Требование: О признании недействительным требования налогового органа о начислении НДС, пени

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2016 N 11АП-6604/2016 по делу N А65-28969/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 18 июля 2016 года
Постановление в полном объеме изготовлено 25 июля 2016 года
Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Корнилова А.Б.,
судей Бажана П.В., Кувшинова В.Е.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Филипповской С.А.,
с участием:
от Акционерного общества "БАРС Груп" — Митин А.А. (доверенность от 10.08.2015 г.), Гарипов Ф.Ф. (доверенность от 27.11.2015 г.),
от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 14 по Республике Татарстан — Залялова А.Р. (доверенность от 15.07.2016 г.),
Тухватуллин Р.Р. (доверенность от 11.01.2016 г.),
от Публичного акционерного общества "НОТА-Банк" — не явился, извещен,
от общества с ограниченной ответственностью "Национальный центр Информатизации" — Лазарева А.В. (доверенность от 01.12.2015 г.),
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Акционерного общества "БАРС Груп" на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 07 апреля 2016 года по делу N А65-28969/2015 (судья Шайдуллин Ф.С.),
по заявлению Акционерного общества "БАРС Груп",
к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 14 по Республике Татарстан,
при участии третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора:
Публичного акционерного общества "НОТА-Банк",
общества с ограниченной ответственностью "Национальный центр Информатизации",
о признании недействительным требования N 33761 от 05.11.2015,

установил:

Акционерное общество "БАРС Груп" обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 14 по Республике Татарстан о признании недействительным требования N 33761 от 05.11.2015.
Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 07 апреля 2016 года в удовлетворении заявленного требования отказано.
В апелляционной жалобе Акционерное общество "БАРС Груп" просит суд апелляционной инстанции решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 07 апреля 2016 года по делу N А65-28969/2015 отменить и принять по делу новый судебный акт.
В материалы дела поступил отзыв общества с ограниченной ответственностью "Национальный центр Информатизации" на апелляционную жалобу, в котором оно просит апелляционный суд решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 07 апреля 2016 года отменить, апелляционную жалобу удовлетворить.
От Акционерного общества "БАРС Груп" поступили письменные пояснения общества с ограниченной ответственностью "Национальный центр Информатизации" на апелляционную жалобу, в котором оно просит апелляционный суд решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 07 апреля 2016 года отменить, апелляционную жалобу удовлетворить.
В материалы дела поступили отзыв и письменные пояснения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 14 по Республике Татарстан на апелляционную жалобу, в которых она просит апелляционный суд оставить решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 07 апреля 2016 года без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
В судебном заседании представители подателя жалобы и общества с ограниченной ответственностью "Национальный центр Информатизации" ее доводы поддержали, просили апелляционную жалобу удовлетворить.
Представители Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 14 по Республике Татарстан напротив, считая решение суда верным, просили в удовлетворении жалобы отказать и оставить решение суда без изменения.
Публичное акционерное общество "НОТА-Банк" о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещено надлежащим образом. Представители в судебное заседание не явились.
Проверив законность и обоснованность принятого по делу судебного акта в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав доводы апелляционной жалобы и материалы дела, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены обжалуемого судебного акта.
Как следует из материалов дела, общество "Барс Груп" 09.10.2015 предъявило в Публичное акционерное общество "НОТА-Банк" (далее по тексту — ПАО "НОТА — Банк") платежные поручения N 80 об уплате налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года в размере 9 500 000 руб., N 83 об уплате налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года в размере 10.500.000 руб., N 90 об уплате налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года в размере 23.210.000 руб., что в общей сумме составило 43.210.000 руб.
Указанные средства в бюджет не поступили в связи с отсутствием денежных средств на корреспондентском счете банка. Налоговый орган, признав не исполненной обязанность общества по уплате налоговых платежей, списанных по данным платежным поручениям, выставил в адрес общества требование N 33761 от 05.11.2015 об уплате налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года в сумме 9 185 100 руб. и пени в сумме 12 629 руб. 52 коп. со сроком уплаты до 26.11.2015.
Не согласившись с предъявленным требованием, заявитель обратился в Управление Федеральной налоговой службы России по Республике Татарстан с заявлением о признании требования N 33761 недействительным. Решением УФНС России по Республике Татарстан N 2/4-0-18/027496@ от 25.11.2015 жалоба заявителя оставлена без удовлетворения.
Полагая, что обязанность по уплате налога на добавленную стоимость исполнена надлежащим образом, общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением о признании недействительным требования N 33761 от 05.11.2015 г.
В обоснование заявленных требований заявитель, ссылаясь на пункт 3 статьи 45 НК РФ, указывает, что обязанность заявителя по уплате НДС была исполнена 09.10.2015 в момент предъявления в банк платежного поручения. Заявитель отметил, что на 09 октября 2015 года на его счете имелось достаточное количество денежных средств для исполнения всех платежных поручений выставленных по расчетному счету в ПАО "НОТА-Банк". По мнению налогоплательщика, тот факт, что банк не смог списать денежные средства со своего корреспондентского счета для перечисления в бюджет, не указывает на недобросовестность компании.
При принятии судебного акта, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующих обстоятельств.
Пунктом 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) установлено, что налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.
Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налога является основанием для направления налоговым органом налогоплательщику требования об уплате налога.
Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 45 НК РФ обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на перечисление в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства денежных средств со счета налогоплательщика в банке при наличии на нем достаточного денежного остатка на день платежа.
Обязанность по уплате налога не признается исполненной в случае отзыва налогоплательщиком или возврата банком налогоплательщику неисполненного поручения на перечисление соответствующих денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации (пункт 4 статьи 45 НК РФ).
В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О разъяснено, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Исходя из этой презумпции, конституционные гарантии частной собственности нарушаются повторным списанием налогов в бюджет с расчетного счета только добросовестного налогоплательщика. Следовательно, закрепленный в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 N 24-П подход, допускающий распространение его правовой позиции только на добросовестных налогоплательщиков, предполагает обязанности налоговых органов доказывать обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщиков и банков в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации. Из признания таких банков и налогоплательщиков недобросовестными вытекает, что на них не распространяется правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, в соответствии с которой конституционная обязанность каждого налогоплательщика считается исполненной в момент списания банком с расчетного счета налогоплательщика средств в уплату налога, поскольку, по существу, они от исполнения данной обязанности уклонились.
Таким образом, положения пункта 3 статьи 45 НК РФ рассчитаны на добросовестные действия налогоплательщика, свидетельствующие о реальном исполнении обязанности по уплате налога.
Согласно позиции Конституционного суда РФ, изложенной в Постановлении от 12.10.1998 N 24-П, конституционная обязанность каждого налогоплательщика по уплате налогов должна считаться исполненной в тот момент, когда изъятие части его имущества, предназначенной для уплаты налогов в бюджет, фактически произошло. Такое изъятие происходит в момент списания банком с расчетного счета налогоплательщика соответствующих средств в уплату налогов. Поэтому, положение об уплате налога, содержащееся в статье 57 Конституции Российской Федерации должно пониматься как фактическое изъятие налога у налогоплательщиков.
В Определении от 25.07.2001 N 138-О Конституционный суд РФ указал, что выводы, содержащиеся в резолютивной части Постановления N 24-П, касаются только добросовестных налогоплательщиков, что предполагает обязанность налоговых органов и других органов государства осуществлять контроль за исполнением налоговых обязательств в установленном порядке, проводить проверку добросовестности налогоплательщиков и банков и в случаях выявления их недобросовестности обеспечивать охрану интересов государства, в том числе с использованием механизмов судебной защиты.
С учетом положений статьи 45 НК РФ, постановления от 12.10.1998 N 24-П и определения от 25.07.2001 N 138-О Конституционного Суда Российской Федерации налог может быть признан уплаченным только в случае, если в результате предпринятых мер налогоплательщиком существовала реальная возможность по поступлению соответствующих денежных средств в бюджет, то есть когда направленные на уплату налога действия налогоплательщика носили добросовестный характер.
По смыслу вышеприведенных норм, недобросовестность налогоплательщика подлежит установлению в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела.
В рассматриваемом случае, обществом "Барс Групп" открыт расчетный счет N 40702810008000004778 в ПАО "НОТА-Банк" путем заключения договора банковского (расчетного) счета N 4778/1-КР/14. Обществом "Барс Групп" 01 апреля 2014 года с ПАО "НОТА-Банк" заключен договор N 3855-В на осуществление расчетов с применением системы дистанционного банковского обслуживания "Банк-Клиент".
В этом же банке, у третьего лица по настоящему делу — общества "Национальный Центр Информатизации" открыт расчетный счет.
25 сентября 2015 года в средствах массовой информации, в том числе в виде публикаций с использованием сети "Интернет" появилась информация о понижении Рейтинговым агентством RAEX (ЭКСПЕРТ РА) рейтинга ПАО "НОТА-Банк", что, безусловно, является негативным сигналом для контрагентов банка.
30 сентября 2015 года заявителем заключены два договора с обществом с ограниченной ответственностью "Национальный Центр Информатизации" N НЦИ/29/15, N НЦИ/30/15 об оказании услуг по предоставлению персонала (договора аутстаффинга), по условиям которого заявитель обязался по заявке оказывать услуги по предоставлению на определенное время персонала, числящегося в штате, для участия в производственном процессе, управлении производством либо для выполнения иных функций, связанных производством и (или) реализацией продукции (товаров, работ, услуг) заказчика, на условиях, определенных настоящим договором, а общество "Национальный Центр Информатизации" — оплатить эти услуги.
При этом, пунктом 11.4. договора предусмотрено, что настоящий договор вступает в силу с момента его подписания сторонами, распространяет свое действие на отношения сторон, возникшие с 01 января 2015 года, и действует до 31 декабря 2015 года включительно, а в части обязательств по оплате — до полного исполнения обязательств сторон.
Заключение указанного договора в период понижения рейтинга банка с условием распространения его действия на отношения, возникшие ранее, суд первой инстанции обоснованно посчитал как свидетельствующее о согласованности действий заявителя и третьего лица по делу, направленных на создание правовых оснований возникновения обязанности общества "Национальный Центр Информатизации" по перечислению денежных средств на счет заявителя.
На расчетный счет заявителя, открытый в ПАО "НОТА-Банк", 09.10.2015 Обществом "Национальный центр информатизации" согласно договорам об оказании услуг по предоставлению персонала N НЦИ/29/15, N НЦИ/30/15 от 30.09.2015 с расчетного счета в том же банке предъявлены платежные поручения N 471, 472, 473 на общую сумму 57 796 468 руб. 40 коп.
В этот же день, 09 октября 2015 года Общество "Барс Груп" предъявило в Публичное акционерное общество "НОТА-Банк" платежные поручения N 80 об уплате налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года в размере 9 500 000 руб., N 83 об уплате налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года в размере 10 500 000 руб., N 90 об уплате налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года в размере 23 210 000 руб., что в общей сумме составило 43 210 000 руб. Кроме этого, обществом "Барс Групп" 09 октября 2015 года предъявлены также платежные поручения N 81 об уплате страховых взносов в Пенсионный фонд РФ на выплату страховой части за сентябрь 2015 года в размере 2 058 300 руб., N 82 об уплате страховых взносов на обязательное медицинское страхование в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования за сентябрь 2015 года в размере 1 384 368 руб. 54 коп., N 85 об уплате страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний за сентябрь 2015 года в размере 242 000 руб., N 87 об уплате страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности в связи с материнством за сентябрь 2015 года в размере 1 000 000 руб., N 88 об уплате страховых взносов на обязательное медицинское страхование в бюджет Федеральный фонд обязательного медицинского страхования за сентябрь 2015 года в размере 4 153 105 руб. 62 коп., N 89 об уплате страховых взносов в Пенсионный фонд РФ на выплату страховой части за сентябрь 2015 года в размере 6 174 900 руб.
Общая сумма платежных поручений на перечисление обязательных платежей в налоговый орган, пенсионный фонд, фонд социального страхования составила 58 222 674 руб.
