Если установлено, что изготавливаемая производителем модульная мебель содержит все признаки, приведенные в независимом пункте формулы и определяющие техническое решение запатентованной и имеющей право приоритета полезной модели, то добавление какого-либо модуля влечет появление дополнительных признаков, но не может служить основанием отказа в признании факта изготовления изделия с использованием запатентованного промышленного образца

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.08.2010 по делу N А56-3395/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 16 августа 2010 года
Постановление изготовлено в полном объеме 20 августа 2010 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Тойвонена И.Ю.
судей Жиляевой Е.В., Зайцевой Е.К.
при ведении протокола судебного заседания: Сибиряковой И.О.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы индивидуального предпринимателя Полуэктова А.Д. и открытого акционерного общества "Ижмебель" (регистрационные номера 13АП-9378/2010, 13АП-10133/2010) на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.04.2010 по делу N А56-3395/2008 (судья Кузнецов М.В.), принятое
по иску предпринимателя Полуэктова А.Д.
к ОАО "Ижмебель", ООО "Мир мебели"
об обязании прекратить нарушение исключительных (патентных) прав и взыскании убытков
при участии:
от истца: Осетинского А.Л., по доверенности 29.12.2007, Видищевой Е.Г., по доверенности от 29.12.2007
от ответчика: не явился, извещен

установил:

Предприниматель без образования юридического лица Полуэктов Александр Дмитриевич (далее — Полуэктов А.Д., предприниматель, истец, заявитель) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к открытому акционерному обществу "Ижмебель" (далее — ОАО "Ижмебель") и обществу с ограниченной ответственностью "Мир мебели" (далее — ООО "Мир мебели") об обязании прекратить производство и распространение контрафактной продукции и солидарного взыскания 15 000 рублей суммы компенсации.
Определением суда от 11.08.2008 производство по делу в отношении ООО "Мир мебели" прекращено в связи с заключением мирового соглашения между ООО "Мир мебели" и Полуэктовым А.Д.
В судебном заседании 15.02.2010 истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявил ходатайство об уточнении исковых требований в части увеличения размера компенсации, исходя из стоимости мебели, и просил обязать ОАО "Ижмебель" прекратить производство и распространение контрафактной продукции и взыскать 13 739 593 рубля в качестве убытков в виде упущенной выгоды в размере полученных ответчиком доходов.
Решением суда от 19.04.2010 исковые требования ИП Полуэктова А.Д. удовлетворены в части. Суд обязал ОАО "Ижмебель" прекратить производство и распространение модульной серии корпусной мебели "Карамель", выпускаемой ОАО "Ижмебель". В остальной части иска отказано.
Не согласившись с выводами судебного акта, Полуэктов А.Д. обратился в арбитражный суд с апелляционной жалобой, в которой просил решение от 19.04.2010 в части отказа во взыскании компенсации (убытков) за нарушение патентных прав отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объеме.
Не согласившись с выводами судебного акта, ОАО "Ижмебель" также обратилось в арбитражный суд с апелляционной жалобой, в которой просило решение от 19.04.2010 отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме.
В судебном заседании 12.07.2010 представители Полуэктова А.Д. и ОАО "Ижмебель" поддержали доводы, изложенные в апелляционных жалобах. Кроме того, представителем ответчика заявлено ходатайство о проведении повторной судебной экспертизы, полагая, что дело не может быть рассмотрено без ее проведения, поскольку остались неразрешенными спорные вопросы, требующие специальных познаний. Представитель истца возражал против ходатайства ответчика о проведении экспертизы, при этом указывал как на отсутствие процессуальной необходимости ее проведения, так и на несогласие с предлагаемой ответчиком экспертной организацией.
Судом апелляционной инстанции в заседании 12.07.2010 было рассмотрено и отклонено ходатайство ответчика о назначении судебной экспертизы, в силу отсутствия достаточных процессуальных оснований для ее проведения на стадии апелляционного рассмотрения.
