Аналитическая справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения споров, связанных с защитой деловой репутации

В соответствии с планом работы Двенадцатого арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2016 года проведен анализ судебных актов по спорам, связанным с защитой деловой репутации за 2014 — 2016 годы.
Справка носит информационно-аналитический характер и может использоваться в целях обеспечения единообразия судебной практики.
В справку включены выводы, основанные на судебной практике Двенадцатого арбитражного апелляционного суда, в том числе подтвержденной судами вышестоящих инстанций.
В соответствии с п. 7 ч. 6 ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности рассматривают арбитражные суды независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.
Согласно пункту 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2002 N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности подлежат рассмотрению в арбитражных судах и в случае привлечения к участию в деле гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, в том числе автора распространенных (опубликованных) сведений.
Таким образом, рассмотрение споров о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности независимо от субъектного состава правоотношений (спора) относится к подведомственности арбитражных судов.
Согласно статистическим данным за 2014 год Двенадцатым арбитражным апелляционным судом рассмотрено 11333 дела, из них связанных с защитой деловой репутации — 16 дел, или 0,1% от всех дел, рассмотренных судом.
За 2015 год всего судом рассмотрено всего 11753 дела, из них связанных с защитой деловой репутации — 15 дел, что составило 0,1% от всех дел, рассмотренных судом.
За период с 01.01.2016 по 30.09.2016 всего рассмотрено 9321 дело, из них связанных с защитой деловой репутации — 9 дел, или 0,1% от всех дел, рассмотренных судом.

Рассмотрение дел, связанных с защитой деловой репутации
Период
2014 год
2015 год
2016 год
Всего рассмотрено дел судом
11333
11753
9321
Рассмотрено дел, связанных с защитой деловой репутации
16
15
9

При рассмотрении дел по заявлениям о защите деловой репутации суд руководствуется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации", постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 года N 16 "О практике применения судами Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 2012 года N 58 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О рекламе", постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 2012 года N 61 "Об обеспечении гласности в арбитражном процессе", Обзором практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2007, N 12), Обзором практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016), решениями Конституционного Суда Российской Федерации, в частности постановлениями от 30 июня 2011 года N 14-П, от 9 июля 2013 года N 18-П и др.
Далее приведены выработанные правовые позиции по отдельным вопросам, возникающим при рассмотрении дел данной категории.

1. Если сведения распространены в средствах массовой информации (далее — СМИ), то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего СМИ. Если редакция СМИ не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика привлекается учредитель этого СМИ.

Так, в рамках дела N А12-18670/2013 Общество обратилось в суд с иском к Общественной организации с требованием признать порочащими недостоверные сведения об истце, распространенные ответчиком на пресс-конференциях и распространенные в сети Интернет.
При рассмотрении дела в суде первой инстанции до разрешения спора по существу истцом заявлено ходатайство в порядке статей 46, 49 АПК РФ о привлечении к участию соответчиками третьих лиц, участвующих в деле, и об изменении исковых требований.
Судом отклонено данное ходатайство со ссылкой на часть 5 статьи 159 АПК РФ.
Суд апелляционной инстанции решение суда оставил без изменения.
Отменяя судебные акты, суд кассационной инстанции указал следующее.
Статьей 46 Конституции Российской Федерации (далее — Конституция РФ) закреплено право каждого на судебную защиту, которое предполагает наличие конкретных гарантий, позволяющих обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.
В соответствии с пунктом 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" (далее — Постановление Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3), надлежащими ответчиками по указанным искам являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Если сведения распространены в СМИ, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего СМИ. Если эти сведения были распространены в СМИ с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. Если редакция СМИ не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика привлекается учредитель этого СМИ.
Согласно статье 44 АПК РФ сторонами в арбитражном процессе являются истец и ответчик. Ответчиками являются организации и граждане, к которым предъявлен иск.
По смыслу норм процессуального законодательства истец самостоятельно при обращении в суд определяет лицо, к которому предъявляет иск.
В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 135 АПК РФ, при подготовке дела к судебному разбирательству судья рассматривает вопросы о вступлении в дело других лиц, замене ненадлежащего ответчика, соединении и разъединении нескольких требований.
Согласно части 5 статьи 46 АПК РФ при невозможности рассмотрения дела без участия другого лица в качестве ответчика арбитражный суд первой инстанции привлекает его к участию в деле как соответчика по ходатайству сторон или с согласия истца.
Из диспозиции указанных норм процессуального права следует, что суд обязан был установить надлежащих ответчиков и рассмотреть вопрос о привлечении их к участию в деле, даже независимо от ходатайства истца.
Однако суд, исходя из предмета заявленного требования, соответствующих действий, связанных с определением процессуального статуса участников рассматриваемого спора, не произвел в нарушение указанных норм права, более того, необоснованно отказал истцу в удовлетворении его ходатайства об изменении исковых требований и о привлечении в дело в качестве соответчиков третьих лиц, участвующих в деле, к которым истец намеревался предъявить часть требований, заявленных в иске.
Вместе с тем, данное нарушение могло повлиять на принятие законного и обоснованного судебного акта по настоящему делу ввиду того, что участие учредителя ответчика в качестве третьего лица не могло восполнить указанного процессуального нарушения, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 51 АПК РФ права и обязанности третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, существенно ограничены по сравнению с ответчиками по делу.
Кроме того, суд первой инстанции в нарушение положений части 7 статьи 46 АПК РФ не вынес определение об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства, чем нарушил право истца на его самостоятельное обжалование, которое прямо предусмотрено вышеуказанной нормой права.

2. Юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений.

По делу N А57-25723/2015 Концерн обратился с иском к Обществу о защите деловой репутации и взыскании репутационного вреда.
Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил в полном объеме.
Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания нематериального вреда и отказывая в иске в указанной части, судебная коллегия апелляционного суда указала следующее.
Федеральным законом от 02.07.2013 N 142-ФЗ "О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее — ГК РФ) внесены изменения в главу 8 ГК РФ "Нематериальные блага и их защита". Указанный Федеральный закон вступил в силу с 01.10.2013.
Действующая после 01.10.2013 редакция статьи 152 ГК РФ исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица (пункт 11).
Юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений. Аналогичный подход нашел свое отражение в Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 16.03.2016.
Суд кассационной инстанции выводы апелляционного суда признал правомерными.

3. Факт распространения не соответствующих действительности, порочащих честь и достоинство сведений может быть подтвержден любыми доказательствами, отвечающими требованиям относимости и допустимости.

В деле N А12-43752/2015 Общество обратилось в суд с иском к гражданину Е. и гражданке Е. с требованием признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца сведения, распространенные ответчиками в информационно-коммуникационной сети Интернет с личной страницы сети "ВКонтакте", а также на странице группы.
Размещение информации на Интернет-сайте относится к публикациям в СМИ.
Ответчики, возражая против удовлетворения заявленных требований, указал на недоказанность размещения именно им спорной информации в открытом доступе в сети Интернет на сайте "ВКонтакте", полагая, что от его имени негативную информацию об истце могло разместить иное лицо.
Из письменного ответа ООО "ВКонтакте" установлено, что страница по адресу в информационно-коммуникационной сети Интернет принадлежит пользователю — Е.; страница группы управляется пользователем — Е., должность в сообществе — создатель, и другими пользователями (модераторами и администраторами). При этом, модератор — может удалять добавленные пользователями материалы, управлять черным списком сообщества; редактор — помимо указанного для модератора может писать от имени сообщества, добавлять, удалять и редактировать контент; администратор — помимо указанного для редактора может назначать и снимать с должности администраторов, изменять название и адрес сообщества; создатель — обладает наиболее высоким спектром прав, включающим полномочия вышеуказанных должностей.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 15 июня 2010 г. N 16 "О практике применения судами Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" (пункт 7) указал на то, что федеральными законами не предусмотрено каких-либо ограничений в способах доказывания факта распространения сведений через телекоммуникационные сети (в том числе, через сайты в сети Интернет), поэтому при разрешении вопроса о том, имел ли место такой факт, суд вправе принимать любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством.
Соглашаясь с выводами суда первой инстанции об удовлетворении заявленных требований в отношении гражданина Е., апелляционный суд указал, что ответчик, являясь создателем группы, и имеющий полномочия по редактированию информации, размещенной в ней, обязан контролировать размещение информации в группе и, установив факт размещения сведений, порочащих честь и деловую репутацию третьего лица, а также размещение негативной информации от его имени, был вправе удалить такую информацию, однако, этого не сделал, что наряду с другими доказательствами, подтверждает факт размещения именно ответчиком оспариваемых сведений.
Суд кассационной инстанции судебные акты судов первой и апелляционной инстанций оставил без изменения.