Из оборотно-сальдовой ведомости по счету 51 заявителя, открытой в банке ПАО "НОТА — Банк", за период с января 2014 года по декабрь 2015 года, в которой содержатся общие сведения об обороте за период (дебет и кредит) с указанием цифровых значений и оснований поступления выручки, о величине сальдо на конец периода (дебет и кредит), видно, что обществом "Барс-Груп" с указанного счета перечислены денежные средства в сумме 299 467 751 руб. 88 коп. и на указанный счет поступили денежные средства в сумме 299 260 934 руб. 52 коп. Таким образом, остаток на конец периода составило 260 817 руб. 36 коп.
Из выписки по лицевому счету общества "Национальный центр информатизации" за период с 01.09.2015 по 09.10.2015 следует, что расходы общества составили 139 688 802 руб. 98 коп., поступления денежных средств составили 139 289 959 руб. 88 коп., и остаток по состоянию на 09.10.2015 составил 11 682 руб. 09 коп.
Суд первой инстанции правомерно посчитал, что факт перечисления денежных средств почти в полном объеме непосредственно перед отзывом лицензии у банка также свидетельствует о преднамеренных действиях заявителя по уменьшению остатка денежных средств по расчетному счету в "проблемном" банке, и соответственно, о наличии в действиях общества "Барс Групп" признаков недобросовестности, направленной на создание видимости уплаты налогов.
Приказом Центрального Банка Российской Федерации N ОД-2746 от 13 октября 2015 года по управлению банком назначена временная администрация.
Приказом Банка России от 24.11.2015 N ОД-3292 у публичного акционерного общества "НОТА-Банк" отозвана лицензия на осуществление банковских операций (рег. N 2913, г. Москва) с 24 ноября 2015 года.
То есть, на момент предъявления заявителем в банк платежного поручения ПАО "НОТА-Банк" имело лицензию на осуществление банковских операций.
Довод заявителя о том, что в силу статьи 45 НК РФ выставление им платежных поручений на оплату обязательных платежей при наличии на счете достаточного денежного остатка свидетельствует об исполнении им обязанности по уплате налога на добавленную стоимость, несмотря на отсутствие денежных средств на корреспондентском счете банка, суд первой инстанции правомерно посчитал необоснованным в силу следующего.
Судом из представленных банком отзыва и оборотно-сальдовой ведомости лицевых счетов за период с 01.10.2015 по 13.10.2015 установлено открытие картотеки к счету N 47418 "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности средств", из которого видно, что сумма неисполненных платежных поручений, предъявленных клиентами банка, составляет 11 100 466 226 руб. 12 коп.
Согласно пункту 4.68 Положения Банка России от 16.07.2012 N 385-П "О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации" (в ред. Указания Банка России от 04.09.2013 N 3053-У) назначение счета — учет средств, списанных со счетов клиентов, но не проведенных по корреспондентскому счету кредитной организации. Счет пассивный. По кредиту счета зачисляются суммы, списанные с банковских счетов клиентов на основании распоряжений клиентов и/или взыскателей денежных средств, при отсутствии или недостаточности средств на корреспондентском счете кредитной организации.
Открытие картотеки к счету 47418 позволяет установить фактическую неплатежеспособность банка, что подтверждается самим банком в отзыве и не опровергается заявителем.
Анализ документов Банка позволяет установить, что в период с 01.10.2015 по 13.10.2015 на корреспондентский счет банка всего поступило 25 500 000 руб. Указанное обстоятельство свидетельствует о том, что перечисленные обществом "Национальный Центр Информатизации" денежные средства в размере 57 796 468 руб. 40 коп. не могли поступить на расчетный счет заявителя. С учетом того, что заявитель и третье лицо являются не единственными клиентами банка, то поступившая на корреспондентский счет сумма в размере 25 500 000 руб. на момент принятия банком к исполнению платежного поручения третьего лица вообще уже отсутствовала, о чем свидетельствует картотека счета N 47418.
Согласно пункту 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О отношения банка и его клиента, вытекающие из договора банковского счета и основанные на принципе разумности и добросовестности действий его участников, являются гражданскими правоотношениями, в рамках которых исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.
