Страховой брокер не является стороной договора перестрахования, у которой возникает право требования возврата незаработанной части премии и оплаты доли перестраховщика в убытках

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.06.2008 по делу N А56-50286/2006

Резолютивная часть постановления объявлена 26 мая 2008 года
Постановление изготовлено в полном объеме 02 июня 2008 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Масенковой И.В.
судей Зайцевой Е.К., Копыловой Л.С.
при ведении протокола судебного заседания: Васюковой В.И.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-3600/2008) ООО "Скан Марин Консалтинг" на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.02.2008 г. по делу N А56-50286/2006 (судья Кожемякина Е.В.), принятое
по иску общества с ограниченной ответственностью "Скан Марин Консалтинг"
к обществу с ограниченной ответственностью "Страховая компания "АВИА"
3-е лицо ООО "Страховая компания "Ковчег", ЗАО "СК "Руско", ЗАО "Северо-Западная Промышленная страховая компания", ООО "СО "Зенит",
о взыскании задолженности и неустойки
при участии:
от истца: пр. Рудь М.Г., дов. от 11.07.2007 г. N 117
от ответчика: пр. Григорьевой И.Н., дов. от 18.12.2007 г. б/н
от 3-х лиц: не явились, извещены

установил:

общество с ограниченной ответственностью "СканМаринКонсалтинг" (далее — ООО "СканМаринКонсалтинг", истец) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Страховая компания "АВИА" (далее — ООО "СК "АВИА", ответчик) о взыскании задолженности по договору в сумме 870845,90 руб., неустойки в сумме 265608,00 руб. и расходов по уплате государственной пошлины в сумме 17182,27 руб. Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.09.2007 г. к участию в деле в качестве третьих лиц привлечены ООО "Страховая компания "Ковчег", ЗАО "Страховая компания "РУСКО", ЗАО "Страховая компания "Зенит", ЗАО "Северо-Западная Промышленная страховая компания".
Решением арбитражного суда первой инстанции от 19.02.2008 года в удовлетворении исковых требований отказано.
В апелляционной жалобе ООО "СканМаринКонсалтинг" просит решение суда первой инстанции отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований. По мнению подателя апелляционной жалобы, судом не приняты во внимание следующие обстоятельства:
— все расчеты и платежи между перестрахователями и перестраховщиком должны были происходить через брокера;
— обязательства перед перестрахователями брокером выполнены;
— правоотношения по перестрахованию возникли фактически между перестрахователем и перестраховщиком (ответчиком);
— в данном случае применим пункт 3 статьи 958 ГК РФ, в соответствии с которым при досрочном расторжении договора страхования по обстоятельствам иным, нежели страховой случай, страховщик имеет право на получение части страховой премии, пропорционально времени, в течение которого осуществлялось перестрахование;
— у перестраховщика возникла обязанность вернуть перестрахователю незаработанную часть страховой премии, произведя расчеты через брокера, эта обязанность установлена также пунктом 1.4 дополнительного соглашения от 02.08.2004 г. N 3 к договору;
— 27.12.2004 г. между ООО "СканМаринКонсалтинг" и ООО "СК "АВИА" заключено дополнительное соглашение N 1 к Соглашению о расторжении договоров перестрахования от 21.06.2004 г., в соответствии с которым срок на проведение указанных выше взаиморасчетов был продлен до 31.12.2005 г., обязанность произвести указанные выплаты предусмотрена пунктом 2.2 договора;
— ответчику в соответствии с пунктом 3.1.2 договора были выставлены счета и бордеро договоров, которые подлежали оплате в течение пяти дней с момента их подтверждения, но не позднее 31.12.2005 г., часть суммы в размере 402580,56 руб. уплачена, что свидетельствует о признании ответчиком обоснованности предъявленных к нему требований;
— судом в решении ошибочно указано, что счет N 3/2 не содержит подписи и печати ответчика;
— 09.11.2005 г. ответчик совершил платеж в размере 145597,67 руб. по выплатам по расторгнутым договорам перестрахования за период с 01.01.2004 г. по 30.06.2004 г. и платеж после направления претензии от 11.07.2006 г. в сумме 383264,02 руб.
