Заявление конкурсного управляющего о признании недействительными дополнительного соглашения к трудовому договору и выплат заработной платы за определенный период, применении последствий недействительности сделок удовлетворено правомерно, поскольку оспариваемые соглашение и выплаты совершены в течение года до принятия заявления о признании должника (работодателя) банкротом, направлены на необоснованное увеличение обязательств работодателя и причинение вреда его кредиторам

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2016 N 13АП-24015/2016 по делу N А56-19244/2014

Дело N А56-19244/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 25 октября 2016 года
Постановление изготовлено в полном объеме 31 октября 2016 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Глазкова Е.Г.
судей Зайцевой Е.К., Масенковой И.В.
при ведении протокола судебного заседания: секретарем судебного заседания Тюриной Д.Н.
при участии:
согласно протоколу судебного заседания от 25.10.2016
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-24015/2016) Мужикова Н.В.
на определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.08.2016 по делу N А56-19244/2014 (судья Голоузова О.В.), принятое
по заявлению конкурсного управляющего ЗАО "Н-Технологии" Кузьмина И.С.
к Мужикову Н.В.
о признании недействительной сделки
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ЗАО "Н-Технологии"

установил:

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.05.2014 в отношении ЗАО "Н-ТЕХНОЛОГИИ" (ИНН 7801494925, ОГРН 1097847131634, далее — должник) введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Целиков Дмитрий Валентинович.
Публикация сведений о введении в отношении должника процедуры наблюдения размещена в газете "Коммерсантъ" от 21.06.2014 N 105.
Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.02.2015 ЗАО "Н-ТЕХНОЛОГИИ" признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыта процедура конкурсного производства, исполнение обязанностей конкурсного управляющего ЗАО "Н-ТЕХНОЛОГИИ" возложено на временного управляющего Целикова Дмитрия Валентиновича.
Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.04.2015 конкурсным управляющим должника утвержден Целиков Дмитрий Валентинович.
Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.06.2015 Целиков Д.В. освобожден от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника, конкурсным управляющим должника утвержден Кузьмин Игорь Сергеевич.
Конкурсный управляющий ЗАО "Н-ТЕХНОЛОГИИ" Кузьмин И.С. обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением к Мужикову Николаю Васильевичу, в котором, с учетом уточнений, ссылаясь на наличие признаков недействительности по пунктам 1 и 2 статьи 61.2 Федерального закона Российской Федерации от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве), а также признаков мнимости сделки по статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), просил признать недействительным дополнительное соглашение от 02.09.2013 к трудовому договору от 01.11.2011 N 039-11, признать сделки по выплате заработной платы ответчику сумм в размере 1 699 483,07 руб. за период с сентября 2013 года по январь 2014 года недействительными, применить последствия недействительности сделок в виде возврата в конкурсную массу должника денежных средств в размере 1 699 483,07 руб.
Определением от 09.08.2016 арбитражный суд первой инстанции отклонил ходатайство Мужикова Н.В. об отложении рассмотрения дела, признал недействительным Дополнительное соглашение от 02.09.2013 к трудовому договору N 039-11 от 01.11.2011, признал недействительными сделки по выплате заработной платы Мужикову Н.В. в размере 1 699 483,07 руб. за период с сентября 2013 г. по январь 2014 г., применил последствия недействительности сделки: взыскал в конкурсную массу ЗАО "Н-ТЕХНОЛОГИИ" с Мужикова Н.В. денежные средства в размере 1 699 483,07 руб.
Определение обжаловано Мужиковым Н.В. в апелляционном порядке.
Заявитель указывает, что ответчику акции должника не принадлежат с августа 2011 года, в то время как выписка из ЕГРЮЛ в отношении АО показывает лишь акционеров-учредителей компании, а не действующих акционеров, в связи с чем, полагает необоснованным вывод суда первой инстанции о наличии заинтересованности ответчика. Доходы в Обществе ответчик получал не в статусе акционера. Заявитель отмечает, что ФЗ "Об акционерных обществах" не содержит правовых норм о том, что учредитель компании и советник генерального директора является заинтересованным лицом. По мнению заявителя, конкурсный управляющий должен был доказывать обстоятельство информированности ответчика о том, что данная сделка может причинить ущерб интересам кредиторов, чего арбитражный управляющий не сделал. Заявитель полагает, что суд не учел, что спорное дополнительное соглашение заключалось значительно раньше образования задолженности должника перед иными кредиторами. Заявитель также ссылается на то, что суд первой инстанции не принял процессуального решения относительно уточненного конкурсным управляющим заявления в ходе рассмотрения дела, а указал об этом лишь в резолютивной части, а также необоснованно отклонил ходатайство об отложении судебного заседания.
От конкурсного управляющего поступил отзыв на жалобу, в котором Кузьмин И.С. возражает против удовлетворения апелляционной жалобы.
В настоящем судебном заседании представитель ответчика поддержал доводы жалобы, заявил ходатайство о приобщении к материалам дела копий должностных инструкций от 02.09.2013 и от 01.11.2011.
