Требование: О признании недействительным пункта договора кредитной линии, применении последствий недействительности в виде взыскания неосновательного обогащения в сумме уплаченной комиссии за выдачу кредита, процентов за пользование чужими денежными средствами, а также судебных расходов на оплату услуг представителя

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.11.2016 по делу N А13-8415/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 7 ноября 2016 года.
В полном объеме постановление изготовлено 11 ноября 2016 года.
Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе судьи Козловой С.В. при ведении протокола секретарем судебного заседания Смирновой Е.В.,
при участии от акционерного общества "ТДЭС" Мудель Д.В. по доверенности от 03.11.2016,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу акционерного общества "ТДЭС" на решение Арбитражного суда Вологодской области от 4 октября 2016 года по делу N А13-8415/2016 (судья Колтакова Н.А.), рассмотренному в порядке упрощенного производства,

установил:

акционерное общество "Торговый дом "Электросталь-Инвест" (местонахождение: 195273, Санкт-Петербург, пр. Пискаревский, д. 63Б, корпус Лит. Б, офис 101; ОГРН 1063525115158; ИНН 3525173337; далее — Общество), ссылаясь на статьи 166, 395, 1103, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), статью 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 393-1 "О банках и банковской деятельности" (далее — Закон N 395-I), обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к акционерному обществу Коммерческому Банку "РУБЛЕВ" (местонахождение: 105066, Москва, пр. Елоховский, д. 3, корпус 2; ОГРН 1027700159233; ИНН 7744001151; далее — Банк) о признании недействительным (ничтожным) пункта 3.6 договора кредитной линии от 27.12.2013 N 289-КЛ, применении последствий его недействительности в виде взыскания 60 000 руб. неосновательного обогащения в сумме уплаченной комиссии за выдачу кредита и 8043 руб. 75 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами. Кроме того, истец просил взыскать с ответчика 20 000 руб. судебных расходов на оплату услуг представителя.
Определением от 21.01.2016 Арбитражный суд города Москвы передал данное дело по подсудности на рассмотрение Арбитражного суда Вологодской области.
Определением от 21.06.2016 исковое заявление Общества принято и возбуждено производство по делу N А13-8415/2016, решено рассмотреть дело в порядке упрощенного производства.
Истец в соответствии с частью 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) уточнил исковые требования в части взыскания процентов, просил взыскать с Банка проценты по статье 395 ГК РФ в сумме 13 235 руб. 13 коп., начисленные за период с 27.12.2013 по 28.07.2016, и по статье 317.1 ГК РФ в сумме 6652 руб. 19 коп., начисленные за период с 01.06.2015 по 28.07.2016.
Решением от 04.10.2016 в иске отказано.
Общество с судебным актом не согласилось, в апелляционной жалобе, ссылаясь на несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильное применение судом норм материального права, просило решение отменить и удовлетворить заявленные требования. По мнению подателя жалобы, срок исковой давности истцом не пропущен, поскольку условие пункта 3.6 договора кредитной линии от 27.12.2013 N 289-КЛ является ничтожным. Полагает, что при включении в договор спорного пункта Банк допустил злоупотребление правом. Кроме того, считает, что условия указанного пункта противоречат существу законодательного регулирования. Ссылается на неправомерный отказ суда первой инстанции рассмотреть дело по общим правилам искового производства. В заседании суда представитель истца поддержал апелляционную жалобу.
Банк доводы жалобы отклонил по основаниям, приведенным в отзыве.
Истцом в соответствии с положениями статьи 48 АПК РФ заявлено о процессуальном правопреемстве Общества на акционерное общество "ТДЭС" (местонахождение: 195273, Санкт-Петербург, пр. Пискаревский, д. 63, Литера Б, офис 296; ОГРН 1063525115158; ИНН 3525173337) с приложением свидетельства о постановке на учет в налоговом органе от 01.12.2014 и выписки из единого государственного реестра юридических лиц по состоянию на 27.09.2016, из которых видно, что произошло изменение наименования истца.
Исходя из приведенных обстоятельств, суд апелляционной инстанции полагает необходимым считать истцом по данному делу — акционерное общество "ТДЭС".
Заслушав объяснения представителя Общества, исследовав доказательства по делу, проверив законность и обоснованность судебного акта, арбитражный суд апелляционной инстанции находит жалобу не подлежащей удовлетворению.
