По делу обжалуются пытки и бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, обусловленное задержанием и внесудебным переводом лица в секретный объект содержания под стражей в целях допроса. По делу допущены нарушения требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о Постановлении ЕСПЧ от 23.02.2016 по делу "Наср и Гали (Nasr and Ghali) против Италии" (жалоба N 44883/09)

[неофициальный перевод]

Наср и Гали против Италии (Nasr and Ghali v. Italy) (N 44883/09)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 23 февраля 2016 года (вынесено IV Секцией)

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Заявители являются супружеской парой. Заявитель, имеющий гражданство Египта, проживал в Италии, где получил статус беженца. В феврале 2003 года по подозрению в терроризме он был похищен на улице г. Милана и передан агентам ЦРУ в рамках операции по "чрезвычайной рендиции". Впоследствии он был переправлен в Египет, где находился в секретном заключении и подвергался насильственным допросам. О нем не было каких-либо сведений вплоть до его освобождения в апреле 2004 года. Он был вновь задержан властями Египта 20 дней спустя и находился в заключении вплоть до февраля 2007 года. Через три дня после похищения супруга заявила о его исчезновении в полицию. Несмотря на быструю реакцию прокуратуры, сокрытие информации разведывательной службой Италии (далее — SISMi) не позволило ей получить какую-либо информацию вплоть до апреля 2004 года. В результате расследования 26 граждан США и двое граждан Италии были признаны виновными и осуждены. Однако обвинительные приговоры в отношении граждан Италии были отменены по основаниям, связанным с государственной тайной. Что касается граждан США, то лишь в отношении одного из них был направлен запрос об экстрадиции. Производство по этому делу не было завершено на дату принятия постановления Европейского Суда.

ВОПРОСЫ ПРАВА

(a) Что касается приемлемости жалобы. Власти государства-ответчика ссылались на предварительное возражение о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты. Европейский Суд отмечает, что суды обязали 26 граждан США и двух граждан Италии солидарно возместить вред заявителям. Тем не менее обвинительные приговоры сотрудникам SISMi были отменены по основаниям, связанным с государственной тайной, которые также могли иметь силу в рамках возможного гражданского разбирательства. Следовательно, на практике никто из сотрудников Италии, причастных к событиям, не мог быть признан ответственным в гражданских судах Италии за вред, причиненный заявителям.
Единственными лицами, ответственными по закону, у которых было бы возможно требовать суммы, уже присужденные, или компенсацию вреда, присужденную впоследствии, являются 26 осужденных граждан США, которые покинули Италию в неустановленные даты и впоследствии были признаны "безвестно отсутствующими", а затем "скрывшимися" властями Италии. Несмотря на запросы прокуратуры или судебных органов по этому вопросу, министр юстиции принял решение не запрашивать экстрадицию указанных 26 лиц и не выносить ордер об их розыске. Только одно из лиц, которым был вынесен приговор, на сегодняшний день было задержано на короткий период, и разбирательство о его экстрадиции не завершено на момент вынесения настоящего Постановления.
Отношение исполнительных органов Италии к гражданам США, которым был вынесен приговор, в значительной степени умалило или даже свело на нет шансы заявителей на получение компенсации от ответственных лиц.

