Требование: О понуждении исполнения обязательства в натуре, взыскании штрафа по государственному контракту

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2016 N 15АП-11544/2016 по делу N А32-45102/2015

Дело N А32-45102/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 18 августа 2016 года
Полный текст постановления изготовлен 25 августа 2016 года
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Маштаковой Е.А.,
судей Барановой Ю.И., Величко М.Г.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Коноплевым И.А.,
при участии:
от истца — представитель Бурлак С.В. по доверенности от 31.03.2016 г.,
от ответчика — представитель Вакуленко Е.В. по доверенности от 01.06.2016 г.,
рассмотрев апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью "Артиви" (ИНН 2372010210, ОГРН 1142372003432), Федерального казенного учреждения "Исправительная колония N 4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Краснодарскому краю (ИНН 2302031224, ОГРН 1022300642627)
на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.06.2016 г. по делу N А32-45102/2015
по иску Федерального казенного учреждения "Исправительная колония N 4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Краснодарскому краю (ИНН 2302031224, ОГРН 1022300642627)
к обществу с ограниченной ответственностью "Артиви" (ИНН 2372010210, ОГРН 1142372003432)
о понуждении исполнения обязательства в натуре, взыскании штрафных санкций в размере 591021,91 руб.,
принятое в составе судьи Нарышкиной Н.В.,

установил:

Федеральное казенное учреждение "Исправительная колония N 4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Краснодарскому краю (далее — истец) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Артиви" (далее — ответчик) о понуждении исполнения обязательства в натуре, взыскании штрафа в размере 591021,91 руб.
Исковые требования мотивированы тем, что ответчик обязательства по государственному контракту N 99 от 25.05.2015 г. на оказание услуг по выращиванию подсолнечника исполнял ненадлежащим образом.
Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 07.06.2016 г. исковые требования удовлетворены частично. С общества с ограниченной ответственностью "Артиви" в пользу Федерального казенного учреждения "Исправительная колония N 4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Краснодарскому краю взыскан штраф в размере 591021,91 руб., а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 14820 руб. В удовлетворении исковых требований в части обязания исполнить заключенный государственный контракт на оказание услуг по выращиванию подсолнечника от 25.05.2015 N 99 в натуре (передать выращенный урожай подсолнечника) отказано. Федеральному казенному учреждению "Исправительная колония N 4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Краснодарскому краю из федерального бюджета возвращена государственная пошлина в размере 34686 руб.
Судом первой инстанции установлен факт ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по государственному контракту на оказание услуг по выращиванию подсолнечника N 99 от 25.05.2015 г. В удовлетворении ходатайства ответчика о применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации отказано ввиду отсутствия доказательств несоразмерности штрафных санкций последствиям нарушенного обязательства. Суд отказал в удовлетворении требования о понуждении исполнения обязательства в натуре (передать выращенный урожай подсолнечника), поскольку ответчик не располагает испрашиваемым истцом имуществом.
Общество с ограниченной ответственностью "Артиви" обжаловало решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, просил решение суда от 07.06.2016 г. отменить в части взыскания штрафа и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска в полном объеме.
Апелляционная жалоба мотивирована следующими доводами:
— суд неверно квалифицирован государственный контракт N 99 от 25.05.2015 г. как договор контрактации. По мнению ООО "Артиви", спорный договор является договором возмездного оказания услуг;
— судом не были исследованы обстоятельства, подтверждающие прекращение спорного государственного контракта N 99 от 25.05.2015 г. путем отказа от его исполнения;
— суд не принял во внимание то обстоятельство, что при заключении государственного контракта, на основании пункта 9.1 ответчик уплатил на специальный счет истца обеспечение исполнения контракта в сумме 326126,30 руб. по платежному поручению N 30 от 15.05.2015 г.
Федеральное казенное учреждение "Исправительная колония N 4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Краснодарскому краю" обжаловало решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, просило решение суда от 07.06.2016 г. отменить в части отказа в удовлетворении требований об обязании передать урожай подсолнечника в натуре и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении иска в полном объеме.
