Требование: О взыскании вреда, причиненного вследствие нарушения лесного законодательства

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.08.2016 N 08АП-7485/2016 по делу N А75-2560/2016

Дело N А75-2560/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 11 августа 2016 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 17 августа 2016 года.
Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе судьи Кливера Е.П.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Михайловой Н.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-7485/2016) общества с ограниченной ответственностью "РН-Юганскнефтегаз" (далее — ООО "РН-Юганскнефтегаз", Общество, ответчик) на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 11.05.2016 по делу N А75-2560/2016 (судья Федоров А.Е.), принятое в порядке упрощенного производства
по исковому заявлению Службы по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений Ханты-Мансийского автономного округа — Югры (далее — Служба, истец)
к ООО "РН-Юганскнефтегаз" (ОГРН 1058602819538, ИНН 8604035473)
о взыскании вреда, причиненного вследствие нарушения лесного законодательства, в размере 285 030 руб.,
судебное разбирательство проведено в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания,

установил:

Служба по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений Ханты-Мансийского автономного округа — Югры обратилась в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "РН-Юганскнефтегаз" о взыскании вреда, причиненного вследствие нарушения лесного законодательства, в размере 285 030 руб.
Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 11.05.2016 заявленный иск удовлетворен в полном объеме.
При принятии решения суд первой инстанции исходил из того, что факт причинения Обществом ущерба лесному фонду, а также обязательность компенсации вреда, причиненного окружающей среде, подтверждается совокупностью представленных Службой в материалы дела доказательств, из того, что в данном случае размер вреда подлежит исчислению в соответствии с Методикой исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, а также из того, что устранение допущенных нарушений лесного законодательства не освобождает лицо от обязанности возместить причиненный вред.
Суд первой инстанции также отметил, что довод ответчика о том, что представленные Службой доказательства не соответствуют фактическим данным, не подтвержден документально, и что основанием для предъявления иска послужило непосредственное обнаружение должностным лицом Службы нефтезагрязненного участка в границах деятельности ООО "РН-Юганскнефтегаз", при этом иных лиц, осуществляющих деятельность на выявленном загрязненном участке лесного фонда, не установлено, доказательств загрязнения участка третьими лицами ответчиком не представлено.
Не согласившись с принятым судебным актом, ООО "РН-Юганскнефтегаз" обратилось с апелляционной жалобой в Восьмой арбитражный апелляционный суд, в которой просит решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении искового требования.
Обосновывая требования апелляционной жалобы, ее податель настаивает на том, что в акте обследования не указано время, причина, а также лицо, допустившее загрязнение обследованного участка, и на том, что загрязненный лесной участок расположен в отдалении от инцидентов, произошедших на трубопроводах ООО "РН-Юганскнефтегаз". По мнению ответчика, в данном случае истцом не доказана связь между инцидентами, произошедшими на трубопроводах Общества, и загрязнением участка, обследованного Службой.
Кроме того, Общество ссылается на результаты проведенного им осмотра района кустовой площадки N 2б Мамонтовского месторождения, зафиксированные в акте от 29.04.2016, в ходе которого установлено, что нефтезагрязненный участок расположен за обваловкой кустовой площадки, что установить источник загрязнения не представляется возможным, и что Общество не допускало инцидентов, результатом которых могло явиться рассматриваемое загрязнение, и на то, что причиной спорного загрязнения мог послужить несанкционированный слив нефтесодержащей жидкости неустановленным лицом. Податель жалобы настаивает на том, что Службой не представлено доказательств, подтверждающих, что в рассматриваемом случае причинение вреда лесам допущено именно ООО "РН-Юганскнефтегаз".
Служба в представленном суду апелляционной инстанции письменном отзыве на апелляционную жалобу не согласилась с доводами жалобы, просила решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела по апелляционной жалобе, представителей в судебное заседание не направили, ходатайств об отложении судебного заседания по рассмотрению апелляционной жалобы не заявили.
