Требование: О взыскании денежной компенсации доли в праве общей собственности на имущество КФХ

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2016 N 15АП-11184/2016 по делу N А32-1916/2015

Дело N А32-1916/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 18 августа 2016 года
Полный текст постановления изготовлен 23 августа 2016 года
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Маштаковой Е.А.,
судей Барановой Ю.И., Величко М.Г.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Коноплевым И.А.,
при участии:
от заявителя (ответчика): представитель не явился,
от заинтересованных лиц (истцов): представитель не явился,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Главы крестьянского (фермерского) хозяйства Кононова Александра Николаевича (ИНН 235101127430, ОГРНИП 306235136100010)
на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 30.05.2016 г. по делу N А32-1916/2015
по иску Бурцева Сергея Викторовича, Бурцевой Людмилы Николаевны
к индивидуальному предпринимателю — главе крестьянского (фермерского) хозяйства Кононову Александру Николаевичу
о взыскании денежной компенсации доли в праве общей собственности на имущество КФХ,
принятое в составе судьи Савина Р.Ю.,

установил:

Бурцев Сергей Викторович, Бурцева Людмила Николаевна (далее — истцы) обратились в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к индивидуальному предпринимателю — главе крестьянского (фермерского) хозяйства Кононову Александру Николаевичу (далее — ответчик) об обязании выплатить денежную компенсацию стоимости доли выходящего члена хозяйства по 20% каждому путем взыскания с крестьянского хозяйства Кононова Александра Николаевича в пользу истцов денежной компенсации, соразмерной их доле в праве общей собственности на имущество фермерского хозяйства, в том числе земельных участков по 2,7 гектаров, что составит по 140000 руб. на каждого, а всего 280000 руб.; взыскании дивидендов соразмерно доле истцов члена крестьянского хозяйства за период с 16.02.1999 г. по день вынесения решения в размере по 20% каждому, исходя из сумм доходов по данным МИ N 5 ФНС РФ, за каждый год.
Исковые требования мотивированы неполучением участниками КФХ денежной компенсации в связи с выходом из КФХ.
В ходе судебного разбирательства истцы заявили ходатайство об уточнении исковых требований, просили взыскать с ответчика компенсацию стоимости земельной доли площадью 2,7 га и 2.7 га в размере 145665 руб. на каждого, от остальных требований — отказались.
Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 26.04.2016 г. ходатайство об уточнении исковых требований удовлетворено, отказ от части требований принят судом, производство по делу в соответствующей части прекращено.
Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 30.05.2016 г. с индивидуального предпринимателя Главы КФХ Кононова Александра Николаевича в пользу Бурцевой Людмилы Николаевны и Бурцева Сергея Викторовича взыскана денежная компенсация, соразмерная их доле в общей собственности на имущество хозяйствам размере 145665 руб. на каждого. С индивидуального предпринимателя Главы КФХ Кононова Александра Николаевича в пользу Бурцевой Людмилы Николаевны и Бурцева Сергея Викторовича взысканы судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 8600 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 35000 руб., расходы за производство судебных экспертиз в размере 40000 руб. С индивидуального предпринимателя Главы КФХ Кононова Александра Николаевича в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в сумме 226 руб.
Глава крестьянского (фермерского) хозяйства Кононов Александр Николаевич обжаловал решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, просил отменить решение от 30.05.2016 г. и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска в полном объеме.