Как следует из дела и установлено судом первой инстанции, 27.12.2013 Банком и Обществом (заемщик) заключен договор кредитной линии N 289-КЛ, по условиям которого Банк принял на себя обязательство предоставить заемщику сроком до 26.12.2014 денежные средства в рамках открываемой кредитной линии с соответствующим лимитом задолженности, определенном в пункте 1.1 договора, с взиманием за пользование кредитом процентов в размере 15% годовых (пункт 3.1 договора) для пополнения оборотных средств, а заемщик обязался возвратить Банку полученный кредит и уплатить проценты за пользование им и другие платежи в размере, в сроки и на условиях договора.
Пунктом 3.6 договора предусмотрено, что заемщик единовременно за открытие кредитной линии уплачивает Банку комиссионное вознаграждение в размере 1% от лимита кредитной линии.
В соответствии с названным условием Общество платежным поручением от 27.12.2013 N 2586 уплатило комиссию за открытие кредитной линии в сумме 60 000 руб.
Полагая, что пункт 3.6 договора является недействительным (ничтожным), истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции сослался на пропуск истцом срока исковой давности, о применении которого заявлено ответчиком до вынесения решения по настоящему делу.
Оценив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела, апелляционный суд не находит оснований не согласиться с принятым решением.
В соответствии со статьей 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.
К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 Кодекса, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора (пункт 2 статьи 819 ГК РФ).
Глава 60 названного Кодекса регулирует отношения, вытекающие из неосновательного обогащения, которые возникают при обогащении одного лица за счет другого. Такое обогащение происходит при отсутствии к тому законных оснований или последующем их отпадении. Обогащение признается неосновательным, если приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого произошло при отсутствии к тому предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.
Согласно пункту 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).
В силу статьи 1103 ГК РФ, поскольку иное не установлено Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные главой о неосновательном обогащении, подлежат применению также к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.
Статьей 65 АПК РФ определено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В предмет доказывания по настоящему делу входят факт получения (сбережения) имущества ответчиком; отсутствие для этого должного основания; а также то, что неосновательное обогащение произошло за счет истца; размер неосновательного обогащения.
Согласно статье 30 Закона N 395-I отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами осуществляются на основе договоров, если иное не предусмотрено Федеральным законом.
В соответствии со статьей 29 Закона N 395-I процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено Федеральным законом.
Статьей 166 ГК РФ (в редакции, действовавшей на дату заключения спорного кредитного договора) сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Согласно пункту 1 статьи 168 ГК РФ по общему правилу сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (пункт 2 статьи 168 ГК РФ).
В качестве правового обоснования заявленных требований истец ссылался на то, что пункт 3.6 договора кредитной линии является недействительным (ничтожным), поскольку противоречит пункту 2 статьи 5 Закона N 395-I, в силу которой размещение банком привлеченных денежных средств физических и юридических лиц осуществляется от своего имени и за свой счет.
Вместе с тем, согласно разъяснениям, приведенным в пунктах 73 — 76 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части I Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее — Постановление N 25), в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся: соглашение об устранении или ограничении ответственности лица, указанного в пункте 3 статьи 53.1 ГК РФ; соглашение участников товарищества об ограничении или устранении ответственности, предусмотренной в статье 75 ГК РФ; сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности; мнимая или притворная сделка; сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства; соглашение о переводе должником своего долга на другое лицо при отсутствии согласия кредитора; заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства; договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя; кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме.
В силу пункта 5 статьи 426 ГК РФ условия публичного договора, не соответствующие требованиям, установленным пунктами 2 и 4 этой статьи, являются ничтожными.
Также ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.
Применительно к статьям 166 и 168 ГК РФ под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной как посягающая на публичные интересы. Ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров, а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей (например, статья 29 Закона N 395-I).
Однако в данном случае Банк не изменял в одностороннем порядке процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, комиссионное вознаграждение с клиентом — юридическим лицом (часть 2 статьи 29 Закона N 395-I), поэтому оснований полагать, что пункт 3.6 договора является ничтожным как противоречащий пункту 2 статье 5 Закона N 395-I не имеется.
При таком положении у суда отсутствовали правовые основания для квалификации спорного пункта договора кредитной линии как ничтожной сделки.
Поскольку договор был заключен после вступления в силу Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации", суд обоснованно посчитал, что к спорным правоотношениям применимы положения статьи 168 ГК РФ в редакции названного Закона, а именно пункт 1 данной статьи с положением о презумпции оспоримости сделки.
Ответчик заявил о пропуске истцом срока исковой давности, установленного пунктом 2 статьи 181 ГК РФ.