Суд апелляционной инстанции полагает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в соответствии со статьей 156, частью 1 статьи 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в отсутствие лиц, участвующих в деле.
Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу, письменный отзыв на нее, суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.
25.05.2015, при проведении мероприятий по контролю (патрулированию) участка лесного фонда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, в квартале 92 выделе 10 Нефтеюганского участкового лесничества, Нефтеюганского урочища, территориального отдела — Нефтеюганское лесничество (в районе куста N 2 "Б" Мамонтовского месторождения нефти) обнаружено загрязнение лесного участка нефтесодержащей жидкостью (географические координаты Ш 60°46'39,89, Д 72°56'26,08).
Площадь загрязненного участка составила 430 кв. м. На территории нефтезагрязненного участка расположена сухостойная древесно-кустарниковая растительность, сухая трава, покрытая непрерывной пленкой нефти.
Результаты патрулирования отражены в акте проведения мероприятий по контролю (патрулированию) в лесах N 09-205/2015 от 06.05.2015 (л.д. 14-17), а также в приложенной к нему фототаблице и карте-схеме (л.д. 18-21).
Для подтверждения факта причинения вреда почве специалистами Сургутского отдела филиала ФБУ "ЦЛАТИ по УФО" по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре отобраны пробы почв с загрязненного участка (акты отбора проб почв N 84, N 85 — л.д. 31-32).
В соответствии с заключением Ханты — Мансийского отдела филиала ФБУ "ЦЛАТИ по УФО" по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре от 26.06.2015 N 292/СИ по результатам проведенного количественного химического анализа пробы почвы, отобранной на загрязненном участке, установлено, что в такой пробе наблюдается превышение содержания по нефтепродуктам в 497 раз по сравнению с незагрязненным участком (л.д. 25-30).
Вследствие допущенного загрязнения лесному фонду причинен ущерб, выразившийся в уничтожении или порче земель (почв) лесного участка. В соответствии с представленным Службой расчетом сумма ущерба, причиненного лесному фонду, составила 285 030 руб. (л.д. 22).
Претензионным письмом N 202-ЛН/2015 от 02.07.2015 Обществу предложено в добровольном порядке оплатить ущерб в указанном выше размере в течение 30 дней со дня получения претензии (л.д. 10-12).
Поскольку в установленный срок ущерб, причиненный окружающей среде, Обществом в добровольном порядке оплачен не был, Служба обратилась в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры с соответствующим исковым заявлением.
11.05.2016 Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры принял обжалуемое решение.
Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены или изменения, исходя из следующего.
Статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей указаны основания, предусмотренные законом и иными правовыми актами, а также действия граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.
В соответствии со статьей 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе.
Главой 59 ГК РФ урегулированы вопросы обязательств, возникающих вследствие причинения вреда.
Согласно статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации по общему правилу вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Общими условиями применения гражданско-правовой ответственности являются наличие состава правонарушения, включающего противоправное поведение причинителя вреда, наступление вреда, наличие причинной связи с противоправным поведением причинителя вреда, а также его вины.
В силу части 1 статьи 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 названного Кодекса.
Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).
Согласно статьей 1 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (далее — Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ) к компонентам природной среды относятся: земля, недра, почвы, поверхностные и подземные воды, атмосферный воздух, растительный, животный мир и иные организмы, а также озоновый слой атмосферы и околоземное космическое пространство, обеспечивающие в совокупности благоприятные условия для существования жизни на Земле; природный объект — естественная экологическая система, природный ландшафт и составляющие их элементы, сохранившие свои природные свойства.
