Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Таджикистан Ахмадалиева Саломиддина Олтиновича на нарушение его конституционных прав положениями статей 6, 60, 61 и 66 Уголовного кодекса Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 28.01.2016 N 210-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Республики Таджикистан С.О. Ахмадалиева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Республики Таджикистан С.О. Ахмадалиев, осужденный к десяти годам лишения свободы за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере (квалифицированное по части первой статьи 30 и пункту "г" части четвертой статьи 228.1 УК Российской Федерации), оспаривает конституционность статей 6 "Принцип справедливости", 60 "Общие начала назначения наказания", 61 "Обстоятельства, смягчающие наказание" и 66 "Назначение наказания за неоконченное преступление" данного Кодекса.
Как утверждает заявитель, оспариваемые законоположения противоречат статьям 15, 17 — 19, 21, 45, 46, 49 и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку не позволяют назначать за приготовление к преступлению, предусмотренному частью четвертой статьи 228.1 УК Российской Федерации, иное наказание, нежели лишение свободы сроком на десять лет, независимо от наличия отягчающих или смягчающих обстоятельств, вследствие чего последние обстоятельства, как и иные данные о личности виновного судами учитываются и указываются в приговоре лишь формально.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 марта 2003 года N 3-П, законодательное установление уголовной ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица, и применение мер ответственности без учета характеризующих личность виновного обстоятельств противоречили бы конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции Российской Федерации принципам справедливости и гуманизма.
Согласно общим началам назначения наказания, закрепленным в статье 60 УК Российской Федерации, лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части данного Кодекса, и с учетом положений его Общей части; более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания (часть первая); при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (часть третья). Перечень смягчающих обстоятельств закреплен в части первой статьи 61 данного Кодекса, допускающей в части второй признание таковыми и иных обстоятельств.
При этом статья 66 УК Российской Федерации прямо устанавливает, что срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины (часть вторая), а за покушение на преступление — трех четвертей (часть третья) максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части данного Кодекса за оконченное преступление.
Приведенные законоположения направлены на реализацию принципа справедливости, согласно которому наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (часть первая статьи 6 УК Российской Федерации).
При этом постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" ориентирует суды на то, что установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, имеет важное значение при назначении лицу, совершившему преступление, как основного, так и дополнительного наказания; правила статей 62, 65, 66 и 68 УК Российской Федерации не распространяются на случаи назначения менее строгого вида наказания, указанного в санкции статьи Особенной части этого Кодекса, за совершенное преступление, а также дополнительного наказания; при применении статей 62, 65 и 68 этого Кодекса в случае совершения неоконченного преступления указанная в этих нормах часть наказания исчисляется от срока или размера наказания, которые могут быть назначены по правилам статьи 66 этого Кодекса; если в результате применения статей 66 и (или) 62 этого Кодекса либо статей 66 и 65 УК Российской Федерации срок или размер наказания, который может быть назначен осужденному, окажется менее строгим, чем низший предел наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части этого Кодекса, то наказание назначается ниже низшего предела без ссылки на статью 64 этого Кодекса; в таких случаях верхний предел назначаемого наказания не должен превышать срок или размер наказания, который может быть назначен с учетом положений указанных статей; таким же образом разрешается вопрос назначения наказания в случае совпадения верхнего предела наказания, которое может быть назначено осужденному в результате применения указанных норм, с низшим пределом наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части этого Кодекса; в случае назначения на основании статьи 64 этого Кодекса основного наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи Особенной части этого Кодекса, срок или размер наказания не может быть ниже низшего предела, установленного для данного вида наказания в Общей части этого Кодекса; при назначении наказания за неоконченное преступление надлежит соблюдать сроки и размеры наказания, которые в соответствии с частями второй и третьей статьи 66 этого Кодекса исчисляются от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление (пункты 28, 33, 34, 40, 43).
Таким образом, оспариваемые нормы — во взаимосвязи со статьей 30 УК Российской Федерации и с учетом смысла, придаваемого им в правоприменительной практике, — направлены на недопущение избыточного ограничения прав и свобод при применении мер уголовно-правового принуждения (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2008 года N 489-О-О и N 525-О-О, от 27 января 2011 года N 36-О-О, от 25 января 2012 года N 129-О-О, от 24 января 2013 года N 54-О, от 17 июня 2013 года N 1019-О и др.), а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.
Соответственно, жалоба С.О. Ахмадалиева не отвечает критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", и не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Таджикистан Ахмадалиева Саломиддина Олтиновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН