По делу обжалуется уклонение органов власти от защиты жизни жертвы домашнего насилия. По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о Постановлении ЕСПЧ от 23.02.2016 по делу "Дживек (Civek) против Турции" (жалоба N 55354/11)

[неофициальный перевод]

Дживек против Турции (Civek v. Turkey) (N 55354/11)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 23 февраля 2016 года (вынесено II Секцией)

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Мать заявителей являлась жертвой домашнего насилия. В 2009 году она находилась со своими тремя детьми в приюте для женщин, подвергшихся насилию в семье. 15 октября 2010 г. в результате ее жалобы отец заявителей был заключен под стражу, и ему было предъявлено обвинение в нанесении тяжких телесных повреждений его супруге. 12 ноября 2010 г. она отозвала свою жалобу, и он был освобожден. Выход на свободу сопровождался мерами судебного контроля, а именно обязательством являться в отделение полиции или жандармерии каждые вторник и пятницу к 17.00. Кроме того, ему были выданы предписания воздерживаться от поведения, связанного с любым насилием или угрозами по отношению к супруге, и немедленно покинуть супружеское жилье и находиться вне его в течение трех месяцев. Эти меры сопровождались предупреждением о том, что он подвергнется задержанию и лишению свободы, если нарушит обязательства, возложенные на него судом. 23 ноября и 17 декабря 2010 г. мать заявителей подала новые жалобы в связи с тем, что супруг преследовал ее и угрожал убить. Он был обвинен в оскорблении, угрозах и несоблюдении защитных мер. 26 декабря 2010 г. заявители были заслушаны в качестве свидетелей и подтвердили показания своей матери. 14 января 2011 г. мать заявителей была убита на улице своим мужем, который нанес ей 22 ножевых удара. Отец заявителей был признан виновным в убийстве и приговорен к пожизненному заключению.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения статьи 2 Конвенции. Домашнее насилие — это явление, которое может принимать различные формы: физическое нападение, психологическое насилие, оскорбления, и оно не ограничивается настоящим делом. Это широко распространенная проблема, с которой сталкиваются все государства-участники и которая вызывает особую озабоченность в современных европейских обществах. Оно не всегда выходит наружу, поскольку часто имеет место в личных отношениях или ограниченных кругах. Кроме того, оно не касается исключительно женщин, мужчины могут также быть объектом домашнего насилия, так же как и дети, которые часто являются прямыми или косвенными жертвами. Европейский Суд принимает во внимание тяжесть этой проблемы при рассмотрении фактов данного дела.
Насилие со стороны отца заявителей по отношению к его супруге было известно полиции. Кроме того, полиция знала о возможности убийства из многочисленных жалоб матери заявителей и свидетельских показаний заявителей. Соответственно, власти знали или должны были знать, что она могла стать объектом нападения со смертельным исходом. Учитывая обстоятельства дела, эта угроза могла считаться реальной и неизбежной. Однако хотя власти совершили некоторые действия, они не приняли достаточные практические меры, чтобы предотвратить убийство матери заявителей после 12 ноября 2010 г., момента, когда ее муж был освобожден. Полиция удовлетворилась тем, что зарегистрировала новую жалобу потерпевшей, не думая о принятии каких-либо дополнительных мер в отношении ее мужа, хотя последний был уже известен органам полиции. Прокуратура не выполнила каких-либо практических и конкретных действий для эффективной защиты матери заявителей, тогда как закон позволял произвести задержание ее супруга, который не соблюдал предписания суда. Следовательно, власти не приняли мер, которые они могли бы разумно осуществить для предотвращения реальной и непосредственной угрозы для жизни матери заявителей.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции (вынесено единогласно).

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителям совместно 50 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.