По делу о прекращении ответчиком нарушения патента истца на изобретение

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.10.2010 по делу N А66-9819/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 6 октября 2010 года.
Полный текст постановления изготовлен 7 октября 2010 года.
Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Шадриной А.Н., судей Зайцевой А.Я. и Носач Е.В.
при ведении протокола секретарем судебного заседания Ляпаковой Н.А.,
при участии от истца директора Карнаухова Г.М., от ответчика Коновалова М.Ю. по доверенности от 04.10.2010, Галактионовой Ю.В. по доверенности от 14.09.2010,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью Научно-производственная фирма "Спецсистемы" на решение Арбитражного суда Тверской области от 3 августа 2010 года по делу N А66-9819/2008 (судья Куров О.Е.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью Научно-производственная фирма "Спецсистемы" (далее — ООО НПФ "Спецсистемы") обратилось в Арбитражный суд Тверской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью ПНО "Экспресс" (далее — ООО ПНО "Экспресс") о запрещении ответчику изготавливать, применять, предлагать к продаже либо иным образом вводить в гражданский оборот или хранить для этих целей "Оборудование пожарной автоматики ППКУП", в котором использованы технические решения, защищенные патентом на изобретение N 2308091.
Решением суда от 03.08.2010 в удовлетворении исковых требований отказано.
ООО НПФ "Спецсистемы" с решением не согласилось, в апелляционной жалобе просит его отменить и принять новый судебный акт. Податель жалобы считает, что выводы, изложенные в решении суда, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку истцом представлены доказательства наличия признаков изобретения по патенту N 2308091 истца в установке ответчика, что также подтверждено результатами проведенных экспертиз. Вывод суда о том, что независимая, а затем и дополнительная экспертизы свидетельствуют об ином порядке подключения селектора тока в установке ответчика, обеспечивающем достижение нового результата по сравнению с изобретением истца, не соответствуют действительности. По результатам дополнительной экспертизы невозможно однозначно установить, что установка ответчика имеет иной порядок подключения, поэтому ссылка суда на единственное предполагаемое отличие установки ответчика от установки истца не подтверждена доказательствами. Не соответствует действительности и вывод суда о том, что в заключении экспертного поверенного Евстигнеевой Н.В. и экспертном заключении от 01.04.2010 (дополнительная экспертиза) отражены различные функции делителя частоты в установках истца и ответчика. Таким образом, в материалах дела отсутствуют доказательств отличия и новизны установки ответчика от запатентованного изобретения истца.
ООО ПНО "Экспресс" в отзыве на жалобу и представители в судебном заседании просят апелляционную инстанцию решение суда от 03.08.2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО НПФ "Спецсистемы" без удовлетворения.
Заслушав пояснения сторон, исследовав доказательства по делу, арбитражный апелляционный суд не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.
Как следует из материалов дела, Карнаухов Геннадий Михайлович, Карнаухова Елена Анатольевна и Турыгина Юлия Геннадьевна являются патентообладателями с приоритетом по патенту N 2308091 на изобретение "Установка пожарной сигнализации для железнодорожного транспорта" от 07.04.2006 сроком действия до 07.04.2026 (т. 1, л. 8).
Между патентообладателями и истцом 22.10.2007 был заключен лицензионный договор, запись о котором внесена в Государственный реестр изобретений Российской Федерации 19.02.2008. Согласно указанному договору истцу была предоставлена исключительная лицензия на использование вышеуказанного изобретения на период срока действия патента N 2308091 (т. 1, л. 142 — 144).
Ссылаясь на то, что ответчик в 2006 году разработал установку ППКУП, в которой наличествуют все признаки вышеуказанного изобретения, что нарушает исключительные права истца, ООО НПФ "Спецсистемы" обратилось в арбитражный суд с требованием запретить ответчику изготовлять, предлагать к продаже или иным образом вводить в гражданский оборот или хранить для этих целей установку ППКУП.
Согласно статье 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.
Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.
В силу пункта 3 статьи 1358 ГК РФ изобретение или полезная модель признаются использованными в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения в отношении соответствующего продукта или способа действий, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи.
Если при использовании изобретения или полезной модели используются также все признаки, приведенные в независимом пункте содержащейся в патенте формулы другого изобретения или другой полезной модели, а при использовании промышленного образца — все признаки, приведенные в перечне существенных признаков другого промышленного образца, другое изобретение, другая полезная модель или другой промышленный образец также признаются использованными.
