Приговор с участием коллегии присяжных заседателей по уголовному делу в части взыскания процессуальных издержек отменен и дело направлено для рассмотрения в порядке ст. ст. 397 - 399 УПК РФ

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 23.09.2010 N 29-О10-16сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Магомедова М.М.
судей Хомицкой Т.П. и Пелевина Н.П.
при секретаре Кошкиной А.М.
рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Никишина С.Н., адвоката Авакова А.Г. и защитника Корязова И.В. в его защиту на приговор Пензенского областного суда от 21 июля 2010 года, по которому на основании вердикта присяжных заседателей
Никишин С.Н., <…>
осужден по ч. 2 ст. 297 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 года N 162 — ФЗ) к наказанию в виде штрафа в размере 85 000 рублей.
Постановлено взыскать в доход государства с осужденного Никишина процессуальные издержки в сумме <…>.
По делу определена судьба вещественных доказательств.
Никишин С.Н. осужден за оскорбление судьи <…> Б., участвующего в отправлении правосудия, в связи с вынесением им судебных решений.
Преступление им совершено в период с 14 июля по 27 июля 2009 года в <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Никишина С.Н. и защитника Корязова И.В. просивших об отмене приговора, мнение прокурора Погореловой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе адвокат Аваков А.Г. в защиту Никишина полагает приговор постановленным в нарушение требований процессуальных норм, выразившихся в неправильном применении уголовного закона. Считает, что в действиях Никишина отсутствует событие преступления, поскольку выражения, содержащиеся в жалобах осужденного, не были произнесены в судебном заседании при отправлении правосудия и содержание жалоб является лишь оценкой и выраженным мнением о личности и деятельности судьи Б. В судебном заседании председательствующий необоснованно прерывал выступления защиты. В соответствии со ст. 348 УПК РФ судья должен был распустить коллегию присяжных. Считает, что имелись основания для возврата дела прокурору. Просит об отмене приговора и прекращении дела в связи с отсутствием события.
В кассационной жалобе защитник Корязов И.В. излагает аналогичные доводы и дополнительно указывает также на незаконное удаление Никишина из зала судебного заседания до выступления с последним словом. Считает, что судья неверно освободил от участия в судебном заседании потерпевшего Б. Просит приговор отменить, дело прекратить. В дополнение к жалобе в кассационной инстанции указал на непредоставление ему для ознакомления протокола судебного заседания.
В кассационной жалобе осужденный Никишин указывает, что вердикт присяжных и не мог быть иным, поскольку при постановке вопросов была совершена подмена квалификации уголовно наказуемого деяния действиями, не имеющими никакого отношения к квалифицируемому УК РФ событию. Содержание его жалоб не содержат ничего оскорбительного в адрес судьи. Он незаконно был удален из зала судебного заседания. Просит обвинительный приговор отменить, поскольку отсутствует событие преступления.
В дополнениях к кассационной жалобе, обозначенных как возражения, осужденный Никишин уточняет некоторые формулировки, содержащиеся в тексте адвоката Авакова А.Г. и защитника Корязова И.В.
В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Акулова Н.В. просит приговор оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Никишина в совершении преступления, основанном на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу.
Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно-процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2 — 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ отмену или изменение приговора, постановленного с участием присяжных, по данному делу не допущено, за исключением рассмотрения вопроса о взыскании процессуальных издержек с осужденного.
Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 355 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ. Председательствующим по делу, вопреки утверждениям в жалобах, полностью соблюден принцип состязательности сторон. В судебном заседании с участием присяжных заседателей были исследованы все представленные сторонами доказательства, а заявленные сторонами ходатайства и заявления об отводе разрешены в установленном законом порядке.
Вопросы процессуального характера и вопросы толкования норм права, которые стороны пытались довести до сведения присяжных заседателей, а также вопросы, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, обоснованно снимались председательствующим и данное нельзя расценивать как ограничение права на представление доказательств. В необходимых случаях, председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта.
Никишин был удален из зала судебного заседания в соответствии с положениями ч. 3 ст. 258 УПК РФ за систематическое нарушение им порядка в процессе, неподчинение распоряжениям председательствующего, сообщение им присяжным сведений, которые не могут быть исследованы в их присутствии. При этом Никишин неоднократно предупрежден был председательствующим о недопустимости подобного поведения. Данное решение председательствующего следует признать обоснованным.
Принимая во внимание позицию защиты по делу, не оспаривающей факт написания и подачи соответствующих жалоб Никишиным, а выражающей несогласие с наличием события и состава преступления, то есть с вопросами правовой оценки содеянного отсутствуют основания полагать, что ввиду удаления Никишина было нарушено его право на защиту. К тому же, при обсуждении последствий вердикта стороне защиты было предоставлено право довести до суда свою позицию о юридическом аспекте дела.