Частью 1 статьи 4 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ предусмотрено, что объектами охраны окружающей среды от загрязнения, истощения, деградации, порчи, уничтожения и иного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности являются: земли, недра, почвы; поверхностные и подземные воды; леса и иная растительность, животные и другие организмы и их генетический фонд; атмосферный воздух, озоновый слой атмосферы и околоземное космическое пространство.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, лесной фонд ввиду его жизненно важной многофункциональной роли и значимости для общества в целом, необходимости обеспечения сбалансированного развития экономики и улучшения состояния окружающей природной среды в условиях возрастания глобального экологического значения лесов России и выполнения международных обязательств, а также рационального использования этого природного ресурса в интересах Российской Федерации и ее субъектов представляет собой публичное достояние многонационального народа России и как таковой является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим (см., например, постановления от 09.01.1998 N 1-П и от 07.06.2000 N 10-П, определение от 27.06.2000 N 92-О).
Согласно правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 03.02.2010 N 238-О-О, по смыслу приведенных конституционных положений и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, рассматриваемых во взаимосвязи с провозглашенной в преамбуле Конституции Российской Федерации целью обеспечения благополучия и процветания России, исходя из ответственности перед нынешним и будущим поколениями и во исполнение конституционной обязанности каждого сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (статья 58 Конституции Российской Федерации), правовое регулирование отношений, связанных с использованием лесных ресурсов, основывается на принципе приоритета публичных интересов и предполагает, в частности, обеспечение сохранности лесного фонда, его рациональное использование и эффективное воспроизводство, ответственность субъектов хозяйственной деятельности, связанной с использованием лесов, за соблюдение установленного лесным законодательством правопорядка и их публичные обязательства по восполнению части лесного фонда, утраченной в результате хозяйственной деятельности.
Поскольку эксплуатация природных ресурсов, их вовлечение в хозяйственный оборот наносят ущерб окружающей среде, в условиях рыночной экономики общественные (публичные) издержки на осуществление государством мероприятий по ее восстановлению должны покрываться прежде всего за счет субъектов хозяйственной и иной деятельности, оказывающей вредное воздействие на окружающую природную среду (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14.05.2009 N 8-П).
Согласно статье 3 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ хозяйственная и иная деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц, оказывающая воздействие на окружающую среду, должна осуществляться, в том числе, на основе принципа ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды.
Данный принцип закреплен и в части 2 статьи 99 Лесного кодекса Российской Федерации, согласно которой лица, виновные в нарушении лесного законодательства, обязаны не только устранить выявленное нарушение, но и возместить причиненный ими вред лесам.
Кроме того, согласно части 1 статьи 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.
При этом частью 3 статьи 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ предусмотрено, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии, исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.
В соответствии со статьей 78 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ определение размера вреда окружающей среде осуществляется при отсутствии фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.
Согласно положениям статьи 100 Лесного кодекса Российской Федерации лица, причинившие вред лесам, возмещают его добровольно или в судебном порядке. Таксы и методики исчисления размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, утверждаются Правительством Российской Федерации.
В рассматриваемом случае судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что Службой в ходе осуществления патрулирования территории лесного фонда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры выявлен факт загрязнения нефтепродуктами территории лесного фонда в квартале 92 выделе 10 Нефтеюганского участкового лесничества Нефтеюганского урочища.
При этом то обстоятельство, что загрязненный участок относится к лесному фонду категории защищенности — эксплуатационные леса, подтверждается представленной истцом в материалы дела выпиской из государственного лесного реестра Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, согласно которой в состав Нефтеюганского участкового лесничества входят эксплуатационные леса с составом — ЛЭП, нефтепровод, трасса коммуникаций (л.д. 23-24).
Согласно статье 7 Лесного кодекса Российской Федерации лесным участком является земельный участок, границы которого определяются в соответствии со статьями 67, 69 и 92 данного Кодекса.
В силу положений части 1 статьи 101 Земельного кодекса Российской Федерации к землям лесного фонда относятся лесные земли (земли, покрытые лесной растительностью и не покрытые ею, но предназначенные для ее восстановления, — вырубки, гари, редины, прогалины и другие) и предназначенные для ведения лесного хозяйства нелесные земли (просеки, дороги, болота и другие.).