Исполнение банком обязательств по зачислению на счет клиента денежных средств и их перечисление со счета, равно как и фактическая возможность клиента распорядиться денежными средствами, числящимися на его счете, зависит от их наличия на корреспондентском счете банка. При отсутствии денежных средств на корреспондентском счете банк не в состоянии реально выполнить поручения клиента по причине неплатежеспособности.
В условиях, когда кредитная организация является фактически неплатежеспособной, не исполняет обязательства перед своими клиентами, в том числе не исполняет платежные поручения плательщиков в связи с недостаточностью денежных средств на корреспондентском счете, остатки на счетах внутри самой кредитной организации перестают быть реальными деньгами, а становятся лишь записями на счетах.
При недостаточности денежных средств на корреспондентском счете банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле статьи 834 ГК РФ и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров. Совершение же корреспондирующих расходно-приходных записей по счетам клиентов не означает уплату денежных средств или их внесение на расчетный счет другого клиента банка.
Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что в условиях фактической неплатежеспособности Банка заявитель и третье лицо утратили возможность свободно распоряжаться денежными средствами, находящимися на их счетах (то есть перечислять на счета в другие кредитные организации или получить их наличными в кассе Банке). При этом, поскольку Банк был фактически неплатежеспособен, то и данные операции являются фактически безденежными. Совершение Банком корреспондирующих расходно-приходных записей по счетам клиентов в период его неплатежеспособности не означает уплату (перечисление) денежных средств или их внесение на счет клиента, в указанных обстоятельствах, денежные средства не могут быть свободно перечислены на счета или получены наличными; действия Банка по перечислению денежных средств по счетам, как и совершенные банковские проводки и операции, не обеспеченные денежными средствами, не породили правовых последствий как для Банка, так и для его клиентов, такие банковские проводки и операции носят мнимый характер.
Сформирование картотеки неисполненных клиентских платежей на балансовом счете 47418 свидетельствует о том, что перечисление денежных средств со счета клиента, совершенные внутри неплатежеспособного банка, не приводит к фактической передаче денежных средств от плательщика к получателю из-за отсутствия денежных средств на его корреспондентском счете и внутрибанковские проводки являются не более чем техническими действиями по изменению числовых значений на счетах клиента.
Таким образом, суд первой инстанции обоснованно посчитал, что реализация обществом "Национальный центр информатизации" прав и обязанностей по перечислению с его счета денежных средств во исполнение условий договора была невозможна вследствие их отсутствия на корреспондентском счете банка, следовательно, действия по перечислению средств на счет общества "Барс -Груп", как и совершенные банковские проводки и операции, не обеспеченные необходимыми денежными средствами, не могут быть признаны в качестве доказательства наличия денежных средств на счете заявителя в момент предъявления платежных поручений на оплату обязательных платежей.
Кроме того, банк в своем отзыве подтвердил направление платежных поручений заявителем на сумму 58 222 674 руб. 16 коп., но при этом, указал, что указанные денежные средства не были перечислены на счета получателей ввиду недостаточности средств на корреспондентском счете ПАО "НОТА — Банк", в подтверждение чего представил расширенную выписку банка о движении денежных средств по счету 474188108080000054778. Из оборотно-сальдовой ведомости лицевых счетов по балансовому счету N 47418 "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности средств" видно, что сумма неисполненных платежных поручений, предъявленных клиентами банка, составляет 11 100 466 226 руб. 12 коп.
На основании изложенного суд первой инстанции сделал правильный вывод об отсутствии у банка реальной возможности исполнить поручение общества "Национальный центр информатизации" по фактическому зачислению денежной суммы на расчетный счет заявителя, а последнему — распорядиться этими средствами, и, как следствие, о несостоятельности довода заявителя о том, что на момент предъявления им платежных поручений на его расчетном счете было достаточно средств для исполнения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость.
В силу подпункта 1 пункта 3 статьи 45 НК РФ одним из условий признания обязанности по уплате налога исполненной является наличие достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика в банке на день платежа.
Следовательно, обязанность заявителя по уплате налога ввиду отсутствия достаточных денежных средств на счете, является неисполненной.