Конкурсный управляющий возражал против удовлетворения жалобы по мотивам, изложенным в отзыве, полагает, что должностные инструкции не обосновывают факт повышения заработной платы ответчику.
Исследовав материалы дела, заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы жалобы, апелляционный суд не находит оснований для ее удовлетворения.
Согласно материалам дела, 02.12.2008 гражданами Годуновым В.А., Комраковым Е.В., Лебедевым Н.Ю., Мужиковым Н.В., Кузнецовым В.К., Яковлевым Ю.Б. принято решение о создании ЗАО "Транзас Новые Технологии" (прежнее наименование должника, которое было изменено в соответствии с решением внеочередного общего собрания общества от 27.01.2014 N 27-01/1/2014).
Согласно выписке из ЕГРЮЛ от 17.07.2015, Мужикову Н.В. принадлежит 194 382,80 руб. в уставном капитале общества. При создании Общества Мужикову Н.В. принадлежали 173 обыкновенных бездокументарных именных акций номинальной стоимостью 1 123,60 руб.
01.11.2011 ЗАО "Транзас Новые Технологии" с Мужиковым Н.В. заключен трудовой договор N 039-11 о приеме с 01.11.2011 на работу на должность советника генерального директора в структурное подразделение должника — администрацию, с установлением ему заработной платы в размере 10 000 руб.
Статьей 2 договора установлено, что данная работа является для Мужикова Н.В. основным местом работы.
02.09.2013 ЗАО "Транзас Новые Технологии" с Мужиковым Н.В. заключено дополнительное соглашение, которым пункт 1 статьи 5 договора был изменен в части размера заработной платы и ее увеличения с 03.09.2013 до 350 000 руб. в месяц.
Приказом генерального директора должника от 31.01.2014 N 006-14 трудовой договор с ответчиком прекращен по инициативе работника на основании пункта 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ).
Согласно представленным в материалы дела справкам о доходах ответчика по форме 2-НДФЛ, общая сумма его дохода за 2011 год составила 128 474,50 руб. (ежемесячный доход варьировался от 100 руб. до 10 000 руб.), за 2012 год — 121 501,40 руб. (ежемесячный доход варьировался от 100 руб. до 10 000 руб.), за 2013 год — 1 465 177,49 руб. (ежемесячный доход варьировался от 700 руб. до 350 000 руб.).
Указанные обстоятельства и послужили основанием для обращения конкурсного управляющего с настоящим заявлением в арбитражный суд.
Удовлетворяя заявление конкурсного управляющего, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.
Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области о возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) должника было вынесено 10.04.2014.
Спорное дополнительное соглашение заключено 02.09.2013 и платежи по выплате ответчику заработной платы были совершены в течение одного года до принятия заявления о признании должника банкротом.
В силу пункта 1 статьи 61.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве) сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в названном Законе.
Статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с данным Кодексом.
Заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда (статья 135 ТК РФ).
Согласно пункту 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Постановление N 63) по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться выплата заработной платы, в том числе премии.
Согласно пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.
Как следует из Постановления N 63 пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).
В силу этой нормы для признания сделки (действий) недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 Постановления N 63).
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
Согласно абзацам второму — пятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:
а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;
б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым — пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о ее совершении с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо, если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми и применяются, если иное не доказано другой стороной сделки. При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.
Оспариваемая сделка и платежи в счет выплаты заработной платы совершены в период подозрительности и могут быть оспорены по основаниям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Факт того, что на момент совершения сделки по увеличению должностного оклада должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества, подтверждается следующим:
— согласно бухгалтерскому балансу должника за 2013 год пассивы должника составляли 4 167 000 руб.;
— имелась непогашенная задолженность перед ООО "Негоциант" по оплате договоров поставки от 28.05.2009 N 09/004/91 и N 09/005/92 в размере 7 252 000 руб., что было установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28.11.2013 по делу N А56-43669/2013;
— имелась непогашенная задолженность перед ООО "Медиа Интертеймент" по оплате договора поставки от 23.08.2010 N 10/027 в размере 10 557 032,64 руб. основного долга, 2 113 752,54 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, что было установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.02.2014 по делу N А56-59005/2013;
— имелась непогашенная задолженность перед ООО "Бриз Инвест" по оплате договора поставки от 24.03.2011 N 11/105 в размере 2 203 000 руб., что было установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Республики Марий Эл от 26.11.2013 по делу N А38-3623/2012;