В соответствии с частью 2 статьи 67 Лесного кодекса Российской Федерации Правительством Российской Федерации утверждена Лесоустроительная инструкция (Приказ Рослесхоза от 12.12.2011 N 516 "Об утверждении Лесоустроительной инструкции"), в соответствии с пунктом 96 которой на нелесных землях при таксации лесов образуются лесотаксационные выделы из следующих категорий:
земли, не пригодные для выращивания леса без проведения специальных мелиоративных мероприятий — болота, скалы, гольцы, каменистые россыпи, пески, безлесные крутые склоны и другие неудобные земли;
земли, занятые пашнями, сенокосами, пастбищами;
земли, занятые лесными дорогами, постоянными лесными складами, просеками, противопожарными разрывами, трассами линий электропередачи, линиями связи, трубопроводами и другими линейными объектами, торфоразработкой, усадьбами, объектами переработки заготовленной древесины и другой лесной продукции и другие земли. Трассы коммуникаций — полосы, прорубаемые в лесу с целью прокладки линий электропередачи, телефонных линий, трубопроводов и т.д. Выделяют газопроводы, нефтепроводы и продуктопроводы (для транспортировки нефтепродуктов).
Таким образом, то обстоятельство, что загрязненный участок лесного фонда представляет собой трассу коммуникаций (нефтепровод, ЛЭП), само по себе не исключает статус указанного участка как относящегося к землям лесного фонда, поскольку, как указано выше, наличие произрастающих деревьев на участке не является единственным критерием определения понятия "лес", "лесной участок".
Данный вывод согласуется с правовой позицией, сформулированной по данному вопрос правоприменительной практикой арбитражных судов (см., например, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу N А67-7227/2012).
Как следует из материалов проведенных Службой проверочных мероприятий, территория лесного участка площадью 430 кв. м квартала 92 Нефтеюганского участкового лесничества на момент ее обследования была загрязнена нефтепродуктами.
Данное обстоятельство подтверждается актом о проведении мероприятий по контролю от 06.05.2015 N 09-205/2015, приложенной к нему фототаблицей, картой-схемой, абрисом (л.д. 14-17, 18-21), а также протоколами КХА почв N 84, N 85 и заключением от 26.06.2015 N 292/СИ, согласно которым в анализируемой пробе с загрязненного участка обнаружено превышение над фоном (проба с незагрязненного участка) по нефтепродуктам в 497 раз (л.д. 25-30, 33-34).
При этом поступление в естественную экологическую систему не характерных и опасных для нее загрязняющих веществ, нефтепродуктов и хлоридов, которые оказывают негативное воздействие на окружающую природную среду, приводит к порче земли, и как следствие нарушает взаимосвязи естественной экологической системы. Нефть и нефтепродукты в силу своих физико-химических свойств является веществом, которое при попадании на объекты природной среды вызывает их загрязнение, оказывают негативное воздействии на окружающую среду. Данное свойство является общеизвестным обстоятельством и в силу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не нуждается в доказывании (данный вывод сформулирован, в частности, в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу N А75-1719/2010).
Более того, согласно ГОСТ 17.1.4.01-80 "Охрана природы. Гидросфера. Общие требования к методам определения нефтепродуктов в природных и сточных водах" нефтепродукты — неполярные и малополярные углеводороды, составляющие главную и наиболее характерную часть нефти и продуктов ее переработки, а в силу пункта 6.2, 6.6., 6.7 ГОСТ Р 51858-2002 "Нефть. Общие технические условия" нефть содержит легкоиспаряющиеся вещества, опасные для здоровья и жизни человека и для окружающей среды. Предельно допустимые концентрации нефтяных паров и опасных веществ нефти в воздухе рабочей зоны установлены в ГОСТ 12.1.005.6.6. Нефть относят к легковоспламеняющимся жидкостям 3-го класса по ГОСТ 19433. Категория взрывоопасности и группа взрывоопасных смесей паров нефти с воздухом — IIА-Т3 по ГОСТ Р 51330.11.
Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что участок местности, на котором находится нефтезагрязненный лесной участок, используется ООО "РН-Юганскнефтегаз" для размещения и эксплуатации инфраструктуры, эксплуатируемой в целях хранения и транспортировки нефтепродуктов.
Доводы ответчика, заявлявшиеся в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции и сформулированные в апелляционной жалобе, о том, что истцом не установлен конкретный факт аварийного инцидента на соответствующем участке коммуникаций, повлекшего разлив нефти и загрязнение почв и причинно-следственная связь между имевшими место инцидентами на нефтепроводах, принадлежащих ООО "РН-Юганскнефтегаз", и выявленным загрязнением, и о том, что Службой не доказана вина Общества в загрязнении рассматриваемого лесного участка, судом апелляционной инстанции отклоняются, как не соответствующие действительности.
Так, Службой в ходе проведения проверочных мероприятий установлено и по существу не оспаривается и не опровергнуто Обществом, что нефтезагрязненный участок расположен вблизи нефтепровода НС "к.2б-т.16" Мамонтовского месторождения, используемого для осуществления деятельности по транспортировке нефти именно ООО "РН-Юганскнефтегаз"; в то же время иные трубопроводы вблизи рассматриваемого места загрязнения отсутствуют.
При этом из содержания представленного в материалы дела паспорта указанного трубопровода усматривается, что 29.05.2015 (то есть непосредственно после периода проведения проверочных мероприятий, результаты которых рассматриваются в настоящем случае) на участке т. 16-т.17 осуществлен ремонт в виде приварки заплаты в связи с имевшим место инцидентом (л.д. 73-88, 80).
Системный анализ обозначенных Службой сведений из указанных документов, а также акта о проведении мероприятий по контролю от 06.05.2015 N 09-205/2015 и плана загрязненного участка (л.д. 20) позволяет установить, что загрязнение спорного участка лесного фонда, расположенного в квартале 92 выделе 10 Нефтеюганского участкового лесничества, Нефтеюганского урочища, обнаружено в период, когда имел место порыв трубопровода на нефтепроводе "к.2б-т.16", факт эксплуатации которого именно ООО "РН-Юганскнефтегаз" ответчиком не оспаривается.
При таких обстоятельства, учитывая, что иных источников загрязнения нефтью и нефтепродуктами на территории соответствующего лесного участка (выдела) в ходе судебного разбирательства по делу не установлено, а факт слива нефтесодержащей жидкости на такой территории третьим (неустановленным) лицом, на который ссылается податель жалобы, документально не подтвержден, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что установленное выше загрязнение допущено именно в результате эксплуатации трубопровода ООО "РН-Юганскнефтегаз".
Ссылки подателя жалобы на то, что в акте о проведении мероприятий по контролю от 06.05.2015 N 09-205/2015 не указано время, причина, а также лицо, допустившее загрязнение обследованного участка, не могут быть приняты во внимание судом апелляционной инстанции, поскольку системный анализ содержания представленных самим Обществом сведений и имеющихся в деле документов позволяет сделать однозначный вывод о том, что загрязнение спорного лесного участка возникло в связи с аварийным инцидентом на нефтепроводе, эксплуатируемом ООО "РН-Юганскнефтегаз".
При этом представленные Обществом документы об обследовании загрязненного лесного участка в апреле 2016 года не опровергают обстоятельства, установленные Службой в ходе проведения мероприятий по контролю, поскольку в представленной ответчиком схеме Мамонтовского месторождения в квартале 92 отсутствует привязка к местности и не указаны географические координаты спорного нефтезагрязненного участка.
Как обоснованно обращает внимание истец в письменном отзыве на апелляционную жалобу, осмотр состояния земельного участка, расположенного в выделе 10 квартала 92 Нефтеюганского участкового лесничества, и составление акта осмотра от 29.04.2016 осуществлено Обществом в одностороннем порядке, без указания географических координат осматриваемой территории.
Кроме того, суд апелляционной инстанции обращает внимание на то, что осмотр загрязненной территории осуществлен Обществом по истечении года с момента выявления Службой описанного выше загрязнения, поэтому установленные ответчиком факты не могут быть приняты во внимание в качестве опровергающих сведения, на которых основываются исковые требования Службы.
Поддерживая позицию суда первой инстанции о том, что ответчиком не опровергнута причинно-следственная связь между осуществляемой Обществом деятельностью по эксплуатации нефтепровода и загрязнением, выявленным Службой в ходе контрольных мероприятий, суд апелляционной инстанции также считает необходимым отметить, что обязанность ООО "РН-Юганскнефтегаз", как владельца источника повышенной опасности — нефтепровода, возместить причиненный в результате эксплуатации такого объекта вред в виде загрязнения почвы лесного фонда в соответствии с действующим законодательством не ставится в зависимость от виновности владельца источника повышенной опасности в совершении выявленного нарушения.
Таким образом, изложенные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что Службой представлены достаточные и допустимые доказательства, подтверждающие наличие предусмотренных положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ и Лесного кодекса Российской Федерации оснований для взыскания вреда, причиненного объектам окружающей природной среды.
Способами возмещения вреда являются возмещение вреда в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т.п.) или возмещение причиненных убытков (статья 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ предъявление исков о возмещении вреда окружающей среде, причиненного в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, отнесено к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации, в сфере отношений, связанных с охраной окружающей среды.
Согласно подпункту "м" пункта 8 Положения об осуществлении государственного лесного контроля и надзора, утвержденного постановлением Правительства РФ от 22.06.2007 N 394, должностные лица, осуществляющие государственный лесной контроль и надзор, имеют право предъявлять иски в суд, арбитражный суд в пределах своей компетенции.
В соответствии с пунктом 5.9 Положения о Службе по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, утвержденного постановлением Правительства Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 24.08.2012 N 299-п, Служба определяет размеры вреда, причиненного окружающей среде вследствие нарушения обязательных требований законодательства в установленной сфере деятельности и предъявляет иски о его возмещении.
Таким образом, у Службы имеются полномочия для осуществления расчета вреда, причиненного лесам в результате противоправных действий, и на предъявление исков о возмещении данного вреда.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 08.05.2007 N 273 "Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства" (далее — постановление Правительства Российской Федерации от 08.05.2007 N 273) утверждены таксы для исчисления размера ущерба, причиненного лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, заготовка древесины которых допускается, согласно приложению N 1; таксы для исчисления размера ущерба, причиненного деревьям и кустарникам, заготовка древесины которых не допускается, согласно приложению N 2; методику исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, согласно приложению N 3; таксы для исчисления размера ущерба, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, за исключением ущерба, причиненного лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам, согласно приложению N 4, а также ставки платы за единицу объема лесных ресурсов и ставками платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 22.05.2007 N 310.
Пунктом 1 Методики исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 08.05.2007 N 273 (далее — Методика), установлено, что с ее помощью определяется размер вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, и представляющего собой ущерб и упущенную выгоду.
Пунктом 3 Методики определено, что при причинении вреда лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие воздействия сточных вод, химических, радиоактивных и других вредных веществ, отходов производства и потребления, ввода в эксплуатацию производственных объектов без устройств, предотвращающих вредное воздействие, лесных пожаров, возникших в результате поджога или небрежного обращения с огнем, в состав ущерба включаются расходы, связанные с приведением соответствующей территории в состояние, пригодное для дальнейшего использования, а также расходы, связанные с тушением лесных пожаров.