В постановлении от 18.12.2001 N 1322/01 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал, что для установления недобросовестности налогоплательщика судам следует использовать следующие критерии: наличие у налогоплательщиков счетов в других банках, по которым проводятся его операции; непроведение по открытому счету других, кроме уплаты налога, операций; осведомленность налогоплательщика о том, что банк не осуществляет операции по поручению других клиентов либо что его финансовое состояние неблагополучно; формальность зачисления средств на счет налогоплательщика; совпадение даты заключения договоров, по которым на него поступают деньги, и даты направления платежного поручения на уплату налога; при этом у банка должны отсутствовать средства на корреспондентском счете. Достаточность того или иного критерия и их необходимое количество определяются судами исходя из конкретных обстоятельств дела.
С учетом представленных в материалы дела доказательств, установленные в ходе рассмотрения дела обстоятельства в совокупности и взаимосвязи, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о наличии в действиях налогоплательщика следующих признаков недобросовестности.
Из правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 27.07.2011 N 2105/11, следует, что положения статьи 45 НК РФ применяются с учетом обстоятельств, характеризующих налогоплательщика и его добросовестность при выполнении налоговой обязанности, в том числе ее наличия. При отсутствии налоговых обязательств выводы о признании исполненной обязанности по уплате налога и сбора не соответствуют пункту 3 статьи 45 НК РФ.
Обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных Кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах. Обязанность по уплате конкретного налога или сбора возлагается на налогоплательщика и плательщика сбора с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога или сбора (пункты 1, 2 статьи 44 НК РФ).
Как было указано выше, заявителем 09.10.2015 предъявлены в банк платежные поручения N 80, N 83, N 90 об уплате налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года на общую сумму 43 210 000 руб.
Вместе с тем, согласно пункту 1 статьи 174 НК РФ, уплата НДС производится по итогам каждого налогового периода равными долями не позднее 25-го числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом.
Согласно пункту 5 статьи 174 НК РФ налогоплательщики НДС обязаны представить в налоговые органы по месту своего учета налоговую декларацию в срок не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом.
Налог на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года уплачивается тремя периодами: в срок до 26.10.2015, до 25.11.2015 г., до 25.12.2015 г..
Из материалов дела следует, что налоговая декларация по НДС за 3 квартал 2015 года была представлена заявителем в налоговый орган только 26 октября 2015 года. Согласно указанной налоговой декларации сумма налога, исчисленная к уплате в бюджет, составила 28 137 354 руб., в том числе: по сроку уплаты 26.10.2015-9 379 118 руб., по сроку уплаты 25.11.2015-9 379 118 руб. и по сроку уплаты 25.12.2015-9 379 118 руб.
Обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных Кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах. Обязанность по уплате конкретного налога или сбора возлагается на налогоплательщика и плательщика сбора с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога или сбора (пункты 1, 2 статьи 44 НК РФ).
Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.07.2011 N 2105/11, в соответствии с которой указанное в пункте 1 статьи 45 НК РФ правило о досрочной уплате налога имеет в ввиду уплату налога при наличии соответствующей обязанности после окончания налогового (отчетного) периода, когда сформирована налоговая база и определена сумма налога, подлежащая уплате, но до наступления установленного законом срока платежа. Положение пункта 3 статьи 45 НК РФ распространяется только на добросовестных налогоплательщиков, при рассмотрении дел о зачете излишне уплаченных сумм налогов положения статьи 45 Кодекса применяются с учетом обстоятельств, характеризующих налогоплательщика и его добросовестность при выполнении налоговой обязанности, в том числе ее наличия. При отсутствии налоговых обязательств выводы о признании исполненной обязанности по уплате налога и сбора не соответствуют пункту 3 статьи 45 Кодекса. Излишняя уплата налога имеет место, когда налогоплательщик, исчисляя подлежащую уплате в бюджет сумму налога самостоятельно, то есть без участия налогового органа, по какой-либо причине, в том числе вследствие незнания налогового законодательства или добросовестного заблуждения, допускает ошибку в расчетах. Излишне уплаченной суммой налога может быть признано зачисление на счета соответствующего бюджета денежных средств в размере, превышающем подлежащие уплате суммы налога за определенные налоговые периоды.
