Дело "Черничкин (Chernichkin) против Российской Федерации" (жалоба N 39874/03) По делу обжалуется отказ в рассмотрении иска о возмещении ущерба, причиненного предположительно чрезмерно длительным судебным разбирательством. По делу нарушены требования пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Постановление ЕСПЧ от 16.09.2010

[неофициальный перевод] *

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "ЧЕРНИЧКИН (CHERNICHKIN) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" * (Жалоба N 39874/03)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(Страсбург, 16 сентября 2010 г.)

———————————
* Перевод с английского О.Л. Ветровой.

По делу "Черничкин против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:
Христоса Розакиса, Председателя Палаты,
Анатолия Ковлера,
Элизабет Штейнер,
Дина Шпильманна,
Сверре-Эрика Йебенса,
Джорджио Малинверни,
Георга Николау, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 26 августа 2010 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобой N 39874/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Александром Сергеевичем Черничкиным (далее — заявитель) 4 апреля 2002 г.
2. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук.
3. Заявитель утверждал, что был лишен доступа к суду.
4. 3 сентября 2007 г. Председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

Факты

I. Обстоятельства дела

5. Заявитель родился в 1941 году и проживает в Москве.

A. Спор со Сберегательным банком России

6. В 1995 году заявитель разместил денежные средства на вкладе в Сберегательном банке России (Сбербанке). Впоследствии Сберегательный банк в одностороннем порядке изменил процентную ставку по его вкладу. Заявитель предъявил иск к Сберегательному банку о возмещении ущерба, причиненного односторонним изменением процентной ставки.
7. 10 марта 1998 г. Тверской районный суд Москвы отклонил требование заявителя как необоснованное. 26 мая 1998 г. Московский городской суд оставил это решение без изменения.
8. 10 июня 1999 г. президиум Московского городского суда отменил решения от 10 марта и 26 мая 1998 г. в порядке надзора и возвратил дело на новое рассмотрение. Решение президиума было отменено Верховным Судом Российской Федерации 16 ноября 1999 г. Однако 9 декабря 1999 г. президиум городского суда повторно рассмотрел надзорную жалобу, отменил вынесенные ранее решения и направил дело заявителя на новое рассмотрение.
9. 17 октября 2000 г. Тверской районный суд Москвы удовлетворил иск заявителя в незначительной части на сумму 386 рублей 63 копейки и отклонил его требования в остальной части. 27 октября 2000 г. районный суд принял дополнительное решение, которым признал недействительным депозитное соглашение в части права Сберегательного банка в одностороннем порядке изменять процентные ставки. 16 февраля 2001 г. Московский городской суд отклонил кассационную жалобу заявителя.

B. Иск о взыскании компенсации в связи с чрезмерной длительностью разбирательства

10. Заявитель предъявил иск к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации материального ущерба и морального вреда, причиненных ненадлежащим отправлением правосудия и в особенности чрезмерной длительностью судебного разбирательства в связи с его иском против Сберегательного банка.
11. 23 июля 2001 г. Басманный районный суд Москвы отклонил иск заявителя. Ссылаясь на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. (см. § 16 настоящего Постановления), районный суд отметил, что парламент еще не принял закона, определяющего юрисдикцию в отношении претензий по поводу ответственности государства за ущерб, причиненный уклонением суда или судьи от рассмотрения дела в течение разумного срока, и отклонил жалобу, указав следующее:
"В соответствии со статьей 1 Гражданского процессуального кодекса РСФСР правила гражданского процесса в федеральных судах общей юрисдикции определяются Конституцией России, Законом РФ "О судебной системе", Гражданским процессуальным кодексом и другими федеральными законами.
Законом не определены территориальная и предметная подсудность по искам о возмещении ущерба, причиненного разбирательством гражданского дела, в результате которого спор не был разрешен по существу вследствие незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), включая нарушение гарантии на разбирательство дела в разумный срок.
В принятии искового заявления судом может быть отказано при наличии оснований, указанных в пунктах 1 и 7 статьи 129 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, то есть если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства или если дело неподсудно данному суду".
12. 20 декабря 2001 г. Московский городской суд оставил без изменения решение об отклонении жалобы заявителя, установив следующее:
"При отклонении иска судья правильно указал, что законом не определены территориальная и предметная подсудность по гражданским искам о возмещении ущерба, причиненного гражданским разбирательством дел, в которых спор не был рассмотрен по существу вследствие незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), включая нарушение гарантии на разбирательство дела в разумный срок.
При таких обстоятельствах (городской суд) не находит оснований для отмены этого решения. Так как судья пришел к выводу, что иск не может быть рассмотрен в порядке гражданского судопроизводства, ссылка на пункт 7 статьи 129 Гражданского процессуального кодекса РСФСР должна быть удалена (как излишняя)".
13. 5 мая 2003 г. и 4 февраля 2004 г. Московский городской суд и Верховный Суд Российской Федерации соответственно отказали в удовлетворении ходатайства заявителя о возбуждении надзорного производства.

