Требования аккредитованной организации о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на вознаграждение за публичное исполнение фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, удовлетворены правомерно, поскольку установлен факт нарушения исключительных прав правообладателей посредством публичного исполнения фонограмм, что подтверждено видеозаписью

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2014 по делу N А56-39001/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 10 декабря 2014 года
Постановление изготовлено в полном объеме 18 декабря 2014 года
Судья Тринадцатого арбитражного апелляционного суда Жиляева Е.В.
при ведении протокола судебного заседания: Кривобоковым К.В.
при участии:
от истца: представитель Кудрявцева Ю.В. (по доверенности от 01.01.2014)
от ответчика: представитель Духовная Е.А. (по доверенности от 20.06.2014)
рассмотрев апелляционную жалобу ИП Лебедева Ивана Юрьевича на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.08.2014 по делу N А56-39001/2014 (судья Кузнецова М.В.), рассмотренному в порядке упрощенного производства
по иску Общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская организация интеллектуальной собственности"
к ИП Лебедеву Ивану Юрьевичу
о взыскании,

установил:

Общероссийская общественная организация "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская организация интеллектуальной собственности" (адрес: Россия 123290, Москва, Шелепихинская наб., д. 8А; ОГРН: 1087799012707; далее — организация ВОИС) обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Индивидуальному предпринимателю Лебедеву Ивану Юрьевичу (далее — Предприниматель) о взыскании 90 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на вознаграждение за публичное исполнение фонограмм, опубликованных в коммерческих целях.
Определением суда от 27 июня 2014 года дело назначено к рассмотрению в порядке упрощенного производства без вызова сторон в соответствии со статьей 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ). Ответчику предложено представить отзыв на заявленные требования. Лицам, участвующим в деле, предложено представить доказательства в обоснование своих доводов.
Решением суда от 27.08.2014 с Предпринимателя в пользу организации ВОИС взыскано 60 000 руб. компенсации и 2 400 руб. расходов по госпошлине. В остальной части в иске отказано.
Не согласившись с принятым судебным актом, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, Предприниматель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить. В обоснование апелляционной жалобы ее податель указывает, что в решении не установлен факт предоставления спорным исполнениям и фонограммам правовой охраны на территории Российской Федерации, а также наличие у истца соответствующих прав по предъявлению в арбитражный суд исковых требований о взыскании компенсации за публичное исполнение спорных фонограмм. По мнению подателя жалобы, в нарушение статей 1321 и 1328 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 4 и 5 Римской конвенции, статей 1, 2, 15 Договора ВОИС суд не устанавливал, когда имели место первые исполнения и записи спорных фонограмм (до или после начала действия Римской конвенции для Российской Федерации); являются ли исполнители и изготовители спорных фонограмм гражданами или юридическими лицами государства — участника Римской конвенции и (или) Договора ВОИС (критерий национальной принадлежности); имели ли место исполнения и первые публикации фонограмм в государстве — участнике Римской конвенции и (или) Договора ВОИС (критерий публикации); были ли спорные фонограммы впервые опубликованы в государстве, не являющемся участником Римской конвенции, но в течение тридцати дней со дня их первой публикации они были также опубликованы в государстве — участнике Римской конвенции (одновременная публикация), предлагались ли экземпляры записи исполнения или фонограммы публике с согласия правообладателя и при условии, что экземпляры предлагаются публике в разумном количестве.
В судебном заседании апелляционной инстанции представитель ответчика поддержал доводы апелляционной жалобы.
Представитель истца возражал против удовлетворения апелляционной жалобы.
Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены в апелляционном порядке.
Как следует из материалов дела, Общероссийская общественная организация "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" (далее — ВОИС) является организацией по управлению правами на коллективной основе, которой 06.08.2009 на основании приказов Росохранкультуры N 136 и 137 была предоставлена государственная аккредитация по осуществлению прав исполнителей и изготовителей фонограмм на получение вознаграждения за публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях (свидетельства о государственной аккредитации N РОК-04/09, N РОК-05/09 от 06.08.2009).
В соответствии с актом расшифровки записи видеофиксации, осуществленной представителем ВОИС, 08 октября 2012 года в помещении суши-бара "Суши-Шоп", расположенном по адресу: Санкт-Петербург, Старо-Петергофский пр., д. 52 установлен факт публичного исполнения фонограмм путем их публичного исполнения, что является нарушением исключительных прав правообладателей, в подтверждение чего представлена видеозапись.