— имелась непогашенная задолженность перед ООО "Меди-Форс" по оплате договора поставки от 21.05.2012 N 12/196 в размере 2 096 200 руб. основного долга, 1 113 303 руб. неустойки, что было установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 15.09.2014 по делу N А56-18120/2014.
Довод жалобы о том, что указанные задолженности имели место после заключения спорного соглашения — 02.09.2013, противоречат материалам дела.
Таким образом, заключение дополнительного соглашения и осуществление спорных платежей привело к нарушению очередности удовлетворения требований кредиторов, к преимущественному удовлетворению требований ответчика на сумму 1 699 483,07 руб. перед другими кредиторами.
Факт того, что ответчик был осведомлен о неплатежеспособности должника и об отсутствии у него имущества на момент заключения спорного соглашения, подтверждается статусом ответчика как акционера должника.
Доводы жалобы об отсутствии у ответчика заинтересованности при заключении сделки отклоняется судом апелляционной инстанции.
Согласно пункту 2 статьи 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику — юридическому лицу признаются также лица, признаваемые заинтересованными в совершении должнике сделок в соответствии с гражданским законодательством о соответствующих видах юридических лиц.
Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", при определении круга заинтересованных лиц и толковании абзаца пятого пункта 1 статьи 19 Закона, в силу которого к числу заинтересованных по отношению к должнику лиц помимо субъектов, прямо указанных в пункте 1 статьи 19 Закона, относятся и иные лица в случаях, предусмотренных федеральным законом, судам необходимо исходить из следующего.
Под иными лицами понимаются лица, признаваемые законодательством о юридических лицах заинтересованными в совершении юридическим лицом сделки (пункт 1 статьи 81 Федерального закона Российской Федерации 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", пункт 1 статьи 45 Федерального закона Российской Федерации от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", пункт 1 статьи 27 Федерального закона Российской Федерации от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях").
В соответствии с пунктом 1 статьи 81 Федерального закона Российской Федерации 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" к заинтересованным лицам, в частности, отнесены лица, которые занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, что имеет место в данном случае.
Мужиков Н.В. является акционером должника, в связи с чем, знал и должен был знать о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.
Отсутствие у Мужикова Н.В. акций Общества документально не подтверждено. Из материалов дела следует, и ответчиком не оспаривалось, что при создании Общества Мужикову Н.В. принадлежали 173 обыкновенных бездокументарных именных акций номинальной стоимостью 1 123,60 руб. Согласно передаточному распоряжению от 12.08.2011 Мужиков Н.В. передал в Общество 160 обыкновенных именных акций. Доказательства отчуждения 13 акций Общества Мужиковым Н.В. не представлены.
Согласно абзацу 2 пункта 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве предполагается, что заинтересованное лицо знало о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, если не доказано обратное.
Ответчиком не представлены доказательства в экономической целесообразности заключения дополнительного соглашения.
Апелляционный суд также отмечает, что в пункте 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.
Статьей 10 ГК РФ предусмотрено, что осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу недопустимо, а действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав признается злоупотреблением правом.
В соответствии с пунктом 2 статьи 168 ГК РФ, если из закона не следует иное, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна.
Следует признать, что условия оспариваемого соглашения, по которому Мужиковым Н.В. получены спорные денежные средства в сумме 1 699 483,07 руб. за период с сентября 2013 года по январь 2014 года., не были основаны на установленной ранее системе оплаты труда работников, а получение этих средств происходило в период финансовых проблем у Общества и об этом он был осведомлен или должен быть осведомлен, поскольку выполнял функции советника руководителя Общества.
В данном случае действия обеих сторон данной сделки не могут быть считаться разумными и добросовестными, поскольку фактически были направлены на необоснованное увеличение обязательств Общества и тем самым на причинение вреда его кредиторам.
Доводы жалобы о том, что суд первой инстанции не принял процессуального решения относительно уточненного конкурсным управляющим заявления в ходе рассмотрения дела, а указал об этом лишь в резолютивной части, а также необоснованно отклонил ходатайство об отложении судебного заседания, отклоняются судом апелляционной инстанции, поскольку указанные процессуальные действия суда не нарушили права ответчика и не привели к принятию неправильного решения.
При изложенных обстоятельствах апелляционный суд не находит оснований для отмены определения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 269 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.08.2016 по делу N А56-19244/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Председательствующий Е.Г.ГЛАЗКОВ

Судьи Е.К.ЗАЙЦЕВА И.В.МАСЕНКОВА