В отзыве на апелляционную жалобу ответчик возражал против ее удовлетворения, указав следующее:
— требования по расторгнутым договорам перестрахования вправе были предъявлять перестрахователи, а не истец, обязательства по перестрахованию возникли перед перестрахователями;
— страховой брокер вправе предъявлять требования только по обязательствам, корреспондирующим его правам как брокера, основанным на заключении договора оказания брокерских услуг;
— право требовать возврата незаработанной части страховой премии и возмещения убытков на основании договора страхования может возникнуть только у страховщика, которым страховой брокер не является;
— истцом не представлено доказательств уплаты страховых премий и иных доказательств обоснованности размера предъявленных к взысканию сумм, в том числе количества размещенных договоров на перестрахование, ответчику в период досудебных переговоров такие документы, несмотря на неоднократные требования, также не представлялись;
— неустойка, установленная пунктом 6.1 договора об облигаторном страховании, в данном случае неприменима, расчет неустойки не представлен;
— оснований, предусмотренных статьей 958 ГК РФ для возврата страховых премий, не наступило;
— факт оплаты одного из счетов не доказывает факта получения ответчиком других счетов, платеж в размере 383264,02 руб. по соглашению от 01.08.2006 г. не является признанием требований, вытекающих из договора облигаторного перестрахования.
В судебном заседании истец поддержал доводы апелляционной жалобы. Ответчик против ее удовлетворения возражал по мотивам, изложенным в отзыве.
Третьи лица, извещенные надлежащим образом, в судебное заседание не явились. С учетом мнения сторон и в соответствии с положениями статей 123, 156 АПК РФ суд считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.
Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены в апелляционном порядке.
Заслушав объяснения сторон, изучив материалы, представленные в дело, и оценив доводы апелляционной жалобы, апелляционный суд считает, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.
Как следует из материалов дела, между ООО "СканМаринКонсалтинг" (страховой брокер) и ООО "СК "АВИА" (перестраховщик) заключен договор от 31.12.2003 г. N 04/001/04 ПК-О об облигаторном пропорциональном перестраховании автотранспорта, согласно условиям которого брокер от своего имени, но по поручению и в интересах перестрахователя передает, а перестраховщик в безакцептном порядке принимает на себя риски выплаты страхового возмещения (страховой суммы) перестрахования по договорам страхования автотранспорта. Перестраховочная защита распространялась на все договоры страхования автотранспорта, заключенные перестрахователем в период с 01.01.2004 г. по 31.12.2004 г. (л.д. 12 — 15 т. 1).
Пунктами 2.2 — 2.4 договора предусмотрено, что расчеты по договору осуществляются через брокера, комиссия брокера составляет разницу между премией, полученной от перестрахователя, и премией, причитающейся перестраховщику. Перестраховщик обязуется возместить перестрахователю часть окончательного брутто-убытка, понесенного последним, исходя из лимита ответственности, установленного приложением N 2 к договору (л.д. 16 т. 1). Перестрахование осуществляется в соответствии с оригинальными условиями страхования перестрахователя на основе нетто-тарифов, согласованных в приложении N 1 к договору (л.д. 17 т. 1).
В приложении N 3 к договору перечислены сведения, которые необходимо и достаточно указывать в бордеро по перестрахованию (ретроцессии) автотранспортных средств (л.д. 18 т. 1).
21 июня 2004 г. между ООО "СканМаринКонсалтинг" как перестрахователем и ООО "СК "АВИА" как перестраховщиком заключено соглашение о расторжении договоров, принятых в перестрахование на основании договора от 31.12.2003 г. N 04/001/04 ПК-О с 01.07.2004 г., и проведении взаиморасчетов по страховым событиям, наступившим с 01.07.2004 г. до 30.12.2004 г. (л.д. 19 т. 1). В указанный срок стороны согласовали также возврат незаработанной премии по каждому расторгнутому договору, который подлежал расчету по правилам формирования страховых резервов. В соглашении стороны указали, что правоотношения между ними регулируются нормами гражданского права и Генеральным договором об общих условиях факультативного перестрахования.
Кроме того, 02.08.2004 г. заключено дополнительное соглашение N 3 к договору N 04/001/04 ПК-О о порядке расчетов по договору, в соответствии с которым перестрахователи имеют право на получение суммы страхового возмещения только в том случае, если страховая премия оплачивалась через брокера (ООО "СканМаринКонсалтинг"), и при неполной уплате страховой премии, если условиями оригинального договора страхования не предусмотрена возможность зачета причитающегося к выплате страхового возмещения в счет уплаты страховой премии. Также соглашением установлена обязанность перестраховщика вернуть перестрахователю незаработанную часть страховой премии в случае досрочного прекращения риска.
Также сторонами было заключено дополнительное соглашение N 1 от 27.12.2004 г. к соглашению о расторжении договоров перестрахования от 21.06.2004 г. об изменении даты окончания взаиморасчетов на 31.12.2005 г. (л.д. 21).
Согласно представленным истцом бордеро расторгнутых оригинальных договоров страхования, сумма незаработанной страховой премии составила:
— по договорам страхования со страховой суммой до 5000 долларов США (валюта — доллары США) — 145597,67 руб.;
— по договорам страхования со страховой суммой до 5000 долларов США (валюта — рубли) — 29535,91 руб.;
— по договорам страхования со страховой суммой свыше 5000 долларов США (валюта — доллары США) — 1017627,83 руб.;
— по договорам страхования со страховой суммой свыше 5000 долларов США (валюта — рубли) — 188131,29 руб. (л.д. 76 — 103 т. 1).
Кроме того, в 3-м квартале был произведен перерасчет в связи с восстановлением страховых сумм, расширением покрытия автокаско, ошибочным указанием страховой суммы, заменой полиса, согласно которому к возврату ответчиком причиталось 563,93 руб. (л.д. 104 т. 1).
Также, согласно представленным истцом бордеро убытков по договорам страхования, перестраховщик должен был выплатить страховое возмещение убытков в размере 402580,56 руб. (л.д. 105 — 107 т. 1).
На уплату незаработанной части страховой премии и суммы, полученной в результате перерасчетов в общем размере 1381456,63 руб., истцом ответчику выставлен счет N 3/1 по состоянию на 30.09.2004 г., а также счет N 3/2 на уплату возмещения убытков по договорам страхования в доле, причитающейся перестраховщику (402580,56 руб.) (л.д. 22, 25 т. 1).
Платежными поручениями от 24.06.2005 г. N 206 и от 29.07.2005 г. N 237 погашена доля перестраховщика в убытках, а платежным поручением от 07.11.2005 г. N 357 уплачено 145597,67 руб. согласно счету N 3/1 бордеро расторгнутых полисов (страховая сумма до 5000 долларов США).
11.07.2006 г. ООО "СканМаринКонсалтинг" было направлено письмо ООО "СК "АВИА" о погашении задолженности по счету N 3/1 в сумме 1235858,96 руб., а также об оплате счета N 4 за период с 01.10.2004 г. на 17979,94 руб. (108,35 руб. бордеро расторгнутых полисов и 17871,59 руб. — доля перестраховщика в убытках) и счета N 1 за период с 01.01.2005 г. по 30.03.2005 г. на 271,02 руб. (доля перестраховщика в убытках) (л.д. 26 т. 1).
По состоянию на 11.08.2006 г., как следует из письма истца N 237, в погашение задолженности было зачтено 383264,02 руб., поступивших брокеру 03.08.2005 г. (л.д. 27) по платежному поручению от 02.08.2006 г. N 297 с назначением платежа "оплата сальдо по договорам перестрахования согласно соглашению б/н от 01.08.2006 г." (л.д. 73 т. 2). Оставшуюся сумму задолженности в размере 870845,90 руб. ответчику было предложено перечислить на расчетный счет брокера в срок до 25.08.2006 г.
Поскольку названная сумма на счет ООО "СканМаринКонсалтинг" не поступила, последнее обратилось за ее взысканием в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области. При этом платеж в размере 383264,02 руб., поступивший истцу 03.08.2006 г., был им расценен как оплата по счету N 1 за период с 01.01.2005 г. по 30.03.2005 г., по счету N 4 за период с 01.10.2004 г. по 31.12.2004 г. и частично по счету N 3/1 за период с 01.10.2004 г. по 30.06.2004 г. Также к взысканию была предъявлена неустойка, предусмотренная пунктом 6.1 договора облигаторного перестрахования, в размере 0,1% за период с 01.01.2006 г. по 01.11.2006 г. в общем размере 265608,00 рублей.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции посчитал, что:
— соглашение от 21.06.2004 г. заключено не о расторжении договора облигаторного перестрахования, заключенного между истцом и ответчиком, а договоров, принятых в перестрахование на основании этого договора, следовательно, договор от 31.12.2003 г. N 04/001/04 ПК-О считается действующим согласно предусмотренным им срокам — до урегулирования всех страховых случаев и регрессных исков, возникших по договорам страхования, заключенных перестрахователем в период, определенный в пункте 2.1 договора. Отзыв лицензии не является автоматическим расторжением заключенного договора;
— у истца сохранялась обязанность предоставлять перестраховщику ежеквартально бордеро премий и убытков в соответствии с пунктом 3.1.2 договора до 31.12.2005 г., первичные документы в подтверждение сведений, отраженных в бордеро, имеющихся в материалах дела, истребованные судом, истцом не представлены;
— размер предъявленной к взысканию суммы не подтвержден: счета N 3/1, 4, 1 не могут быть признаны надлежащим доказательством, так как являются односторонним документом, подписанным только исковой стороной, доказательства получения ответчиком счетов отсутствуют, равно как и получения письма от 11.07.2006 г. N 208, частичная уплата сумм, указанных в счете N 3/1, и суммы, указанной в счете N 3/2, подтверждает лишь признание суммы уплаченной задолженности, а не факт получения счетов, брокерские договоры в области облигаторного перестрахования не подтверждают факт размещения полисов в ООО "СК "АВИА", количество размещенных договоров не указано. В то же время имеются доказательства вручения истцу письма ответчика от 11.07.2006 г. N 99 об истребовании документов в обоснование предъявленных убытков;
— страховые брокеры не вправе осуществлять деятельность в качестве страхового агента, страховщика, перестраховщика, правоспособность брокера не может включать в себя деятельность по оценке страхового риска, получению страховых премий (страховых взносов), формированию страховых резервов, инвестированию активов, определению размера убытков или ущерба, произведению страховых выплат, осуществлению иных, связанных с исполнением обязательств по договору страхования, действий, то есть страховой брокер не является стороной договора перестрахования, у которой возникает право требовать возврата незаработанной части премии и оплаты доли перестраховщика в убытках;
— предусмотренная договором неустойка может быть взыскана за нарушение сроков, установленных договором, тогда как в данном случае ответчику вменяется нарушение сроков, установленных соглашением о расторжении договоров перестрахования (ретроцессии) от 21.06.2006 г. с дополнительным соглашением от 27.12.2004 г. N 1.
Суд апелляционной инстанции не находит оснований для переоценки вывода суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.
Из буквального содержания формулировки предмета договора об облигаторном пропорциональном страховании автотранспорта, заключенного между истцом и ответчиком, следует, что основанием для его заключения послужили действия истца по исполнению сделок об оказании ООО "СканМаринКонсалтинг" услуг определенным страховым компаниям в качестве агента при перестраховании рисков, предусмотренных договорами страхования автотранспорта, заключенными названными страховыми компаниями с третьими лицами. Такой вывод следует из того, что истцом совершены юридические действия по заключению договора перестрахования от 31.12.2003 г. от своего собственного имени, но за счет и в интересах иных страховых компаний, что соответствует определению агентского договора, предусмотренного статьей 1005 ГК РФ. Такая деятельность соответствует статусу и правомочиям страхового брокера, определенным в пункте 2 статьи 8 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее — Закон N 4015-1).
Следует отметить, что понятие "страховой агент", сформулированное в пункте 1 названной статьи для целей правоотношений по страхованию, не соответствует понятию агент как стороны гражданско-правового агентского договора. Тем не менее это обстоятельство не исключает квалификацию заключенных иными участниками правоотношений по страхованию (в частности страховыми брокерами) договоров как агентских применительно к признакам названного договора, предусмотренных ГК РФ, и применения правового регулирования, установленного для агентских сделок в части, не противоречащей специальному законодательству, поскольку наименование стороны договора его квалифицирующим признаком не является. Следует отметить, что, вопреки утверждению суда первой инстанции, именно страховой агент действует от имени страховщика и по его поручению, в том числе на основании доверенности. Страховым брокерам Законом N 4015-1 предоставлено право действовать в интересах страховщика от своего имени, что соответствует признакам агентского договора или договора комиссии, но не договора поручения, как указал суд первой инстанции.
