Обстоятельства: Определением отказано в удовлетворении требования о признании преимущественного права залогодержателя (права залога), возникшего на основании договора залога, так как требования обществ включены в реестр требований кредиторов в качестве залоговых ранее требований заявителя, кроме того, суды сослались на то, что у заявителя отсутствуют залоговые права на имущество, являющееся предметом залога обществ

Решение: Определение отменено, спор направлен на новое рассмотрение, так как установлено, что ни одно из представленных заявителем в дело доказательств не получило какой-либо правовой оценки, в связи с чем не были и установлены обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора.

Определение Верховного Суда РФ от 17.11.2016 N 304-ЭС15-17531(3) по делу N А67-1007/2012

Резолютивная часть определения объявлена 14 ноября 2016 года.
Полный текст определения изготовлен 17 ноября 2016 года.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Букиной И.А.,
судей Разумова И.В. и Самуйлова С.В.
при ведении протокола судебного заседания секретарем Бурмаковой Т.Ю., с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Седьмого арбитражного апелляционного суда (судья Шатохина Е.Г, при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Стуловой М.В.),
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества "Сбербанк России" (далее — банк) на определение Арбитражного суда Томской области от 25.11.2015 (судья Сомов Ю.В.), постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2016 (судьи Стасюк Т.Е., Сухотина В.М., Ярцева Д.Г.) и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.04.2016 (судьи Мелихов Н.В., Доронин С.А., Мельник С.А.) по делу N А67-1007/2012 о несостоятельности (банкротстве) закрытого акционерного общества "Северский стекольный завод" (далее — завод, должник).
В судебном заседании приняли участие представители:
банка — Горохова О.В. по доверенности от 14.10.2015 N 1447-Д и Слободчиков А.С. по доверенности от 09.09.2015 N 373-Д;
Управления Федеральной налоговой службы по Томской области (далее — уполномоченный орган) — Кулагин Е.В. по доверенности от 24.10.2016 N 18-124/12241;
общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "НОК" (далее — торговый дом) — Голикова Т.Ю. по доверенности от 31.12.2015 N 49;
общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "НОЗ" (предыдущее наименование ООО "Рентал"; далее — общество) — Голикова Т.Ю. по доверенности от 31.12.2015 N 1.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителей лиц, участвующих в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