В другом деле (N А57-13896/2015) суд первой инстанции отказал Заводу в привлечении к ответственности Общества за распространение сведений, порочащих истца.
В обоснование иска Завод указал, что в одном из комментариев к статье, размещенной в сети Интернет, пользователь сети, назвавшись работником Общества и указав свою фамилию, изложил недостоверную негативную информацию, порочащую деловую репутацию истца.
По заявлению работника указанного Общества правоохранительными органами проведена проверка, в ходе которой установлено, что оспариваемая информация на Интернет-ресурсе пользователя с условным именем, соответствующим фамилии заявителя, размещена по ip-адресу, по которому, согласно ответу ПАО "Ростелеком", оказываются услуги связи иному лицу.
Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции, оставив без изменения решение суда первой инстанции, пришел к правомерному выводу о недоказанности истцом факта распространения порочащих сведений о Заводе ответчиком.
При отсутствии данного условия требования истца о защите деловой репутации в отношении ответчика не могли быть удовлетворены судом первой инстанции, поскольку заявитель обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.
Между тем, следует иметь в виду, что в случаях, когда невозможно установить лицо, распространившее порочащие сведения, заявления о признании таких сведений не соответствующими действительности рассматриваются в порядке особого производства (пункт 2 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3, пункт 11 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016.

При рассмотрении дела N А12-50632/2015 лица, оспаривающие информацию диффамационного характера, размещенную в сети Интернет, до подачи иска в целях фиксации соответствующей Интернет-страницы обратились к нотариусу за удостоверением ее содержания на основании статьи 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.
В качестве предварительной обеспечительной меры это позволяет оперативно сохранить спорную информацию, которая в любой момент может быть удалена разместившим ее автором. При этом необходимо учитывать, что в силу части 5 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в установленном порядке.
Так, Общество, заявляя в судебном порядке требование о защите деловой репутации, оспаривало сведения, демонстрировавшиеся в новостной программе центрального телеканала. С целью доказывания факта выхода телепередачи в эфир и ее содержания, Общество обратилось к нотариусу для подтверждения наличия в архиве новостей на сайте телеканала в сети Интернет программы, в которой была размещена данная информация.

4. Требование о защите деловой репутации не подлежит удовлетворению в случае, если не установлен порочащий характер оспариваемых сведений.

В рамках дела N А57-23057/2013 Авиакомпания обратилась в суд с иском о защите деловой репутации к должностному лицу и СМИ, указав на то, что в интервью СМИ должностное лицо заявило о существующей опасности при полетах. Истец, являющийся единственным авиаперевозчиком в регионе, полагает, что такая недостоверная информация негативно повлияет на формирование у потенциальных пассажиров мнения о Компании и, как следствие, повлечет возникновение убытков у последнего.
Судом первой инстанции в иске было отказано.
Согласно разъяснениям, данным в пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3, обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.
В соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.07.2012 N 17528/11, противоправный характер действий ответчика должен выражаться в распространении вовне (сообщении хотя бы одному лицу), в частности посредством публикации, публичного выступления, распространения в СМИ, сети Интернет, с помощью иных средств телекоммуникационной связи, определенных сведений об истце, носящих порочащий (направленный на формирование негативного общественного мнения о деловых качествах истца) и не соответствующий действительности характер.
Для подтверждения наступления неблагоприятных последствий в виде нематериального вреда деловой репутации истца необходимо установить факт наличия сформированной деловой репутации истца, а также факт утраты доверия к его репутации, следствием чего может быть сокращение числа клиентов и утрата конкурентоспособности.
Судебная коллегия апелляционного суда, поддержав позицию суда первой инстанции, указала, что интервью не содержит сведения об опасности полетов по вине Авиакомпании, также не содержит и информацию о каких-либо нарушениях, допущенных истцом. Автор говорил только о полетах в определенной зоне и утверждал, что полеты опасны не в связи с деятельностью авиакомпании (какими-то нарушениями и др.), а из-за внешних факторов. Предложение касалось не запрета полетов Авиакомпании вообще, а полетов по определенным коридорам, в определенной зоне, запрет должен был носить временный характер — до устранения внешних факторов риска.
В связи с этим интерпретация истцом сообщения "полеты авиакомпании в данной зоне опасны" как содержащего в себе сообщение "значит, компания ведет себя ненадлежащим образом" неправомерна. Такая интерпретация была бы возможна без пояснения ситуации, в отрыве от контекста всей статьи. Но адресату названы источники опасности и лица, виновные в том, что опасность возникла, — и они не имеют отношения к Авиакомпании. Таким образом, в интервью должностного лица отсутствовала негативная информация о каких-либо фактах, касающихся деятельности Авиакомпании.
Проанализировав словесно-смысловую конструкцию оспариваемых фраз в контексте всей статьи, судебная коллегия пришла к выводу о том, что оспариваемые истцом сведения не могли быть оценены в качестве порочащих деловую репутацию истца.
При этом суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что предусмотренное статьями 23 и 46 Конституции РФ право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное статьей 152 ГК РФ право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.
В силу статьи 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
Никаких сведений об истце, содержащих утверждения о нарушении им действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые могут быть отнесены к умаляющим честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица, согласно разъяснениям, приведенным в пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3, в указанной истцом информации, в том числе и при ее сопоставлении с содержанием статьи в целом, не содержится.