Апелляционная жалоба мотивирована следующими доводами:
— суд неправомерно отказал в применении срока исковой давности, поскольку срок исковой давности по данному делу следует исчислять с момента, когда истцы должны были узнать о нарушении своих прав членов КФХ. С момента вхождения в состав КФХ и до момента подачи заявления о выходе из состава КФХ и выплате компенсации за земельные доли и дивидендов от деятельности КФХ истцы, не получая все эти годы доли доходов от деятельности КФХ, являясь дееспособными, проживая в населенном пункте, расположенном в 5-ти км от места проживания Кононова А.Н., ни разу не обращались к главе КФХ Кононову А.Н. ни с письменным требованием о даче разъяснений по поводу невыплаты им доли доходов от использования имущества КФХ, ни с заявлением о выплате доли доходов. Причины не обращения с 1999 г. за выплатой доли от деятельности КФХ истцами не представлено, при этом последние не отрицают того, что до момента вхождения их в состав КФХ Кононова А.Н. последний оплатил начисленные на КФХ Бурцева С.В. пени и штрафы. Приняв решение о выплате Бурцеву С.В. и Бурцевой Л.Н. компенсации в размере стоимости их долей в имуществе крестьянского хозяйства Кононова А.Н. по состоянию на дату подачи ими искового заявления (декабрь 2014 г.), судом нарушены нормы права, предусмотренные частью 1 статьи 1 Федерального закона от 11.06.2003 N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", в связи с чем допущено необоснованное обогащение истцов за счет ответчика;
— судом неверно истолковано содержание протокола от 24.06.2014 г., подписанного Кононовым А.Н., в обжалуемом судебном акте не указано, что в протоколе зафиксирован факт неучастия истцов в деятельности крестьянского хозяйства с момента вхождения в его состав, и как следствие отсутствие у них права на компенсация в том размере, который указан последними в заявлении, а предложение о выплате по 30000 руб. каждому истцу является актом доброй воли Кононова А.Н., а не признанием их права на компенсацию в данном размере;
— судом не дана оценка тому факту, что истцы с момента вхождения в крестьянское хозяйство Кононова А.Н. не обращались к нему за выплатой доходов от деятельности крестьянского хозяйства, а значит; не считали свои права нарушенными, так как осознавали, что, не принимая участия в деятельности крестьянского хозяйства с момента вхождения в его состав без уважительной причины, не имеют права на часть доходов от его деятельности;
— на момент вхождения истцов в состав КФХ Кононова А.Н. и одновременного прекращения участия в деятельности КФХ, т.е. на 1999 г., действовала нормативная оценка земель сельхозназначения, которая проводилась с учетом плодородия земель, их месторасположения и т.д. Согласно представленному ответчиком в материалы дела расчету нормативной стоимости долей Бурцева С.В. и Бурцевой Л.Н. на 1999 год, произведенного на основании приложения к постановлению Правительства Краснодарского края от 02.06.1997 г. N 35-П "О порядке определения нормативной цены земель на территории Краснодарского края", исходя из суммы земельного налога за 1999 г., нормативная цена одной земельной доли составляет 3060 руб.
От Бурцева Сергея Викторовича и Бурцевой Людмилы Николаевны поступил отзыв на апелляционную жалобу, согласно которому они считают принятое по настоящему делу решение законным и обоснованным, а доводы апелляционной жалобы не состоятельными, не доказанными и не основанными на нормах закона.
Стороны явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, о времени и месте его проведения извещены надлежащим образом. От заявителя поступило ходатайство о рассмотрении апелляционной жалобы в его отсутствие.
Апелляционная жалоба рассмотрена в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителей сторон.
Законность и обоснованность решения суда проверены судом апелляционной инстанции в соответствии со статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в соответствии с постановлением Тбилисского районного Совета народных депутатов Краснодарского края N 251-9 от 18.10.1991 г. Бурцеву С.В. предоставлен в собственность земельный участок площадью 16,72 гектаров пашни для организации крестьянского хозяйства.
На основании постановления Главы Администрации Тбилисского района Краснодарского края N 140-3 от 12.05.1992 г. крестьянскому хозяйству Бурцева С.В. выдан государственный акт на право собственности на землю КК-2 N 249000005, согласно которому предоставлено в собственность 16,72 гектара земель.
Согласно постановлению Главы Тбилисского района Краснодарского края N 102 от 16.02.1999 г. крестьянское хозяйство Бурцева С.В. присоединено к крестьянскому хозяйству Кононова А.Н., при этом последнему передан земельный участок Бурцева С.В. в размере 16,2 гектара, с освобождением от обязанностей главы крестьянского хозяйства; главой крестьянского хозяйства утвержден Кононов А.Н., членами хозяйства из 5 членов, определены, в том числе Бурцев С.В. и Бурцева Л.Н., переутверждена общая площадь земельного участка для КФХ Кононова А.Н. в размере 32,2 гектаров, из них 13,5 гектаров — в собственность, 10,8 гектаров — в аренду на 10 лет, 7,9 гектаров — в аренду на 49 лет.
С учетом изложенного, из ранее закрепленных 16,2 гектаров за КФХ Бурцев С.В. 5,4 гектара пашни являлись собственностью Бурцева С.В. и Бурцевой Л.Н.
Государственным актом серия КК-2 N 249000005, выданным главой Тбилисского района, подтверждено право собственности на землю Бурцева С.В., что отражено в книге записей госактов N 8.
В соответствии с постановлением Главы Тбилисского района Краснодарского края N 102 от 16.02.1999 г. Бурцев С.В. и Бурцева Л.Н. с указанного времени являются членами крестьянского хозяйства Кононова А.Н.
С момента присоединения КФХ Бурцева С.В. и вхождения его членов — Бурцева С.В. и Бурцевой Л.Н. в качестве членов КФХ Кононова А.Н., соглашение о порядке распределения полученных от деятельности фермерского хозяйства плодов, продукции и доходов, не заключалось, соглашение об установлении долей отсутствовало.
Истец указывает на то, что с момента присоединения КФХ Бурцева С.В. и вхождения его членов — Бурцева С.В. и Бурцевой Л.Н. в качестве членов КФХ Кононова А.Н. (с 16.02.1999 г.) им выплат от распределения полученных от деятельности фермерского хозяйства плодов, продукции и доходов, не производилось.
