Дело "Марьин (Maryin) против Российской Федерации" (жалоба N 1719/04) По делу обжалуются обстоятельства избиения заявителя сотрудниками следственного изолятора во время содержания под стражей. По делу не нарушены требования статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Постановление ЕСПЧ от 21.10.2010

[неофициальный перевод] *

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "МАРЬИН (MARYIN) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" * (Жалоба N 1719/04)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(Страсбург, 21 октября 2010 г.)

———————————
* Перевод с английского О.Л. Ветровой.

По делу "Марьин против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:
Христоса Розакиса, Председателя Палаты,
Нины Ваич,
Анатолия Ковлера,
Элизабет Штейнер,
Ханлара Гаджиева,
Дина Шпильманна,
Сверре-Эрика Йебенса, судей,
а также при участии Андре Вампаша, Заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 30 сентября 2010 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобой N 1719/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Константином Сергеевичем Марьиным (далее — заявитель) 3 декабря 2003 г.
2. Интересы заявителя представлял С. Марьин, его отец. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
3. Заявитель, в частности, утверждал, что 30 июля 2005 г. он претерпел побои со стороны надзирателей в изоляторе и что власти не провели надлежащее расследование происшествия.
4. 18 ноября 2008 г. Председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 29 Конвенции, было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

Факты

I. Обстоятельства дела

5. Заявитель родился в 1983 году и проживает в г. Саранске, Республика Мордовия.

A. Предъявление заявителю уголовного обвинения

1. Первый этап уголовного разбирательства

6. 12 октября 2002 г. заявитель был задержан и обвинен в изнасиловании. Через два дня он был освобожден, и к нему была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде. В неустановленную дату заявитель выехал в Москву. Впоследствии его задержали в поезде, следующем из г. Москвы в г. Саранск, и 21 августа 2003 г. заключили под стражу на период расследования и суда.
7. 10 сентября 2003 г. Инсарский районный суд Республики Мордовия принял к рассмотрению дело заявителя и 17 сентября 2003 г. образовал состав суда с участием народных заседателей П. и С. для разбирательства дела заявителя. 23 сентября 2003 г. заявитель безуспешно заявил отвод составу суда, ссылаясь на то, что срок полномочий назначенных народных заседателей истек.
8. Заявитель был признан виновным в преступлении и приговорен к пяти годам лишения свободы. Районный суд вынес приговор 2 октября 2003 г. 3 декабря 2003 г. Верховный суд Республики Мордовия оставил приговор без изменения.

2. Второй этап уголовного разбирательства

9. 2 февраля 2004 г. Верховный суд Республики Мордовия удовлетворил жалобу заявителя о пересмотре дела в порядке надзора. Суд отметил, что суд второй инстанции не рассмотрел все доводы кассационной жалобы заявителя. Президиум Верховного суда отменил кассационное определение от 3 декабря 2003 г. и возвратил дело на новое рассмотрение 12 февраля 2004 г.
10. Верховный суд приостановил рассмотрение кассационной жалобы заявителя и предложил председателю Верховного суда проверить законность участия народных заседателей в судебном разбирательстве 10 марта 2004 г. 14 апреля 2004 г. Верховный суд рассмотрел кассационную жалобу заявителя и оставил приговор без изменения. Суд отметил, что судебное разбирательство было проведено в соответствии с нормами уголовного судопроизводства.
11. По ходатайству заявителя о пересмотре дела в порядке надзора 8 июля 2004 г. президиум Верховного суда отменил определение от 14 апреля 2004 г. и направил дело на новое рассмотрение.
12. 1 сентября 2004 г. Верховный суд отменил приговор от 2 октября 2003 г. и направил дело на новое рассмотрение в Пролетарский районный суд г. Саранска.
13. 20 декабря 2004 г. районный суд признал заявителя виновным в преступлении и приговорил его к пяти годам лишения свободы. 9 марта 2005 г. Верховный суд оставил приговор от 20 декабря 2004 г. без изменения.

3. Третий этап уголовного разбирательства

14. 26 мая 2005 г. президиум Верховного суда Республики Мордовия отменил в порядке надзора кассационное определение от 9 марта 2005 г. и возвратил дело на новое рассмотрение. Суд отметил, что суд кассационной инстанции не оценил допустимость показаний потерпевшей.
15. Новое рассмотрение кассационной жалобы заявителя Верховным судом 29 июня 2005 г. окончилось отменой приговора от 20 декабря 2004 г. Дело было возвращено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
16. 25 октября 2005 г. районный суд признал заявителя виновным в преступлении и приговорил его к пяти годам лишения свободы. Суд основал свои выводы на показаниях свидетелей, включая показания потерпевшей, которые она дала в судебном заседании, и на данных судебной экспертизы. Суд также обязал заявителя выплатить гонорар адвокату в размере 5 220 рублей. 15 марта 2006 г. Верховный суд оставил обвинительный приговор, вынесенный заявителю, в силе, но уменьшил наказание до трех лет лишения свободы.

B. Содержание под стражей заявителя

1. Содержание заявителя под стражей в исправительной колонии

17. С 30 декабря 2003 г. до августа 2004 г. заявитель содержался в исправительной колонии. Часть его имущества была предположительно украдена во время его этапирования в колонию. 17 августа 2004 г. администрация колонии отказалась провести расследование по жалобе заявителя.
18. 3 февраля 2004 г. заявитель поссорился с другим заключенным. Как утверждает заявитель, он был избит охранниками за отказ представить объяснительную записку по поводу причины ссоры.
19. Как утверждает заявитель, 9 июля 2004 г. администрация колонии предположительно отказала заявителю в свидании с отцом, который представлял его интересы во время судебного разбирательства.

2. Происшествие 30 июля 2005 г. и последующее расследование

20. В августе 2004 г. заявитель был доставлен в изолятор N ИЗ-13/1 в г. Саранске.
21. За несоблюдение заявителем правил внутреннего распорядка 26 июля 2005 г. он был помещен на семь дней в штрафной изолятор.
22. 30 июля 2005 г. начальник, его заместитель и два охранника осматривали тюрьму. Они заметили в камере заявителя междукамерное переговорное приспособление. Заявитель не пускал их в камеру. Он оттолкнул их и обругал. Л., один из охранников, три раза ударил заявителя резиновой дубинкой. Заявитель прекратил сопротивление. После этого он был осмотрен медработником, который заметил четыре кровоподтека на его плече, ягодицах и левом предплечье, которые не требовали лечения. Приспособление было удалено из камеры заявителя и уничтожено.
23. По жалобе, поданной отцом заявителя 2 августа 2005 г., 5 августа 2005 г. прокурор допросил заявителя в связи с происшествием 30 июля 2005 г. Заявитель был также осмотрен медработником, который заметил желтый кровоподтек на его плече.
24. 12 августа 2005 г. прокурор отказал в возбуждении уголовного дела против предполагаемых преступников. Он указал, что резиновая дубинка была применена на законных основаниях. Прокурор основал свои выводы на показаниях заявителя и охранников. Он изучил рапорты охранников, касавшиеся применения силы против заявителя, и заключения медицинских работников, осматривавших заявителя. В частности, он сделал следующие выводы:
"30 июля 2005 г. начальник следственного изолятора М… заместитель начальника следственного изолятора Г… и (сотрудники) М. и Л. осматривали штрафной изолятор. В камере N 3, где содержался (заявитель), они обнаружили междукамерное переговорное устройство. (Сотрудники) попытались войти в камеру, чтобы изъять… устройство и обыскать (заявителя). Однако последний оказал сопротивление. Он вытолкнул их из камеры и хватал Л. за руки так, что последний не смог обыскать его. Кроме этих противоправных действий, (заявитель) бранился и игнорировал просьбу сотрудников прекратить свое противоправное поведение. Соответственно, Л. был вынужден применить силу против (заявителя): он ударил (заявителя) три раза резиновой дубинкой. Он наносил удары по спине и ягодицам. Он не наносил ударов по голове (заявителя)…
Проверка не обнаружила доказательств, подтверждающих (утверждения заявителя) о том, что он был избит М., начальником следственного изолятора, или другими сотрудниками.
Применение резиновой дубинки против заявителя являлось обоснованным, в соответствии со статьей 45 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений".
25. Ленинский районный суд 27 сентября 2005 г. оставил постановление прокурора без изменения. Суд нашел, что заявитель оказал охранникам сопротивление, и последние были вынуждены применить силу, чтобы остановить его. Заявитель возражал. Он отметил, что при обстоятельствах дела с участием четырех сотрудников применение резиновой дубинки являлось излишней мерой. 23 ноября 2005 г. Верховный суд Республики Мордовия оставил решение от 27 сентября 2005 г. без изменения.

3. Другие утверждения о жестоком обращении

26. 5 сентября 2005 г. администрация изолятора принудительно накормила заявителя. Жалоба, поданная 6 сентября 2005 г. отцом заявителя в прокуратуру, была оставлена без ответа.
27. 12 октября 2005 г. заявитель предположительно был со скованными за спиной руками подвешен охранниками к балке. Ноги заявителя не касались земли. Его содержали в таком положении в течение двух часов. Жалоба отца заявителя была отклонена прокуратурой 17 января 2006 г. По мнению прокурора, заявитель оказал сопротивление охранникам, и ему пришлось надеть наручники. На балке охранники его не подвешивали.
28. По-видимому, в 2009 году прокуратура провела дополнительную проверку происшествия 12 октября 2005 г., и 11 января 2009 г. жалоба заявителя была вновь отклонена. Заявитель утверждал, что окончательное решение по существу было вынесено Верховным судом Республики Мордовия 26 февраля 2009 г.

4. Продление срока содержания заявителя под стражей

29. До третьего судебного разбирательства заявитель оставался под стражей. 24 августа 2005 г. Пролетарский районный суд г. Саранска продлил срок содержания заявителя под стражей на три месяца. Суд отметил, что заявитель обвиняется в тяжком преступлении и пытался скрыться в период расследования дела. 30 ноября 2005 г. Верховный суд оставил кассационное определение без изменения.

5. Содержание в здании суда

30. 15 февраля и 15 марта 2006 г. заявитель был доставлен в Верховный суд Республики Мордовия на заседания суда кассационной инстанции. Он утверждал, что в эти дни он не мог употребить свой сухой паек, так как в здании суда было невозможно получить кипяток. 4 апреля 2006 г. Министерство внутренних дел уведомило отца заявителя, что в здании суда действительно отсутствует чайник, и направило копию жалобы в органы, отвечающие за обслуживание зданий судов.

6. Освобождение заявителя из заключения

31. После отбытия наказания 18 октября 2006 г. заявитель был освобожден.

II. Применимое национальное законодательство

Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"
32. Физическая сила в местах содержания под стражей может быть применена в отношении заключенных для пресечения совершаемого ими правонарушения или преодоления их противодействия законным требованиям сотрудников мест содержания под стражей, если ненасильственные способы не обеспечивают прекращения правонарушения либо выполнения законных требований (статья 44).
33. Резиновые дубинки могут быть применены в отношении заключенных при следующих обстоятельствах (статья 45):
(1) для отражения нападения подозреваемого или обвиняемого на сотрудников мест содержания под стражей и иных лиц;
(2) для пресечения массовых беспорядков или групповых нарушений установленного режима содержания под стражей;
(3) для пресечения неправомерных действий заключенного, оказывающего неповиновение законным требованиям сотрудников мест содержания под стражей;
(4) для освобождения заложников;
(5) для пресечения попытки побега заключенного из места содержания под стражей или из-под конвоя или
(6) для пресечения попытки заключенного причинить вред окружающим.

Право

I. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции

34. Заявитель жаловался на то, что 30 июля 2005 г. он был избит охранниками и что последующее расследование являлось неэффективным в нарушение статьи 3 Конвенции, которая предусматривает:
"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".
35. Власти Российской Федерации опровергли эти доводы. Они указали, что применение силы против заявителя было законным и юридически оправданным. Несколько раз он нарушал правила внутреннего распорядка. Он участвовал в драках и ссорах с другими заключенными и оказывал неповиновение законным требованиям сотрудников изолятора и исправительной колонии. Что касается происшествия 30 июля 2005 г., заявитель не исполнил законных требований начальника и охранников, и последним пришлось реагировать соответствующим образом, чтобы пресечь его нападение. Стычка произошла в узком дверном проеме штрафного изолятора. Охранник, который применил резиновую дубинку в отношении заявителя, должен был действовать быстро, так как другие не могли ему помочь из-за ограниченности пространства. Охранник надлежащим образом предупредил заявителя, прежде чем использовал резиновую дубинку, чтобы остановить его. Использование резиновой дубинки продолжалось несколько секунд и не может расцениваться как "бесчеловечное или унижающее достоинство обращение". Кроме того, охранники незамедлительно доставили заявителя к врачу, который осмотрел его и зафиксировал причиненные телесные повреждения. Повреждения не были серьезными и не повлекли за собой вреда здоровью. Утверждения заявителя о жестоком обращении были проверены прокурором и судами двух инстанций. Прокурор допросил заявителя, охранников и медицинский персонал. Он не счел необходимым осмотреть место предполагаемого преступления. Выводы прокурора были подтверждены судами. Расследование, проведенное властями в связи с утверждениями заявителя в отношении жестокого обращения, являлось эффективным, как того требует процессуальный аспект статьи 3 Конвенции.
36. Заявитель поддержал свои жалобы. Он отрицал, что оказывал сопротивление охранникам. При весе 60 кг и росте 1 м 65 см было физически невозможно оказать эффективное сопротивление сотрудникам, так как рост одного из них превышал 2 м. Он считает, что применение против него резиновой дубинки являлось избыточной мерой, и в ее применении не было необходимости. Это действие по природе являлось карательной мерой и означало пытку. Заявитель также считал, что последующее расследование не было эффективным или всесторонним. При этом оно не было полным. Прокурор не допрашивал представителей заявителя и не назначал независимую медицинскую экспертизу травм заявителя.

A. Приемлемость жалобы

37. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо жалобы

1. Предполагаемое жестокое обращение

38. Европейский Суд не раз указывал, что статья 3 Конвенции закрепляет одну из основополагающих ценностей демократического общества. Даже при самых сложных обстоятельствах, таких как борьба с терроризмом и организованной преступностью, Конвенция абсолютно исключает пытку и бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и наказание, независимо от поведения потерпевшего (см., в частности, Постановление Большой Палаты по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, § 119, ECHR 2000-IV; и Постановление Большой Палаты по делу "Сельмуни против Франции" (Selmouni v. France), жалоба N 25803/94, § 95, ECHR 1999-V).
39. В контексте лишения свободы Европейский Суд подчеркивал, что лица, содержащиеся под стражей, находятся в уязвимом положении, и власти обязаны обеспечить их физическое благополучие (см. Постановление Европейского Суда по делу "Тарариева против Российской Федерации" (Tarariyeva v. Russia), жалоба N 4353/03, § 73, ECHR 2006 — … (извлечения) * ; Постановление Европейского Суда от 4 октября 2005 г. по делу "Сарбан против Молдавии" (Sarban v. Moldova), жалоба N 3456/05, § 77; и Постановление Европейского Суда по делу "Муйсель против Франции" (Mouisel v. France), жалоба N 67263/01, § 40, ECHR 2002-IX). В отношении лица, лишенного свободы, любое использование силы, которое не является строго необходимым в связи с его поведением, умаляет человеческое достоинство и в принципе нарушает право, гарантированное статьей 3 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 7 декабря 2006 г. по делу "Шейдаев против Российской Федерации" (Sheydayev v. Russia), жалоба N 65859/01, § 59 <**>; и Постановление Европейского Суда от 4 декабря 1995 г. по делу "Рибич против Австрии" (Ribitsch v. Austria), Series A, N 336, § 38). На государстве-ответчике лежит бремя доказывания того, что применение силы, повлекшее травмирование заявителя, не являлось чрезмерным (см., в частности, Постановление Европейского Суда от 12 апреля 2007 г. "Дзвонковский против Польши" (Dzwonkowski v. Poland), жалоба N 46702/99, § 51).
———————————
* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2007.
<**> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2007.

40. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что сторонами не оспаривается, что 30 июля 2005 г. заявителю были причинены ушибы вследствие применения к нему силы со стороны персонала изолятора. Европейский Суд учитывает доводы властей Российской Федерации о том, что эти ушибы были незначительны и не повлекли за собой никаких "проблем со здоровьем". Однако сам по себе этот факт не может исключить возможность того, что такое обращение было достаточно серьезным, чтобы считать его бесчеловечным и унижающим достоинство. Европейский Суд полагает, что степень кровоподтеков, зафиксированных медицинскими работниками изолятора, свидетельствует о том, что травмы заявителя были достаточно серьезными. Соответственно, вопрос, который должен рассмотреть в настоящем деле Европейский Суд, заключается в том, несет ли государство ответственность, в соответствии со статьей 3 Конвенции, за эти травмы.
41. Учитывая материалы, имеющиеся в его распоряжении, и доводы сторон, Европейский Суд отвечает на этот вопрос отрицательно. По мнению Европейского Суда, применение силы против заявителя было законным и несомненно необходимым в ответ на агрессивное поведение заявителя.
42. Европейский Суд соглашается с объяснениями властей Российской Федерации о том, что стычка между заявителем и Л., охранником тюрьмы, который использовал резиновую дубинку, чтобы усмирить заявителя, произошла в узком дверном проходе и что другие сотрудники не могли прийти в тот момент Л. на помощь.
43. Кроме того, Европейский Суд отмечает, что заявитель отказался подчиняться законным требованиям сотрудников изолятора. Он бранился на сотрудников, выталкивал из камеры и хватал одного из них за руки. Европейский Суд считает, что при таких обстоятельствах сотрудники были вынуждены применить силу, чтобы войти в камеру и обыскать заявителя.
44. При таких обстоятельствах Европейский Суд не может заключить, что 30 июля 2005 г. использование резиновой дубинки тюремными охранниками для сдерживания заявителя составляло бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, противоречащее статье 3 Конвенции. Хотя заявитель, несомненно, испытал психологические и физические страдания в результате стычки с персоналом изолятора, примененная к нему сила не может считаться чрезмерной. Соответственно, по делу требования статьи 3 Конвенции в ее материальном аспекте нарушены не были.

2. Адекватность расследования

45. Европейский Суд напоминает, что если лицо выступает с достоверным утверждением о том, что оно претерпело обращение, нарушающее статью 3 Конвенции, данное положение во взаимосвязи с вытекающей из статьи 1 Конвенции общей обязанностью государства обеспечивать "каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в… настоящей Конвенции" подразумевает проведение эффективного официального расследования". Это расследование должно вести к установлению и наказанию виновных (см. упоминавшееся выше * Постановление Европейского Суда по делу "Ассенов и другие против Болгарии", § 102).
———————————
* Постановление Европейского Суда от 28 октября 1998 г. по делу "Ассенов и другие против Болгарии" (Assenov and Others v. Bulgaria), Reports of Judgments and Decisions 1998-VIII, в тексте настоящего Постановления упоминается впервые (прим. переводчика).

46. Обязательство расследовать это "не обязательство получить результат": не каждое расследование обязательно должно быть успешным или привести к результатам, подтверждающим изложение фактов заявителем; однако оно должно, в принципе, вести к выяснению обстоятельств дела и, если жалобы оказались обоснованными, — к установлению и наказанию виновных (см. Постановление Европейского Суда по делу "Пол и Одри Эдвардс против Соединенного Королевства" (Paul and Audrey Edwards v. United Kingdom), жалоба N 46477/99, § 71, ECHR 2002-II; и Постановление Европейского Суда по делу "Махмут Кая против Турции" (Mahmut Kaya v. Turkey), жалоба N 22535/93, § 124, ECHR 2000-III).
47. Расследование доказуемого утверждения о жестоком обращении должно быть тщательным. Это означает, что власти должны всегда принимать серьезные попытки установить, что произошло, не используя поспешные или необоснованные выводы с целью прекращения расследования или в качестве основы для своих решений (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Ассенов и другие против Болгарии", § 103 и последующие). Они должны принять доступные им разумные меры для обеспечения доказательств, связанных с происшествием, включая, в частности, показания свидетелей и заключения судебно-медицинской экспертизы (см., с необходимыми изменениями, Постановление Большой Палаты по делу "Салман против Турции" (Salman v. Turkey), жалоба N 21986/93, § 106, ECHR 2000-VII; Постановление Большой Палаты по делу "Танрыкулу против Турции" (Tanrikulu v. Turkey), жалоба N 23763/94, § 104 и последующие, ECHR 1999-IV; и Постановление Европейского Суда от 14 декабря 2000 г. по делу "Гюль против Турции" (Gul v. Turkey), жалоба N 22676/93, § 89). Любой недостаток в расследовании, умаляющий возможность установления причины травм или личности виновного, может не соответствовать этому стандарту.
48. Кроме того, расследование должно быть безотлагательным. В делах, затрагивающих статьи 2 и 3 Конвенции, в которых ставится вопрос об эффективности официального расследования, Европейский Суд часто оценивал оперативность реакции властей на жалобы в период, относящийся к обстоятельствам дела (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Лабита против Италии", § 133 и последующие). Учитывалось начало расследования, задержки в получении показаний (см. Постановление Европейского Суда по делу "Тимурташ против Турции" (Timurtas v. Turkey), жалоба N 23531/94, § 89, ECHR 2000-VI; и Постановление Европейского Суда от 9 июня 1998 г. по делу "Текин против Турции" (Tekin v. Turkey), Reports 1998-IV, § 67) и продолжительность первоначального расследования (см. Постановление Европейского Суда от 18 октября 2001 г. по делу "Инделикато против Италии" (Indelicato v. Italy), жалоба N 31143/96, § 37).
49. Обращаясь к фактам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что в связи с жалобой заявителя, поданной 2 августа 2005 г., прокуратура осуществила проверку его утверждений о жестоком обращении. Проверка закончилась 12 августа 2005 г. Утверждения заявителя были впоследствии рассмотрены национальными судами двух инстанций. Окончательное решение по существу было вынесено 23 ноября 2005 г. Европейский Суд отмечает, что власти быстро отреагировали на жалобу заявителя.
50. Европейский Суд также отмечает, что власти предприняли все необходимые шаги для проверки утверждений заявителя. Они допросили заявителя и тюремных служащих, участвовавших в происшествии, и изучили рапорты, подготовленные ими, и заключения медицинских осмотров, проведенных двумя медицинскими работниками. Судебные власти рассмотрели материалы прокурорской проверки и обеспечили присутствие заявителя и его представителя в суде. Европейский Суд указывает, что материалы дела не позволяют полагать, что выводы национальных властей в отношении утверждений заявителя были неразумными или недоказанными.
51. Вышеупомянутые выводы являются достаточными, чтобы Европейский Суд мог заключить, что расследование жалобы заявителя на жестокое обращение в милицейском * изоляторе было "эффективным". Соответственно, требования статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте нарушены не были.
———————————
* Следственный изолятор N 1 УФСИН России по Республике Мордовия не является милицейским (прим. переводчика).

II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

52. Наконец, заявитель ссылался на нарушения его прав, гарантированных статьями 3, 5, 6 и 8 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в отношении уголовного разбирательства против него.
53. Однако, принимая во внимание представленные материалы, Европейский Суд находит, что обжалуемые события не содержат признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или протоколами к ней. Следовательно, жалоба в данной части подлежит отклонению как явно необоснованная, в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1) признал приемлемой жалобу на нарушение статьи 3 Конвенции в части жестокого обращения с заявителем 30 июля 2005 г. и эффективности последующего расследования, а в остальной части — неприемлемой;
2) постановил, что по делу требования статьи 3 Конвенции нарушены не были.
Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 21 октября 2010 г., в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда Х.РОЗАКИС

Заместитель Секретаря Секции Суда А.ВАМПАШ