5. Лицо, распространившее те или иные сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности. Суд при оценке сведений в целом устанавливает, какие утверждения являются ключевыми.

Так, в деле N А57-18953/2015 Университет обратился в суд с иском к Обществу о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца сведений, размещенных последним на сайте информационного агентства. Спорная статья содержала недостоверные сведения о том, что родственница ректора Университета является победителем торгов по реализации права аренды недвижимого федерального имущества, находящегося в ведении Университета. Данные сведения, по мнению истца, носят порочащий характер, поскольку наличие такого родства позволяет сделать вывод о противоправных действиях ректора Университета при проведении торгов.
Отказывая в иске, суд первой инстанции указал на подтверждение имеющимися в деле доказательствами нарушений, допущенных Университетом при проведении торгов.
Соглашаясь с выводами суда первой инстанции и оставляя без изменения судебный акт, апелляционный суд руководствовался следующим.
По делам данной категории обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.
Бремя доказывания достоверности распространяемых сведений лежит на ответчике. Истец должен доказать факт распространения сведений и их порочащий характер.
Оценивая спорный фрагмент статьи, судебная коллегия пришла к выводу о том, что в настоящем споре ключевой является информация о нарушениях со стороны истца при проведении торгов на право заключения договора аренды недвижимого имущества. Информация же о родстве победителя торгов и ректора Университета сама по себе не порочит деловую репутацию истца.
Общество, в обоснование возражений заявленным требованиям, представило суду первой инстанции доказательства, подтверждающие нарушение Университетом действующего законодательства при проведении торгов, а именно — информацию из правоохранительных органов, решение антимонопольной службы.
Данными органами установлено, что аукцион признан несостоявшимся, договор аренды заключен с единственным участником, подавшим заявку на участие в аукционе, по начальной (минимальной) цене. При этом на момент проведения аукциона и заключения договора с организатором торгов по результатам аукциона единственный участник аукциона являлся работником Университета (организатора торгов), что является нарушением Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" при проведении торгов.
Поскольку спорная информация о нарушении истцом требований действующего законодательства при проведении торгов по реализации права аренды недвижимого федерального имущества, являющаяся ключевой, в целом соответствовала действительности, правовые основания привлечения к ответственности ответчика за распространение такой информации отсутствовали.
Указанные выводы согласуются с положением пункта 7 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г.

6. Оценочные суждения автора, характеризующиеся признаками субъективной модальности (то есть выражающие отношение говорящего к сообщаемому), не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ.

В рамках дела N А12-30541/2014 Компания обратилась в арбитражный суд с иском к главному редактору, учредителю информационного агентства, автору статьи, указав, что опубликованная на сайте информационного агентства в сети Интернет статья содержит недостоверные сведения, порочащие деловую репутацию истца, поскольку из содержания статьи следует, что пропавшие несколько лет назад из центра города чугунные решетки похожи на те, которые огораживают принадлежащее истцу здание.
Решением суда первой инстанции в иске отказано.
Проанализировав содержание оспариваемого сообщения, его словесно-смысловую конструкцию и содержательно-смысловую направленность, оценив имеющиеся в деле доказательства, арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемые фразы не несут информацию о фактах, поскольку в них содержатся оценочные суждения, выраженные в форме частного оценочного мнения автора, информация носит дискуссионный характер по вопросам, представляющим общественный интерес.
Выражение суждений лица в такой форме представляет собой обращение к неопределенному кругу лиц по поводу какой-либо актуальной проблемы, предназначенное для привлечения общественного внимания к заявленной в статье проблеме. Специфика такого публичного обращения заключается в том, что данная форма выражения мыслей предполагает высказывание в публичной форме какого-либо мнения по обсуждаемым проблемам.
Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, судебная коллегия апелляционного суда указала следующее.
Для решения вопроса о наличии оснований для удовлетворения требования о защите деловой репутации необходимо установить, соответствуют или нет содержащиеся в статье сведения об истце действительности. При этом на предмет соответствия действительности могут быть проверены только сведения, а не мнения и суждения, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчиков, последние не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3).
Таким образом, следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ.
К особенностям предмета доказывания по иску о защите деловой репутации относится разграничение фактологических и оценочных суждений, поскольку только первые при их порочащем характере могут быть в целях защиты репутации квалифицированы как злоупотребление свободой мнений и повлечь за собой штрафные санкции.
В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации и с позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, они не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. При этом существование такого мнения не исключает наличия других мнений, носящий иной субъективно-оценочный характер.
Европейский Суд по правам человека в деле "Гринберг против Российской Федерации" указал на то, что, принимая во внимание положения п. 2 ст. 10 Конвенции, свобода выражения мнения распространяется не только на "информацию" и "мнения", воспринимаемые положительно, считающиеся неоскорбительными или причиняющими беспокойство. Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма.
Между тем, оценочные суждения, мнения, убеждения, как результат психофизической деятельности, не могут быть проверены на предмет их соответствия действительности, так как являются выражением субъективного мнения и взглядов ответчика.
При этом лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в СМИ, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему пунктом 3 статьи 152 ГК РФ и статьей 46 Федерального закона от 27.12.1991 N 2124-I "О средствах массовой информации" право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.
Предусмотренное статьями 23 и 46 Конституции РФ право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное ст. 152 ГК РФ право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.
В силу ст. 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
Поскольку спорная статья не содержала сведений о нарушении Компанией действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, суды сделали выводы об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