в рамках дела о банкротстве должника банк обратился с заявлением о признании преимущественного права залогодержателя (права залога), возникшего на основании договора залога от 12.07.2004 N ДЗ-151/1 на технологическое оборудование, в отношении которого конкурсным управляющим Целуевым Арсением Александровичем подано заявление об установлении начальной цены продажи имущества, заложенного торговому дому и обществу.
Определением суда первой инстанции от 25.11.2015, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 29.01.2016 и округа от 19.04.2016, в удовлетворении требований банка отказано.
Банк обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просил обжалуемые судебные акты отменить и направить обособленный спор на новое рассмотрение.
Определением Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2016 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
В отзыве на кассационную жалобу конкурсный управляющий должником просил обжалуемые судебные акты оставить без изменения.
В объяснениях на кассационную жалобу общество и торговый дом считают обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, просили оставить их без изменения.
В судебном заседании представители банка просили удовлетворить кассационную жалобу, а представитель общества, торгового дома и уполномоченного органа возражали против ее удовлетворения.
Иные лица, участвующие в обособленном споре, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие.
Проверив материалы обособленного спора, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве, объяснениях на нее, выслушав представителей лиц, участвующих в обособленном споре, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами и следует из материалов дела, определением суда первой инстанции от 27.02.2014 по настоящему делу в реестр требований кредиторов завода включено требование банка в размере 391 423 285,85 руб. как обеспеченное залогом имущества должника по договору залога от 05.08.2004 N ДЗ-4/11 и в размере 46 920 178,88 руб. как обеспеченное залогом имущества должника по договору залога от 12.07.2004 N ДЗ-151/1.
Также определениями суда от 28.05.2013, 29.04.2013, 12.12.2013 по настоящему делу в реестр включены требования торгового дома и общества как обеспеченные залогом имущества завода по договорам залога от 18.01.2010, от 13.07.2011 и от 10.08.2011.
Полагая, что оборудование, переданное в залог торговому дому и обществу, тождественно оборудованию, переданному в залог банку по договору от 12.07.2004 N ДЗ-151/1, последний обратился в суд с заявлением об определении за ним залогового старшинства.
Отказывая в удовлетворении требований банка, суды первой и апелляционной инстанций, по сути, исходили из того, что требования торгового дома и общества включены в реестр требований кредиторов в качестве залоговых ранее требований банка. Кроме того, суды сослались на то, что у банка отсутствуют залоговые права на имущество, являющееся предметом залога торгового дома и общества, что подтверждается вступившим в законную силу определением суда первой инстанции от 04.02.2015 (статья 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Соглашаясь с выводом об отказе в удовлетворении требований банка, суд округа, тем не менее, счел ошибочной ссылку на преюдициальное значение определения от 04.02.2015, поскольку данным судебным актом разрешен спор по жалобе на действия (бездействие) конкурсного управляющего заводом, в связи с чем вопрос об идентификации заложенного оборудования не мог являться предметом рассмотрения по данному спору.
При таких условиях суд округа исключил ссылку на определение от 04.02.2015 применительно к положениям статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации из мотивировочной части судебных актов судов первой и апелляционной инстанций, оставив данные судебные акты без изменения.
Между тем судами не учтено следующее.
При разрешении настоящего спора об установлении залогового старшинства перед судами встал вопрос о том, является ли имущество, заложенное банку по договору от 2004 года (на основании которого банк включен в реестр как залоговый кредитор), тождественным имуществу, заложенному обществу и торговому дому по договорам 2010 — 2011 годов (на основании которых данные организации также включены в реестр как залоговые кредиторы).
Полагая, что завод заложил банку, с одной стороны, а также обществу и торговому дому, с другой стороны, разное производственное оборудование, суды первой и апелляционной инстанций указали на существование по указанному вопросу преюдициального судебного акта, которым соответствующие обстоятельства уже установлены. Суд же округа названный вывод со ссылкой на статью 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исключил из мотивировочной части судебных актов, оставив их без изменения. При этом суд округа не сослался на какие-либо иные обстоятельства, которые бы могли подтвердить нетождественность спорного имущества, указав лишь на нарушение банком положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей обязанность заявителя по доказыванию своей правовой позиции.
Вместе с тем, в обоснование идентичности имущества, заложенного обществу и торговому дому, и имущества, заложенного банку, последний отмечал следующее. В договоре, заключенном с банком, наряду с наименованием имеется указание на заводские номера оборудования, в то время как в договорах, заключенных с торговым домом и обществом, имущество описано через указание на его наименование и инвентарные номера. Данное разночтение объясняется тем, что на момент возникновения залоговых отношений с банком (2004 год) оборудование еще не было смонтировано на производстве должника и учтено в его балансе в качестве основных средств.
При этом банк представил в материалы дела отчеты по основным средствам завода, начиная со второго квартала 2004 года, из которых следует, что иного аналогичного оборудования, которое бы не было заложено банку, у должника не было. Кроме того, заявитель представил в суд первой инстанции (т. 3, л.д. 55) отчет N 110-р/2014 об оценке рыночной стоимости оборудования, принадлежащего заводу, выполненный ООО "Аддендум" по заказу конкурсного управляющего, в котором для описания одного и того же предмета используются как заводские номера (указанные в договоре с банком), так и инвентарные номера (указанные в договорах с обществом и торговым домом).
В силу статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства в их совокупности и взаимосвязи, осуществляя проверку каждого доказательства, в том числе с позиции его достоверности и соответствия содержащихся в нем сведений действительности. При этом в судебном акте указываются не только результаты оценки принятых судом доказательств, но и мотивы, по которым было отказано в принятии тех или иных доказательств.
Однако в нарушение положений названной статьи, а также статей 168 и 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ни одно из представленных заявителем в дело доказательств не получило какой-либо правовой оценки, в связи с чем не были и установлены обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора. Ограничившись формальной констатацией факта нетождественности спорного оборудования, суды не указали ни одного мотива, на основании которого они пришли к соответствующему выводу, чем нарушили процессуальный закон.
Кроме того, в качестве альтернативного основания отказа в заявлении суды отметили, что требования общества и торгового дома включены в реестр в качестве залоговых ранее требований банка. Между тем по смыслу положений статей 341 и 342 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 01.07.2014) залоговое старшинство признавалось за тем из кредиторов, чьи залоговые отношения с залогодателем возникли ранее (при условии, что в отношении такого имущества впоследствии не ведется учет в реестре уведомлений о залоге). Поэтому момент включения требований в реестр требований кредиторов при определении такого рода старшинства значения не имел.
В связи с тем, что судами первой и апелляционной инстанций допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые не устранены судом кассационной инстанции и повлияли на исход обособленного спора, и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов банка в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обжалуемые судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением обособленного спора на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, на основании всесторонней, полной и объективной оценки доказательств установить, является ли имущество, заложенное банку, а также имущество, заложенное обществу и торговому дому, идентичным, и при установлении соответствующего факта определить соотношение существующих залогов с точки зрения их старшинства.
Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Арбитражного суда Томской области от 25.11.2015, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2016 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.04.2016 по делу N А67-1007/2012 отменить.
Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Томской области.

Председательствующий судья И.А.БУКИНА

Судьи И.В.РАЗУМОВ С.В.САМУЙЛОВ