Апелляционная жалоба мотивирована тем, что в ходе судебного разбирательства ответчик не отрицал факт сбора урожая подсолнечника, не представил доказательств отсутствия у него собранного урожая, его переработки либо реализации, а также невозможности приобретения такового с целью возврата истцу.
Представитель истца в судебном заседании апелляционную жалобу поддержал в полном объеме, настаивал на ее удовлетворении, против доводов апелляционной жалобы ответчика возражал по основаниям отзыва, пояснил, что собранный урожай согласно условиям договора должен быть передан истцу.
Представитель ответчика в судебном заседании апелляционную жалобу поддержал в полном объеме, настаивал на ее удовлетворении, против доводов апелляционной жалобы ответчика возражал по основаниям отзыва, пояснил, что заключенный между сторонами договор является договором возмездного оказания услуг, указал на то, что в связи с отказом от договора штраф взысканию не подлежит.
Законность и обоснованность решения проверены судом апелляционной инстанции в соответствии со статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционных жалоб, выслушав представителей истца и ответчика, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционные жалобы не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между Федеральным казенным учреждением "Исправительная колония N 4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Краснодарскому краю (Заказчик) и обществом с ограниченной ответственностью "Артиви" (Исполнитель) заключен государственный контракт на оказание услуг по выращиванию подсолнечника N 99 от 25.05.2015 г., согласно условиям которого Исполнитель обязался по заданию Заказчика оказать агротехнические услуги по выращиванию подсолнечника механизированным способом на земельном участке в 336 га (пашне) Заказчика, расположенном по адресу: автодорога "Подъезд к г. Майкоп км2+600м-км3+550 м слева" (кадастровый номер 23:38:0508000:1), с использованием труда осужденных, отбывающих наказание в ФКУ ИК-4 УФСИН России по Краснодарскому краю, и сдать их результат Заказчику, а Заказчик обязался принять результат услуг и оплатить его в порядке и на условиях, предусмотренных контрактом (пункт 1.1. контракта).
Согласно пункту 1.2. контракта, Исполнитель принял на себя обязательства по оказанию услуг в соответствии с Технологическим заданием, сметой на выращивание подсолнечника (Приложения N 1 и N 4 к контракту).
Пунктом 1.4. контракта предусмотрено, что товарная продукция, полученная по окончании оказания услуг, является собственностью Заказчика и принимается на баланс Заказчика как продукция собственного производства по цене сложившихся затрат.
Услуги считаются оказанными после подписания сторонами акта сдачи-приемки оказанных услуг (пункт 1.5. контракта).
Согласно пунктам 2.1.5., 2.1.6. контракта Исполнитель обязан:
— осуществить уборку урожая в присутствии Заказчика;
— обеспечить качественное хранения товарной продукции в период сбора урожая до его вывоза на склад Заказчика.
Пунктом 3.1. контракта Исполнитель обязался оказывать услуги с надлежащим качеством, соответствующим для данного вида услуг, в период с момента заключения контракта и до 30 октября 2015 года (Приложение N 2 к контракту). Результатом оказания услуг должен быть урожай подсолнечника не менее 24 центнера с гектара.
В соответствии с пунктом 4.1. контракта, общая стоимость контракта составляет 5910219,12 руб., с учетом расходов на содержание обслуживающего персонала, на перевозку до пункта назначения технических средств, материальных затрат, связанных с обслуживанием и работой данных средств, и включает в себя все налоги, сборы, определяемые действующим законодательством Российской Федерации, страхование, уплату таможенных пошлин, и других обязательных платежей (в т. ч. НДС).
Наименование услуг и этапы их оказания указаны в Технологическом задании на выращивание подсолнечника (Приложение N 1 к контракту).
Пунктом 5.2. контракта предусмотрено, что в случае просрочки исполнения Исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения Исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, Заказчик направляет Исполнителю требование об уплате неустоек (штрафов, пеней). Штрафы начисляются за неисполнение или ненадлежащее исполнение Исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения Исполнителем обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом. Размер пени, штрафа определяется в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 N 1063 "Об утверждении Правил определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом", а именно 10% от цены контракта (591021,91 руб.).
Согласно пункту 7.2. договора, расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда или в связи с одностороннем отказом стороны контракта от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.
Контракт вступает в силу с даты подписания сторонами и действует до полного исполнения обязательств по контракту, но в любом случае не позднее 31 декабря 2015 года (раздел 10 контракта).
По утверждению истца, ответчиком обязательства по спорному контракту не выполнены, услуги в обусловленный контрактом срок не сданы, в связи с чем в его адрес направлена претензия N 23/45/-13528 от 30.10.2015 г. (т. 1, л.д. 24), которая оставлена без ответа.
Истцом в адрес ответчика направлялось предарбитражное предупреждение N 23/45/14229 от 23.11.2015 г. с требованием оплаты предусмотренной пунктом 5.2. контракта пени в размере 10% от цены контракта в сумме 591021,91 руб., которое также оставлено без удовлетворения (т. 1, л.д. 25).
Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения истца в суд с настоящим исковым заявлением.
При вынесении решения суд первой инстанции обоснованно указал, что правоотношения сторон регулируются нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, а также Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее — Закон N 44-ФЗ).
Согласно подпункту 8 статьи 3 Закона N 44-ФЗ под государственным или муниципальным контрактом понимается договор, заключенный от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации (государственный контракт), муниципального образования (муниципальный контракт) государственным или муниципальным заказчиком для обеспечения соответственно государственных нужд, муниципальных нужд.
Законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается на положениях Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Бюджетного кодекса Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона и других федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в части 1 статьи 1 Закона о контрактной системе (часть 1 статьи 2 Закона N 44-ФЗ).
Заключенный между сторонами контракт квалифицирован судом как договор контрактации, отношения по которому регулируются нормами параграфа 5 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно статье 535 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю — лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи.
Между тем по условиям спорного контракта Исполнитель обязался по заданию Заказчика оказать агротехнические услуги по выращиванию подсолнечника механизированным способом на земельном участке (пашне) Заказчика, и сдать их результат Заказчику, а Заказчик обязался принять результат услуг и оплатить его в порядке и на условиях, предусмотренных контрактом.
При таких условиях неверен вывод суда первой инстанции о том, что спорный договор является договором контрактации.
Поскольку государственным контрактом N 99 от 25.05.2015 г. ответчик принял на себя обязательства по оказанию агротехнических услуг по выращиванию подсолнечника механизированным способом на земельном участке (пашне) Заказчика с последующей сдачей их результата истцу, суд апелляционной инстанции полагает, что сложившиеся между сторонами правоотношения имеют смешанный характер и содержат в себе элементы правоотношений по договорам подряда и возмездного оказания услуг, регулируемых нормами глав 37, 39 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В силу пункта 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнитель обязуется по заданию заказчика оказывать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
Статьей 783 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено применение к договору возмездного оказания услуг общих положений о подряде (статьи 702 — 729 ГК РФ), если это не противоречит статьям 779 — 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.
Согласно пункту 1 статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.
Договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику (пункт 1 статьи 703 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами (статьи 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Суд первой инстанции обоснованно указал, что в материалы дела не представлены доказательства исполнения ответчиком принятых на себя обязательств по государственному контракту.
Данное обстоятельство сторонами не оспаривается.
Довод ответчика о направлении истцу уведомления N 24 от 12.10.2015 об одностороннем отказе от исполнения контракта, судом первой инстанции рассмотрен и правомерно отклонен.
В силу части 8 статьи 95 Закона N 44-ФЗ расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от его исполнения в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.
Согласно части 8 статьи 95 Закона N 44-ФЗ расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством.
В пункте 7.1. контракта стороны согласовали условие, согласно которому расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда или в связи с односторонним отказом стороны контракта от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством. При расторжении контракта в связи с односторонним отказом стороны контракта от его исполнения сторона контракта вправе потребовать возмещения только фактически понесенного ущерба, непосредственно обусловленного обстоятельствами, являющимися основанием для решения об одностороннем отказе от исполнения контракта.
Право на отказ от исполнения договора со стороны подрядчика закреплено статьей 716 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В силу пункта 1 статьи 716 Гражданского кодекса Российской Федерации подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении: непригодности или недоброкачественности предоставленной заказчиком технической документации; возможных неблагоприятных для заказчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы; иных не зависящих от подрядчика обстоятельств, которые грозят годности или прочности результатов выполняемой работы либо создают невозможность ее завершения в срок.