В соответствии с положениями пункта 1 статьи 1005 ГК РФ по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. Поскольку специальным законодательством, регулирующим правоотношения, связанные с заключением договоров страхования, не предусмотрено иного, права и обязанности, вытекающие из договора от 31.12.2003 г., являющегося договором перестрахования рисков выплаты страховых возмещений страховыми компаниями, воспользовавшимися услугами страхового брокера, возникли у последнего. В силу положений статьи 967 ГК РФ фактически истец приобрел права и обязанности страхователя предпринимательского риска выплаты страхового возмещения в случае причинения убытков застрахованным транспортным средствам на условиях, оговоренных в договоре перестрахования от 31.12.2003 г. N 04/001/04 ПК-О, где ответчик являлся страховщиком, но при этом статус страхователя не получил.
Учитывая изложенное, не может быть признан основанным на законе вывод суда первой инстанции о том, что у страхового брокера отсутствует право требования выплат сумм, причитающихся страхователю по договору перестрахования. Следует учесть, что при предъявлении таких требований страховой брокер выступает не как страхователь по договору перестрахования, которым остается лицо, в чьих интересах он действует, а лишь реализует права и обязанности страхователя в интересах последнего. В силу обязанности страхового брокера передать принципалу все полученное по заключенным им сделкам в конечном счете получателями сумм по договору перестрахования будут являться именно страхователи. Таким образом, приобретение страховым брокером прав и обязанностей из договора перестрахования не противоречит положениям статьи 933 ГК РФ, на которую сослался суд первой инстанции.
В то же время неверная правовая квалификация судом первой инстанции правоотношений сторон не повлекла принятия неправильного решения, поскольку, как правильно отметил суд, истцом не доказаны ни правовые основания выплат, предъявленных к взысканию, ни их размер.
Условиями пунктов 7.2, 7.4 договора перестрахования, заключенного между истцом и ответчиком, предусмотрено, что обязательства по переданным в перестрахование рискам сохраняются до их фактического исполнения, возвратов незаработанной части премии в случае досрочного расторжения договора не предусмотрено. Единственным основанием для возврата премии является предусмотренный пунктом 3.2.4 договора перестрахования случай, когда часть страховой премии возвращается страховщиком страхователю по основному договору страхования, сведений о таких возвратах в материалах дела не содержится.
Не вытекает такой обязанности и из закона. Статьей 958 ГК РФ, предусматривающей особенности досрочного прекращения договора страхования, установлено, что страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование только в случае прекращения договора по основаниям, предусмотренным пунктом 1 названной статьи или при досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования, если обязанность возврата премии в таком случае предусмотрена договором страхования. Досрочное прекращение действия лицензии страховщика ни к одному из обстоятельств, предусмотренных статьей 958 ГК РФ, не относится. Следует отметить, что в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие факт отзыва у ответчика лицензии, имеются лишь ссылки сторон на это обстоятельство.
При этом, как верно отметил суд первой инстанции, соглашения сторон о прекращении договора об облигаторном перестраховании не заключалось, в соглашении от 21.06.2004 г. речь идет о расторжении договоров, принятых в перестрахование, а не самого договора перестрахования. Указывая в пункте 3 названного соглашения на обязательства перестраховщика перед брокером в части возврата незаработанной премии по каждому договору, стороны соглашения, тем не менее, не указали, на каком основании эти обязательства возникли. Пунктом 1.4 дополнительного соглашения к договору перестрахования N 3 от 02.08.2004 г. предусмотрен возврат незаработанной части премии только в случае прекращения застрахованного риска на основании уведомления перестрахователя (в целях данного соглашения под перестрахователями понимались, очевидно, лица, застраховавшие риск наступления обязательства по осуществлению страховой выплаты по основному договору страхования автотранспортного средства), таких уведомлений перестрахователями не направлялось.
Таким образом, ни из соглашений сторон, ни из требований законодательства не следует, что у ответчика имеется обязательство по возврату полученных им в связи с заключением договора перестрахования страховых премий.
Следует также признать справедливым вывод суда первой инстанции и о том, что истцом не обоснован расчет предъявленных к взысканию сумм. Также отсутствуют доказательства перечисления ответчику страховых премий, доказательства наступления страховых случаев, по которым предъявлены требования о возмещении убытков, документально подтвержденные сведения о том, какие именно риски были застрахованы страховым брокером у ООО "Страховая компания "АВИА", по каким из этих рисков предъявлен к возмещению ущерб и размер ущерба.