12.07.2010 в судебном заседании был объявлен перерыв до 13.07.2010 14 час. 30 мин. После окончания перерыва судебное заседание продолжено в том же составе суда в присутствии представителя истца.
Выслушав доводы представителя истца, исследовав материалы дела, арбитражный суд апелляционной инстанции посчитал необходимым рассмотрение апелляционных жалоб отложить для дополнительной проверки обоснованности доводов сторон и представления сторонами дополнительных документов.
Распоряжением и.о. Председателя гражданской коллегии Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2010 на основании статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса РФ была произведена частичная замена состава суда, рассматривающего настоящее дело на стадии апелляционного производства — вместо судьи Копыловой Л.С. в состав судебной коллегии включена судья Жиляева Е.В.
В судебном заседании 16.08.2010 представитель истца поддержал в полном объеме заявленную предпринимателем апелляционную жалобу, дал дополнительные пояснения по обстоятельствам дела и в обоснование правовой позиции, возражая против доводов жалобы ответчика, в связи с чем просил отменить обжалуемый судебный акт в части отказа истцу во взыскании убытков, с вынесением в указанной части нового судебного акта об удовлетворении иска заявителя.
Ответчик, ОАО "Ижмебель", извещен надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания, представителя не направил, представив ряд дополнительных письменных пояснений по доводам апелляционной жалобы Общества и возражениям в отношении жалобы истца, в которых содержалось повторное ходатайство о назначении экспертизы.
С учетом положений статьи 156 АПК РФ, жалобы рассмотрены в отсутствие представителя ответчика.
Обсудив доводы апелляционных жалоб, проверив материалы дела, не установив достаточного объема материальных и процессуальных оснований для назначения судебной экспертизы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о частичном удовлетворении жалобы истца и изменении обжалуемого судебного акта, исходя из следующего.
Как установлено по материалам дела, предприниматель Полуэктов А.Д. является владельцем патента N 50779 с приоритетом от 29.09.2005 на полезную модель "Детский спально-игровой комплекс" (л.д. 57, т. 1).
В январе 2008 года предприниматель обратился с иском к ОАО "Ижмебель" и ООО "Мир мебели" об обязании прекратить нарушение исключительных (патентных) прав и взыскании убытков в виде упущенной выгоды, со ссылкой на то обстоятельство, что им были установлены факты выпуска ОАО "Ижмебель" и продажи ООО "Мир мебели" мебели, в которой были использованы признаки полезной модели по патенту N 50779, приведенные в формуле полезной модели. Обстоятельства продажи детской мебели модульной серии "Карамель" были подтверждены протоколами осмотра доказательств от 30.11.2007, удостоверенные и составленные в присутствии лица, исполняющего обязанности нотариуса (л.д. 18 — 56, т. 1).
В ходе судебного разбирательства определением от 11.08.2008 (л.д. 49 — 50, т. 3) суд первой инстанции утвердил мировое соглашение, заключенное между предпринимателем Полуэктовым А.Д. и ООО "Мир мебели", по условиям которого истец отказался от требований к ООО "Мир мебели", а ООО "Мир мебели" прекращало распространение модульной серии корпусной мебели "Карамель". Производство по делу в отношении ООО "Мир мебели" судом было прекращено. Указанное определение не было обжаловано участниками дела и подлежало немедленному исполнению.
При рассмотрении по существу иска в отношении ОАО "Ижмебель" суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для его частичного удовлетворения в отношении неимущественного требования предпринимателя, установив нарушение исключительных прав истца на полезную модель фактом незаконного выпуска ответчиком (ОАО "Ижмебель") модульной серии корпусной мебели "Карамель". В части требований о взыскании с ответчика убытков судом было отказано в полном объеме, ввиду недоказанности со стороны заявителя размера требований.
Рассматривая законность и обоснованность решения суда в порядке апелляционного производства, суд апелляционной инстанции, по совокупности исследованных доказательств и обстоятельств дела, пришел к выводу о необходимости изменения решения суда в части отказа заявителю во взыскании убытков, установив правомерность удовлетворения иска в неимущественной части.
В соответствии со статьей 5 Патентного закона РФ, действующего на момент правонарушения, которая соответствует и статье 1351 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), полезной моделью является техническое решение, относящееся к устройству. Полезная модель признается соответствующей условиям патентоспособности, если она является новой и промышленно применимой.
Полезная модель относится к объектам интеллектуальной собственности и подтвержденная соответствующим патентом дает правообладателю исключительное право на ее использование. Исключительное право на полезную модель охраняется законом, объем правовой охраны, предоставляемой полезной моделью, определяется в совокупности существенных признаков, приведенных в независимом пункте формулы полезной модели.
Существенными признаками полезной модели являются признаки, определяющие техническое решение и приведенные в независимом пункте формулы. При этом признаки, не определяющие техническое решение, а определяющие исключительно внешний вид (дизайн) и/или эргономические характеристики изделия, не могут являться существенными признаками полезной модели.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1358 ГК РФ, изобретение или полезная модель признаются использованными в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения в отношении соответствующего продукта или способа действий, предусмотренных пунктом 2 статьи 1358 ГК РФ.
При этом, если при использовании изобретения или полезной модели используются все признаки, приведенные в независимом пункте содержащейся в патенте формулы другого изобретения или другой полезной модели, другое изобретение, другая полезная модель или другой промышленный образец также признаются использованными.
Для толкования формулы полезной модели могут использоваться описания и чертежи.
В соответствии с формулой патента на полезную модель N 50779, правообладателем которого является истец, с приоритетом от 29 сентября 2005 года, она выражена как детский спально-игровой комплекс, содержащий прямоугольные опоры, связанные между собой, с образованием ярусной кровати, вертикально расположенные опоры снабжены набором предметов для размещения в них рабочего места, по меньшей мере одна горизонтально расположенная опора образует поверхность для лежания, комплекс включает лестницу для подъема к ярусной кровати, отличающейся тем, что лестница выполнена выносной и ступени лестницы расположены в виде ящиков выдвижных или стационарных с откидывающимися фасадами.
Как следует из текста технического описания модульной серии мебели "Карамель", изготавливаемой ОАО "Ижмебель" — ТО 05761086-130-2005, оно содержит все признаки, приведенные в независимом пункте формулы и определяющие техническое решение полезной модели N 50779.
Добавление какого-либо модуля влечет появление дополнительных признаков, но не может служить основанием отказа в признании факта изготовления изделия, с использованием запатентованного промышленного образца, как это следует из пункта 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 N 122.
Как следует из варианта 3 (том 2 лист дела 47), ОАО "Ижмебель" изначально планировало использование мебельной серии "Карамель" в варианте, с использованием всех существенных признаков, приведенных в независимом пункте формулы полезной модели N 50779.
Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что ответчик использовал при изготовлении и выпуске в оборот модульной серии корпусной мебели "Карамель" запатентованное решение, изложенное в формуле патента на полезную модель N 50779, правообладателем которого с приоритетом от 29.09.2005. является истец, который, в соответствии с частью 2 статьи 14 Патентного закона РФ, вправе требовать прекращения нарушения патента, возмещения лицом, виновным в нарушении патента, причиненных убытков в соответствии с гражданским законодательством.
Доводы истца получили дополнительное подтверждение и в ряде актов экспертного исследования, в том числе в актах экспертного исследования ЗАО "Джи энд Ка" (л.д. 10 — 17, т. 1), а также в заключении эксперта Бедаревой Е.П. (ООО "Европейский центр судебных экспертов") N 64/15 от 19.11.2009, представленном в соответствии с назначенной судом первой инстанции экспертизой. Суд апелляционной инстанции полагает, что несмотря на имеющиеся процессуальные недостатки, связанные с длительным разрешением судом первой инстанции вопроса о назначении экспертизы, вышеназванное заключение эксперта Бедаревой Е.П. может быть использовано в качестве одного из доказательств по делу, оцениваемых судом наряду и по совокупности с иными доказательствами. Вышеназванными экспертными организациями были исследованы посредством сравнительного метода вопросы наличия признаков полезной модели, приведенных в независимом пункте формулы полезной модели по патенту N 50779, и признаков, выявленных в мебели, производимой ОАО "Ижмебель" по ТО 05761086-130-2005. В ходе исследования было установлено, что разработанные и выпускаемые ОАО "Ижмебель" модули корпусной мебели "Карамель", исходя из их универсального характера и технических характеристик, обладают проектным, технологическим, конструктивным и функциональным единством, вне зависимости от наличия вариантов их расстановки и фактического использования, что позволяет охарактеризовать данные модули как единое изделие, охватывающее при этом по существу все признаки независимой формулы полезной модели, запатентованной истцом и имеющей право приоритета с 29.09.2005. Ссылки ответчика на самостоятельный характер выпускаемых Обществом мебельных изделий суд не может признать обоснованными, поскольку сами по себе возможности использования элементов разработанного в единстве технологического решения соответствующей серии корпусной мебели "Карамель", их модуляции, характеристик (способов) крепления не имеют определяющего правового значения в рассматриваемом случае. С учетом имеющегося у ответчика технического описания (ТО) 05761086-130-2005, которое послужило основанием для запуска в производство модульной серии мебели "Карамель", данная серия фактически содержит в себе все признаки, приведенные в независимом пункте формулы, определяющей техническое решение полезной модели истца. В свою очередь, наличие в мебельной серии "Карамель" иных признаков, не приведенных в независимом пункте формулы полезной модели N 50779, не может служить основанием для отказа в признании факта изготовления изделия с использованием запатентованного образца.
Также суд апелляционной инстанции находит неубедительными и не нашедшими надлежащего документального подтверждения доводы ответчика о наличии у него права преждепользования.
В силу статьи 12 Патентного закона РФ, которой корреспондируют положения статьи 1361 ГК РФ, лицо, которое до даты приоритета полезной модели добросовестно использовало на территории Российской Федерации созданное независимо от его автора тождественное решение или сделало необходимые к этому приготовления, сохраняет право на его дальнейшее безвозмездное использование без расширения объема такого использования.
Претендуя на установление права преждепользования, ответчик должен был доказать независимость создания решения от истца, добросовестность использования данного решения до даты приоритета патента истца, объем такого использования, а также факт отсутствия превышения указанного объема после даты приоритета. По мнению суда апелляционной инстанции, совокупность указанных обстоятельств и условий ответчик надлежащим образом не доказал и документально не подтвердил. Представленные ответчиком в материалы дела каталоги мебели (л.д. 12 — 14, т. 2), прайс-лист (л.д. 15, т. 2), техническое описание (л.д. 32 — 50, т. 2), отчеты о выпуске продукции (л.д. 89 — 131, т. 2), сертификат соответствия (л.д. 148, т. 2), возражения Общества в Роспатент (л.д. 1 — 3, т. 3), договоры (л.д. 43 — 45, т. 3, 38 — 42, т. 4), письма (л.д. 46 — 49, т. 4), соглашения о скидках (л.д. 51 — 53, т. 4), которые были дополнительно исследованы судом апелляционной инстанции, не свидетельствуют о том, что производство и выпуск мебели "Карамель" имели место со стороны ответчика до даты приоритета полезной модели (патента) истца, при этом все указанные документы не доказывают объем и характер необходимых приготовлений со стороны Общества, применительно к спорной модульной серии мебели, до даты приоритета полезной модели истца. Достаточного объема сведений о реальности исполнения и реализации заявок, соглашений и договоров, связанных с выпуском и поставками именно данной модульной серии мебели, которые позволили бы суду сделать обоснованный вывод о возникновении у ответчика права преждепользования, в материалы дела ответчиком представлено не было.