Ссылаясь на то обстоятельство, что ответчиком совершены действия, нарушающие права исполнителей и изготовителей фонограмм, организация ВОИС обратилась в арбитражный суд с настоящим иском.
Суд первой инстанции, исследовав материалы дела, правильно применив нормы материального и процессуального права, удовлетворил иск.
Апелляционный суд, оценив все имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, проверив доводы апелляционной жалобы, заслушав пояснения представителей сторон, апелляционный суд не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.
В соответствии с пунктом 10.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" на случаи, предусматривающие использование результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение (к которым относится публичное исполнение), распространяется правило абзаца первого пункта 1 статьи 1231 ГК РФ о действии на территории Российской Федерации исключительных прав, установленных международными договорами Российской Федерации и ГК РФ.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1304 ГК РФ для возникновения, осуществления и защиты смежных прав (в том числе прав на исполнения и фонограммы) не требуется регистрация их объекта или соблюдение каких-либо иных формальностей.
Пункт 3 статьи 1304 ГК РФ гарантирует предоставление на территории Российской Федерации охраны объектов смежных прав, включая исполнения и фонограммы, в соответствии с международными договорами.
В силу статьи 1321 ГК РФ исключительное право на исполнение действует на территории Российской Федерации в случаях, когда: исполнитель является гражданином Российской Федерации; исполнение впервые имело место на территории Российской Федерации; исполнение зафиксировано в фонограмме, охраняемой в соответствии с положениями статьи 1328 настоящего Кодекса; исполнение, не зафиксированное в фонограмме, включено в сообщение в эфир или по кабелю, охраняемое в соответствии с положениями статьи 1332 настоящего Кодекса; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.
Применительно к исключительному праву на фонограмму его действие на территорию Российской Федерации распространяется в случаях, когда: изготовитель фонограммы является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом; фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации (статья 1328 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Несмотря на то, что исполнителями и изготовителями спорных фонограмм являются иностранные физические и юридические лица, такие исполнения и фонограммы подлежат правовой охране на территории Российской Федерации по следующим основаниям.
К рассматриваемым отношениям подлежат применению положения Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций от 26 октября 1961 г. (далее — Римская конвенция, вступила в силу для России 26.05.2003) и Договора Всемирной Организации Интеллектуальной Собственности (WIPO) по исполнениям и фонограммам от 20 декабря 1996 г. (далее — Женевская конвенция, вступила в силу для России 05.02.2009).
Согласно статье 4 Римской конвенции, каждое Договаривающееся государство предоставляет исполнителям национальный режим при соблюдении любого из следующих условий: (a) исполнение имеет место в другом Договаривающемся государстве; (b) исполнение включено в фонограмму, охраняемую в соответствии со статьей 5 настоящей Конвенции; (c) исполнение, не будучи записанным на фонограмму, распространяется путем передачи в эфир, охраняемой в соответствии со статьей 6 настоящей Конвенции
Частью 1 статьи 5 Римской конвенции предусмотрено, что каждое Договаривающееся государство предоставляет изготовителям фонограмм национальный режим при соблюдении любого из следующих условий: (a) изготовитель фонограмм является гражданином или юридическим лицом другого Договаривающегося государства (критерий национальной принадлежности); (b) первая запись звука была осуществлена в другом Договаривающемся государстве (критерий записи); (c) фонограмма впервые была опубликована в другом Договаривающемся государстве (критерий публикации).
В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.12.2002 N 908 Российская Федерация присоединилась к Римской конвенции с оговоркой о том, что критерий записи, предусмотренный в подпункте "b" пункта 1 статьи 5 Конвенции, не будет применяться.
Согласно части 2 статьи 5 Римской конвенции, если фонограмма была впервые опубликована в государстве, не являющемся участником настоящей Конвенции, но если в течение тридцати дней со дня ее первой публикации она была также опубликована в Договаривающемся государстве (одновременная публикация), она считается впервые опубликованной в Договаривающемся государстве.
В то же время, положения Римской конвенции (статья 12) и Женевской конвенции (статья 15), как и статья 1326 ГК РФ, предусматривают выплату вознаграждения исполнителям и изготовителям фонограмм, если такие фонограммы были опубликованы в коммерческих целях и используются непосредственно для передачи в эфир или сообщения для всеобщего сведения, включая доведение звуков или отображений звуков, записанных на фонограмму, до слухового восприятия публикой (публичное исполнение).