Для решения вопроса об использовании в продукции, выпускаемой ответчиком, всех признаков формулы изобретения истца суд назначал патентную экспертизу (т. 14, л. 30 — 55) и дополнительную патентоведческую экспертизу (т. 5, л. 99 — 120), производство которой поручал экспертам Андреевой М.Ю. (специалисту Научно-исследовательского института судебной экспертизы г. Москва, кандидату технических наук с опытом проведения судебных экспертиз с 2004 года и стажем работы в области патентного права 13 лет) и Абрамовой И.П. (заместителю заведующего отделом полезных моделей ФГУ "Федеральный институт промышленной собственности", члену Некоммерческого партнерства "Палата судебных экспертов").
На разрешение эксперта Андреевой М.Ю. судом были поставлены следующие вопросы:
содержит ли изделие Установка КТС-УАСП (ТУ 4371-001-14938847-2006 производства ООО ПНО "Экспресс") в составе прибора ППКУП (Э-485.2.01.00.000) и пожарных извещателей ИПК-ТУ (производства истца), каждый признак изобретения, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте N 2308091 формулы изобретения, либо признак, эквивалентный ему;
относятся ли материалы, представленные эксперту и являющиеся приложением к заключению патентного поверенного Евстигнеевой Н.В. (п.п. 1 — 10), к общедоступным сведениям; если относятся, то с какой даты.
По результатам произведенных исследований экспертами сделаны следующие выводы.
Эксперт пришел к следующим выводам: по первому вопросу — изделие Установка КТС-УАПС (ТУ 4371-001-14938847-2006 производства ПНО "Экспресс") в составе прибора ППКУП (Э-485.2.01.00.000) и пожарных извещателей ИПК-ТУ (производства истца), выполненное согласно представленной технической документации, не содержит каждый признак изобретения, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте Российской Федерации N 2308091 либо признак, эквивалентный ему;
по второму вопросу — Приложение N 1 является общедоступным с 10.10.2007, ввиду отсутствия документов, связанных с соблюдением конфиденциальности в отношении Приложений 2 — 10, невозможно дать заключение по вопросу об общедоступности сведений из этих приложений.
На разрешение эксперта Абрамовой И.П. по дополнительной экспертизе судом были поставлены следующие вопросы:
является ли совокупность элементов схемы модуля пожарной сигнализации, состоящая из первого резистора поз. 2 структурной схемы модуля пожарной сигнализации (поз. R13 на электрической схеме модуля обработки Э-485.2.01.00.400ЭЗ) и компаратора поз. 11 структурной схемы (поз. DA4.1 электрической схемы модуля сигнализации Э-485.2.01.00.411ЭЗ), селектором тока "Пожар" извещателя поз. 7 структурной схемы установки ответчика, и причем вход селектора тока подключен к источнику тока (питания) 25 V, выход — через электронный ключ VT3 модуля сигнализации к пожарному извещателю, а выход результата — сравнение тока извещателя с опорной величиной Uоп — к входу двоичного счетчика поз. 12 структурной схемы;
является ли узел модуля пожарной сигнализации установки ответчика, состоящий из микросхемы счетчика-делителя ИЕ10 и схемы совпадения И (поз. DD3.1 и поз. DA2, R16 на электрической схеме модуля обработки сигналов Э-485.2.01.00.400ЭЗ), вход которого 2 подключен к выходу MOD генератора опросного сигнала, собранного на элементах DD1 и DD2 модуля обработки, выход RES8 — к входу сброса двоичного счетчика, собранного на элементах DA17, DA7 и DD2 модуля сигнализации Э-485.2.01.01.411ЭЗ, делителем частоты опросного сигнала MOD;
соответствуют ли элементы электрических схем и связи между ними, изображенные на функциональной схеме Приложения 1 к объяснению истца от 5 октября 2009 года, элементами электрических схем и связям установки ответчика, приведенным на Э-485.2.01.00.500Э3, Э-485.2.01.00.400Э3, Э-485.2.01.01.411Э3, Э-485.2.00.00.000ЭО;
дать определение "СЕЛЕКТОР ТОКА" и указать источник общедоступной информации такого определения на момент подачи заявки на изобретение (патент N 2308091);
какую функцию несет "ДЕЛИТЕЛЬ ЧАСТОТЫ", а какую "ОДНОВИБРАТОР", и какие выходные диаграммы напряжения в обоих случаях мы имеем.
Заключение эксперта Абрамовой И.П. содержало положительные ответы на первые три вопроса, поставленных перед ней. При этом, применительно к первому из указанных вопросов, эксперт отметил, что к пожарному извещателю модуля сигнализации селектор тока подключен не через электронный ключ VT-3, а непосредственно и связан с указанным ключом через извещатель. Эксперт также указал, что такое расположение элементов обеспечивает достижение нового результата, заключающегося в возможности проверки целостности линии пожарного извещателя.
