Требование: Об отмене определения об отказе в признании договора хранения и договора аренды имущества недействительными и применении последствий недействительности сделок

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.12.2015 N 11АП-15235/2015 по делу N А65-19973/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 01 декабря 2015 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 04 декабря 2015 года.
Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Серовой Е.А.,
судей Александрова А.И., Радушевой О.Н.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Бочковой А.В.,
с участием:
от ООО "Сэт иле" — Родионова В.Е., доверенность от 31.12.2014,
рассмотрев в открытом судебном заседании, в помещении суда, в зале N 7,
апелляционную жалобу конкурсного управляющего ООО "Новая жизнь",
на определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 06 октября 2015 года по заявлению конкурсного управляющего ООО "Новая жизнь" о признании недействительными сделок — договора хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, договора аренды имущества N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014, заключенных между ООО "Новая жизнь" и ООО "Сэт иле", и применении последствий их недействительности, в рамках дела N А65-19973/2013 (судья Гарапшина Н.Д.)
о признании несостоятельным (банкротом) общества с ограниченной ответственностью "Новая жизнь", Республика Татарстан, Кукморский район, с. Чарли, ИНН 1623007119, ОГРН 1031654800616,

установил:

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 15 ноября 2013 года в отношении общества с ограниченной ответственностью (ООО) "Новая жизнь" введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Мясников Сергей Владимирович.
Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 28 апреля 2014 года (дата объявления резолютивной части — 21.04.2014) ООО "Новая жизнь" признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Даулятшина С.И.
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 17 февраля 2015 года Даулятшина С.И. отстранена от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника.
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 30 марта 2015 года конкурсным управляющим утвержден Овчинников И.Е.
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 30 июля 2015 года конкурсным управляющим утвержден Коган Роман Игоревич.
В Арбитражный суд Республики Татарстан 14 июля 2014 года поступило заявление конкурсного управляющего должника о признании недействительной сделки — договора аренды N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014, заключенного между должником и ООО "Сэт иле", и применении последствий ее недействительности.
18.07.2014 в Арбитражный суд Республики Татарстан поступило заявление конкурсного управляющего должника о признании недействительной сделки — договора хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, заключенного между должником и ООО "Сэт иле", и применении последствий ее недействительности.
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 23 октября 2014 года удовлетворено заявление конкурсного управляющего, признан недействительным договор хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, заключенный между должником и ООО "Сэт иле", применены последствия его недействительности в виде обязания ООО "Сэт иле" возвратить должнику имущество, переданное по договору на хранение.
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 28 октября 2014 года удовлетворено заявление конкурсного управляющего, признан недействительным договор аренды N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014, заключенный между должником и ООО "Сэт Иле", применены последствия его недействительности в виде обязания ООО "Сэт Иле" возвратить должнику имущество, переданное по договору в аренду.
Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 декабря 2014 года определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 23 октября 2014 года оставлено без изменения.
Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 декабря 2014 года определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 28 октября 2014 года оставлено без изменения.
Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 22 апреля 2015 года определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 28.10.2014 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.12.2014 отменены, обособленный спор направлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.
Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 22 апреля 2015 года определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 23.10.2014 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2014 отменены, обособленный спор направлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 26 мая 2015 года производство по заявлению конкурсного управляющего о признании недействительной сделки — договора аренды N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014, заключенного между должником и ООО "Сэт иле", и применении последствий ее недействительности, и производство по заявлению конкурсного управляющего о признании недействительной сделки — договора хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, заключенного между должником и ООО "Сэт иле", и применении последствий ее недействительности, объединены для совместного рассмотрения.
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 06 октября 2015 года в удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО "Новая жизнь" о признании недействительными сделок — договора хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, договора аренды имущества N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014, заключенных между ООО "Новая жизнь" и ООО "Сэт иле", и применении последствий недействительности сделок отказано.
Не согласившись с выводами суда первой инстанции, конкурсный управляющий ООО "Новая жизнь" Коган Р.И. обратился в суд с апелляционной жалобой, в которой просил определение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.