В другом деле (N А12-17257/2013) апелляционный суд признал правомерными выводы суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Общества к Сообществу журналистов, разместивших на своем сайте в сети Интернет статью, в которой указывалось о жителях, желающих обратиться с жалобой о нарушении истцом норм и правил при строительстве жилого дома.
При этом судебная коллегия указала, что имеющиеся в публикации суждения являются не утверждениями о фактах, а субъективным мнением автора статьи, которое не может быть проверено на предмет соответствия действительности. Сам по себе негативный для истца характер спорных высказываний не свидетельствует о соответствии их критериям информативности и порочности применительно к нормам статьи 152 ГК РФ, так как отрицательное суждение о каком-либо событии является одним из проявлений свободы слова и мыслей и само по себе не может являться основанием для привлечения лица к ответственности в соответствии со статьей 152 ГК РФ, а критическая оценка чьей-либо деятельности сама по себе не может порочить деловую репутацию истца, поскольку высказана в допустимой форме.
Рассматриваемое дело представляло собой конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой репутации, а конвенционный стандарт, как указывает Европейский Суд по правам человека, требует очень веских оснований для оправдания ограничений дебатов по вопросам всеобщего интереса.
Суд в настоящем деле указал также, что изложенные в статье сведения не содержат утверждения о нарушении истцом действующего законодательства.
Ни Гражданский кодекс Российской Федерации, ни Федеральный закон от 27.12.1991 N 2124-I "О средствах массовой информации" не содержал запрета на изложение в СМИ критических суждений в отношении физических или юридических лиц, даже в том случае, если они носят негативный характер.
Оценочные высказывания автора статьи не могут рассматриваться с точки зрения их достоверности, соответствия действительности, так как являются выражением личного мнения и взглядов, следовательно, они не могут быть предметом рассмотрения по делам о защите деловой репутации.
Судами обеих инстанций правильно установлено, что в рассматриваемом случае имела место реализация конституционного права жителей дома на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверить поступившую информацию. Опубликованные в видеосюжете и статье сведения являются, по сути, коллективным обращением жильцов дома.
Арбитражный суд Поволжского округа с позицией судов первой и апелляционной инстанций согласился, оставив судебные акты без изменения.

7. Информация, содержащаяся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, не может быть предметом опровержения в соответствии со статьей 152 ГК РФ.

В деле N А12-12211/2015 Общество обратилось в суд с иском о защите деловой репутации, в котором просит признать не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию сведения, распространенные ответчиком в СМИ.
В обоснование исковых требований истец указал на то, что ответчик разместил в СМИ статью со сведениями которые, по его мнению, порочат его деловую репутацию, в то время как доказательство получения указанной информации из официальных источников отсутствует.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что оспариваемые истцом фразы из публикации являются дословным (за некоторыми сокращениями и заменой слов, не меняющими смысла первоисточника) воспроизведением постановления следственного органа.
В пункте 7 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 разъяснено, что не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.
Вместе с тем в постановлении Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 указано, что не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.
Таким образом, требование о признании недействительными опубликованных сведений является по существу требованием о признании недействительными сведений, изложенных в постановлении следственного органа, что в рамках гражданского дела о защите деловой репутации невозможно, поскольку выходит за пределы компетенции арбитражного суда.

