Наличие в договоре поставки условия о том, что ни одна из сторон не вправе передавать права и обязанности по договору третьим лицам без согласия другой стороны, является основанием для отклонения требования лица, к которому по договору цессии перешли права поставщика, о взыскании с покупателя задолженности по договору поставки

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2010 по делу N А56-87737/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 17 ноября 2010 года
Постановление изготовлено в полном объеме 25 ноября 2010 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Шестаковой М.А.
судей Глазкова Е.Г., Поповой Н.М.
при ведении протокола судебного заседания: помощником судьи Какушкиной Д.Ц.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-11796/2010) ООО "Технопром" на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.05.2010 года по делу N А56-87737/2009 (судья Мирошниченко В.В.), принятое
по иску ООО "Технопром"
к Индивидуальному предпринимателю Федоровой Ольге Васильевне
о взыскании убытков
при участии:
от истца: Семенова Е.В. по доверенности N 13/Т от 28.12.09 г.
от ответчика: не явился (извещен)

установил:

В Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области обратилось ООО "Технопром" с иском к Индивидуальному предпринимателю Федоровой Ольге Васильевне о взыскании 14 000 руб. убытков, составляющих стоимость утраченного холодильного оборудования.
Решением арбитражного суда от 21.05.2010 года в удовлетворении иска было отказано.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО "Технопром" направило апелляционную жалобу, в которой указано на нарушение судом норм материального и процессуального права, по следующим основаниям.
Истец приобрел права кредитора по отношению к ответчику что следует из закона и выводов судебной практики, подтверждающей, что передача прав кредитора возможна и без согласия третьего лица, т.к. законодатель в п. 3 ст. 993 ГК РФ императивно указал на то, что уступка прав комитенту по сделке на основании п. 2 ст. 993 ГК РФ допускается независимо от соглашения комиссионера с третьим лицом, запрещающего или ограничивающего такую сделку.
В соответствии с договором цессии N КТ24 от 13.10.2009 г. к ООО "Технопром" перешли все права комитента по договору комиссии N К-К1, а, следовательно, и право требования к третьему лицу с соглашением, ограничивающим право уступки требования.
Соблюдение положений ст. ст. 382 — 386, 388, 389 ГК РФ применительно к п. 3 ст. 993 ГК РФ осуществляется в целях соблюдения обязательных общих условий переуступки долга, за исключением ограничений обусловленных переуступкой прав комитенту. Вместе с тем, в ст. 387 ГК РФ законодатель предусмотрел основания перехода прав новому кредитору в силу закона, где в п.п. 6 указал на другие случаи, предусмотренные законом, исключающие или преодолевающие запрет, определенный сторонами договора. К таким исключениям, в силу закона, и относятся положения п. 3 ст. 993 ГК РФ.
Ответчик, извещенный о времени и месте судебного заседания, в суд своего представителя не направил. Дело рассматривается в его отсутствие на основании статей 123, 156 АПК РФ.
Выслушав в судебном заседании представителя истца, изучив материалы дела, апелляционный суд не усматривает оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции, в силу следующего.
Как следует из материалов дела, между ООО "Кайрос-СПб" (поставщик) и индивидуальным предпринимателем Федоровой О.В. (покупатель) 31.12.2007 г. был заключен договор поставки N 381/1207, в соответствии с условиями которого ООО "Кайрос-СПб" приняло на себя обязательство поставить, а Предприниматель — принять и оплатить продовольственные товары.
Согласно п. 7.3 договора, передача прав и обязанностей по договору третьим лицам невозможна без письменного согласия другой стороны.
14 марта 2008 года между сторонами указанного договора поставки заключено дополнительное соглашение, по условиям которого ООО "Кайрос-СПб" для хранения и реализации товаров с соблюдением условий его хранения передало по акту приема-передачи от 06.03.2008 г. в пользование Предпринимателю торговое холодильное оборудование: морозильный ларь "Dancar" N 106221.
Согласно п. 13 дополнительного соглашения от 14.03.2008 г., при утрате или порче оборудования, после которой дальнейшая эксплуатация невозможна, покупатель обязан возместить оценочную стоимость оборудования с учетом его износа на момент утери или порчи в размере 14 000 руб. не позднее 10 календарных дней с момента предъявления соответствующей претензии. Согласно п. 14 дополнительного соглашения от 14.03.2008 г., после прекращения действия договора оборудование подлежит возврату поставщику. Согласно п. 15 дополнительного соглашения от 14.03.2008 г., поставщик вправе в любое время до окончания срока действия договора потребовать возврата оборудования, предварительно уведомив об этом покупателя в срок не менее чем за 15 дней.
