Неустановление при производстве дорожных работ предусмотренных схемой организации движения и Правилами дорожного движения дорожных знаков и неограждение места производства работ при ямочном ремонте является административным правонарушением

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2005 по делу N А26-12181/2004

от 21 марта 2005 года
Дело N А26-12181/2004
Резолютивная часть постановления объявлена 17 марта 2005 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 21 марта 2005 года.
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего М.А.Шестаковой, судей М.Л.Згурской, О.Р.Старовойтовой, при ведении протокола судебного заседания помощником судьи А.А.Литвинасом, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Отделения ГИБДД Пряжинского РОВД на решение Арбитражного суда Республики Карелия от 01.12.2004 по делу N А26-12181/2004 (судья К.И.Мещерякова) по заявлению ГУП "Автомобильные дороги Карелии" ("Карелавтодор") к Отделению ГИБДД Пряжинского РОВД об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности, при участии: от заявителя — не явился, извещен; от ответчика — не явился, извещен,

УСТАНОВИЛ:

ГУП РК "Автомобильные дороги Карелии" (ГУП РК "Карелавтодор") обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с заявлением о признании незаконным и отмене постановления от 19.10.04 N 10 ПЮ 002404 отделения ГИБДД Пряжинского РОВД о привлечении к административной ответственности по ст. 12.34 КоАП РФ за нарушение правил проведения ремонта и содержания дорог в безопасном для дорожного движения состоянии или непринятие мер по своевременному устранению помех в дорожном движении, запрещению или ограничению дорожного движения на отдельных участках дорог в случае, если пользование такими участками угрожает безопасности дорожного движения.
В заявлении предприятия было указано об отсутствии состава административного правонарушения, поскольку указанной нормой предусмотрено привлечение к ответственности за нарушение, если имеет место угроза безопасности дорожного движения, которой, по мнению заявителя, не было. Также указывалось об отсутствии вины юридического лица, поскольку правонарушение было совершено деятельностью филиала.
Кроме того, указывалось на нарушение административным органом процессуальных прав заявителя при производстве по делу об административном правонарушении, нарушение порядка составления протокола.
Решением суда первой инстанции постановление административного органа признано незаконным и отменено.
При вынесении решения суд, руководствуясь ст. 28.2 КоАП РФ, пришел к выводу о допущении административным органом при решении вопроса о привлечении к административной ответственности процессуальных нарушений — ненадлежащего извещения лица о составлении протокола. Данные процессуальные нарушения не могут быть восполнены судом, вследствие чего влекут отмену постановления административного органа о привлечении к ответственности.
В апелляционной жалобе Отделения ГИБДД Пряжинского РОВД ставится вопрос об отмене решения суда в связи с неправильным применением норм административного процессуального права по следующим основаниям.
Судом неправильно была применена ст. 28.2 КоАП РФ, так как законный представитель предприятия — руководитель филиала, действующий по доверенности, был извещен о времени составления протокола, присутствовал при его составлении, но от подписи отказался.
В судебное заседание представители участвующих в деле лиц не явились.
Изучив представленные материалы, суд приходит к следующему.
Как видно из материалов дела, ГУП "РК "Карелавтодор" обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Отделения ГИБДД Пряжинского РОВД от 19.10.04 N 10 ПЮ 002404 о привлечении предприятия к административной ответственности в виде штрафа в размере 25000 руб. за совершение правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 12.34 КоАП РФ.
Согласно ст. 12.34 КоАП РФ нарушение правил проведения ремонта и содержания дорог в безопасном для дорожного движения состоянии или непринятие мер по своевременному устранению помех в дорожном движении, запрещению или ограничению дорожного движения на отдельных участках дорог в случае, если пользование такими участками угрожает безопасности дорожного движения, влечет наложение административного штрафа в размере от 200 до 300 минимальных размеров оплаты труда на юридических лиц.
Оспариваемым постановлением обществу вменено совершение правонарушения, выразившегося, как указано в тексте оспариваемого акта, в неустановлении при производстве дорожных работ дорожных знаков 1.23 "дорожные работы" и 3.25 "конец зоны ограничения максимальной скорости", предусмотренных согласованной между участниками схемой организации движения и ограждения места производства работ при ямочном ремонте и Правилами дорожного движения в РФ 31.08.04 на автодороге "Видлино-Ведлозеро".
Совершение указанного правонарушения в полной мере подтверждено собранными в рамках административного дела доказательствами.
Так, из протокола об административном правонарушении от 15.10.04 N 001551, схемы ДТП, рапорта инспектора Стафеева, пояснений свидетелей и участников произошедшего 31.08.04 на автодороге "Видлица — Ведлозеро" дорожно-транспортного происшествия, других материалов усматривается, что в указанную дату на участке дороги, где производился ремонт дорожного полотна силами работников Пряжинского ДРСУ — филиала ГУП "Карелавтодор", водитель автомобиля "Фольксваген-Гольф" совершил наезд на стоящее транспортное средство — автомобиль ЗИЛ-43362 с прицепом, который использовался для производства ремонтных работ.
Указанный грузовой автомобиль находится на балансе ГУП "Карелавтодор" Пряжинского ДРСУ.
При этом из материалов дела видно и по существу не оспаривается участниками, что данное происшествие, а именно наезд на автомобиль ЗИЛ легкового автомобиля, произошел при отсутствии на автодороге предупреждающего знака о производимых дорожных работах.
Установление предупреждающего знака при производстве работ предусмотрено п. 14 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, являющихся приложением к Правилам дорожного движения в РФ, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090.