В качестве доводов апелляционной жалобы заявитель указал на неправильное применение норм права, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.
Информация о принятии апелляционной жалобы к производству, движении дела, о времени и месте судебного заседания размещена арбитражным судом на официальном сайте Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда в сети Интернет по адресу: www.11aas.arbitr.ru в соответствии с порядком, установленным ст. 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В судебном заседании представитель ООО "Сэт иле" возражал против удовлетворения апелляционной жалобы, просил определение суда первой инстанции оставить без изменений, апелляционную жалобу — без удовлетворения, по основаниям представленного отзыва.
Иные лица, участвующие в деле, не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом в соответствии с частью 1 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
УФНС России по Республики Татарстан представило ходатайство о рассмотрении жалобы в отсутствие представителя, в котором поддержало доводы апелляционной жалобы.
В соответствии с частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие иных лиц.
Рассмотрев представленные материалы и оценив доводы апелляционной жалобы в совокупности с исследованными доказательствами по делу, арбитражный апелляционный суд считает определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 06 октября 2015 года по заявлению конкурсного управляющего ООО "Новая жизнь" о признании недействительными сделок — договора хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, договора аренды имущества N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014, заключенных между ООО "Новая жизнь" и ООО "Сэт иле", и применении последствий их недействительности, в рамках дела N А65-19973/2013 не подлежащим отмене, по следующим основаниям.
Между должником (поклажедатель) и ООО "Сэт иле" (хранитель) заключен договор N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, в соответствии с которым хранитель принял и обязался хранить с обезличением крупный рогатый скот (КРС), перечень, количество животных, возраст, пол, вес, стоимость которого определена в акте приема — передачи (приложение N 1 к договору), а поклажедатель обязался выплатить хранителю плату за хранение и понесенные расходы, связанные с содержанием КРС в размере 1 руб. за сутки за одну голову КРС. Приплод, продукция и доходы, полученные хранителем в результате использования КРС являются собственностью хранителя. (п. 1.1, п. 1.2, п. 1.3, п. 1.4, п. 3.1 договора).
На основании акта приема — передачи животных от 17.03.2014 (приложение N 1 к договору) должником переданы ООО "Сэт иле" 1204 голов КРС, живой массы 4808 центнеров.
Между должником (арендодатель) и ООО "Сэт иле" (арендатор) 17.03.2014 заключен договор аренды имущества N 2-04/1/37-20, согласно которому арендодатель передает во временное владение и пользование за плату, а арендатор принимает имущество в соответствии со спецификациями.
Размер ежемесячной платы за аренду транспортных средств — 10000 руб., иного имущества — 8000 руб.
Срок аренды устанавливается с 17.03.2014 по 31.12.2014.
Коммунальные платежи, связанные с эксплуатацией недвижимого имущества, подлежат уплате арендатором (п. 1.1, п. 1.2, п. 2.1, п. 2.3 договора).
На основании акта приема — передачи б/н от 17.03.2014 г., акта приема — передачи N 1 от 17.03.2014 г. должником передано ООО "Сэт иле" в аренду 83 здания, 233 предмета техники, оборудования и сельскохозяйственных машин.
Согласно абзацу 4 пункта 3 статьи 129 Закона о банкротстве (в редакции, действующей на момент заключения оспариваемой сделки), конкурсный управляющий вправе предъявлять иски о признании недействительными сделок, и совершать иные действия, предусмотренные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на возврат имущества должника.
Конкурсный управляющий должника обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании договора аренды N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014, и договора хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, заключенные между должником и ООО "Сэт иле", и применении последствий недействительности сделок, обязав ООО "Сэт иле" возвратить имущество должника в конкурсную массу.
Полагая, что указанные сделки совершены при неравноценном встречном исполнении обязательств, при злоупотреблении правом с целью причинения имущественного вреда кредиторам должника, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании их недействительными, основывая свои требования на положениях статей 61.2, 64 Закона о банкротстве, статей 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).