13.10.2009 года между ООО "Кайрос-СПб" и ООО "Технопром" был заключен договор уступки права требования N КТ24 (л.д. 1516 т. 1), в соответствии с п. 1.1 которого ООО "Кайрос-СПб" (цедент) уступило ООО "Технопром" (цессионарий) право требования к предпринимателю Федоровой холодильного оборудования, о котором указано выше стоимостью 14000 руб., переданного на основании дополнительного соглашения от 14.03.2008 г. к договору поставки N 381/1207.
В соответствии с п. 15 дополнительного соглашения о передаче холодильного оборудования от 14.03.2008 г., истец направил ответчику письмо от 13.10.2009 г. N 01-0309 с требованием о возврате оборудования в срок до 28.10.2009 г. либо о возмещении его стоимости в размере 14000 руб.
Согласно п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.
Согласно пункту 2 статьи 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.
В данном случае, как было указано выше, п. 7.3 договора поставки от 31.12.2007 г. N 381/1207 предусмотрено, что ни одна из сторон не вправе передавать свои права и обязанности по настоящему договору третьим лицам без письменного согласия другой стороны.
В связи с этим суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 2 статьи 382 ГК РФ, пришел к выводу о том, что поскольку истцом не представлено доказательств дачи ответчиком согласия на уступку ООО "Кайрос-СПб" права требования третьим лицам, в том числе ООО "Технопром", иск следует отклонить.
Доводы апелляционной жалобы о том, что в данном случае согласие ответчика на переход прав требования к новому лицу (истцу) не требовалось, поскольку переход прав произошел в силу закона, ввиду того, что имела место переуступка прав требования по договору комиссии на реализацию товара, во исполнение которого был заключен спорный договор поставки от 31.12.07 г., апелляционный суд находит подлежащими отклонению.
Истец указывает, что согласно статье 387 ГК РФ права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств не только по перечисленным в данной норме права основаниям, но и в других случаях, предусмотренных законом.
Истец ссылается и на пункт 3 статьи 993 ГК РФ, в соответствии с которым уступка прав комитенту по сделке допускается независимо от соглашения комиссионера с третьим лицом, запрещающего или ограничивающего такую уступку.
В обоснование необходимости применения в споре данных выше положений закона истец представил договор N К-К1 от 01.03.06 г. между ООО "Лидер-Норд" (комитент) и ООО "Кайрос-СПб" (комиссионер), на основании которого комитент поручает комиссионеру реализовать замороженные продукты питания на сумму 5 884 027,88 руб.
Таким образом, в связи с передачей продуктов под реализацию, у ООО "Кайрос СПб" возникло право требования денежных средств к обществу ООО "Лидер-Норд".
Кроме того, истцом представлен договор от 03.04.2009 г. об уступке права требования между ООО "Лидер-Норд" (цедент) и ООО "Технопром" (цессионарий), в соответствии с которым ООО "Лидер-Норд", в счет погашения своей задолженности перед ООО "Технопром" по договору уступки права требования от 01.12.08 г. уступает ему право требования выплаты денежных средств, причитающихся ООО "Лидер-Норд" по договору комиссии N К-К1 от 01.03.06 г.
Между тем, из указанных договоров не усматривается взаимосвязь этих договоров с договором поставки и договором уступки права требования от 13.10.2009 г. между ООО "Кайрос-СПб" и ООО "Технопром", в связи с чем, суд обоснованно исходил из сложившихся между ООО "Кайрос-СПб" и ИП Федеровой О.В. — сторонами договора поставки от 31.12.2007 г. — отношений, а не самостоятельных отношений ООО "Лидер-Норд" и ООО "Кайрос-СПб".
В результате заключения указанных выше договоров установлено, что ООО "Технопром" имело право требования как к предпринимателю Федоровой, перешедшее ему от ООО "Кайрос-СПб" в связи с поставкой холодильного оборудования ей, так и право требования к ООО "Кайрос-СПб", перешедшее ему от ООО "Лидер-Норд", в связи с передачей под реализацию продуктов питания.
Таким образом, при совпадении должника и кредитора в одном лице обязательство по оплате 14 000 руб. должно быть прекращено — ст. 413 ГК РФ.
При таких обстоятельствах, апелляционная инстанция не усматривает оснований для отмены решения суда первой инстанции.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21 мая 2010 года по делу N А56-87737/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

Председательствующий ШЕСТАКОВА М.А.

Судьи ГЛАЗКОВ Е.Г. ПОПОВА Н.М.