В другом деле (N А12-8911/2014) Общество обратилось с иском к Компании о признании заключения эксперта, утвержденного директором ответчика, незаконным; обязании опровергнуть сведения, изложенные в данном заключении, об отзыве заключения эксперта из правоохранительного органа, по запросу которого заключение было составлено.
Суд первой инстанции в иске отказал, полагая, что тот не основан на нормах материального права.
Суд апелляционной инстанции с выводами суда согласился, при этом исходил из следующего.
С учетом положений пункта 7 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 "для обжалования и оспаривания заключения эксперта предусмотрен иной установленный законами судебный порядок, регламентированный частью 3 статьи 6 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".
Помимо этого, исследовав представленное истцом в качестве доказательства распространения сведений, не соответствующих действительности, заключение эксперта, выполненное ответчиком по поручению правоохранительного органа, суды пришли к выводу о том, что данное заключение не может быть расценено как способ распространения сведений, порочащих деловую репутацию истца в порядке, предусмотренном статьей 152 ГК РФ, поскольку правовой статус соответствующего заключения определен законом как доказательство, которое не имеет заранее установленной силы, не носит обязательного характера и подлежит оценке наряду с другими доказательствами.
Проанализировав материалы дела и руководствуясь разъяснениями, содержащимися в пункте 5 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3, принимая во внимание, что истцом не представлено иных доказательств распространения ответчиком оспариваемых сведений, ответчик не является лицом, распространившим оспариваемые сведения, суд пришел к выводу, что он не может быть принужден к опровержению данных сведений.

8. Требования истца о защите чести и достоинства не подлежат удовлетворению, если им оспариваются сведения, изложенные в официальном обращении ответчика в государственный орган или к должностному лицу, а само обращение не содержит оскорбительных выражений и обусловлено намерением ответчика реализовать свое конституционное право на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления.

Истец обратился в суд с иском к ответчику о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца сведений, изложенных в заявлении, адресованном в органы прокуратуры.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что статьей 33 Конституции РФ закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.
Аналогичные положения содержатся в статьях 2, 9 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации".
В соответствии с Федеральным законом от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" именно органы прокуратуры осуществляют надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций (статья 2), а также разрешают заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов (статья 10).
Каждый гражданин имеет право свободно и добровольно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц. При этом гражданин может указать в обращении на известные ему факты и события, которые, по его мнению, имеют отношение к существу поставленного в обращении вопроса и могут повлиять на его разрешение. То обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 ГК РФ, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права, имеющие выраженную публичную направленность, в целях привлечения внимания к общественно значимой проблеме. Иное означало бы привлечение лица к гражданско-правовой ответственности за действия, совершенные им в пределах предоставленных ему конституционных прав, а равно при исполнении им своего гражданского долга.
Таким образом, обращение ответчика в органы прокуратуры не может подорвать деловую репутацию истца, поскольку государственный орган не является участником гражданско-правовых отношений, в сфере которых и проявляется деловая репутация истца.
В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства того, что при обращении в компетентный орган ответчиком преследовались намерения доводить изложенные в заявлениях оспариваемые фразы и выражения до сведения неопределенного круга лиц, либо общественности, которые могут сформировать негативное общественное мнение о деловой репутации истца.
Судами, рассматривающими данное дело, также не было установлено, что оспариваемое сообщение содержит оскорбительные выражения, что являлось бы недопустимым злоупотреблением правом на свободу слова и выражения мнения. (Дела N А12-44358/2014, N А12-8917/2014).

9. Требования истца о защите деловой репутации не подлежат удовлетворению в отсутствие доказательств распространения ответчиком оспариваемых сведений конкретно в отношении истца.

В рамках дела N А12-43752/2015 Общество обратилось в суд с иском к гражданину, полагая, что тот в интервью одному из центральных телеканалов изложил не соответствующую действительности информацию о деятельности истца, порочащую его деловую репутацию.
Суд первой инстанции иск удовлетворил, сделав вывод о доказанности заявленных требований.
Судебная коллегия апелляционного суда решение суда в данной части отменила, отказав в иске, и указала следующее.
Из видеоматериала следует, что несколько граждан в разных городах рассказывают о деятельности Общества.
Между тем фрагмент видеозаписи, на котором ответчик излагает спорную информацию, не содержит в себе каких-либо идентифицирующих указаний на самого истца, его наименование. Ответчик не ссылается на Общество, не указывает, что вступал в какие-либо правоотношения с ним. При этом демонстрируемые на телеканале кадры во время интервью ответчика не позволяют безусловно сделать вывод о том, что пояснения ответчика касались именно истца. Фон, на котором давал интервью ответчик, также не содержит какие-либо обозначения или идентифицирующие признаки, позволяющие оценить, что спорная информация излагается об истце.
Согласно разъяснениям, данным в пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3, обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.
В отсутствие ссылки ответчика в спорном интервью на конкретное лицо, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об ошибочности выводов суда первой инстанции о том, что оспариваемая информация распространена ответчиком в отношении истца.