В силу статьи 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
Согласно пункту 2 статьи 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179 настоящего Кодекса), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
Суд первой инстанции, установив, что договор кредитной линии заключен сторонами 27.12.2013 и с момента его заключения и до подачи настоящего иска в Арбитражный суд города Москвы (03.09.2015) истекло более года, пришел к правильному выводу о пропуске истцом срока исковой давности, установленного для предъявления требования о применении последствий недействительности оспоримой сделки.
Суждений, которые бы позволили усомниться в правильности этого вывода, в апелляционной жалобе не содержится.
В силу части 2 статьи 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Заявитель не представил доказательств невозможности подачи настоящего искового заявления в пределах срока исковой давности.
Согласно статье 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о которой заявлено другой стороной, является самостоятельным основанием для отказа в иске.
Вопреки мнению заявителя в этом случае принудительная (судебная) защита прав независимо от того, имело ли место в действительности такое нарушение, невозможна, в связи с чем, исследование иных обстоятельств дела не может повлиять на характер вынесенного судебного решения (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19.06.2007 N 452-О-О).
С учетом изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска, в том числе и в части процентов (абзац второй пункта 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности").
Довод заявителя о ничтожности спорного пункта договора в силу допущенного Банком злоупотребления правом отклоняется.
Из пункта 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации" следует, что для установления ничтожности договора на основании статей 10 и 168 ГК РФ необходимо установить факт недобросовестного поведения (злоупотребления правом) сторон оспариваемой сделки, а также их действия с намерением причинить вред другому лицу.
В абзаце третьем пункта 1 Постановления N 25 разъяснено, что оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.
По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
По смыслу приведенных норм, для признания действий каких-либо лиц злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел таких лиц был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной их целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.
Вместе с тем материалами дела не подтверждается наличие у Банка умысла на заведомо недобросовестное осуществление своих прав, а также цель причинения вреда заемщику. Договор, содержащий спорный пункт, был подписан Обществом в добровольном порядке (пункт 1 статьи 421 ГК РФ), из дела не усматривается признаков "навязывания" условия пункта 3.6 договора.
Утверждение заявителя о том, что оспариваемый пункт договора является ничтожным, поскольку противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, апелляционный суд находит ошибочным, поскольку Обществом в нарушение требований статьи 65 АПК РФ не указано, каким конкретно законам или иным нормативным правовым актам противоречит пункт 3.6 договора, не представлено доказательств, свидетельствующих о нарушении оспариваемым пунктом публичных интересов, определяемых в соответствии правовой позицией, изложенной в пункте 75 Постановления N 25, а также прав и охраняемых законом интересов третьих лиц.
Таким образом, фактические обстоятельства дела исследованы судом в полном объеме, с учетом сформулированного предмета иска сделан обоснованный вывод об отказе в его удовлетворении.
Доводы подателя жалобы не могут повлечь отмены обжалуемого судебного акта, поскольку по существу сводятся к несогласию с оценкой судом первой инстанции установленных по делу обстоятельств. Между тем иная оценка имеющихся доказательств не свидетельствует о неправильном применении судом норм материального права.
Ссылка подателя апелляционной жалобы на неправомерное рассмотрение настоящего дела в порядке упрощенного производства несостоятельна.
Порядок рассмотрения дел в порядке упрощенного производства определен главой 29 АПК РФ.
Пунктом 1 части 1 статьи 227 АПК РФ предусмотрено, что в порядке упрощенного производства подлежат рассмотрению дела по исковым заявлениям о взыскании денежных средств, если цена иска не превышает для юридических лиц пятьсот тысяч рублей.
Приняв во внимание то обстоятельство, что Общество обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным пункта 3.6 договора и применении последствий его недействительности в виде взыскания с Банка 79 887 руб. 32 коп. неосновательного обогащения и процентов, а также при не установлении обстоятельств, препятствующих рассмотрению данного дела в порядке упрощенного производства, которые определены в части 5 статьи 227 АПК РФ, у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения ходатайства Общества и переходе к рассмотрению настоящего дела по общим правилам искового производства.
В свете изложенного оснований для отмены решения от 04.10.2016 не имеется. Нарушений норм процессуального права, в том числе предусмотренных частью 4 статьи 270 АПК РФ, при разрешении спора не допущено. При таких обстоятельствах апелляционная жалоба истца по приведенным в ней доводам удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь статьями 268, 269, 271, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Вологодской области от 4 октября 2016 года по делу N А13-8415/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу акционерного общества "ТДЭС" — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судья С.В.КОЗЛОВА