Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вождаева Кирилла Александровича на нарушение его конституционных прав положениями части второй статьи 38 и статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 28.01.2016 N 208-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина К.А. Вождаева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе гражданин К.А. Вождаев утверждает, что 8 марта 2012 года при возвращении в Россию из-за границы на основании внесения его имени в базу данных "сторожевой контроль" был подвергнут в зоне пограничного контроля задержанию, в проверке законности которого в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации ему было отказано решениями судов первой (23 января 2015 года) и апелляционной (20 апреля 2015 года) инстанций ввиду вступления в законную силу 20 февраля 2014 года приговора суда, просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 4 (часть 2), 15 (части 3 и 4), 17 (части 1 и 2), 18, 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 22, 23 (часть 1), 24 (часть 1), 29 (часть 4), 45 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 55, 56 (часть 3) и 123:
положения части второй статьи 38 и статьи 125 УПК Российской Федерации, поскольку, по мнению заявителя, они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют следователю поручать внесение сведений о лице в базу данных "сторожевой контроль" с последующим его задержанием еще до выдвижения в отношении него официального подозрения в совершении преступления; ограничивать право такого лица на судебное обжалование поручения следователя о внесении этих сведений в базу данных "сторожевой контроль" сроками предварительного и судебного следствия по уголовному делу, в рамках которого такое поручение давалось;
отсутствие законодательного регулирования использования базы данных "сторожевой контроль", ввиду чего сведения о ней недоступны для гражданина, сведения о котором в нее внесены, что препятствует судебной защите им своих прав и свобод.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Положения части второй статьи 38 УПК Российской Федерации лишь устанавливают правомочия следователя, в частности, возбуждать уголовное дело и принимать его к своему производству; самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с данным Кодексом требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа; давать органу дознания в случаях и порядке, установленных тем же Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении; осуществлять иные полномочия, предусмотренные этим Кодексом, не определяют основания и порядок задержания и привода, а также реализации им своих процессуальных и непроцессуальных полномочий, а потому сами по себе не могут расцениваться как нарушающие права заявителя.
При этом согласно части первой статьи 125 УПК Российской Федерации в суд могут быть обжалованы не только постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, но и иные его действия (бездействие) и решения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.
К тому же, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, с учетом стадийного построения уголовного процесса право его участников на судебную защиту может обеспечиваться путем проверки судом правомерности действий (бездействия) и решений органов предварительного расследования после передачи уголовного дела в суд; такой судебный контроль, осуществляемый уже после завершения стадии предварительного расследования, сам по себе не может расцениваться как нарушающий право на судебную защиту (Постановление от 23 марта 1999 года N 5-П; Определения от 17 февраля 2000 года N 84-О, от 23 января 2001 года N 39-О, от 19 апреля 2001 года N 106-О, от 2 июля 2009 года N 1009-О-О, от 17 декабря 2009 года N 1636-О-О и от 27 января 2011 года N 50-О-О).
В случае поступления уголовного дела в суд первой инстанции для рассмотрения по существу у участников уголовного процесса имеется возможность проверки законности и обоснованности решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования при разрешении уголовного дела судом. Осуществление же судом самостоятельной проверки законности и обоснованности таких действий (бездействия) и решений уже после вынесения приговора (т.е. отдельно от проверки приговора в процедуре, предусмотренной статьей 125 УПК Российской Федерации) фактически означало бы подмену такой проверкой установленного законом порядка пересмотра приговора и иных судебных решений по уголовному делу (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 2013 года N 1536-О, от 25 сентября 2014 года N 2067-О и др.).
Вместе с тем по правилам статьи 125 УПК Российской Федерации подлежат рассмотрению жалобы, где ставится вопрос о признании незаконными и необоснованными решений и действий (бездействия), которые в соответствии с данным Кодексом не могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом, в том числе в апелляционном или кассационном порядке (пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 1).
Из представленных заявителем судебных решений не следует, что оспариваемые им законоположения, а также иное нормативное правовое регулирование послужили препятствием ему для судебной защиты им своих прав и свобод.
Таким образом, оспариваемые положения части второй статьи 38 и статьи 125 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как нарушающие права заявителя в оспариваемом им аспекте в его конкретном деле, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вождаева Кирилла Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН