Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мазанова Артема Игоревича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 134 Уголовного кодекса Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 28.01.2016 N 211-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина А.И. Мазанова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.И. Мазанов, осужденный к лишению свободы по совокупности преступлений, включая преступление, квалифицированное по части пятой статьи 134 УК Российской Федерации (половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, совершенное группой лиц), оспаривает конституционность этой нормы, которая устанавливает, что предусмотренные в ней деяния наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
По мнению заявителя, эта норма не соответствует преамбуле, статьям 15 (части 1 и 4), 19 (часть 1), 21 (часть 1), 45, 55 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той части, в какой, устанавливая за совершенное группой лиц добровольное половое сношение с лицом в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет наказание, идентичное санкции пункта "б" части четвертой статьи 131 УК Российской Федерации (в жалобе ошибочно обозначен как пункт "а"; предусматривает ответственность за изнасилование потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста) и превышающее санкцию пункта "а" части третьей той же статьи уголовного закона (которым охватывается изнасилование несовершеннолетней, совершенное группой лиц), не отвечает общеправовым принципам справедливости, законности и равенства всех перед законом и судом.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Исходя из Конституции Российской Федерации и в предусмотренных ею пределах федеральный законодатель, реализуя свои полномочия, определяет содержание положений уголовного закона, устанавливает преступность тех или иных общественно опасных деяний, их наказуемость, а также порядок привлечения виновных лиц к уголовной ответственности, учитывая при этом степень распространенности таких деяний, значимость охраняемых законом ценностей, на которые они посягают, и существенность причиняемого ими вреда, а также невозможность их преодоления с помощью иных правовых средств. Введение законом уголовной ответственности за то или иное деяние является свидетельством достижения им такого уровня общественной опасности, при котором для восстановления нарушенных общественных отношений требуется использование государственных сил и средств (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2005 года N 7-П). При этом законодательное установление уголовной ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной юридической оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица, и применение мер ответственности без учета характеризующих личность виновного обстоятельств противоречили бы конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции Российской Федерации принципам справедливости и гуманизма (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 года N 3-П).
Согласно Уголовному кодексу Российской Федерации лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (часть первая статьи 5), наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (часть первая статьи 6), наказание назначается в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части данного Кодекса, и с учетом положений его Общей части (часть первая статьи 60), в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание (статьи 61 — 63), а также определяющих возможность назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части этого Кодекса, или назначения более мягкого вида наказания, чем предусмотрено этой статьей, или неприменения дополнительного вида наказания, предусмотренного в качестве обязательного (части первая и вторая статьи 64).
Разрешение же вопроса о размере санкций за предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации преступления является прерогативой федерального законодателя (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года N 32-П). При этом должна обеспечиваться соразмерность мер уголовного наказания совершенному преступлению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств. Соответственно, федеральный законодатель, определяя — при соблюдении конституционных гарантий прав личности в ее публично-правовых отношениях с государством — уголовно-правовые последствия совершения преступления, дифференцирует их в зависимости от общественной опасности содеянного (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2013 года N 998-О и от 29 сентября 2015 года N 1969-О).
Российская Федерация, ратифицировав Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений от 25 октября 2007 года, взяла на себя обязательство принять все необходимые законодательные или иные меры, обеспечивающие установление уголовной ответственности в том числе за занятие деятельностью сексуального характера с ребенком, который, согласно соответствующим положениям национального законодательства, не достиг установленного законом возраста для занятия такой деятельностью (подпункт "а" пункта 1 статьи 18), а также законодательно определить возраст, до которого запрещено вступать в действия сексуального характера с ребенком (пункт 2 статьи 18).
Для достижения конституционно значимой цели обеспечения правовых гарантий защиты несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальных злоупотреблений со стороны взрослых федеральный законодатель исходя из сформулированных в Конституции Российской Федерации основных начал взаимоотношений государства и личности в сфере уголовного права и процесса (статьи 1, 2, 18, 49 — 52 и 54), реализуя принадлежащие ему в силу статьи 71 (пункты "в", "о") Конституции Российской Федерации полномочия по регулированию и защите прав и свобод человека и гражданина, обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности в предусмотренных Конституцией Российской Федерации пределах (статья 55, часть 3), отнес деяния, предусмотренные пунктом "а" части третьей, пунктом "б" части четвертой статьи 131 и частью пятой статьи 134 УК Российской Федерации, к категории особо тяжких, в связи с чем санкция оспариваемой нормы не может считаться не учитывающей общественную опасность группового посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних, не достигших шестнадцатилетнего возраста.
Таким образом, оспариваемая норма не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте, а потому его жалоба, не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мазанова Артема Игоревича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН О