По делу обжалуется пожизненное лишение свободы. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о Постановлении ЕСПЧ от 02.09.2010 по делу "Иоргов (N 2) (Iorgov (N 2)) против Болгарии" (жалоба N 36295/02)

[неофициальный перевод] *

Иоргов (N 2) против Болгарии (Iorgov (N 2) v. Bulgaria) (N 36295/02)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 2 сентября 2010 года (вынесено V Секцией)

———————————
* Перевод на русский язык Николаева Г.А.

Обстоятельства дела

Заявитель был приговорен к смертной казни за различные преступления. Однако после введения моратория на смертную казнь и последующей отмены смертной казни приговор был заменен пожизненным лишением свободы, не допускающим смягчения наказания, которое он в настоящее время отбывает.

Вопросы права

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Заявитель, приговоренный к пожизненному лишению свободы без возможности смягчения наказания, в соответствии с национальным законодательством не мог быть освобожден по специальному разрешению, поскольку эта мера была применима только к заключенным, отбывающим установленный срок лишения свободы. Это наказание также не могло быть смягчено до лишения свободы на определенный срок. Тем не менее, в национальном законодательстве существовала возможность изменения его наказания и последующего освобождения в форме помилования или смягчения наказания вице-президентом. Отсюда следует, что пожизненное лишение свободы без возможности смягчения не являлось неуменьшаемым наказанием де-юре. Проявление милосердия вице-президентом являлось общеизвестным средством правовой защиты, широко используемым заключенными. Такой вид наказания, как пожизненное лишение свободы без возможности смягчения, был введен в Уголовный кодекс в декабре 1998 г. в связи с отменой смертной казни. Однако с учетом даты введения моратория на смертную казнь в ожидании отмены смертной казни и срока, истекшего от введения наказания в виде несмягчаемого пожизненного лишения свободы и до рассмотрения настоящего дела, сомнительно, чтобы большое число заключенных этой категории уже отбыло больше 20 лет лишения свободы. Согласно национальному законодательству, даже обычное пожизненное лишение свободы, которое рассматривается как менее суровое наказание, не могло быть смягчено судами до отбытия преступником 20 лет лишения свободы в тюрьме. Соответственно, отсутствие помилований на ноябрь 2009 г. не позволяло сделать вывод о том, что болгарская система не функционирует. Для определения того, как ходатайства о помиловании лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы, будут рассматриваться вице-президентом и при каких обстоятельствах будет осуществляться помилование, необходимо рассмотрение практических ситуаций, которые будут иметь место в дальнейшем. Поскольку Европейский Суд ограничен обстоятельствами, он не может согласиться с утверждением заявителя о том, что данная система не будет эффективной. К моменту подачи заявителем жалобы в августе 2002 г., он отбыл только 13 лет из своего пожизненного лишения свободы. Кроме того, он подавал ходатайство о помиловании президентом, которое было рассмотрено и отклонено соответствующим комитетом. Ни законодательство, ни власти не препятствовали ему в подаче нового обращения к вице-президенту. Европейский Суд не может строить предположения относительно того, будет ли он когда-либо освобожден, и если да, через сколько лет; этот вопрос должны разрешить национальные органы в свете обстоятельств дела на момент рассмотрения обращения. Соответственно, не было подтверждено, вне всякого разумного сомнения, что наказание, назначенное заявителю, никогда не будет смягчено на практике. Не установлено, что при существующем положении дел заявитель лишен всякой надежды на освобождение из тюрьмы.

Постановление

По делу требования статьи 3 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).
Европейский Суд также установил, что по делу требования статьи 3 Конвенции нарушены не были в части условий содержания заявителя под стражей или качества медицинской помощи, которую он получал в тюрьме, и требования пункта 4 статьи 5 Конвенции также не были нарушены.
(См. также Постановление Большой Палаты от 12 февраля 2008 г. по делу "Кафкарис против Кипра" (Kafkaris v. Cyprus), жалоба N 21906/04, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" (Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights) N 105 * .)
———————————
* "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" (Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights) N 105 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 8/2008.