Так, в данной норме указано, что должностные и иные лица, ответственные за производство работ на дорогах, обязаны обеспечивать безопасность движения в местах проведения работ.
Эти места, а также неработающие дорожные машины, строительные материалы, конструкции и тому подобное, которые не могут быть убраны за пределы дороги, должны быть обозначены соответствующими дорожными знаками, направляющими и ограждающими устройствами, а в темное время суток и в условиях недостаточной видимости — дополнительно красными или желтыми сигнальными огнями.
В данной же ситуации, как видно из пояснений участников и рапорта инспектора ОГИБДД Стафеева, на прицепе сзади был знак "ограничение максимальной скорости", но на полотне самой автодороги предупреждающих знаков не было.
Указанное обстоятельство можно оценить как нарушение, которое может повлечь нарушение безопасности дорожного движения по смыслу ст. 12.34 КоАП РФ.
Так, из материалов дела видно, что имевшийся на дороге в результате ремонта песок мог создавать дополнительные сложности при производстве движения автомобиля.
При этом, поскольку на необходимом расстоянии от стоящего грузового автомобиля и места производства работ не имелось предупреждающего знака, движение по песку при наличии стоящего (недвигающегося) грузового автомобиля с прицепом на полотне дороги также могло повлечь создание дополнительных помех при осуществлении движения.
При таких данных совершение административного правонарушения при производстве работ ГУП "Карелавтодор" по ст. 12.34 КоАП РФ является доказанным собранными в рамках административного дела материалами.
Из материалов административного производства усматривается, что при составлении протокола 15.10.04 присутствовал представитель заявителя ГУП "Карелавтодор", который был ознакомлен с содержанием протокола, местом и временем рассмотрения дела об административном правонарушении, правами и обязанностями, предусмотренными ст. 25.1 КоАП РФ, но от подписи отказался, что удостоверено подписями понятых.
Как пояснил административный орган, данным представителем предприятия являлся руководитель филиала предприятия — Пряжинского ДРСУ Наумовец К.Н., действующий на основании доверенности от 20.05.04 ГУП "Карелавтодор".
Указанные обстоятельства, а именно присутствие при составлении протокола Наумовец не отрицается и заявителем в обращениях в суд и подтверждается пояснениями представителя заявителя в судебном заседании (протокол от 30.11.04, л. 4). Также Наумовец и был вручен протокол.
В материалах дела имеются доказательства того, что как филиал, так и предприятие были извещены о возбуждении дела об административном правонарушении и дате составления протокола (л.д. 63 — 66), но просили перенести срок рассмотрения на другую дату.
Согласно ст. 25.4 КоАП РФ законным представителем юридического лица является его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица.
Исходя из смысла данной нормы, в административный орган для представления интересов юр. лица могут явиться только указанные лица.
При наличии возможности явиться для осуществления процессуальных прав и обязанностей направление представителя с заведомо ненадлежащими полномочиями и (или) неявку законного представителя суд апелляционной инстанции расценивает как злоупотребление процессуальными нормами с целью уклонения от ответственности.
Кроме того, в п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.04 N 10 внимание судов обращено на следующее:
"Нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных КоАП РФ, является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют или не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.
Существенный характер нарушений определяется исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны, и возможности устранения этих последствий при рассмотрении дела.
Установив при рассмотрении дела несоответствие между датой составления протокола и моментом выявления правонарушения, суд оценивает это обстоятельство с учетом необходимости обеспечения административным органом лицу, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, гарантий, предусмотренных статьей 28.2 КоАП.
При выявлении в ходе рассмотрения дела факта составления протокола в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, суду надлежит выяснить, было ли данному лицу сообщено о дате и времени составления протокола, уведомило ли оно административный орган о невозможности прибытия, являются ли причины неявки уважительными".
Исходя из изложенного, следует сказать, что не во всяком случае допущенные процессуальные нарушения, в том числе нарушение срока составления протокола и др., могут повлечь признание незаконным и отмену постановления административного органа, но только в случае невозможности лицу, привлекаемому к ответственности, воспользоваться своими процессуальными правами представлять доказательства, давать пояснения и т.п., а также невозможности полноценного исследования обстоятельств совершения административного правонарушения.
Поскольку предприятие не было лишено возможности направить надлежащего представителя и при составлении протокола присутствовал руководитель филиала, обладающий широкими правами в отношении деятельности вверенного ему подразделения, нельзя сказать, что юридическое лицо было лишено возможности представлять необходимые по делу доказательства и пользоваться другими, предусмотренными административным законодательством правами и обязанностями.
Как уже было указано, собранными в рамках административного дела доказательствами, по мнению суда апелляционной инстанции, в полной мере доказана вина юридического лица в совершении правонарушения по ст. 12.34 КоАП РФ.
На основании изложенного суд апелляционной инстанции полагает подлежащим отмене решение суда первой инстанции.
Руководствуясь ст. 269 п. 2, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Карелия от 01.12.2004 по делу А26-12181/04 отменить.
В удовлетворении заявления ГУП Республики Карелия "Автомобильные дороги Карелии" отказать.
Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий ШЕСТАКОВА М.А.

Судьи ЗГУРСКАЯ М.Л. СТАРОВОЙТОВА О.Р.