При таких обстоятельствах апелляционный суд полагает, что суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о наличии оснований для удовлетворения неимущественных требований истца, направленных на защиту его прав, связанных с использованием патента.
В отношении требований заявителя о взыскании убытков, суд, исходя из положений статьи 14 Патентного закона РФ (действовавшего до 01.01.2008), а также статей 15, 401 ГК РФ, определяющих механизм возмещения убытков, исходя из анализа представленных в дело доказательств, полагает, что вывод суда первой инстанции о полной недоказанности по размеру требований истца о возмещении убытков нельзя признать обоснованным, исходя из следующего.
Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 15 ГК РФ если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.
Действующее гражданское законодательство при рассмотрении требований о возмещении убытков предусматривает возможность предъявления заинтересованным лицом требований о возмещении не только реального ущерба, но и возможной упущенной выгоды, в том числе в размере доходов ответчика (должника), полученных за соответствующий спорный период, при выявлении и установлении факта неправомерного получения, связанного, в том числе, с нарушением исключительных прав патентообладателя по признаку приоритета.
При предъявлении требований о взыскании убытков истец, используя сведения и данные, предоставленные в материалы дела ответчиком, заявил требование о взыскании 13 739 593 рублей, рассчитав данную сумму, как совокупность денежных средств от реализации ответчиком за период с 2005 по 2007 г. г. продукции, входящей в комплект (модульную серию) "Карамель" (уточнение и расчет иска в указанной части на л.д. 99, т. 3).
Не дав надлежащую оценку данному расчету и указав на необходимость исключения из совокупного дохода ответчика его затрат, понесенных при производстве мебели, суд первой инстанции отказал полностью в иске заявителю, посчитав недоказанным требование о размере убытков.
Соглашаясь с выводом суда первой инстанции о необходимости учета затрат ответчика, как производителя мебели, суд апелляционной инстанции полагает, что у суда первой инстанции имелись основания для частичного удовлетворения заявленного истцом иска в указанной части, ввиду наличия в материалах дела соответствующей документации, представленной ответчиком и использованной истцом при осуществлении расчета убытков.
Исходя из общего подхода, содержащегося в правоприменительной практике, указанного, в частности в пункте 11 совместного Постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ N 6/8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", суд апелляционной инстанции считает, что при определении размера упущенной выгоды (в том числе при установлении объема получаемых доходов) необходимо учитывать требование об определении объема затрат, которые понес или мог понести кредитор и (или) производитель (поставщик, продавец) в связи с извлечением доходов при производстве (поставке, продаже и т.д.) товара (продукции). Таким образом, в рамках рассматриваемого спора при расчете убытков в форме упущенной выгоды (неполученного дохода, включая объем доходов ответчика как причинителя убытков) надлежит учитывать себестоимость производимой продукции, определяя чистый доход (выгоду) ответчика, полученный от изготовления и реализации контрафактной продукции.