Следует отметить, что положениями пункта 3.1.2 договора о перестраховании предусмотрена обязанность страхового брокера ежеквартально предоставлять ответчику бордеро премий и убытков и счета премий и убытков для их подтверждения перестраховщиком в соответствии с положениями пункта 3.2.2 договора перестрахования. Доказательств факта исполнения этих обязанностей ответчиком не представлено.
В соответствии с положениями статьи 4.2 договора перестрахования ответчик имеет право осуществлять самостоятельно или совместно с брокером экспертизу и расследование при определении наличия и размера ущерба, осматривать поврежденное транспортное средство, истребовать от брокера копии пакетов документов по страховым случаям, включенным в бордеро убытков. Обращения ответчика к истцу от 11.0.2006 г. N 99 и от 09.02.2007 г. N 29 с требованиями о представлении соответствующих документов остались без ответа (л.д. 41 — 42 т. 1). Не представлено таких доказательств и в материалы дела, несмотря на то, что документы, подтверждающие заявленные истцом требования по размеру, истребовались у него судом первой инстанции. Из представленных в материалы дела соглашений между страховым брокером и страховщиками по основным договорам не следует, какие именно риски и в каком размере были переданы в перестрахование ответчику.
Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства фактов перечисления ответчику страховых премий, наступления страховых рисков, в связи с которыми предъявлены к уплате суммы ущерба, и факта их страхования у ответчика, доказательства, подтверждающие обоснованность и характер перерасчетов на сумму 563,93 руб., включенную в счет 3/1, бордеро и доказательства в обоснование расчетов сумм, отраженных в счетах N 1, 4, составленные в одностороннем порядке бордеро к счетам N 3/1 и 3/2, при отсутствии сведений об их представлении ответчику в соответствии с условиями заключенного с ним договора, не могут являться достаточными доказательствами наличия у ООО "Страховая компания "АВИА" обязательства по уплате указанных в них сумм.
Следует отметить, что счета от 31.12.2004 г. N 4 и от 30.03.2005 г. N 1 не подписаны не только ответчиком, но и истцом, что исключает возможность их оценки как документа и допустимого доказательства по данному делу (л.д. 23 — 24 т. 2). Доказательства вручения счетов N 3/1, 4, 1 ответчику отсутствуют.
Сумма, указанная в счете N 3/2 от 30.09.2004 г., уплачена ответчиком до обращения в суд и фактически в предмет спора по делу не входит. Также, как следует из текста искового заявления, истцом засчитана в счет оплаты счетов N 4, 1 сумма в размере 383264,02 руб., перечисленная по платежному поручению от 02.08.2006 г., то есть суммы, отраженные в названных счетах, также к взысканию в рамках данного дела не предъявлены. При этом, как верно отмечено судом первой инстанции, из текста платежного поручения от 02.08.2006 г. или из каких-либо иных документов не следует, что названная денежная сумма уплачена по счетам N 4, 1, как утверждает податель апелляционной жалобы.
При подаче апелляционной жалобы ее податель ничем не опроверг вывод суда первой инстанции о недоказанности заявленных требований по размеру, дополнительные соглашения, заключенные сторонами, размер взаимных обязательств не определяют, ответчик размер неуплаченных сумм как своих обязательств не признавал. Платежи, с которыми ООО "Страховая компания "АВИА" было согласно, произведены до обращения истца в суд с настоящим иском.
Поскольку из указанного выше не следует, что исковые требования об уплате денежных средств основаны на условиях договора N 04/001/04 ПК-О, верным является и вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для применения ответственности, предусмотренной пунктом 6.1 названного договора за несоблюдение сроков платежей, предусмотренных договором. При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
В связи с отказом в удовлетворении апелляционной жалобы и в соответствии со статьей 110 АПК РФ расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение дела судом апелляционной инстанции остаются на истце.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19 февраля 2008 года по делу N А56-50286/2006 оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО "Скан Марин Консалтинг" — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий МАСЕНКОВА И.В.

Судьи ЗАЙЦЕВА Е.К. КОПЫЛОВА Л.С.