Арбитражный суд Республики Татарстан, отказывая в удовлетворении заявленных требований, правомерно пришел к выводу об отсутствии оснований для признания указанных договоров недействительными сделками по основаниям, предусмотренным статьей 61.2, 64 Закона о банкротстве, и применительно к положениям статьи 10, 168 ГК РФ.
Эти выводы суд апелляционной инстанции считает верным в силу следующего.
В силу ст. 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.
Исходя из положений пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве и разъяснений, данных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Постановление Пленума от 23.12.2010 N 63), для признания сделки недействительной по указанному основанию лицу, требующему признания сделки недействительной, необходимо доказать, а суд должен установить следующие обстоятельства: сделка должна быть заключена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота) и неравноценное встречное исполнение обязательств.
При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота (пункт 8 Постановления Пленума от 23.12.2010 N 63).
Таким образом, для определения наличия оснований для признания оспариваемой сделки недействительной по пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве подлежат сопоставлению цена оспариваемой сделки с ценами аналогичных сделок, совершавшихся должником или иными участниками оборота.
Для признания сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
В силу пункта 6 Постановления Пленума от 23.12.2010 N 63 согласно абзацам второму — пятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым — пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Согласно части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В силу статей 67, 68, 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, исходя из их относимости и допустимости.
Наличие первого критерия — совершение оспариваемых сделок в определенный пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве период подозрения — подтверждается материалами дела и лицами, участвующими в деле, не оспаривается.
В подтверждение неравноценности оспариваемых сделок конкурсный управляющий указал, что в результате их исполнения передано все имущество должника, что остановило его деятельность. По договору хранения должник не получает плату за использование КРС и приплода, должнику не остается приплод КРС, который мог быть реализован должником, а хранитель помимо ежемесячного вознаграждения получает прибыль от продажи молока, имеет право на возмещение расходов на содержание животных.
Согласно условиям договора хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014 поклажедатель обязуется выплатить хранителю плату за хранение, а также все понесенные расходы, связанные с содержанием КРС. Приплод, продукция и доходы, полученные хранителем в результате использования являются собственностью хранителя. Хранитель имеет право использовать имущество в своей коммерческой деятельности. Поклажедатель уплачивает хранителю плату (вознаграждение) за хранение в размере 1 руб. за сутки за одну голову КРС. Ежемесячная плата (вознаграждение) за хранение в порядке 100% предоплаты вносится поклажедателем не позднее 1-го числа каждого месяца, следующего за отчетным. Поклажедатель уплачивает хранителю сумму подтвержденных расходов по исполнению обязательств по настоящему договору не позднее 15-го числа каждого месяца, следующего за отчетным (п. 1.3, п. 1.4, п. 1.7, п. 3.1, п. 3.2 договора).
В то же время, согласно выполненному на основании отчетов о производстве, себестоимости и реализации продукции животноводства должника за 2013 г. и ООО "Сэт иле" за 2014 г. расчету ООО "Сэт иле", непокрытые затраты должника в 2013 г. составили 18 093 000 руб., а непокрытые затраты ООО "Сэт иле" даже в 2014 г. — 673 000 руб.
Сравнительный расчет относительно размера расходов на содержание КРС ООО "Сэт иле" и самим должником конкурсным управляющим не опровергнут.
Представленное конкурсным управляющим экспертное заключение N 195-21/15 от 05.06.2015, согласно которому рыночная стоимость ставки за аренду имущества должника (в месяц) составляет 1 605 000 руб., обоснованно не принято в качестве надлежащего доказательства неравноценности сделки, поскольку данным экспертным заключением не устанавливалось, отличается ли цена этой сделки от цены, при которой в сравнительных обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. Кроме того, оцениваемое имущество оценщиком не обследовалось, в отчете не указано на основании каких методов проводилась оценка.
Полагая, что договоры заключены на крайне невыгодных для должника условиях, размер ежемесячной арендной платы по договору аренды N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014-18 000 руб. является заниженным, конкурсный управляющий представил договор аренды имущества N 2/АФВБ-15 от 10.04.2014, заключенный между ООО "Агрофирма "Вамин Буа" и ООО "Юпитер-Т", согласно которому размер арендной платы составляет 980 000 руб. в месяц соответственно.