По общему правилу под опубликованием фонограммы понимается предложение экземпляров записи исполнения или фонограммы публике с согласия правообладателя и при условии, что экземпляры предлагаются публике в разумном (достаточном) количестве (пункт "b" статьи 3 Римской конвенции, пункт "е" статьи 2 Женевской конвенции).
Однако, применительно к статьям 12 Римской конвенции, 15 Женевской конвенции и 1326 ГК РФ под опубликованием фонограммы в коммерческих целях понимается также осуществление действий, которые делают фонограмму доступной для всеобщего сведения по проводам или средствами беспроволочной связи таким образом, что представители публики могут осуществлять к ним доступ из любого места и в любое время по их собственному выбору (пункт 4 статьи 15 Женевской конвенции).
Учитывая, что распространение музыки в цифровом формате посредством сети "Интернет" позволяет осуществлять одновременное опубликование по всему миру (так называемый музыкальный релиз), очевидно, что фонограммы с записями исполнений, размещаемые и распространяемые в сети "Интернет" имеют признак "одновременной публикации" в коммерческих целях.
Таким образом, право на вознаграждение за использование фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, а также компенсация в случае незаконного использования объектов смежных прав, предоставляется исполнителям и изготовителям фонограмм в соответствии с национальным законодательством (статьи 1326 и 1311 ГК РФ) и международными договорами РФ (статьи 2, 4, 5, 12 Римской конвенции и статьи 2, 3, 4, 15 Женевской конвенции)
В соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14.07.2008 N 998-р "О присоединении к Договору Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам", Российская Федерация присоединилась к Договору Всемирной организации интеллектуальной собственности 1996 года по исполнениям и фонограммам. Согласно статье 3 данного Договора, договаривающиеся стороны предоставляют охрану, предусмотренную настоящим Договором, исполнителям и производителям фонограмм, которые являются гражданами других договаривающихся сторон.
Таким образом, документы, подтверждающие право ВОИС на обращение в арбитражный суд с настоящим иском не требуются.
Согласно пункту 2 статьи 20 Римской конвенции ни одно договаривающееся государство не обязано применять положения Конвенции к имевшим место исполнениям, передачам в эфир или фонограммам, первая запись которых была осуществлена до даты вступления Конвенции в силу в отношении этого государства. В то же время, в соответствии с положениями пункта 1 статьи 17 Женевской конвенции срок охраны, предоставляемой исполнителям, продолжается, по крайней мере, до конца периода в 50 лет, считая с конца года, в котором исполнение было записано на фонограмму. При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 17 Женевской конвенции срок охраны, предоставляемой изготовителям фонограмм продолжается, по крайней мере, до конца периода в 50 лет, считая с конца года, в котором фонограмма была опубликована, или — при отсутствии такого опубликования в течение 50 лет с момента записи фонограммы — 50 лет с конца года, в котором была произведена запись.
Кроме того, Женевская конвенция содержит в себе следующее положение: "Ничто в настоящем Договоре не умаляет существующие обязательства, которые Договаривающиеся Стороны имеют в отношении друг друга по Международной конвенции об охране интересов исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций, заключенной в Риме 26 октября 1961 г." (п. 1 статьи 1).
Таким образом, источниками правового регулирования правоотношений в сфере прав, смежных с авторскими, на территории РФ являются ГК РФ, существенно ограничивающий действие исключительных прав по территориальному признаку и признаку гражданства и два международных соглашения, ратифицированных Российской Федерацией в целях применение национального законодательства для иностранных правообладателей и эффективной деятельности по защите объектов прав, смежных с авторскими, на международном уровне: Римская конвенция, применяемая на территории РФ только к имевшим место исполнениям, передачам в эфир или фонограммам, первая запись которых была осуществлена после 26.05.2003 и Женевская конвенция, предоставляющая фонограммам и исполнениям национальный правовой режим в течение 50 лет с момента записи или опубликования фонограммы.
Таким образом, довод Ответчика о том, что Истцу нужно подтвердить действия исключительного права иностранного исполнителя (изготовителя фонограмм) на территории РФ национальной принадлежности исполнителя и доказать национальную принадлежность исполнителя и место исполнения (записи фонограммы), а также наличие у соответствующего государства статуса участника Римской конвенции является несостоятельным.
Также апелляционным судом отклоняется довод апелляционной жалобы о том, что иностранные композиции, опубликованные до 26.05.2003, не подлежат защите на территории РФ.