24.06.2013 г. Бурцев С.В. направил в адрес Кононова А.Н. претензию, в которой заявил о выходе Бурцева С.В. и Бурцевой Л.Н. из КФХ.
03.07.2013 г. в ответе на претензию истцов, Кононов А.Н. сообщил о частичном ее признании, однако никаких мер к расчетам с истцами в течение года не предпринял.
18.06.2014 г. истцы обратились к Кононову А.Н. с заявлением о выходе из КФХ и выплате денежной компенсации.
Письмом от 18.06.2014 г. Кононов А.Н. представил подписанный им лично протокол от 24.06.2014 г. собрания членов КФХ, согласно которому признал право истцов на компенсацию, исходя из стоимости 1 га в 30000 руб. и определяя стоимость доли компенсации каждого в 70000 руб. При этом ответчиком указано, что "справедливым" будет размер компенсации по 30000 руб. на каждого.
На основании обращения истцов в кадастровую палату, последней был выдан кадастровый паспорт от 30.05.2014 г. земельного участка с кадастровым номером 23:29:0501006:12, согласно которому земельный участок площадью 13,5 га имеет кадастровую стоимость 1279476 руб., расположен в границах ЗАО "Шевченко", правообладателем (собственником) является Кононов А.Н.
Согласия на регистрацию указанного права собственности истцы не давали, никаких решений о выводе их из КФХ с участием и с их согласия или требования не принималось, какой-либо компенсации не выплачивалось.
Полагая свое право на получение компенсации, соразмерной их доле в праве общей собственности на имущество фермерского хозяйства в связи с выходом из КФХ, нарушенным, истцы обратились в суд с настоящим исковым заявлением.
Суд первой инстанции правомерно установил, что возникшие между сторонами правоотношения регулируются Федеральным законом от 11.06.2003 N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" (далее — ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"), а также главой 16 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на личном участии.
Пунктом 3 статьи 6 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" предусмотрено, что имущество фермерского хозяйства принадлежит его членам на праве совместной собственности, если соглашением между ними не установлено иное.
Доли членов фермерского хозяйства при долевой собственности на имущество фермерского хозяйства устанавливаются соглашением между членами фермерского хозяйства.
Аналогичные положения закреплены в статье 257 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно пункту 1 статьи 9 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" при выходе из фермерского хозяйства одного из его членов земельный участок и средства производства фермерского хозяйства разделу не подлежат.
В силу пунктов 2, 3 статьи 258 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 2 статьи 9 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" гражданин в случае выхода его из фермерского хозяйства имеет право на денежную компенсацию, соразмерную его доле в праве общей собственности на имущество фермерского хозяйства. Срок выплаты денежной компенсации определяется по взаимному согласию между членами фермерского хозяйства или в случае, если взаимное согласие не достигнуто, в судебном порядке и не может превышать год с момента подачи членом фермерского хозяйства заявления о выходе из фермерского хозяйства.
Выход члена фермерского хозяйства из фермерского хозяйства осуществляется по его заявлению в письменной форме (пункт 4 статьи 14 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве").
Из материалов дела усматривается, что истцы 24.06.2013 г. направили в адрес ответчика претензию о досудебном урегулировании спора с предложением выплаты денежной суммы, соразмерной доле собственности в общей площади земельного участка, и доле от количества членов, т.е. в размере 28,5% всех полученных плодов, продукции и доходов. В данной претензии указано на возможное инициирование выхода Бурцева С.В. и Бурцевой Л.Н. на случай неурегулирования вопроса о компенсации доходов в указанный срок (т. 1, л.д. 66-68).
Данная претензия ответом Кононова А.Н. признан необоснованной и неправомерной (т. 1, л.д. 69).
18.06.2014 г. Бурцев С.В. и Бурцева Л.Н. направили в адрес Кононова А.Н. заявление о выходе из КФХ, выплате денежной компенсации доли в праве общей долевой собственности крестьянского хозяйства (т. 1, л.д. 57-59).
В ответ на данное заявление Кононов А.Н. направил в адрес Бурцева С.В. и Бурцевой Л.Н. протокол общего собрания членов КФХ от 24.06.2014 г., согласно которому Бурцев С.В. и Бурцева Л.Н выведены из числа членов КХ Кононова А.Н. с выплатой им денежной компенсации в размере по 30000 руб. Выплату денежной компенсации произвести в декабре 2014 г. путем выдачи наличных денежных средств по расписку или путем перечисления денежных средств на лицевой счет.
Прекращение прав и обязанностей, вытекающих из участия в крестьянском хозяйстве, является сделкой (статья 153 Гражданского кодекса Российской Федерации), которая должна совершаться в письменной форме (статья 161 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, воля на выход из крестьянского (фермерского) хозяйства должна быть выражена письменно.
В соответствии с пунктом 4 статьи 14 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" выход члена фермерского хозяйства из фермерского хозяйства осуществляется по его заявлению в письменной форме.
Из содержания вышеуказанных норм права следует, что выход из членов крестьянского (фермерского) хозяйства возможен после подачи письменного заявления.
Как было указано выше, из материалов дела следует, что 18.06.2014 г. истцы подали заявление о выходе из членов КФХ Кононов А.Н. Следовательно, с момента подачи заявления, их участие в КФХ Кононов А.Н. прекратилось. Доказательств того, что данная сделка признана судом недействительной в материалах дела не имеется.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанций не может согласиться с выводами суда первой инстанции о том, что на момент рассмотрения дела судом истцы являются членами КФХ.
Заявление ответчика о пропуске истцами срока исковой давности рассмотрено судом первой инстанции и отклонено.
Аналогичный довод, изложенный в апелляционной жалобе, судебной коллегией также отклоняется по следующим основаниям.
На основании статьи 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
В силу пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются указанным Кодексом и иными законами.
На дату обращения Бурцева С.В. и Бурцевой Л.Н. с настоящим иском (22.01.2015 г.) годичный срок, исчисляемый с момента подачи членом фермерского хозяйства заявления о выходе из фермерского хозяйства (июнь 2014 г.) для добровольной выплаты ответчиком денежной компенсации не истек. Таким образом, право истца на обращение с иском реализовано не только до истечения срока исковой давности, но и до истечения годичного срока, исчисляемого с момента подачи членом фермерского хозяйства заявления о выходе из фермерского хозяйства.
Довод заявителя жалобы о том, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда истцы должны были узнать о нарушенном праве, а именно как минимум с 2000 года, поскольку с 1999 г. не обращались за выплатой доли от деятельности КФХ, судом апелляционной инстанции отклоняется, как основанный на неправильном толковании норм права.
Стоимость доли выходящему из хозяйства члену должна определяться из стоимости имущества хозяйства, которое было у последнего на момент прекращения его участия в деятельности хозяйства, так как, установив состав имущества хозяйства, суд с учетом правовых и физических свойств этого имущества должен удовлетворить требования вышедшего члена о компенсации в размере, предусмотренном законом и исключающим неосновательное обогащение одних членов хозяйства за счет других.
Приведенные выше нормы права направлены на справедливое и добросовестное распределение результата деятельности хозяйства и вложенных в эту деятельность средств, сил, навыков членов, а также на недопущение неосновательного обогащения оставшихся (оставшегося) членов хозяйства за счет вышедшего (вышедших) и наоборот.
Позиция ответчика, согласно которой оценку стоимости долей истцов следует производить по состоянию на 1999 год, т.е. на момент фактического прекращения их личного участия в деятельности КФХ, исходя из нормативной стоимости земель сельхозназначения, признается несостоятельной и противоречащей вышеназванным нормам права. Отсутствие личного трудового участия в деятельности КФХ не лишает его членов на получение компенсации их доли в имуществе КФХ.
По результатам судебной экспертизы (заключение N 04/2016 от 24.02.2016 г.) рыночная стоимость 2,7 га (земельная доля каждого истца) составляет 145665 руб.
При этом экспертная оценка дана не стоимости доли Бурцева С.В. и Бурцевой Л.Н. в имуществе КФХ Кононов А.Н. на момент прекращения их участия в деятельности хозяйства, а только доли в земельном участке сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером 23:29:0501006:12, общей площадью 13,5 га, расположенном по адресу: Краснодарский край, Тбилисский район, с/о Ванновский, в границах ЗАО "Шевченко". Экспертное заключение ответчиком не оспорено.
Поскольку доказательства погашения долга не представлены, данная сумма (по 145665 руб.) подлежит взысканию с ответчика в пользу истцов.
Арбитражный суд Краснодарского края возложил на ответчика расходы истцов на оплату услуг представителя в размере 35000 руб. и расходы по оплате судебных экспертиз в размере 40000 руб. В данной части решение суда не оспаривается.
Доводы заявителя апелляционной жалобы не опровергают выводы суда первой инстанции, а выражают несогласие с ними, что не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта.
Процессуальных нарушений, влекущих безусловную отмену судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом первой инстанции допущено не было.
При подаче апелляционной жалобы, заявителем по квитанции от 16.06.2016 г. уплачена государственная пошлина в размере 3000 руб., которая по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, подлежит отнесению на заявителя жалобы.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 — 271, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 30.05.2016 г. по делу N А32-1916/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в порядке и сроки, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Председательствующий Е.А.МАШТАКОВА

Судьи Ю.И.БАРАНОВА М.Г.ВЕЛИЧКО