Пунктом 3 статьи 716 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны подрядчика об обстоятельствах, упомянутых в пункте 1 названной статьи, в разумный срок не заменит непригодную техническую документацию, не изменит указаний о способе выполнения работы или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих ее годности, подрядчик вправе отказаться от исполнения договора подряда и потребовать возмещения причиненных его прекращением убытков.
В соответствии с пунктом 1 статьи 719 Гражданского кодекса Российской Федерации подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда, в частности непредоставление материала, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи, препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок (статья 328 Гражданского кодекса Российской Федерации). Если иное не предусмотрено договором подряда, подрядчик при наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 названной статьи, вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков (пункт 2 статьи 719 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Кроме того, подрядчик по государственному (муниципальному) контракту не вправе отказаться от исполнения договора на основании пункта 3 статьи 716 Гражданского кодекса Российской Федерации (в связи с непринятием заказчиком мер, направленных на устранение обстоятельств, грозящих годности результата работ либо создающих невозможность ее завершения в срок) без обращения в суд.
Пункт 3.1. контракта предусматривает обязанность Исполнителя (ответчика) оказывать услуги с надлежащим качеством, соответствующим для данного вида услуг, в период с момента заключения контракта и до 30 октября 2015 года.
Согласно п. 4.5 контракта заказчик производит оплату за оказанные услуги не позднее 30 дней со дня окончания уборочных работ и оформления соответствующих документов (счета-фактуры, акта оказанных услуг) в виде безналичного расчета.
Из содержания уведомления N 24 от 12.10.2015 г. следует, что "… исполнителю стала известна информация о предвидимом нарушении Заказчиком своих обязательств по оплате услуг… Совершенно очевидно, что обязательства по оплате услуг по контракту Заказчиком не будут исполнены…". В связи с вышеизложенным исполнитель заявил отказ от исполнения контракта. Решение об одностороннем отказе от исполнения контракта вступает в силу и контракт считается расторгнутым через десять дней с даты надлежащего уведомления исполнителем заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта (т. 1, л.д. 84-85).
Вместе с тем, ни гражданское законодательство, ни Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ, не содержат положений, предоставляющих стороне контракта право на односторонний отказ от исполнения договора (контракта) при наличии у исполнителя сомнений относительно исполнения заказчиком обязательства по оплате, срок которого не наступил.
Представленные ответчиком в обоснование своих возражений иные доказательства не подтверждают исполнение им обязательств по оказанию агротехнических услуг по выращиванию подсолнечника механизированным способом на земельном участке 336 га (пашне) истца, с использованием труда осужденных, отбывающих наказание в ФКУ ИК-4 УФСИН России по Краснодарскому краю, и сдачи их результат истцу.
Установив факт неисполнения ответчиком государственного контракта N 99 от 25.05.2015 г., Арбитражный суд Краснодарского края пришел к верному выводу об обоснованности требования о взыскании с ответчика штрафа за неисполнение контракта.
В соответствии с пунктом 5.2. спорного контракта, в случае просрочки исполнения Исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения Исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, Заказчик направляет Исполнителю требование об уплате неустоек (штрафов, пеней). Штрафы начисляются за неисполнение или ненадлежащее исполнение Исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения Исполнителем обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом. Размер пени, штрафа определяется в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 N 1063 "Об утверждении Правил определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом", а именно 10% от цены контракта (591021,91 руб.).
Предарбитражное предупреждение с требованием оплаты пени в размере 591021,91 руб. направлялось ответчику 23.11.2015 г. за N 23/45/14229 (т. 1, л.д. 25).
Поскольку доказательства оплаты ответчиком штрафа в добровольном порядке в материалах дела отсутствуют и ответчиком не представлено, суд первой инстанции правомерно взыскал с последнего штраф в размере 591021,91 руб. за неисполнение обязательств по государственному контракту.
Отказывая в удовлетворении ходатайства ответчика в применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Краснодарского края исходил из следующего.
В соответствии со статьей 330 Гражданского Кодекса Российской Федерации, неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.
Ответчик не представил доказательств явной несоразмерности штрафных санкций.