В другом деле (N А57-17366/2015) Компания обратилась с иском к Обществу о защите деловой репутации, заявив, что ответчик разместил на своем сайте сведения о проведении пикета в связи с недобросовестностью истца при осуществлении им производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности.
Отказывая в иске, суд первой инстанции указал, что истец, в нарушение положений статьи 65 АПК РФ, не доказал факт распространения ответчиком сведений, порочащих истца.
Истец не привел доказательств того, что оспариваемые высказывания нарушают его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, создают негативное впечатление об истце и способны сформировать у потребителей и контрагентов негативное отношение к нему.
Также судами установлено, что истец не осуществляет свою деятельность в регионе, о котором шла речь в спорной статье, тем более не располагается в офисе, возле которого проходил пикет.
Между тем, ответчик, возражая против иска, заявил, что размещал информацию не об истце, а о другом юридическом лице, фактически осуществляющем свою деятельность в офисе, у которого проходил пикет.
Поскольку материалами дела иного не доказано, суд апелляционной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции.

10. Суд вправе самостоятельно, без проведения лингвистической экспертизы установить, являются ли оспариваемые сведения утверждением о фактах или оценочным мнением автора и носят ли они порочащий характер.

Так, в деле N А12-17257/2013 Общество обратилось к учредителю СМИ, автору с иском о защите деловой репутации, ссылаясь на то, что опубликованные на сайте информационного агентства в сети Интернет видеоролик и статья содержали сведения, являющиеся порочащими честь, достоинство и деловую репутацию. Решением суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу, что имеющиеся в публикации суждения являлись не утверждениями о фактах, а субъективным мнением автора статьи, которое не могло быть проверено на предмет соответствия действительности.
Как обоснованно отметил суд, оценка текста публикации не требовала лингвистической экспертизы и была дана судом исходя из того, что спорные фразы, направлены на привлечение общественного внимания неопределенного круга лиц, не обладающих специальными знаниями.
Назначение экспертизы (статья 82 АПК РФ) относится к праву арбитражного суда, которое он может реализовать в случае, если с учетом всех обстоятельств дела придет к выводу о необходимости осуществления такого процессуального действия для правильного разрешения спора. В настоящем деле такая необходимость отсутствовала, поскольку в материалы дела сторонами представлены доказательства, позволяющие дать оценку наличию либо отсутствию обстоятельств, для выяснения которых, как полагает истец, требуется назначение судебной экспертизы.

В другом деле (N А06-3210/2014) Общество обратилось с иском к Предприятию и Управлению образования о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию Общества сведения.
Судами установлено, что Предприятие направило в Управление образования письмо, в котором указано, что причиной вспышки инфекции в детском оздоровительном лагере, повлекшей госпитализацию детей и приостановку работы лагеря, явилось неудовлетворительное санитарное состояние лагеря, которое возникло из-за невыполнения обязательств по санитарно-эпидемиологической обработке данного учреждения обществом, с которым у администрации лагеря был заключен договор на услуги по дератизации и дезинфекции. Управление, в свою очередь, распространило данную информацию по территориальным органам, предлагая не заключать договора с Обществом.
Разрешая настоящий спор, суды сочли требования истца обоснованными, поскольку оспариваемые сведения об истце носят порочащий характер.
В соответствии с пунктом 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.
В рассматриваемом споре суды в отсутствие необходимости в специальных познаний в области лингвистики пришли к выводу о том, что оспариваемые сведения являются утверждением о фактах и носят порочащий характер, поскольку могут вызвать сомнения в добросовестности Общества при осуществлении производственно-хозяйственной и экономической деятельности, указывают на противоправное поведение, тем самым порочат его деловую репутацию, поскольку создают у потенциальных партнеров, клиентов или заказчиков ложное представление о том, что Общество осуществляет деятельность с нарушениями законодательства.
Суды, в том числе, исходили из недоказанности со стороны Предприятия факта того, что Общество использует несертифицированные препараты, уменьшает кратность проведения работ, не имеет подготовленных кадров, спецтехники.
Обществом в обоснование своих требований в материалы дела представлены сертификаты и декларации о соответствии применяемых средств, свидетельства о государственной регистрации применяемых средств.
При этом судами принято во внимание и отсутствие претензий со стороны администрации детского лагеря по качеству выполненных Обществом работ в рамках исполнения последним обязательств по договору.

11. Если текст публикации позволяет трактовать ее смысл по-разному, судам в необходимых случаях следует назначать экспертизу или привлекать для консультации специалиста.