Таким образом, в состав ущерба в случае причинения вреда в результате загрязнения вредными загрязняющими веществами включается как ущерб, определяемый в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 08.05.2007 N 273, так и расходы, связанные с приведением соответствующей территории в состояние, пригодное для дальнейшего использования.
В силу положений части 3 статьи 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ возмещение вреда, причиненного лесонарушениями, по утвержденным в установленном порядке таксами и методикам является повышенной имущественной ответственностью, предусмотренной гражданским законодательством, которая устанавливается с учетом не только материального, но и экологического вреда, причиненного природной среде. Данный вывод сформулирован в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2011 N ВАС-18402/10, а также в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.03.2012 по делу N А75-6011/2011.
В пункте 5 Приложения N 4 к постановлению Правительства Российской Федерации от 08.05.2007 N 273 "Таксы для исчисления размера ущерба, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, за исключением ущерба, причиненного лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам" за порчу почв, установлена ответственность в виде возмещения ущерба в размере 4-кратной наибольшей ставки платы за единицу объема древесины преобладающей основной лесообразующей породы в субъекте Российской Федерации (за каждый квадратный метр снятой, уничтоженной или испорченной почвы).
Из справки филиала ФГУП "Рослесинфорг" "Запсиблеспроект" следует, что согласно данным государственного лесного реестра и материалам лесоустройства сосновые насаждения занимают 46 процентов площади лесов на территории Ханты-Мансийского округа, что является основанием считать сосну преобладающей породой для соответствующего региона.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.05.2007 N 310 "О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности" утверждены ставки платы за единицу объема лесных ресурсов и ставки платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности.
Согласно данным таблицы N 1 "Ставки платы за единицу древесины лесных насаждений (основные породы)", в Тюменском лесотаксовом районе для породы лесных насаждений "сосна" наибольшая ставка равна 120 руб. 96 коп.
Таким образом, учитывая вышеизложенное, а также то, что ответчиком допущено лесонарушение в виде загрязнения почв лесного фонда с преимущественным насаждением сосны, суд первой инстанции заключил правильный вывод, что истцом правомерно при расчете суммы ущерба применена 4-кратная (наибольшая) ставка платы за единицу объема древесины преобладающей основной лесообразующей породы в субъекте Российской Федерации в размере 120 руб. 96 коп.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.05.2007 N 310 "О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности" предусмотрено, что ставки платы за единицу объема древесины, заготавливаемой на землях, находящихся в федеральной собственности, установленные в 2007 году применяются в 2015 году с коэффициентом 1,30.
Следовательно, Служба правомерно применила ставку платы за единицу объема древесины, заготавливаемой на землях, находящихся в федеральной собственности, с коэффициентом 1,30 в соответствии со статьей 3 Федерального закона от 03.12.2012 N 216-ФЗ "О федеральном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов".
Таким образом, расчет причиненного вреда, осуществленный истцом в соответствии с действующим законодательством, при наличии к тому достаточных оснований, подтвержденных надлежащими доказательствами, обоснованно признан судом первой инстанции правильным, и по существу не оспаривается ответчиком, в связи с чем, требование Службы о взыскании с ООО "РН-Юганскнефтегаз" вреда, причиненного окружающей среде, в размере 285 030 руб. является законным и обоснованным и должно быть удовлетворено в полном объеме.
В целом, доводы апелляционной жалобы повторяют доводы представленного в суд первой инстанции письменного отзыва на исковое заявление, которым дана надлежащая оценка в обжалуемом судебном акте, и направлены лишь на переоценку обстоятельств дела. При этом фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции в полном объеме на основе доказательств, оцененных в соответствии с правилами, определенными статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При таких обстоятельствах арбитражный суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение.
Нормы материального права применены арбитражным судом первой инстанции правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено. Таким образом, оснований для отмены обжалуемого решения арбитражного суда не имеется, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.
Судебные расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на подателя апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 269, 271, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 11.05.2016 по делу N А75-2560/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судья Е.П.КЛИВЕР