Расчет штрафных санкций, подлежащей выплате кредитору, произведен истцом на основании пункта 5.2. спорного контракта, положения которого соответствуют положениям Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд".
С экономической точки зрения необоснованное уменьшение неустойки судами позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам.
Неисполнение должником денежного обязательства позволяет ему пользоваться чужими денежными средствами. Условия такого пользования не могут быть более выгодными для должника, чем условия пользования денежными средствами, получаемыми участниками оборота правомерно, так как никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения.
Исходя из изложенного, суд первой инстанции не усмотрел наличия оснований для применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Кроме того, истцом заявлены требования об обязании ответчика исполнить государственный контракт N 99 от 25.05.2015 г. в натуре, а именно: передать выращенный урожай подсолнечника.
В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции представитель ответчика указал на то, что у него отсутствует выращенный урожай 2015 года.
Аналогичные пояснения дал представитель ответчика и в суде апелляционной инстанции, указав, что ООО "Артиви" было собрано примерно 390 тонн подсолнечника, которые по устной договоренности с истцом были переданы третьим лицам и в настоящее время у ответчика отсутствуют.
Присуждение к исполнению обязанностей в натуре в качестве одного из способов защиты гражданских прав предусмотрено статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При решении вопроса о применении указанного способа защиты суд обязан определить порядок, механизм, сроки исполнения обязательств в натуре, выяснить возможность реального исполнения принятых им решений исходя из положений Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" и возможности реальной защиты оспариваемых или нарушенных прав сторон при выборе в данном конкретном случае такого способа защиты права, как присуждение к исполнению обязанности в натуре (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 07.03.2000 N 3486/99 и 14.08.2001 N 9162/00).
По смыслу статьи 6 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", статей 16 и 182 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные решения должны отвечать общеправовому принципу исполнимости судебных актов.
Избрав присуждение исполнить обязанность в натуре как способ защиты, истец не учел отсутствие возможности реального исполнения решения при удовлетворении предъявленного иска, поскольку ответчик не готов реально исполнить контракт, следовательно, судебное решение об удовлетворении иска может породить между сторонами новые конфликты. Процессуальное законодательство не предусматривает прямое принуждение ответчика (путем применения силы) выполнять такого рода обязанности.
Поскольку ответчик не располагает испрашиваемым истцом имуществом, у судов не имеется оснований для присуждения к исполнению обязанности в натуре.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции, оценив имеющиеся в деле доказательства в их совокупности по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом не доказанности возможности исполнения решения и реальной защиты оспариваемых и нарушенных прав при выборе такого способа защиты права, как присуждение к исполнению обязанности в натуре, пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований в данной части.
Довод ООО "Артиви" о том, что суд первой инстанции не принял во внимание то обстоятельство, что при заключении государственного контракта, на основании пункта 9.1 ответчик уплатил на специальный счет истца обеспечение исполнения контракта в сумме 326126,30 руб. по платежному поручению N 30 от 15.05.2015 г. судом отклоняется, поскольку оснований к возврату названных денежных средств (п. 9.1 контракта: стороны определили, что размер обеспечения исполнения контракта составляет 5% от начальной (максимальной) цены, что составляет 326126,30 руб. В случае если исполнитель в качестве способа обеспечения исполнения контракта избрано перечисление денежных средств на счет заказчика, последний возвращает указанные денежные средства в течение 30 банковских дней после полного исполнения исполнителем взятых на себя обязательств по контракту) не имеется.
Поскольку доводы, изложенные в апелляционных жалобах, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, то признаются апелляционным судом несостоятельными, в связи с чем, не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения суда первой инстанции.
Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для безусловной отмены судебного акта в соответствии с частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом первой инстанции при рассмотрении дела не допущено.
Расходы по уплате государственной пошлины в размере 6000 руб. (платежное поручение N 43 от 22.06.2016 г. и квитанция от 05.07.2016 г.) по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителей жалоб.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 — 271, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.06.2016 г. по делу N А32-45102/2015 оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.
В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в порядке и сроки, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Председательствующий Е.А.МАШТАКОВА

Судьи Ю.И.БАРАНОВА М.Г.ВЕЛИЧКО