения лесов, образовавшегося в результате разлива нефти и нефтепродуктов.
Положения части 2 статьи 99 Лесного кодекса Российской Федерации и указанного постановления Правительства Российской Федерации признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой при установлении размера возмещения вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, в частности при разрешении вопроса о возможности учета фактических затрат, понесенных причинителем вреда в процессе устранения им загрязнения лесов, образовавшегося в результате разлива нефти и нефтепродуктов, данные положения не обеспечивают надлежащий баланс между законными интересами лица, добросовестно реализующего соответствующие меры, и публичным интересом, состоящим в максимальной компенсации вреда, причиненного лесам.
Впредь до введения нового регулирования признанные неконституционными положения подлежат применению в части определения объема (структуры) и размеров возмещения вреда, причиненного лесам вследствие загрязнения нефтью и нефтепродуктами.
При этом, Конституционный суд Российской Федерации указал, что суды вправе учитывать в размере вреда, исчисленного по установленным Правительством Российской Федерации таксам и методикам, необходимые и разумные расходы, понесенные причинителем вреда при устранении последствий вызванного его деятельностью загрязнения окружающей среды в результате разлива нефти и нефтепродуктов, если при этом достигается допустимый уровень остаточного содержания нефти и нефтепродуктов (или продуктов их трансформации) в почвах и грунтах, а также донных отложениях водных объектов, при котором, в частности, исключается возможность поступления нефти и нефтепродуктов (или продуктов их трансформации) в сопредельные среды и на сопредельные территории; допускается использование земельных участков по их основному целевому назначению (с возможными ограничениями) или вводится режим консервации, обеспечивающий достижение санитарно-гигиенических нормативов содержания в почве нефти и нефтепродуктов (или продуктов их трансформации) или иных установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации нормативов в процессе самовосстановления почвы (без проведения дополнительных специальных ресурсоемких мероприятий).
Допустимый уровень остаточного содержания для участков загрязненных нефтью и нефтепродуктами на территории Ханты-Мансийского автономного округа — Югры устанавливается в соответствии с постановлением Правительства Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10.12.2004 N 466-п в форме регионального норматива "Допустимое остаточное содержание нефти и нефтепродуктов в почвах после проведения рекультивационных и иных восстановительных работ на территории Ханты-Мансийского автономного округа — Югры" и принимается равным абсолютным значениям массовой доли загрязняющего вещества (нефти и нефтепродуктов) в пробах почв для различных почвенных горизонтов типичных почв Ханты-Мансийского автономного округа — Югры с учетом различного целевого использования земель.
Приказом Департамента природных ресурсов и несырьевого сектора экономики Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 07.05.2015 N 612-п утвержден Порядок работы комиссии по приемке рекультивированных земель (земельных участков) лесного фонда в Ханты-Мансийском автономном округе — Югры (далее — Приказ N 612-п), представленный истцом в материалы настоящего дела.
Подпунктами 2.4.1, 2.4.2, 2.4.3 пункта 2.4 Приказа N 612-п установлены обязательные документы, которые подтверждают завершение работ по рекультивации участка земель. Обязательными являются сведения о состоянии рекультивированного участка на соответствие требованиям регионального норматива, утвержденного вышеназванным постановлением Правительства Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10.12.2004 N 466-п, в том числе содержания нефти и нефтепродуктов по результатам КХА проб почв (согласно определенному типу почв) и дополнительным требованиям (подпункт 2.4.2).
В соответствии с разделом 3 Приказа N 612-п рекультивированные земли считаются сданными с даты подписания акта приемки-сдачи земель председателем постоянной комиссии и природопользователем.
Таким образом, суд первой инстанции правильно указал, что завершение работ по восстановлению участка земель лесного фонда, достижение допустимого уровня остаточного содержания нефти и нефтепродуктов (или продуктов их трансформации) в почвах и грунтах, на что указывает Конституционный суд Российской Федерации в постановлении от 02.06.2015 N 12-П, может быть подтверждено актом приемки-сдачи рекультивированных земель, соответствующим требованиям Приказа N 612-п.
Однако, указанный акт ответчиком в материалы дела не представлен.
Более того, как верно указал суд первой инстанции, согласно пояснениям ответчика, Обществом на момент рассмотрения дела произведены работы только по ликвидации последствий загрязнения, а не весь комплекс работ по рекультивации загрязненного участка, предусмотренный приказом Роскомзема от 22.12.1995 N 525/67 "Об утверждении Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы" (технический и биологический этапы рекультивации).
При этом то, что возмещение вреда в натуре является самостоятельным способом возмещения вреда, наряду с возмещением причиненных убытков соответствуют действующему законодательству (статья 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации), не имеет в рассматриваемом случае правового значения, поскольку, как уже указывалось выше, суд первой инстанции, руководствуясь нормами Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы, утвержденных приказом Минприроды России и Роскомзема от 22.12.1995 N 525/67, пришел к обоснованному выводу об отсутствии в рассматриваемом случае оснований полагать, что проводимые ООО "РН-Юганскнефтегаз" на загрязненном участке работы связаны с его рекультивацией и результатом их осуществления явилось полное восстановление нарушенного состояния окружающей среды, поскольку в материалы дела не представлены ни проект рекультивации, ни акт приемки-сдачи рекультивированных земель.
Кроме того, восстановление нарушенного состояния окружающей среды не тождественно процедуре ликвидации загрязнения окружающей среды. Такое восстановление осуществляется после процедуры ликвидации загрязнения окружающей среды (земель).
Действующее законодательство не предусматривает оснований для зачета понесенных причинителем вреда расходов по ликвидации загрязнения окружающей среды (в настоящем деле — нефтеразлива) в сумму ущерба, которая определяется по факту затрат именно на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, а не непосредственно на ликвидацию последствий аварии, либо по установленным законом таксам и методикам исчисления размера вреда.
Данные выводы не противоречат правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, изложенным в постановлении от 02.06.2015 N 12-П.
При таких обстоятельствах, исходя из изложенной позиции Конституционного Суда Российской Федерации и действующих норм права, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об отсутствии оснований для зачета понесенных Обществом затрат на устранение загрязнения в размере 158 680 руб. 03 коп. в счет уменьшения размера ущерба, исчисленного в порядке, установленном постановлением Правительства Российской Федерации N 273 от 08.05.2007.
Из обжалуемого решения также следует, что суд первой инстанции, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства, признал правомерным представленный Службой расчет ущерба, произведенного на основании такс и методик исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательств, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации N 273 от 08.05.2007, постановления Правительства Российской Федерации от 22.05.2007 N 310 "О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности", а также требованиях федерального законодательства о федеральном бюджете.
Поскольку каких-либо доводов, возражений относительно данного вывода суда первой инстанции подателем жалобы не заявлено, то у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для его переоценки.
При данных обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что, удовлетворив требования Службы в полном объеме, суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение.
Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что ответчиком не представлено в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения суда первой инстанции.
С учетом изложенного, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным. Судом апелляционной инстанции не установлены нарушения норм материального или процессуального права, которые в силу статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могли бы повлечь изменение или отмену решения суда первой инстанции.
При таких обстоятельствах оснований для отмены обжалуемого решения арбитражного суда и удовлетворения апелляционной жалобы ответчика не имеется.
Поскольку апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит, судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы, согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, относятся на ее подателя, то есть на ООО "РН-Юганскнефтегаз".
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "РН-Юганскнефтегаз" оставить без удовлетворения, решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 12.05.2016 по делу N А75-2028/2016 — без изменения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий Н.А.ШИНДЛЕР

Судьи Л.А.ЗОЛОТОВА А.Н.ЛОТОВ