Однако, конкурсный управляющий не обосновал аналогичность условий договора, не представил доказательств того, что перечень имущества, примерная стоимость передаваемого по оспариваемому договору аренды соответствуют договору N 2/АФВБ-15 от 10.04.2014.
В отсутствие иных доказательств, конкурсным управляющим, в нарушение статьи 65 АПК РФ, не доказано заключение оспариваемого договора на условиях заниженной арендной платы по сравнению с договором N 2/АФВБ-15 от 10.04.2014.
Таким образом, ввиду недоказанности признака неравноценности оспариваемых договоров отсутствуют основания для признания сделки недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Как установлено решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 28.04.2014 по настоящему делу, в реестр требований кредиторов должника на основании судебных актов включены требования конкурсных кредиторов в размере 1 881 402 988 руб. 09 коп. основного долга и 39 410 429 руб. 12 коп. штрафных санкций, соответственно, данная кредиторская задолженность возникла до принятия судом заявления о признании должника банкротом 04.10.2013 и существовала на момент заключения договора аренды от 17.03.2014.
Согласно бухгалтерскому балансу должника по состоянию на 31.12.2013, у должника имелись активы на сумму 151 127 000 руб.
Таким образом, превышение суммы обязательств над стоимостью его активов свидетельствует о недостаточности имущества должника на момент заключения договора аренды.
Доказательств того, что сделка совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, а также подтверждающих обстоятельства, предусмотренные абзацами вторым — пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в материалы дела не представлено.
Также, арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности факта совершения оспариваемых сделок с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов и об их убыточности для должника.
Данный вывод суд апелляционной инстанции признается правомерным, поскольку в соответствии с правовой природой договора хранения его целью является обеспечение сохранности имущества поклажедателя при отсутствии соответствующей возможности у самого поклажедателя, достижение которой и является выгодой последнего, при том, что в силу положений статей 901, 902 ГК РФ хранитель несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение.
Установление условиями договора права хранителя пользоваться хранимой вещью, в том числе и безвозмездно, а также права на получение, как вознаграждения, так и компенсации подтвержденных расходов, связанных с хранением вещи, не противоречит положениям статей 892, 897 ГК РФ.
При оценке условий оспариваемого договора аренды, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что его условия, предусматривающие обязанность должника по возмещению арендатору понесенных им расходов на устранение недостатков и стоимости неотделимых улучшений переданного в аренду имущества, не противоречат требованиям действующего законодательства (статей 612, 623 ГК РФ).
Кроме того, в материалы дела не представлены доказательства наличия у должника необходимых условий (материальных ресурсов, в том числе наличия необходимого количества работников) для содержания и сохранения поголовья КРС, а также содержания и обслуживания переданного в аренду имущества (зданий, сооружений, техники и пр.).
В отсутствие доказательств, в том числе расчетов, согласно которым самостоятельное осуществление мероприятий по обеспечению сохранности и использованию КРС, автотранспорта и сельскохозяйственной техники, например, заключения договоров аренды, хранения или иных с третьими лицами, экономически более выгодно для должника, нежели передача имущества на хранение и в аренду по оспариваемым договорам, наличия больших текущих расходов по оплате услуг хранения, содержания КРС по сравнению с деятельностью должника, в случае незаключения оспариваемых договоров, а также возможности последующего погашения требований кредиторов в результате такого использования, внешним управляющим не обосновано, что оспариваемые договоры заключены должником с целью причинения вреда кредиторам и что в результате их заключения причинен вред кредиторам и произошло уменьшение конкурсной массы.
Конкурсный управляющий, оспаривая сделки, указал, что они заключены в отсутствие согласия временного управляющего и залогодержателя.
Согласно ст. 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.
В силу ст. 622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.
В соответствии с п. 1 ст. 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.
Поскольку исходя из содержания вышеуказанных норм Гражданского кодекса Российской Федерации передача имущества на хранение и в аренду не связана с приобретением или отчуждением имущества, то генеральный директор ООО "Новая Жизнь" имел полномочие на подписание оспариваемых договоров и актов приема — передачи имущества на хранение и в аренду без получения согласия временного управляющего, так как обязанность по получению такого согласия отсутствует.
