Дело "Васильченко (Vasilchenko) против Российской Федерации" (жалоба N 34784/02) По делу обжалуется чрезмерная длительность (более трех лет) судебного разбирательства по делу заявителя о восстановлении его в прежней должности. По делу не допущено нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Постановление ЕСПЧ от 23.09.2010

[неофициальный перевод] *

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "ВАСИЛЬЧЕНКО (VASILCHENKO) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" * (Жалоба N 34784/02)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(Страсбург, 23 сентября 2010 года)

———————————
* Перевод с английского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

По делу "Васильченко против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:
Христоса Розакиса, Председателя Палаты,
Нины Ваич,
Анатолия Ковлера,
Ханара Гаджиева,
Дина Шпильманна,
Джорджио Малинверни,
Георга Николау, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 2 сентября 2010 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобой N 34784/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Петром Ивановичем Васильченко (далее — заявитель) 6 сентября 2002 г.
2. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым, а затем — действующим представителем В. Милинчук.
3. 14 ноября 2006 г. Председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции, было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

Факты

I. Обстоятельства дела

4. Заявитель родился в 1959 году и проживает в г. Ростове-на-Дону.

A. Судебное разбирательство о восстановлении

5. Заявитель служит в Вооруженных Силах Российской Федерации в звании полковника.
6. В сентябре 1998 года он был смещен с должности.
7. 2 октября 1998 г. заявитель подал иск против командования, требуя восстановления в должности, выплаты жалованья и связанных со службой надбавок, а также компенсации морального вреда, причиненного смещением с должности.
8. 26 октября 1998 г. военный суд Ростовского гарнизона (далее — гарнизонный суд) отклонил жалобу заявителя, в кассационной инстанции решение суда было оставлено без изменения.
9. В январе 1999 г. военная дисциплинарная комиссия вынесла заключение в отношении заявителя. Комиссия признала показатели работы заявителя неудовлетворительными. На этом основании он был переведен с действительной военной службы в резерв.
10. 20 апреля 1999 г. заявитель обжаловал решение о переводе, но безуспешно. 10 ноября 1999 г. гарнизонный суд отклонил его жалобу, в кассационной инстанции это решение было оставлено без изменения.
11. 27 апреля 2001 г. председатель Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации удовлетворил жалобу заявителя в порядке надзора и принес протест на решения нижестоящих судов.
12. 22 мая 2001 г. Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила решения нижестоящих судов и направила дела на новое рассмотрение.
13. В неустановленный день гарнизонный суд объединил дела в одно производство.

B. Постановления о восстановлении в должности и на службе и выплате ущерба

14. 21 января 2002 г. гарнизонный суд частично удовлетворил жалобы заявителя. Он отменил соответствующие решения должностных лиц и заключение дисциплинарной комиссии, восстановил заявителя в прежней должности и присудил выплатить ему 1000 рублей в качестве компенсации морального вреда за счет Министерства обороны Российской Федерации, а также 500 рублей за счет командующего войсками Северо-Кавказского военного округа. Требования заявителя о компенсации материального ущерба были отклонены.
15. 8 мая 2002 г. суд кассационной инстанции отменил постановление гарнизонного суда в части, касающейся отказа в компенсации материального ущерба, потребовав нового рассмотрения, а остальная часть постановления была оставлена без изменения.
16. 27 сентября 2002 г. гарнизонный суд выдал исполнительный лист об исполнении постановления в части, вступившей в силу, и направил его в службу судебных приставов Октябрьского района г. Ростова-на-Дону.
17. 30 января 2003 г. заявитель был восстановлен в должности. 1500 рублей, присужденные заявителю по постановлению от 21 января 2002 г., остались невыплаченными.
18. 19 июня 2003 г. гарнизонный суд удовлетворил остальную часть требований заявителя, постановив выплатить ему 650 510 рублей. Однако суд кассационной инстанции отменил постановление по процессуальным основаниям и потребовал нового рассмотрения.
19. 8 апреля 2004 г. гарнизонный суд удовлетворил большую часть требований заявителя, постановив выплатить ему 776 247 рублей, что включало компенсацию неполученных должностного оклада, надбавок, в частности выплаты за обмундирование, продовольственный паек, санаторное лечение, за период вынужденного отсутствия на работе, единовременную премию за 1997 год, а также компенсацию судебных расходов.
20. Суд также установил, что решение от 21 января 2002 г. о восстановлении на работе было исполнено без существенных задержек и что заявителем не были получены 1 500 рублей, присужденные ему в качестве компенсации морального вреда. Заявителю была присуждена выплата в 5 000 рублей в качестве компенсации за задержку исполнения решения суда.
21. 4 августа 2004 г. это постановление было оставлено без изменения военным судом Северо-Кавказского военного округа.