Доводы жалоб стороны защиты о том, что Никишин необоснованно был ограничен в своем выступлении в последнем слове, также несостоятельны.
Разбирательство уголовных дел с участием присяжных заседателей имеет ряд особенностей, к которым отнесена и компетенция в части разрешения вопросов, предусмотренных п. п. 1, 2, 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, в связи с чем закон (ч. 7 ст. 335 УПК РФ) устанавливает, что в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается ими в соответствии с их полномочиями. Аналогичные ограничения предусмотрены законом и для прений сторон.
Поскольку при выступлении с последним словом Никишин не подчинялся распоряжениям председательствующего, пререкался с ним, неоднократно доводил до сведения присяжных информацию, не относящуюся к их компетенции, в том числе и сугубо юридические вопросы, решение председательствующего о прекращении выступления осужденного с последним словом является также обоснованным.
Обсуждение вопросного листа и содержание вопросов присяжным заседателям полностью соответствует требованиям ст. ст. 338 и 339 УПК РФ. Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено. Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и непротиворечивый.
Решение об освобождении потерпевшего Б. от участия в судебном заседании на период исследования доказательств обвинения было принято председательствующим с учетом того, что сторона обвинения его допрос полностью завершила. Ходатайств со стороны защиты о необходимости обеспечения явки потерпевшего не поступало. С учетом этого, ссылки защитников о нарушении их прав в этой части несостоятельны.
Виновность Никишина в проявлении неуважения к суду, выразившаяся в оскорблении судьи Б. в связи с его участием в отправлении правосудия, установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.
Правовая оценка действиям осужденного судом дана правильная в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей.
Доводы о том, что жалобы, поданные Никишиным в суд, содержат лишь выражение мнения о личности и деятельности судьи и данные жалобы были принесены вне процесса отправления правосудия, а потому не образуют события, следовательно, и состава преступления — несостоятельны.
Вердиктом коллегии присяжных был установлен факт подачи Никишиным в канцелярию суда жалоб, содержащих оскорбительные выражения в адрес судьи <…> Б. участвовавшего в отправлении правосудия на этапе принятия данных жалоб, а также негативную оценку его личности, деловых и моральных качеств; достигнутую в результате их рассмотрения и прохождения в процессе оформления публичность содержания этих жалоб и как следствие, проявление неуважения к судье.
Оценив установленные вердиктом обстоятельства, судом обоснованно сделан вывод об оскорблении судьи именно в связи с вынесением им определений от 14 и 24 июля 2009 года об оставлении без движения и возврате жалоб Никишина на действия должностных лиц, следовательно, оскорбление судьи было вызвано его участием в отправлении правосудия.
Тот факт, что оскорбление имело место вне судебного заседания, в данном случае, не влияет на юридическую оценку действий осужденного.
Анализируя изложенное, судом обоснованно признано наличие события и состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 297 УК РФ.
Наказание Никишину назначено с учетом мнения присяжных заседателей о снисхождении, данных о его личности, смягчающих наказание обстоятельств, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, а также влияния назначенного наказания на исправление, а потому его следует признать соразмерным содеянному.
Вместе с тем, приговор подлежит отмене в части взыскания процессуальных издержек с Никишина, связанных с оплатой труда адвоката Г. за оказание юридической помощи.
Из материалов дела следует, что суд удовлетворил заявление адвоката Г. об оплате и постановил взыскать с Никишина за участие адвоката 16 июня 2009 года в судебном заседании. Между тем, постановлением судьи от 16 июня 2009 года (т. 2 л.д. 133) ходатайство осужденного об отказе от услуг адвоката <…> было удовлетворено и адвокат освобожден от участия в деле. Данное обстоятельство судом не учтено при решении вопроса об оплате труда адвоката, в том числе и за 16 июня 2009 года, а потому подлежит дополнительному исследованию и разрешению в порядке исполнения приговора.
Других нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора, не установлено.
Не нарушены и права стороны защиты при направлении дела в кассационную инстанцию. Доводы защитника Корязова И.В. о необоснованном отказе в ознакомлении с протоколом судебного заседания опровергается материалами дела, из которых следует, что в установленный ст. 259 УПК РФ трехдневный срок, заявление об ознакомлении с протоколом судебного заседания им не подано.
Вопрос о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ обсуждался судом на предварительном слушании, и по его результатам было принято решение об отказе в удовлетворении данного ходатайства.
Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Пензенского областного суда от 21 июля 2010 года с участием коллегии присяжных заседателей в отношении Никишина С.Н. в части взыскания процессуальных издержек в сумме <…> отменить и дело направить для рассмотрения в порядке ст. ст. 397 — 399 УПК РФ.
В остальном приговор о нем оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Никишина С.Н., адвоката Авакова А.Г и защитника Корязова И.В. — без удовлетворения.