Довод конкурсного управляющего о необходимости получения согласия при заключении договора у залогодержателя ОАО "Россельхозбанк" также не может быть признан обоснованным.
Так согласно п. 4 ст. 18.1 Закона о банкротстве должник вправе отчуждать имущество, являющееся предметом залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им или обременять предмет залога правами и притязаниями третьих лиц только с согласия кредитора, требования которого обеспечены залогом такого имущества, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором залога.
Однако, отсутствие согласия Банка на заключение договоров аренды и хранения не влечет за собой их недействительность. Так, в пункте 23 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о залоге" разъяснено, что в случае, когда для распоряжения заложенным движимым имуществом требовалось согласие залогодержателя (п. 2 ст. 346 Гражданского кодекса Российской Федерации), сделка залогодателя по распоряжению предметом залога, совершенная без согласия залогодержателя после заключения договора о залоге, не может быть оспорена последним, поскольку в подпункте 3 пункта 2 ст. 351 Кодекса установлены иные последствия такого нарушения, а именно: предъявление требования о досрочном исполнении обязательства, обеспеченного залогом, и об обращении взыскания на предмет залога.
Довод апелляционной жалобы о заинтересованности ООО "Сэт иле" на дату заключения договоров хранения и аренды с ООО "Новая Жизнь" отклоняется в силу следующего.
Согласно пункту 1 статьи 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются лица, которые в соответствии с Федеральным законом от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее — Закон о защите конкуренции) входят в одну группу лиц с должником; является аффилированным лицом.
Наличие признаков аффилированности при заключении соглашения само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом, кроме того в нарушении положений ст. 65 АПК РФ не представлено доказательств, подтверждающих недобросовестность поведения при заключении договоров, а также намерение договаривающихся сторон причинить вред другим лицам, в том числе кредиторам должника.
Вопреки доводам апелляционной жалобы, судом не установлена заинтересованность между ответчиком и должником при заключении оспариваемых сделок в период наблюдения. Согласно выписке из ЕГРЮЛ, копия которой находится в материалах дела, учредителем должника являются ОАО "ВАМИН Татарстан"; на момент заключения оспариваемых сделок единоличным исполнительным органом ООО "Новая Жизнь" являлся Назмеев Илшат Равилович, от имени ООО "Сэт иле", учредителями которого являются Муратов М.Я. и ОАО "Татагролизинг", договоры подписаны генеральным директором Нуртдиновым М.Г.
Соответственно, суд первой инстанции обоснованно указал, что между истцом и ответчиком отсутствует какая-либо заинтересованность.
Оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, доводы и возражения сторон, арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о непредставлении доказательств неравноценности встречного предоставления оспариваемых сделок — договоров аренды и хранения.
Отклоняя довод конкурсного управляющего должником о совершении оспариваемых сделок при злоупотреблении правом, с целью причинения вред имущественным правам кредиторов, ссылавшегося в его обоснование на передачу должником в результате совершения оспариваемых сделок всего принадлежащего ему имущества и уменьшения вследствие этого размера его активов, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что по своей правовой природе, ни договор хранения, ни договор аренды, не влекут выбытия имущества из владения его собственника и прекращения права собственности должника на него.
С учетом установленного арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии в данном конкретном случае необходимой совокупности условий для признания оспариваемых сделок недействительными применительно к положениям статьи 61.2 Закона о банкротстве.
В силу изложенного судом также не было установлено обстоятельств и для признания оспариваемых сделок недействительными применительно к положениям статьи 10 ГК РФ.
Принимая во внимание, что по смыслу норм гражданского законодательства (статей 606, 622 и 886 ГК РФ) передача имущества на хранение и в аренду не связана с приобретением или с отчуждением имущества, ограничения, установленные пунктом 2 статьи 64 Закона о банкротстве, в данном случае применению не подлежали, в связи с чем доводы конкурсного управляющего должником о недействительности оспариваемых договоров, как совершенной с нарушением требований указанной нормы подлежат отклонению, как основанные на неправильном толковании норм права.