При рассмотрении вопроса о правовой охране фонограмм, принадлежащих иностранным правообладателям, следует руководствоваться положениями двух международных договоров: считая с конца года, в котором исполнение было записано на фонограмму. При этом, в соответствии с пунктом 2 статьи 17 ДИФ, срок охраны, предоставляемой изготовителям фонограмм продолжается, по крайней мере, до конца периода в 50 лет, считая с конца года, в котором фонограмма была опубликована, или — при отсутствии такого опубликования в течение 50 лет с момента записи фонограммы — 50 лет с конца года, в котором была произведена запись.
Таким образом, с учетом положений статьи 22 Римской конвенции, допускающей заключение международных соглашений, наделяющих правообладателей более широкими правами, ДИФ предоставляет исполнителям и изготовителям фонограмм право на получение вознаграждения за публичное исполнение не только тех фонограмм, которые были опубликованы после присоединения РФ к Римской конвенции в 2003 году, но и в отношении всех фонограмм, в пределах пятидесятилетних сроков охраны прав исполнителей и изготовителей фонограмм.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1326 ГК РФ публичное исполнение фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, а также ее сообщение в эфир или по кабелю допускается без разрешения обладателя исключительного права на фонограмму и обладателя исключительного права на зафиксированное в этой фонограмме исполнение, но с выплатой им вознаграждения.
По смыслу и содержанию пункта 8 статьи 1317 ГК РФ под публичным исполнением фонограмм (записей исполнителя) понимается любое сообщение в эфир записи с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается запись в месте ее сообщения или в другом месте одновременно с ее сообщением.
В силу статей 1244, 1326 ГК РФ организация по управлению правами на коллективной основе может получить государственную аккредитацию на осуществление деятельности в следующих сферах коллективного управления, в том числе на осуществление прав авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений. Сбор с пользователей вознаграждения, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи, и распределение этого вознаграждения осуществляется организациями по управлению правами на коллективной основе, имеющими государственную аккредитацию на осуществление соответствующих видов деятельности.

Согласно пункту 3 статьи 1257 ГК РФ в случаях, предусмотренных названным Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.
Деятельность Лебедева И.Ю. является предпринимательской и осуществляется с учетом рисков и возможных негативных последствий ей присущих.
Следовательно, индивидуальный предприниматель Лебедев И.Ю. может быть привлечен к ответственности за нарушение интеллектуальных прав применительно к пункту 3 ст. 1250 и пункту 23 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 26.03.2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах возникших в связи с введением в действие ч. 4 Гражданского кодекса Российской Федерации" и при отсутствии его вины (правовая позиция Президиума ВАС РФ, сформулированная в Постановлении N 8953/12 от 20.11.2012 г.).
В соответствии с п. 43.3 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 26.03.2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах возникших в связи с введением в действие ч. 4 Гражданского кодекса Российской Федерации", рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.
Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.
Исходя из указанного разъяснения, суд первой инстанции обоснованно определил размер компенсации в 10 000 руб. за каждое нарушение.
В соответствии с п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 г. N 51 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении споров с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами", при рассмотрении дела о взыскании с нарушителя компенсации за допущенное нарушение исключительных прав по искам организаций по управлению правами на коллективной основе, судам надлежит учитывать следующее.
Размер компенсации в этих случаях определяется судом исходя из правил, предусмотренных пунктом 3 ст. 1252, а также ст. 1301 или 1311 ГК РФ, соответственно.
Кроме того, следует учитывать, что нарушение одним действием прав нескольких лиц, которым, с учетом п. 2 ст. 1229 ГК РФ, совместно принадлежит исключительное право на один результат интеллектуальной деятельности, например: соавторов (ст. 1258 ГК РФ) или коллективу исполнителей (ст. 1314 ГК РФ), является одним случаем неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности.
При таких обстоятельствах, суд определил размер компенсации за нарушение смежных прав: исключительное право на фонограмму и право исполнителя по 10 000 руб. исходя из 3 фонограмм, 3 исполнений музыкальных произведений. Таким образом, общая сумма компенсации составила 60 000 руб.
Принимая во внимание, что дело рассмотрено судом первой инстанции полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права не нарушены, выводы суда о применении норм права соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся доказательствам, у апелляционной инстанции не имеется правовых оснований для отмены или изменения принятого решения.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.08.2014 по делу N А56-39001/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Судья Е.В.ЖИЛЯЕВА