Определяя расчетным путем объем убытков в рамках настоящего дела, суд апелляционной инстанции полагает необходимым согласиться с одним из расчетов истца, представленных в материалы дела и основанных на имеющихся в деле материалах (л.д. 122, т. 4), в котором рассчитан объем чистого дохода ОАО "Ижмебель" от производства полностью собранных комплектов корпусной мебели, имеющей непосредственное отношение к модульной серии "Карамель", включая непосредственно комплексы, а также шкафы-горки и столы письменные. В рамках данного расчета была определена средняя себестоимость по всем типам модуля, исходя из изготовленных в спорный период модификаций и комплектаций мебели модульной серии "Карамель", а также использована цена продажи, установленная ответчиком и указанная в его отчетах, имеющихся в деле. В соответствии с указанным расчетом сумма убытков в виде чистого дохода (выгоды) составила 3 883 581 руб. 21 коп., которая признается апелляционным судом обоснованной и подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, ввиду установленного судом нарушения прав истца, как патентообладателя с установленным приоритетом, и при неподтверждении ответчиком права преждепользования за заявленный истцом спорный период (2005 — 2007 г.). Приведенный в дополнительных пояснениях ответчика расчет его доходов за спорный период на общую сумму 634 576 рублей, по мнению суда апелляционной инстанции, не нашел надлежащего документального подтверждения и не может быть признан обоснованным. При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что со стороны ответчика к моменту проведения судебного разбирательства по существу апелляционной жалобы не было представлено документально подтвержденных возражений на расчеты истца в отношении расчета убытков, исходя из получения совокупного чистого дохода за спорный период от реализации контрафактной продукции. Суд также указывает на то обстоятельство, что в силу отсутствия между сторонами каких-либо обязательственных отношений, а также ввиду наличия установленной законом возможности предъявления заинтересованным лицом требований о взыскании получаемого ответчиком дохода в качестве убытков в форме упущенной выгоды, нельзя признать обоснованным довод ответчика о необходимости доказывания истцом размера его затрат на производство продукции. В свою очередь, объемы затрат, применительно к себестоимости производимой ответчиком продукции, были учтены при расчете полученного ответчиком дохода в том объеме, который суд апелляционной инстанции признает обоснованным в качестве размера подлежащих взысканию убытков.
Учитывая вышеизложенное, суд апелляционной инстанции усматривает основания для изменения обжалуемого судебного акта, с изложением резолютивной части решения в иной редакции, с указанием на удовлетворение неимущественного требования заявителя и на частичное удовлетворение имущественных требований по взысканию убытков. В остальной части иска надлежит отказать.
Разрешая вопрос о распределении судебных расходов и издержек в порядке применения статьи 110 АПК РФ, суд апелляционной инстанции принял во внимание факт частичной уплаты истцом при подаче иска госпошлины в размере 2 600 рублей, факт частичного разрешения судом первой инстанции вопроса о распределении расходов по госпошлине в связи с утверждением мирового соглашения (в сумме 1 300 рублей) при ненадлежащем разрешении вопроса о распределении судебных расходов при вынесении окончательного решения по делу, факт увеличения суммы иска в части убытков и отсутствие реальной оплаты со стороны заявителя госпошлины в федеральный бюджет в указанной части, а также факт несения истцом расходов по проведению судебной экспертизы, назначенной судом первой инстанции (в сумме 30 000 рублей) и несения истцом издержек, связанных с осмотром доказательств, посредством нотариального удостоверения и оплатой соответствующего тарифа (в общей сумме 3 020 рублей). Учитывая указанные обстоятельства, а также факты оплаты сторонами госпошлины при подаче ими апелляционных жалоб, судебные расходы и издержки распределены судом пропорционально удовлетворенным требованиям, исходя из частичного удовлетворения имущественных требований заявителя и полного удовлетворения неимущественного требования.
Руководствуясь пунктом 2 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.04.2010 по делу N А56-3395/20088 изменить, изложив резолютивную часть решения в следующей редакции:
Обязать открытое акционерное общество "Ижмебель" прекратить производство и распространение модульной серии корпусной мебели "Карамель".
Взыскать с открытого акционерного общества "Ижмебель" в пользу индивидуального предпринимателя Полуэктова Александра Дмитриевича 3 883 581 руб. 21 коп. — убытков, а также 3 300 рублей — судебных расходов по госпошлине за рассмотрение иска и апелляционной жалобы, 30 000 рублей — судебных издержек, связанных с проведением экспертизы, 3 020 рублей — судебных издержек, связанных с осмотром доказательств.
В остальной части требований отказать.
Взыскать в доход федерального бюджета расходы по госпошлине за рассмотрение иска соответственно:
— с индивидуального предпринимателя Полуэктова Александра Дмитриевича в сумме 57 229 руб. 52 коп.;
— с открытого акционерного общества "Ижмебель" в сумме 22 668 руб. 45 коп.
Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

Председательствующий ТОЙВОНЕН И.Ю.

Судьи ЖИЛЯЕВА Е.В. ЗАЙЦЕВА Е.К.