Согласно ст. 168 ГК РФ, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
Указанная норма закрепляет принцип недопустимости (недозволенности) злоупотребления правом и определяет общие границы (пределы) гражданских прав и обязанностей. Суть этого принципа заключается в том, что каждый субъект гражданских правоотношений волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц. Действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, являются в силу данного принципа недозволенными (неправомерными) и признаются злоупотреблением правом. При этом основным признаком наличия злоупотребления правом является намерение причинить вред другому лицу.
В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.
Таким образом, по смыслу статьи 10 ГК РФ злоупотребление гражданским правом заключается в превышении пределов дозволенного гражданским правом осуществления своих правомочий путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами, с нарушением при этом прав и законных интересов других лиц. Под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда.
Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов. (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 г. N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)").
С учетом пункта 5 статьи 10 ГК РФ о презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуются разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.
В данном случае судом также не установлено заключение договоров при злоупотреблении правом при заключении договоров хранения и аренды на заведомо невыгодных для должника условиях исключительно в интересах ООО "Сэт иле", поскольку отсутствует причинение вреда имущественным правам кредиторов, ущерба должнику. По своей правовой природе оспариваемые договор хранения и договор аренды не влекут выбытия имущества из владения собственника и прекращения права собственности на него.
Суд первой инстанции обоснованно сделал вывод о том, что совокупность установленных по делу обстоятельств свидетельствует об отсутствии оснований для удовлетворения заявления конкурсного управляющего ООО "Новая жизнь" о признании недействительными сделок — договора хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, договора аренды имущества N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014, заключенных между ООО "Новая жизнь" и ООО "Сэт иле". При этом отсутствие оснований для признания сделок недействительными влечет отказ в удовлетворении требования о применении последствий недействительности сделок.
Заявителем жалобы не представлено в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы заявителя, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые были бы не проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта.
Таким образом, по результатам рассмотрения апелляционной жалобы установлено, что суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал материалы дела и дал им правильную оценку, не допустив нарушения норм материального и процессуального права. При указанных обстоятельствах основания для отмены или изменения, судебного акта, предусмотренные ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствуют.
В силу положений подпункта 2 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации исковые заявления о признании сделок недействительными оплачиваются государственной пошлиной. Согласно разъяснениям, данным в пункте 19 постановления Пленума от 23.12.2010 N 63 государственная пошлина уплачивается и в том случае, когда сделка оспаривается в рамках дела о банкротстве.
Поскольку арбитражный управляющий при предъявлении от своего имени исков, связанных с недействительностью сделок должника, действует в интересах, в том числе и должника, и осуществляет полномочия, предоставляемые ему в рамках соответствующих процедур, применяемых в деле о банкротстве, для достижения целей соответствующих процедур, судебные расходы, связанные с рассмотрением дел по указанным искам осуществляются за счет должника (пункт 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)").
Учитывая, что расходы по уплате государственной пошлины относятся на заявителя и подлежат взысканию в доход федерального бюджета Российской Федерации, в связи с предоставлением ему отсрочки при подаче апелляционной жалобы в сумме 3 000 рублей.
Руководствуясь ст. ст. 268 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 06 октября 2015 года по заявлению конкурсного управляющего ООО "Новая жизнь" о признании недействительными сделок — договора хранения крупного рогатого скота N 1-03/1/37-20 от 17.03.2014, договора аренды имущества N 2-04/1/37-20 от 17.03.2014, заключенных между ООО "Новая жизнь" и ООО "Сэт иле", и применении последствий их недействительности, в рамках дела N А65-19973/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Новая жизнь", в доход федерального бюджета государственную пошлину за подачу апелляционной жалобы в размере 3 000 рублей.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в месячный срок в Арбитражный суд Поволжского округа, через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий Е.А.СЕРОВА

Судьи А.И.АЛЕКСАНДРОВ О.Н.РАДУШЕВА