Требование компенсации в соответствии с Федеральным законом N 68-ФЗ в связи с неисполнением судебных решений или процессуальными задержками. Учрежденное средство правовой защиты является эффективным

Информация о Решении ЕСПЧ от 23.09.2010 по делу "Наговицын и Нальгиев (Nagovitsyn and Nalgiyev) против России" (жалобы N 27451/09, 60650/09), по делу "Фахретдинов и другие (Fakhretdinov and Others) против России" (жалобы N 26716/09 и др.)

[неофициальный перевод] *

Наговицын и Нальгиев против России (Nagovitsyn and Nalgiyev v. Russia) (N 27451/09 и 60650/09)

Фахретдинов и другие против России (Fakhretdinov and Others v. Russia) (N 26716/09 и др.)

По материалам Решений Европейского Суда по правам человека от 23 сентября 2010 года (вынесено I Секцией)

———————————
* Перевод на русский язык Николаева Г.А.

Обстоятельства дела

В пилотном Постановлении от 15 января 2009 г. (по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia) (N 2), жалоба N 33509/04, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 115) Европейский Суд предписал государству-ответчику создать эффективное внутреннее средство правовой защиты для обеспечения адекватного и достаточного возмещения в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением национальных судебных решений, признанным проблемой, носящей структурный характер. В соответствии с этим Постановлением, российский парламент принял закон, предоставляющий право на денежные компенсации по делам, в которых длительность разбирательства или исполнительного производства не отвечала требованию о разумном сроке (Федеральный закон N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", далее — Закон о компенсации * ). В соответствии с Законом размер компенсации подлежит определению судом с учетом ряда факторов, включая длительность задержки, значимость ее последствий для заявителя, принципы разумности и справедливости и практику Европейского Суда. Переходные положения предусматривали возможность предъявления требований о компенсации в национальные суды, даже если в Европейский Суд была подана жалоба (при условии, что такие требования предъявляются в течение шести месяцев с момента вступления в силу Закона о компенсации и Европейский Суд не принял решение по вопросу приемлемости жалобы).
———————————
* От 30 апреля 2010 г. (прим. переводчика).

Заявители по настоящим делам до принятия Постановления по делу Бурдова (N 2) обратились в Европейский Суд, обжалуя неисполнение решений национальных судов в их пользу (Наговицын и Нальгиев) и длительность судебного разбирательства (Фахретдинов и другие). В мае 2010 г. им и другим заявителям, находившимся в аналогичном положении, Европейский Суд рекомендовал использовать новые средства правовой защиты в течение шестимесячного срока, установленного Законом о компенсации. Заявители впоследствии сообщили Европейскому Суду, что они либо уже возбудили разбирательство в соответствии с новым законом, либо намереваются использовать данное средство правовой защиты. Однако они прямо указали, что намерены поддерживать свои жалобы, поданные в Европейский Суд. В частности, Наговицын и Нальгиев утверждали, что новое средство правовой защиты неспособно обеспечить адекватное возмещение.

Вопросы права

В порядке применения пункта 1 статьи 35 Конвенции. Новое средство правовой защиты, созданное Законом о компенсации, было доступно заявителям, и для предъявления их требований не истек срок давности. Действительно, некоторые заявители уже использовали средство правовой защиты.
Что касается эффективности средства правовой защиты, Европейский Суд отмечает, что новое законодательство требовало от национальных судов при разрешении требований о компенсации применения конвенционных критериев, установленных прецедентными нормами Европейского Суда. Следовательно, оно было разработано, чтобы рассматривать вопрос несвоевременного исполнения судебных решений эффективным и внятным способом. Хотя национальные суды действительно не располагали временем, чтобы установить стабильную практику в соответствии с Законом о компенсации, Европейский Суд не усматривает оснований полагать, что, несмотря на чисто компенсаторный характер, новое средство правовой защиты не будет обеспечивать заявителям возможность получения адекватной и достаточной компенсации в связи с их жалобами или что оно не имеет разумных перспектив успеха. Хотя и признавая, что впоследствии может возникнуть вопрос об эффективности нового средства правовой защиты, если государство-ответчик будет по-прежнему уклоняться от исполнения решения суда или соблюдения права на судебное разбирательство в разумный срок, несмотря на присужденную компенсацию или даже неоднократное присуждение компенсации, Европейский Суд не считает приемлемым предвосхищать такую ситуацию или абстрактно разрешать указанный вопрос на настоящей стадии.
После учреждения внутреннего средства правовой защиты становится особенно важным, чтобы жалобы рассматривались в первую очередь и без промедления национальными властями, которые находятся в более выгодном положении и располагают большими возможностями для установления значимых фактов и расчета денежной компенсации. Имеет значение тот факт, что Закон о компенсации был принят в соответствии с процедурой пилотного Постановления, одной из целей которой является создание условий для максимально быстрого предоставления возмещения на национальном уровне большому числу лиц, страдающих от структурных проблем национальной системы. Также имеет значение тот факт, что лица, которые уже обратились в Европейский Суд до вступления закона в силу, имели право на основании переходных положений требовать возмещения в национальных судах. Таким образом, духу и логике пилотного Постановления будет соответствовать требование ими возмещения посредством нового средства правовой защиты. Соответственно, хотя Европейский Суд может в виде исключения принять решение в интересах справедливости и эффективности о завершении разбирательства принятием постановления по определенным делам этого типа, которые находятся в перечне его дел в течение долгого времени или уже достигли более поздней стадии разбирательства, он будет требовать, в принципе, чтобы все новые дела, переданные на его рассмотрение после принятия пилотного Постановления и относящиеся к сфере действия Закона о компенсации, были в первую очередь переданы на рассмотрение национальных судов. Эта позиция Европейского Суда может быть впоследствии пересмотрена в зависимости, например, от способности национальных судов установить последовательную практику применения Закона о компенсации, отвечающую конвенционным требованиям. В итоге заявители были обязаны исчерпать новое внутреннее средство правовой защиты.

Решение

Жалоба признана неприемлемой (неисчерпание внутренних средств правовой защиты).