Платежные поручения на уплату налога на добавленную стоимость за 3 квартал оформлены 09.10.2015 г. до наступления срока уплаты налога (до 26.10.2015, до 25.11.2015, до 25.12.2015) и даже до окончания налогового периода по НДС за 4 квартал 2015 года.
Таким образом, на дату оформления спорных платежных документов на перечисление 43 210 000 руб. НДС за 3 квартал 2015 года у общества отсутствовали налоговые обязательства по уплате указанной суммы налога, равно как объективно не могла быть определена налоговая база по данному налогу. Заявитель был обязан по сроку уплаты 26.10.2015 уплатить только первую часть суммы НДС в размере одной третьей части, то есть в сумме 9 379 118 руб., а всего за квартал 28 137 354 руб.
Кроме того, налогоплательщиком направлены платежные поручения для уплаты налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года на сумму 43 210 000 руб., тогда как сумма, исчисленная к уплате в бюджет, согласно представленной налоговой декларации составила 28 137 354 руб., то есть на 15 072 646 руб. больше исчисленного. Обоснованность причин перечисления сумм налогов в завышенных, чем подлежали уплате, размерах обществом не подтверждена.
Следовательно, заявитель предъявил в банк платежные поручения при отсутствии обязанности по уплате налога в указанных размерах.
Поскольку статья 45 НК РФ регламентирует правоотношения по исполнению налоговой обязанности, то иной платеж, в соответствии с общими правилами, считается состоявшимся только в случае поступления средств в бюджет.
Таким образом, суд первой инстанции правомерно посчитал, что при отсутствии у налогоплательщика налоговых обязательств довод о признании исполненной обязанности по уплате налога не соответствуют пункту 3 статьи 45 НК РФ, что следует из правовой позиции ВАС РФ, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 17.12.2002 N 2257/02.
Юридически значимым обстоятельством является не только факт выполнения налогоплательщиком своей обязанности по представлению в банк платежного поручения, но и факт того, что плательщик действовал добросовестно, предполагая, что денежные средства поступят в бюджет.
В данном случае, заявитель не представил доказательств того, что он добросовестно заблуждался при оформлении платежных поручений по налогу на добавленную стоимость, а также то, что действия налогоплательщика фактически не являются злоупотреблением правом на досрочную уплату налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года, в размере, значительно превышающем фактические налоговые обязательства.
То обстоятельство, что заявитель и ранее оплачивал налоги в большем размере, чем необходимо, то есть заранее, не опровергает того факта, что уплаченная 09 октября 2015 года сумма не соответствует объему налоговых обязательств.
На момент осуществления спорного платежа налогоплательщик имел иные расчетные счета, открытые в ООО КБЭР "Банк Казани", филиал "Новосибирский" АО "Альфа-Банк", филиал "Нижегородский" АО "Альфа-Банк", филиал банка ВТБ (ПАО) в г. Нижнем Новгороде, Нижегородский филиал ОАО "Банк Москвы", филиал N 6318 ВТБ 24 (ПАО) и проводил операции по указанным расчетным счетам.
Так, 01.10.2015 на расчетный счет заявителя N 40702810325240001665, открытый в Филиале Банка ВТБ в г. Нижний Новгород, поступили денежные средства в размере 48 000 000 руб. (возврат суммы депозита), 02.10.2015 г. — 9 708 000 руб. и 2 250 000 руб. (оплата по договору). На расчетный счет 40702810801180000896, открытый в Казанском филиале Банка Москвы, 06.10.2015 поступили 27 000 000 руб. (возврат средств по генеральному соглашению).
Ссылку заявителя на судебную практику суд первой инстанции правомерно посчитал необоснованной, поскольку данные судебные акты были вынесены судами при других обстоятельствах.
Суд первой инстанции обоснованно посчитал, что совокупность и взаимосвязь установленных при рассмотрении дела обстоятельств, а именно: заключение договора с третьим лицом в период падения рейтинга банка; предъявление платежных поручений на оплату обязательных платежей в отсутствие денежных средств на счете; отсутствие налоговых обязательств; проведение третьим лицом той же операции по предъявлению платежных поручений на оплату обязательных платежей, позволяет сделать вывод о том, что заявитель, предъявляя в банк спорные платежные поручения, действовал недобросовестно. Действия общества по оформлению спорных платежных поручений и их представлению в ПАО "НОТА — Банк" имели преднамеренный характер и были направлены на получение налоговой выгоды путем формального осуществления платежей в счет уплаты налогов через "проблемный" банк.