II. Применимое национальное законодательство и практика

14. Статья 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит общие условия о возмещении вреда. Она предусматривает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064).
15. Статья 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации определяет ответственность за вред, причиненный в результате незаконных действий правоохранительных органов или судов. В частности, предусмотрено, что за счет казны Российской Федерации или казны субъекта Российской Федерации возмещается вред, причиненный лицу при осуществлении правосудия, если вина судьи установлена вступившим в силу приговором (пункт 2 статьи 1070).
16. В Постановлении от 25 января 2001 г. N 1-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что не противоречит Конституции России положение, содержащееся в пункте 2 статьи 1070 Гражданского кодекса, устанавливающее особые условия возмещения государством вреда, причиненного при осуществлении правосудия. При этом Конституционный Суд разъяснил, что понятием "осуществление правосудия" охватываются судебные акты гражданского судопроизводства, которыми дела разрешаются по существу, и определяется материально-правовое положение сторон. Иные судебные акты — преимущественно процессуального характера — не охватываются понятием "осуществление правосудия". Основания для возмещения государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, могут возникать, даже если вина судьи установлена в рамках гражданского судопроизводства. Конституционный Суд подчеркнул, однако, что конституционное право на возмещение государством вреда не может увязываться непременно с личной виной судьи. Лицо должно иметь возможность получить компенсацию за любой ущерб, причиненный нарушением его права на справедливое судебное разбирательство в значении статьи 6 Конвенции. Конституционный Суд постановил также, что парламенту надлежит в законодательном порядке урегулировать основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием суда или судьи, а также определить территориальную и субъектную подсудность таких споров.
17. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР (действовавший в период, относящийся к обстоятельствам дела) предусматривал, что в принятии искового заявления может быть отказано судьей единолично, в частности, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства (пункт 1 статьи 129) или если дело неподсудно данному суду (пункт 7 статьи 129).

Право

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

18. Заявитель жаловался со ссылкой на пункт 1 статьи 6 Конвенции на то, что ему было отказано в доступе к суду, поскольку суды Москвы отказались рассматривать его иск к Министерству финансов. Соответствующая часть статьи 6 Конвенции предусматривает следующее:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…".

A. Доводы сторон

1. Власти Российской Федерации

19. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты, так как не подавал надзорную жалобу до своего обращения в Европейский Суд. Более того, заявитель не подавал жалобу в Генеральную прокуратуру Российской Федерации о возбуждении уголовного дела в связи с предполагаемым нарушением закона, совершенным любым из судей, которые рассматривали его иск против Сберегательного банка. Наконец, заявитель не обращался в судебные органы, чтобы установить нарушение его права на разбирательство дела в разумный срок.
20. По мнению властей Российской Федерации, право заявителя на правосудие не было нарушено. Национальные суды рассмотрели и отклонили иск заявителя из-за наличия ошибок и поскольку он не удовлетворял требованиям материального и процессуального права. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не пытался устранить указанные недостатки.

2. Заявитель

21. Заявитель отметил, что Европейский Суд не признает надзорную процедуру эффективным средством правовой защиты в российской правовой системе из-за ее дискреционного характера. Аналогичным образом ходатайство о возбуждении уголовного дела не приведет к автоматическому возбуждению уголовного дела, так как решение о его возбуждении остается на усмотрение прокурора. В любом случае заявитель жаловался в Генеральную прокуратуру на незаконные действия судей и прокуроров, но все его жалобы были отклонены.
22. Заявитель утверждал, что иск, который он пытался предъявить к Министерству финансов, содержал ссылки на многочисленные нарушения процессуального и материального права, допущенные Тверским районным и Московским городским судами при рассмотрении его иска против Сберегательного банка. Национальные суды, возможно, не отклонили его иска из-за отсутствия обоснования или недостаточности доказательств, поскольку эти вопросы должны быть разрешены в ходе судебного разбирательства. Отказ Басманного районного суда рассмотреть его иск противоречил конституционным требованиям и статье 6 Конвенции.

B. Приемлемость жалобы

23. Власти Российской Федерации утверждали, что не были исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты. Европейский Суд, во-первых, напоминает, что надзорное производство по гражданским делам в соответствии с российским законодательством не является эффективным средством, подлежащим исчерпанию (см. Решение Европейского Суда от 22 июня 1999 г. по делу "Тумилович против Российской Федерации" (Tumilovich v. Russia), жалоба N 47033/99, и Решение Европейского Суда от 6 мая 2004 г. по делу "Денисов против Российской Федерации" (Denisov v. Russia), жалоба N 33408/03). Во-вторых, Европейский Суд отмечает, что не утверждалось, что поведение судей, которые рассматривали иск заявителя к Сберегательному банку, было преступным и что возбуждение уголовного разбирательства являлось предварительным условием для рассмотрения жалобы заявителя о возмещении ущерба, причиненного предположительно чрезмерной длительностью гражданского разбирательства. Наконец, Европейский Суд полагает, что существование и размер любого такого ущерба являются предметом именно тех разбирательств, которые заявитель безуспешно пытался возбудить. Таким образом, возражение властей Российской Федерации лишено существа по всем трем пунктам и должно быть отклонено.
24. Европейский Суд считает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

C. Существо жалобы

25. Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции обеспечивает каждому право предъявить в суд любое требование, относящееся к его гражданским правам и обязанностям. Это положение включает в себя "право на суд", в составе которого право на доступ к суду, а именно право на возбуждение дела судом по гражданским делам, представляет только один аспект, однако этот аспект фактически позволяет воспользоваться другими гарантиями, предусмотренными в пункте 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 22 декабря 2009 г. по делу "Сергей Смирнов против Российской Федерации" (Sergey Smirnov v. Russia), жалоба N 14085/04, § 25 * , и Постановление Европейского Суда от 10 января 2006 г. по делу "Телтроник-ЦАТВ" против Польши" (Teltronic-CATV v. Poland), жалоба N 48140/99, § 45).
———————————
* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2010.

26. "Право на суд" не является абсолютным и может подвергаться ограничениям. Европейский Суд должен убедиться в том, что примененные ограничения не ограничивают и не уменьшают доступ к суду, предусмотренный для граждан, таким образом или в таком объеме, что в значительной мере сущность этого права будет умалена. Кроме того, Европейский Суд подчеркивает, что ограничение совместимо с пунктом 1 статьи 6 Конвенции только в том случае, когда оно преследует законную цель и существует разумная соразмерность между используемыми средствами и преследуемой законной целью (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Сергей Смирнов против Российской Федерации", § 26 — 27, Постановление Европейского Суда от 26 июля 2005 г. по делу "Едамский и Едамская против Польши" (Jedamski and Jedamska v. Poland), жалоба N 73547/01, § 58, и Постановление Европейского Суда от 19 июня 2001 г. по делу "Крейц против Польши" (Kreuz v. Poland), жалоба N 28249/95, ECHR 2001-VI, § 54 и 55).
27. Наконец, Европейский Суд напоминает, что в его цели не входит подмена национальных органов при разрешении проблем толкования национального законодательства. В первую очередь национальные органы, особенно суды, должны разрешать проблемы толкования национального законодательства. Роль Европейского Суда сводится к проверке того, насколько последствия данного толкования совместимы с Конвенцией (см. Постановление Европейского Суда по делу "Акционерное общество "Сотирис энд Никос Кутрас Атти" против Греции" (SociEtE Anonyme Sotiris and Nikos Koutras Attee v. Greece), жалоба N 39442/98, ECHR 2000-XII, § 17).
28. В настоящем деле заявитель пытался обратиться в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного предположительно чрезмерной длительностью гражданского разбирательства по его спору со Сберегательным банком. Возможность подачи таких исков предусмотрена статьями 1064 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации (см. § 14 и 15 настоящего Постановления). Конституционный Суд разъяснил, что ответственность государства за вред, причиненный любым нарушением права стороны на справедливое разбирательство, в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, может возникать, даже если вина судьи установлена в рамках гражданского — а не уголовного — судопроизводства, и что право на возмещение государством вреда не может увязываться непременно с личной виной судьи (см. § 16 настоящего Постановления). Он также указал, что лицо может получить компенсацию за любой вред, причиненный посредством нарушения судом права на справедливое разбирательство в значении статьи 6 Конвенции. Отсюда следует, что жалоба заявителя в отношении его гражданских прав носила материально-правовой характер и подлежала рассмотрению в ходе гражданского процесса.
29. Московские суды отклонили жалобу заявителя на том основании, что законодательной властью еще не определена подсудность подобных исков. Такое ограничение права на судебное разбирательство исключило любую возможность рассмотрения иска заявителя и, соответственно, ущемило его право на доступ к правосудию. Власти Российской Федерации не представили никаких объяснений продолжающемуся непринятию законодательства, регулирующего порядок рассмотрения таких исков.
30. Соответственно, Европейский Суд находит, что заявителю было отказано в праве на доступ к правосудию и что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в этом отношении.

II. Применение статьи 41 Конвенции

31. Статья 41 Конвенции предусматривает:
"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

32. Заявитель требовал 17 143 евро в качестве компенсации морального вреда.
33. Власти Российской Федерации считали, что требование заявителя в отношении морального вреда является чрезмерным и необоснованным и не подтверждается никакими доказательствами причинения ему вреда или страданий.
34. Европейский Суд полагает, что заявитель должен был испытать страдания и разочарование вследствие отказа национальных судов в рассмотрении его иска. При таких обстоятельствах Европейский Суд считает, что страдания и разочарование заявителя не могут быть компенсированы одним лишь фактом установления нарушения. Тем не менее требуемая сумма является чрезмерной. Оценивая обстоятельства на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителю 7 200 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любой налог, начисляемый на указанную сумму.

B. Судебные расходы и издержки

35. Заявитель требовал 10 767 евро за 1 786 часов своей работы в национальных судах по ставке 6 евро 3 пенса за час и еще 1 055 евро за 175 часов за представительство его интересов в Европейском Суде.
36. Власти Российской Федерации утверждали, что метод расчета заявителя его собственной работы не был "основан на каких-либо законодательных актах" и, следовательно, "ошибочен". Требуемая сумма является чрезмерной, что касается сложности дела. По мнению властей Российской Федерации, сумма не должна превышать 100 евро.
37. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в той части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле, учитывая представленные ему документы и указанные критерии, Европейский Суд считает необходимым присудить заявителю 1 000 евро по данному основанию.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

38. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1) признал жалобу приемлемой;
2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;
3) постановил, что:
(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты:
(i) 7 200 евро (семь тысяч двести евро), а также любой налог, подлежащий начислению на указанную сумму, в качестве компенсации морального вреда;
(ii) 1 000 евро (одну тысячу евро), а также любой налог, подлежащий начислению на указанную сумму, в качестве компенсации судебных расходов и издержек;
(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;
4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 16 сентября 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда Х.РОЗАКИС

Секретарь Секции Суда С.НИЛЬСЕН