Применительно к третьему вопросу эксперт отметил, что в показанные на функциональной схеме приложения 1 к объяснению истца от 05.10.2009 блоки 4 (селектор тока) и 5 (электронный ключ) включены участки линии сигнализации, не являющиеся принадлежностью селектора и электронного ключа.
Экспертом дано также определение термина "селектор тока" (ответ на четвертый вопрос) и показана разница функций делителя частоты и управляемого одновибратора.
Представленные в материалы дела экспертные заключения выполнены в строгом соответствии с процессуальным законодательством, являются мотивированными и обоснованными, сделанные специалистами выводы основаны на исследовании представленных в распоряжение эксперта объектов, с приведением использованных методик, в связи с чем они признаны допустимым доказательством как отвечающие требованиям статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).
Суд оценил по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела заключения упомянутых экспертов и установил, что истцом не доказан факт использования ответчиком каждого признака изобретения, приведенного в независимом пункте содержащейся в патенте N 2308091 формулы изобретения.
Так, исходя из заключения от 15.07.2009 и таблицы сопоставления признаков формулы изобретения по патенту N 2308091 с результатами исследований (т. 4, л. 45 — 47) экспертом выявлено 8 несовпадающих признаков.
В обоих случаях эксперты пришли к выводу об ином порядке подключения селектора тока в установке ответчика, обеспечивающем достижение нового результата по сравнению с изобретением истца.
Выводами дополнительной экспертизы не опровергнуты доводы экспертного заключения от 15.07.2009 о неиспользовании в установке ответчика признаков, обозначенных в таблице сопоставления как А25, А26. Данные выводы подтверждены и экспертным заключением патентного поверенного Евстигнеевой Н.В. (т. 2, л. 67 — 72).
В экспертном заключении патентного поверенного Евстигнеевой Н.В. и экспертном заключении от 01.04.2010 (дополнительная экспертиза) отражены различные функции делителя частоты (в установке ответчика именуемого как управляемый одновибратор) в установках истца и ответчика.
Ссылки истца на экспертное заключение патентного поверенного Звонова А.А. обоснованно не приняты судом первой инстанции во внимание, поскольку в тексте заключения усматривается, что патентный поверенный производил сравнение независимой формулы изобретения по патенту N 2308091 не с установкой ответчика, указанной выше, а с установкой истца УПС-ТПС. Предметом исследования патентного поверенного Звонова А.А. была лишь часть документации на продукт "Установка управления пожаротушением" по ТУ 4371-002-17938847-2006 из "Комплекса технических средств унифицированной автоматической системы пожаротушения для тягового подвижного состава КТС-УАПС" по ТУ 4371-002-17938847-2006 производства ООО ПНО "Экспресс". Патентный поверенный не исследовал конструкторскую документацию, а именно чертежи из комплекта конструкторской документации Э485.2.00.00.000 на продукт "Установка управления пожаротушением" по ТУ 4371-002-17938847-2006 из "Комплекса технических средств унифицированной автоматической системы пожаротушения для тягового подвижного состава КТС-УАПС" по ТУ 4371-002-17938847-2006 производства ООО ПНО "Экспресс":
система автоматического пожаротушения для электровоза Э5К Схем электрические общие и подключений с перечнями Э-485.2.00.00.00-01ЭО (ПЭО и Э-485.2.00.00.000ЭО (ПЭО);
модуль обработки сигналов схема электрическая принципиальная Э-485.2.01.00.400ЭЗ;
модуль сигнализации схема электрическая принципиальная Э-485.2.01.01.411ЭЗ;
модуль источника питания схема электрическая принципиальная Э-485.2.01.00.500ЭЗ.
Вследствие недоказанности факта использования ответчиком каждого признака изобретения, приведенного в независимом пункте содержащейся в патенте N 2308091 формулы изобретения, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что права истца действиями ответчика не нарушаются, в силу чего в иске было отказано.
Принимая во внимание положения вышеуказанных норм материального и процессуального права, учитывая конкретные обстоятельства по делу, апелляционный суд считает, что доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными.
На основании изложенного апелляционная инстанция считает, что решение суда соответствует имеющимся в деле доказательствам, нормы материального права применены правильно, нарушений норм процессуального права, которые привели или могли привести к принятию неправильного решения, судом первой инстанции не допущено, в связи с этим оснований для отмены обжалуемого судебного акта нет.
В связи с отказом в удовлетворении апелляционной жалобы расходы по уплате государственной пошлины относятся на ее подателя.
Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Тверской области от 3 августа 2010 года по делу N А66-9819/2008 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью Научно-производственная фирма "Спецсистемы" — без удовлетворения.

Председательствующий А.Н.ШАДРИНА

Судьи А.Я.ЗАЙЦЕВА Е.В.НОСАЧ