C. Исполнение постановлений

22. 9 апреля 2004 г. заявитель получил 1 000 рублей, присужденных ему по решению от 21 января 2002 г. Сумма в 500 рублей осталась невыплаченной.
23. 30 августа и 1 ноября 2004 г. заявитель получил суммы, присужденные ему по постановлению от 8 апреля 2004 г.
24. Заявитель подал иск в суд, требуя индексации сумм, выплаченных ему с задержкой.
25. 28 января 2005 г. гарнизонный суд частично удовлетворил его жалобу, присудив выплатить ему 2 750 рублей в качестве компенсации потерь, причиненных задержкой в исполнении решений от 21 января 2002 г. и 8 апреля 2004 г. Однако, не приводя никаких дополнительных доводов, суд отклонил требование заявителя о выплате ему 500 рублей.
26. 25 мая 2005 г. военный суд Северо-Кавказского военного округа оставил постановление без изменения.
27. 19 июля 2005 г. заявитель получил суммы, присужденные ему по постановлению от 28 января 2005 г. Представляется, что заявитель так и не получил присужденные ему 500 рублей.

II. Применимое национальное законодательство

28. 4 мая 2010 г. вступил в силу Федеральный закон N 68-ФЗ от 30 апреля 2010 г. "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", который предполагает, что при нарушении права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, в разумный срок граждане могут обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение. Федеральным законом N 69-ФЗ, принятым в тот же день, вносятся соответствующие изменения в законодательные акты Российской Федерации.
29. Часть 2 статьи 6 Федерального закона N 68-ФЗ предусматривает, что в течение шести месяцев со дня вступления его в силу лица, подавшие в Европейский Суд по правам человека жалобу на предполагаемое нарушение их права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в отношении которой не вынесено решение по вопросу ее приемлемости или по существу дела, могут обратиться в российский суд с заявлением о присуждении компенсации.

Право

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

30. Заявитель жаловался, что судебное разбирательство в отношении него длилось чрезмерно долго, что нарушило требование "разумности срока", предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Соответствующие положения Конвенции гласят:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на разбирательство дела в разумный срок… судом…".

A. Приемлемость жалобы

31. Власти Российской Федерации утверждали, что положения статьи 6 Конвенции неприменимы в настоящем деле, ссылаясь на выводы, сделанные Европейским Судом в Постановлении Большой Палаты по делу "Пеллегрин против Франции" (Pellegrin v. France), (жалоба N 28541/95, § 65 — 67). В частности, они отмечали, что заявитель являлся военнослужащим, и его дело касалось спора между администрацией и служащим, который занимал должность, предусматривающую осуществление властных полномочий.
32. Заявитель оспаривал эти доводы.
33. Прежде всего Европейский Суд отмечает, что вплоть до 30 января 2003 г., когда заявитель был de facto * восстановлен в должности, он не являлся военнослужащим действующей армии, и его спор касался восстановления на работе и компенсации ущерба.
———————————
* De facto (лат.) — фактически, на деле (прим. переводчика).

34. Европейский Суд далее отметил, что в какой-то степени споры между государством и военнослужащими не рассматриваются им как "гражданские" по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции, и таким образом, не подпадают под его компетенцию ratione materiae * (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Пеллегрин против Франции", а также Постановление Европейского Суда от 27 июля 2006 года по делу "Канаев против Российской Федерации" (Kanayev v. Russia), жалоба N 43726/02, § 16 <**>).
———————————
* Ratione materiae (лат.) — по причинам существа; ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно предполагаемых нарушений лишь тех прав человека, которые закреплены в Конвенции (прим. переводчика).
<**> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2007.

35. Однако в своем недавнем постановлении по делу "Вильхо Эскелинен и другие против Финляндии" (Vilho Eskelinen and Others v. Finland, жалоба N 63235/00, § 62) Большая Палата Европейского Суда развила существующую судебную практику, применив новый критерий приемлемости. В частности, она постановила, что статья 6 в этом "гражданском" смысле применима к спорам с участием государственных служащих, за исключением случаев, когда эти лица прямо лишены доступа к суду в соответствии с национальным законодательством в целях защиты государственных интересов.
36. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отмечает, что жалобы заявителя были приняты к рассмотрению и частично удовлетворены российскими судами в рамках обычного гражданского судопроизводства. Правда, дела рассматривались военными судами, то есть судами, в составе которых находятся военнослужащие и территориальная подсудность которых распространяется не на конкретную административную единицу, а на военный гарнизон. Однако ничто не подтверждает тот факт, что военные суды не являются "судами" по смыслу статьи 6 Конвенции. Таким образом, нормами российского законодательства заявитель не был лишен права на "доступ к суду" по смыслу статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 21 июня 2007 г. по делу "Придатченко и другие против Российской Федерации" (Pridatchenko and Others v. Russia), жалобы N 2191/03, 3104/03, 16094/03 и 24486/03, § 47).
37. Учитывая вышеизложенное, Европейский Суд полагает, что статья 6 Конвенции применима в настоящем деле. Далее он отмечает, что жалоба не является неприемлемой и по каким-либо иным основаниям. Таким образом, жалоба объявляется приемлемой.

B. Существо жалобы

38. Власти Российской Федерации возражали против жалобы заявителя. В частности, они утверждали, что его дело являлось достаточно сложным с правовой точки зрения и требовало изучения многочисленных документов и свидетельств. Более того, судопроизводство значительно затянулось и по вине самого заявителя, который выдвигал необоснованные требования и обвинения. Кроме того, российские власти утверждали, что длительность производства по делу должна исчисляться со 2 октября 1998 г., когда заявитель впервые подал жалобу в суд, по 1 ноября 2004 г., когда заявителем были получены последние выплаты, предусмотренные постановлениями судов.
39. Заявитель поддержал свою жалобу. Он далее настаивал на том, что длительность производства по его делу должна исчисляться со 2 октября 1998 г. и по настоящее время, поскольку 500 рублей, присужденные ему в качестве компенсации морального вреда, остаются невыплаченными.
40. Европейский Суд напоминает, что требования заявителя, относительно которых было принято постановление от 26 октября 1998 г., и те, относительно которых было принято постановление от 10 ноября 1999 года, не связаны между собой. Эти разные жалобы были объединены гарнизонным судом в одно производство лишь после того, как вынесенные ранее постановления были пересмотрены в порядке надзора (см. § 13). В силу этого Европейский Суд считает необходимым исчислять общую длительность производства по делу отдельно по каждой жалобе. Соответственно, Европейский Суд установил, что первое судебное разбирательство длилось со 2 октября 1998 г. по 4 августа 2004 г., за исключением периода времени с 7 декабря 1998 г. по 22 мая 2001 г., когда дело рассматривалось в порядке надзора и не было приостановлено. Таким образом, общая длительность производства составляет примерно три года и четыре месяца. Второе судебное разбирательство длилось с 20 апреля 1999 г. по 4 августа 2004 г., за исключением периода времени с 20 января 2000 г. по 22 мая 2001 г. Общая длительность этого производства составляет примерно три года и 11 месяцев. В обоих случаях жалобы рассматривались четыре раза в обеих инстанциях.
41. Европейский Суд напоминает, что разумность длительности судопроизводства должна оцениваться с учетом обстоятельств дела на основании следующих критериев: сложность дела, действия заявителя и властей государства-ответчика, а также значимости исхода дела для заявителя (см. среди прочих Постановление Большой Палаты по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, § 43).
42. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отмечает, что вопросы, рассматриваемые судами, не были особенно сложными, но, будучи трудовым спором, требовали особенного усердия и быстроты действий со стороны национальных властей. Европейский Суд далее установил, что сторонами представлена минимальная информация относительно их действий и поведения во время производства по делу. Таким образом, сведения, имеющиеся в его распоряжении, не позволяют Европейскому Суду определить, имели ли место существенные периоды бездействия суда.
43. Учитывая общие усилия и усердие, проявленные национальными властями, а также тот факт, что дело рассматривалось в инстанциях различного уровня, Европейский Суд полагает, что требование "разумного срока" в настоящем деле нарушено не было.

II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением судебного решения

44. Заявитель также жаловался на длительное неисполнение постановления от 21 января 2002 г. в части, касающейся выплаты 500 рублей, а также на задержку в исполнении указанного постановления в остальной части и постановления от 8 апреля 2004 г., что нарушило его права, гарантированные пунктом 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Соответствующие положения гласят:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на… разбирательство дела в разумный срок… судом".
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе, как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

A. Приемлемость жалобы

45. Власти Российской Федерации выдвигали доводы, касающиеся неприменимости статьи 6 Конвенции к настоящему делу в целом, что было изложено выше (см. § 36). Европейский Суд отклонил эти доводы.
46. Что касается жалобы заявителя на задержку в исполнении части постановления от 21 января 2002 г., Европейский Суд напоминает, что заявитель был восстановлен на работе 30 января 2003 г., и 9 апреля 2004 г. ему было выплачено 1 000 рублей в качестве компенсации морального вреда. Далее Европейский Суд напоминает, что заявитель получил единовременную компенсацию за отсрочку в исполнении постановления от 8 апреля 2004 г. в размере 5 000 рублей и постановления от 28 января 2005 г. в размере 2 750 рублей.
47. Учитывая вышеизложенное, Европейский Суд считает, что часть постановления суда, касающаяся восстановления на работе, была исполнена в разумный срок. Таким образом, эта часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции (см. Решение Европейского Суда от 10 ноября 2005 г. по делу "Пресняков против Российской Федерации" (Presnyakov v. Russia), жалоба N 41145/02). Далее Европейский Суд полагает, что российские власти признали и соответствующим образом компенсировали задержку в выплате 1 000 рублей. Таким образом, по мнению Европейского Суда, заявитель утратил статус жертвы по этой части жалобы, которая должна быть отклонена, в соответствии со статьей 34 Конвенции.
48. Что касается жалобы заявителя на задержку в исполнении постановления суда от 8 апреля 2004 г., Европейский Суд напоминает, что заявитель получил причитающиеся ему суммы в два приема, 30 августа и 1 ноября 2004 г. Европейский Суд полагает, что задержка в исполнении постановления не нарушает установленных его судебной практикой требований (ibidem * ). Таким образом, жалоба должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.
———————————
* Ibidem (лат.) — там же, в том же месте (прим. переводчика).

49. Возвращаясь к жалобе, касающейся длительного неисполнения требования о выплате 500 рублей, Европейский Суд установил, что заявитель получил единовременную компенсацию за задержки в исполнении постановлений в размере 5 000 рублей 21 января 2002 г. Учитывая общую сумму выплаченной компенсации, а также незначительный размер невыплаченной суммы, равный примерно 12 евро, Европейский Суд приходит к выводу, что заявителю не были доставлены значительные неудобства в связи с невыплатой этой суммы. Европейский Суд далее отмечает, что в своих постановлениях, а также в решениях Комитета министров постоянно обращает внимание на проблему неисполнения судебных решений в России и приходит к выводу, что принцип уважения прав человека, как они определены в Конвенции и протоколах к ней, не требует рассмотрения данной жалобы по существу. Наконец, он полагает, что дело заявителя было надлежащим образом рассмотрено российскими судами по смыслу подпункта "b" пункта 3 статьи 35 Конвенции, что подтверждается постановлениями от 8 апреля 2004 года и 28 января 2005 года. Ввиду вышеизложенного эта часть жалобы должна быть отклонена как неприемлемая в соответствии с подпунктом "b" пункта 3 статьи 35 Конвенции с изменениями, внесенными Протоколом N 14 к Конвенции (см. Решение Европейского Суда от 1 июля 2010 г. по делу "Королев против Российской Федерации" (Korolev v. Russia), жалоба N 25551/05).
50. Следовательно, Европейский Суд отклоняет эту жалобу как неприемлемую.

III. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции в связи с длительностью производства по делу и неисполнением судебных решений

51. Заявитель далее жаловался на то, что не располагал эффективными мерами правовой защиты в связи с длительностью производства по делу и неисполнением судебных решений. Он ссылался на статью 13 Конвенции, положения которой гласят:
"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

A. Приемлемость жалобы

52. Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба является явно необоснованной, и требовали отклонить ее, в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.
53. Европейский Суд отмечает, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Жалоба не является неприемлемой и по каким-либо иным основаниям. Таким образом, жалоба объявляется приемлемой.

B. Существо жалобы

54. Европейский Суд прежде всего отмечает, что жалоба на нарушение статьи 13 в связи с неисполнением судебного решения не может считаться доказуемой при отсутствии нарушения материальных норм Конвенции (см. § 49). И наоборот, он считает жалобу на нарушение статьи 13 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью производства по делу заявителя доказуемой, хотя им не было установлено нарушения права заявителя на судебное разбирательство в разумный срок.
55. Европейский Суд осведомлен о существовании нового средства правовой защиты, предусмотренного вновь принятыми Федеральными законами N 68-ФЗ и N 69-ФЗ вслед за принятием пилотного постановления по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia) (N 2), жалоба N 33509/04. Эти законодательные акты, вступившие в силу 4 мая 2010 г., ввели новое средство правовой защиты, которое предоставляет гражданам право требовать компенсации ущерба, причиненного чрезмерной длительностью судопроизводства (см. § 28).
56. Европейский Суд установил, что в настоящем деле объяснения сторон по поводу статьи 13 Конвенции поступили до 4 мая 2010 г. и не содержат ссылки на новое законодательство. Однако Европейский Суд считает, что начиная с 4 мая 2010 г. у заявителя появилось право воспользоваться новым средством правовой защиты (см. § 29).
57. Европейский Суд напоминает, что в упомянутом выше пилотном постановлении он отмечал, что несправедливо требовать от заявителей, чьи дела рассматривались много лет национальными судами и которым пришлось требовать компенсации через Европейский Суд, вновь подавать жалобы в национальные суды (см. упоминавшееся выше дело "Бурдов против Российской Федерации" (N 2, § 144). Во исполнение этого принципа Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу по существу и не усмотрел нарушений материальных норм Конвенции.
58. Однако сам факт рассмотрения дела по существу никоим образом не должен толковаться как предвосхищение оценки эффективности нового средства правовой защиты. Европейский Суд рассмотрит этот вопрос в других, более подходящих для этого анализа, делах. Он не считает таковым настоящее дело, особенно с учетом того. что объяснения сторон были представлены с учетом ситуации, которая существовала до появления этого нового правового средства.
59. Учитывая эти особые обстоятельства, Европейский Суд не считает необходимым продолжать в настоящем деле отдельное рассмотрение жалобы на нарушение статьи 13 Конвенции.

IV. Другие предполагаемые нарушения Конвенции

60. Ссылаясь на статьи 1, 6, 13, 14 и 17 Конвенции, заявитель далее жаловался на не удовлетворяющий его результат рассмотрения дела, а также на некоторые допущенные во время его нарушения.
61. Принимая во внимание все материалы, имеющиеся в его распоряжении, в той части, в которой данная жалоба подпадает под его компетенцию, Европейский Суд полагает, что не имеется никаких признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных упомянутыми положениями Конвенции. Из этого следует, что в этой части жалоба должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 1, 3 и 4 статьи 35 Конвенции.
На основании изложенного Суд единогласно:
1) объявил жалобу в части, касающейся длительности производства в отношении заявителя и недостатка эффективных средств правовой защиты приемлемой, остальную часть жалобы — неприемлемой;
2) постановил, что не имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с длительностью производства в отношении заявителя;
3) постановил, что нет необходимости в отдельном рассмотрении жалобы на предмет нарушения статьи 13 Конвенции.
Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 23 сентября 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда Х.РОЗАКИС

Секретарь Секции Суда С.НИЛЬСЕН