Обязанность по уплате соответствующего налога подлежит признанию исполненной, независимо от фактического зачисления платежа в бюджетную систему Российской Федерации только при наличии у налогоплательщика соответствующих доказательств, указывающих на выполнение всех предъявляемых законодателем условий для целей признания его добросовестным налогоплательщиком.
При таких обстоятельствах, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что оснований для признания исполненной обществом обязанности по уплате налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года в сумме 9 185 100 руб. не имеется.
С учетом изложенного, в удовлетворении требования заявителя судом первой инстанции было обоснованно отказано.
Довод заявителя жалобы о нарушении судом первой инстанции процессуального права не подтверждается материалами дела. В качестве нарушения процесса, заявитель предлагает считать ссылки суда на приобщение к материалам дела регистрационного дела ООО "ПромСтройАльянс". Действительно, указанная организация и регистрационное дело на нее не имеют отношения к рассматриваемому делу. С учетом ссылки самого же заявителя на сопроводительное письмо налогового органа, что указанные документы направлены в рамках ответа на запрос по делу А65-29528/2015, они были подшиты в пятый том настоящего дела ошибочно, что нельзя признать нарушением норм процессуального права.
Аналогичным образом, нельзя признать нарушением процесса, которое в обязательном порядке влечет отмену принятого судебного акта, приобщение к материалам дела общедоступных сведений из сети Интернет, касающихся рейтинга банка.
Ссылки заявителя на реальность хозяйственных операций с третьим лицом по делу — ООО "Национальный Центр Информатизации" не опровергают выводов суда первой инстанции и доводов налогового органа о недобросовестности и согласованности действий между этими лицами. Как уже было указано выше, согласно внутренних проводок банка, в период, когда у него уже отсутствовали деньги на корреспондентском счете, третье лицо оформляет платежные поручения, о перечислении на счет заявителя суммы более 57.000.000 рублей, которую заявитель в свою очередь, в тот же день, оформляет как перечисленную на уплату налогов и обязательных платежей, срок исполнения обязанности по уплате которых не наступил. При этом, в качестве основания для перечисления денежных средств сторонами указывается договор оказания услуг, срок действия которого распространяется на прошедшие периоды.
При оценке добросовестности заявителя, суд апелляционной инстанции обращает внимание также на то, что за все время существования расчетного счета заявителя в ПАО "НОТА-Банк", т.е. примерно за 1,5 года, обороты по счету составляли около 250 млн. руб., а за 1 день (09 октября 2015 г.) — более 57 млн. руб., при том, что на этот момент банк уже не осуществлял перечислений "во вне", т.е. на счета, открытые в других кредитных организациях, по причине отсутствия денежных средств на корреспондентском счете.
Положенные в основу апелляционной жалобы другие доводы являлись предметом исследования арбитражным судом при рассмотрении спора по существу и им дана надлежащая оценка.
Выводы арбитражного суда первой инстанции соответствуют доказательствам, имеющимся в деле, установленным фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм права.
Сведений, опровергающих выводы суда, в апелляционной жалобе не содержится.
Нарушений процессуального закона, влекущих безусловную отмену обжалуемого судебного акта, не установлено. Оснований для отмены решения суда не имеется.
Расходы по уплате госпошлины за рассмотрение апелляционной жалобы в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации относятся на подателя апелляционной жалобы.
Руководствуясь ст. ст. 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 07 апреля 2016 года по делу N А65-28969/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Выдать Акционерному обществу "БАРС Груп" справку на возврат из федерального бюджета излишне уплаченной государственной пошлины по платежному поручению N 731 от 13.04.2016 в размере 1500 руб.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

Председательствующий А.Б.КОРНИЛОВ

Судьи П.В.БАЖАН В.Е.КУВШИНОВ