Общество обратилось к редакции СМИ, его учредителю, ссылаясь на то, что содержащаяся в статье информация не соответствует действительности и порочит его деловую репутацию.
В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции назначена лингвистическая экспертиза. В удовлетворении иска отказано.
Судом апелляционной инстанции по делу назначена повторная лингвистическая экспертиза. Учитывая подтверждение экспертом отсутствия негативного характера сведений об Обществе, судебная коллегия согласилась с решением суда первой инстанции.
Суд кассационной инстанции судебные акты судов первой и апелляционной инстанций оставил без изменения.
Отказывая в иске, суды исходили из следующего.
При решении вопроса о том, носят ли оспариваемые истцом сведения порочащий характер, а также для оценки их восприятия, с учетом того что распространенная информация может быть доведена до сведения третьих лиц различными способами (образно, иносказательно, оскорбительно и т.д.), судам в необходимых случаях следует назначать экспертизу (например, лингвистическую) или привлекать для консультации специалиста (например, психолога).
С учетом положений статьи 10 Конвенции и статьи 29 Конституции РФ, гарантирующих каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позиций Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3).
При рассмотрении дел о защите чести и достоинства одним из юридически значимых обстоятельств, подлежащих установлению, является характер распространенной информации, то есть установление того, является ли эта информация утверждением о фактах либо оценочным суждением, мнением, убеждением.
Согласно части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Следовательно, по данному делу суду надлежало установить, являлись ли выражения в статье, высказанные ответчиком, утверждениями о фактах либо высказывания ответчика представляли собой выражение его субъективного мнения.
Верховный Суд Российской Федерации в пункте 3 постановления Пленума от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" разъяснил, что решение может считаться законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Статьей 68 АПК РФ предусмотрено, что обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.
В силу части 1 статьи 82 АПК РФ для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.
Определение характера распространенной информации для отнесения этой информации к утверждениям о фактах или к оценочным суждениям, мнениям, убеждениям в некоторых случаях требует специальных знаний в области лингвистики.
(Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.11.2015 по делу N А57-23057/2013, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2015 по делу N А06-11593/2014).

В другом деле (N А57-20662/2013), в целях установления истины по делу, судом первой инстанции была назначена судебная лингвистическая экспертиза, согласно выводам которой текст сообщения, размещенный ответчиком, содержал информацию негативного характера об истце, порочил деловую репутацию последнего, а использование псевдофактического обоснования негативной оценки профессиональных качеств истца усиливало негативное восприятие этих сведений для потенциальных клиентов.
Оценив представленные доказательства по делу в совокупности с заключением эксперта, суды пришли к выводу о доказанности порочащего характера сведений, опубликованных ответчиком.

12. Лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие деловую репутацию, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности и в том случае, когда установить лицо, распространившее такие сведения, невозможно.

В деле N А57-20662/2013 Общество обратилось в суд к ответчику с иском о признании не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию сведений, размещенных ответчиком в форуме "Недобросовестные партнеры" на сайте в сети Интернет.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении иска отказано.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности Обществом распространения именно ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца.
Проверяя законность принятого решения, апелляционный суд исходил из того, что истцом не доказана совокупность обстоятельств, имеющих в силу статьи 152 ГК РФ значение для дела, а именно порочащего характера этих сведений, в связи с чем исковые требования не подлежали удовлетворению. При этом суд апелляционной инстанции указал, что факт распространения информации ответчиком подтверждается представленными в ходе судебного разбирательства документами. Оспариваемые истцом сведения не содержат обвинений истца в нарушении законодательства, моральных или нравственных устоев.
Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты, сделал следующие выводы.
Исходя из правил статьи 152 ГК РФ на истце лежит обязанность доказать сам факт распространения сведений лицом, которому предъявлен иск. На ответчике независимо от того, предъявлен ли иск о защите чести, достоинства, деловой репутации либо о возложении на СМИ обязанности опубликовать ответ истца на публикацию, лежит обязанность доказывать соответствие действительности этих сведений.
Отказывая в иске, судами не было принято во внимание, что в силу пункта 6 статьи 152 ГК РФ лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие деловую репутацию, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности и в том случае, когда установить лицо, распространившее такие сведения, невозможно.
Судами не была дана оценка достоверности сведений, размещенных в форуме "Недобросовестные партнеры" на сайте в сети Интернет, которые истец требует признать не соответствующими действительности.
Поскольку судом установлен факт распространения спорных сведений путем публикации в СМИ, они должны были быть предметом исследования и оценки арбитражного суда.
В нарушение статьи 65 АПК РФ ответчиком не представлено достоверных и бесспорных доказательств соответствия опубликованных в сети Интернет сведений действительности.
Таким образом, по существу исковые требования в полном объеме не рассмотрены.
Арбитражный суд Поволжского округа также указал, что апелляционный суд, признавая факт распространения спорных сведений ответчиком, не возложил на последнего обязанность по доказыванию достоверности этих сведений действительности.

Справка подготовлена председателем 3 судебного состава (по вещному и корпоративному праву) Двенадцатого арбитражного апелляционного суда Жаткиной С.А. и ведущим консультантом отдела анализа и обобщения судебной практики, информатизации и статистики Текеевым М.Ш.