РЕШЕНИЕ

Предварительное возражение отклонено (вынесено единогласно).
(b) Существо жалобы. По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. (i) Процессуальный аспект, что касается заявителя. В отличие от ранее рассмотренных Европейским Судом дел внутригосударственные суды в данном деле провели тщательное расследование, которое позволило им восстановить события. Необходимо отдать должное работе внутригосударственных судов, которые приложили все усилия, чтобы "установить истину".
Таким образом, настоящее дело поднимает два существенных вопроса: отмена приговора в отношении итальянских сотрудников SISMi и отсутствие надлежащих мер по приведению в исполнение приговора, вынесенного в отношении американских агентов.
Доказательная база, которая в итоге была отклонена судами по причине того, что Конституционный суд постановил, что она относится к государственной тайне, была достаточной для осуждения обвиняемых. Учитывая, что информация о причастности сотрудников SISMi была широко распространена в прессе и Интернете и, следовательно, находилась в свободном доступе, неясно, как ссылка на государственную тайну могла сохранить конфиденциальность фактов после того, как данная информация была раскрыта. Решение исполнительных органов сослаться на государственную тайну имело следствием избежание осуждения сотрудников SISMi. Поэтому, несмотря на высокое качество работы следователей, судей и прокуроров Италии, расследование с этой точки зрения не отвечало требованиям Конвенции.
Что касается американских сотрудников, которым вынесли приговор, власти государства-ответчика признали, что только один запрос об экстрадиции был сделан в отношении них, но он не принес результата. Кроме того, президент республики помиловал троих из тех, кому был вынесен приговор, включая сотрудника, в отношении которого была начата процедура экстрадиции. Еще раз нужно отметить, что, несмотря на работу следователей, судов и прокуроров Италии, вынесенные приговоры остались без результата по причине позиции исполнительной власти. Законный принцип "государственной тайны" был со всей очевидностью применен с целью помешать ответственным лицам ответить за свои действия. Таким образом, расследование, будучи глубоким и эффективным, и судебный процесс, который привел к установлению виновных лиц и вынесению приговора некоторым из них, не повлекли нормального результата, а именно "наказания виновных лиц". В конечном счете, имела место безнаказанность заинтересованных лиц. Это еще более прискорбно в ситуации, которая имела место в настоящем деле, поскольку она касалась двух стран, которые подписали соглашение об экстрадиции. С этой точки зрения внутригосударственное расследование тоже не отвечало требованиям Конвенции.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (вынесено единогласно).
(ii) Материально-правовой аспект в отношении заявителя. Отсутствует необходимость исследовать каждый аспект обращения с заявителем во время его похищения, перемещения за пределы территории Италии и во время его последующего заключения или физические условия, в которых он содержался.
Кумулятивный эффект обращения, которому он был подвергнут, которое детально описано в его письменных показаниях, подтверждено медицинской справкой и принято как достоверное судами Италии, достаточен, чтобы считать, что это обращение достигло уровня жестокости, требуемого статьей 3 Конвенции.
Для властей Италии, которые сотрудничали с агентами ЦРУ, было, по крайней мере, предсказуемо, что захват заявителя агентами ЦРУ предшествовал серьезному жестокому обращению. Кроме того, SISMi была проинформирована не позднее мая 2003 года о том, что заявитель был задержан в Египте и подвергся допросам египетской службы разведки. Следовательно, власти Италии знали или должны были знать, что эта операция влекла для заявителя риск быть подвергнутым обращению, запрещенному статьей 3 Конвенции. В данных обстоятельствах вероятность нарушения этой статьи Конвенции была особенно высока и должна была рассматриваться как неизбежная при передаче заявителя. В связи с этим власти Италии должны были принять соответствующие меры, чтобы заявитель, который находился под их юрисдикцией, не был подвергнут пыткам или бесчеловечному и унижающему достоинство обращению. Но этого не было сделано. Это тем более верно, что заявитель имел в Италии статус беженца.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (вынесено единогласно).
(ii) Материальный аспект в отношении заявительницы. Заявительница не имела новостей от своего супруга до апреля 2004 года, то есть более 14 месяцев после похищения. Таким образом, она испытывала страх, поскольку знала, что ее супруг был лишен свободы, и какой-либо официальной информации о нем не было предоставлено. Действительно полиция и прокуратура отреагировали оперативно. Однако они были первоначально введены в заблуждение о местонахождении заявителя и его судьбе должностными лицами ЦРУ. Кроме того, очевидно, что службы безопасности Италии с самого начала были проинформированы о судьбе заявителя. Но они тем не менее скрывали эту информацию от полиции и прокуратуры. Соответствующий документ был обнаружен во время проведения обыска в штаб-квартире SISMi по распоряжению прокурора. По причине такого намеренного манипулирования критически важной информацией, касающейся похищения заявителя, и тактики воспрепятствования SISMi, которая действовала сообща с коллегами из ЦРУ, заявительница не могла в течение длительного периода получить каких-либо объяснений относительно того, что произошло с ее супругом. Чувства неопределенности, сомнения и тревоги, которые испытывала заявительница в течение продолжительного и непрерывного периода, причинили ей тяжелые нравственные страдания и беспокойство.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (вынесено единогласно).
Европейский Суд также единогласно постановил, что по делу допущены нарушения статей 5 и 8 Конвенции и статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьями 3, 5 и 8 Конвенции в отношении заявителя. В отношении заявительницы он единогласно постановил, что по делу допущено нарушение статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте, статьи 8 Конвенции и статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьями 3 и 8 Конвенции.

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 70 000 евро и заявительнице 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
(См. Постановление Европейского Суда по делу "Хусейн (Абу Зубейда) против Польши" (Husayn (Abu Zubaydah) v. Poland) от 24 июля 2014 г., жалоба N 7511/13, и Постановление Европейского Суда по делу "Аль-Нашири против Польши" (Al Nashiri v. Poland) от 24 июля 2014 г., жалоба N 28761/11, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 176 <1>, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Эль-Масри против Македонии" (El-Masri v. the former Yugoslav Republic of Macedonia) от 13 декабря 2012 г., жалоба N 39630/09, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 152 <2>.)
———————————
<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2014. N 11 (примеч. редактора).
<2> См.: там же. 2012. N 11 (примеч. редактора).