Требование: Об установлении межевых границ земельного участка и признании незаконным межевого плана земельного участка. Встречное требование: О перераспределении площади земельных участков

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2016 N 15АП-170/2016 по делу N А53-22508/2014

Дело N А53-22508/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 11 февраля 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 15 февраля 2016 года.
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Ковалевой Н.В.,
судей Барановой Ю.И., Величко М.Г.,
при ведении протокола судебного заседания Машневым А.Э.,
при участии:
от истца: представитель не явился, извещен надлежащим образом;
от Администрации г. Волгодонска: представитель не явился, извещен надлежащим образом;
от ИП Лавреновой О.А.: представитель Глазков И.А. паспорт, доверенность N 61АА2531085 от 24.01.2014;
от Комитета по управлению имуществом г. Волгодонска: представитель не явился, извещен надлежащим образом;
от ООО "Земля": представитель не явился, извещен надлежащим образом;
от Федеральное государственное бюджетное учреждение "Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии": представитель не явился, извещен надлежащим образом;
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Лавреновой Ольги Анатольевны
на решение Арбитражного суда Ростовской области
от 27.11.2015 по делу N А53-22508/2014
по иску заявлению общества с ограниченной ответственностью "Экос-Бис"
к администрации г. Волгодонска,
индивидуальному предпринимателю Лавреновой Ольге Анатольевне
при участии третьих лиц — Комитета по управлению имуществом г. Волгодонска, общества с ограниченной ответственностью "Земля", Федерального государственное бюджетное учреждение "Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии"
об установлении межевых границ земельного участка с кадастровым номером 61:48:0040247:416, признании незаконным межевого плана
и по встречному иску о перераспределении границ земельных участков,
принятое в составе судьи Пипник Т.Д.,

установил:

открытое акционерное общество "Экос-Бис" (далее — истец) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к Администрации г. Волгодонска и индивидуальному предпринимателю Лавреновой Ольге Анатольевне (далее — ответчики) об установлении межевых границ земельного участка с кадастровым номером 61:48:0040247:416, расположенного по адресу: Ростовская область, г. Волгодонск, Октябрьское шоссе, 12 "Л" и признании незаконным межевого плана от 15.08.2012 года земельного участка (с учетом уточнения предмета требования, произведенного в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Ответчиком Лавреновой О.А. заявлен встречный иск о перераспределении площади земельных участков в целях сохранения их размеров при изменении границы.
Суд принял его для совместного рассмотрения с первоначальным по правилам статьи 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Решением Арбитражного суда Ростовской области от 27.11.2015 исковые требования общества с ограниченной ответственностью "Экос-Бис" к индивидуальному предпринимателю Лавреновой Ольге Анатольевне удовлетворены частично. Суд установил границу между земельными участками с кадастровым номером 61:48:0040247:416 и с кадастровым номером 61:48:0040247:9 в соответствии с межевым планом, составленным кадастровым инженером Бруцкой Н.Е. (квалификационный аттестат 61-12-742) в рамках экспертного заключения от 24.06.2015 N 1-15. В удовлетворении остальной части иска судом отказано. В иске к администрации города Волгодонска судом отказано. В удовлетворении встречного иска судом отказано. С индивидуального предпринимателя Лавреновой Ольги Анатольевны в пользу общества с ограниченной ответственностью "Экос-Бис" взыскано 26 000 рублей судебных расходов. С общества с ограниченной ответственностью "Экос-Бис" в доход федерального бюджета взыскано 4 000 рублей государственной пошлины по иску.
Не согласившись с указанным судебным актом индивидуальный предприниматель обжаловала его в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и просила решение отменить в части, указав на неправильное применение судом норм материального права, поскольку иск заявлен обществом как устранение кадастровой ошибки, а не признания права собственности на участок, принадлежащий на законных основаниях ответчику.
В судебное заседание истец, Администрация г. Волгодонска и третьи лица, надлежащим образом уведомленные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, явку представителей не обеспечили. В связи с изложенным, апелляционная жалоба рассматривается в отсутствие указанных лиц, в порядке, предусмотренном статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
От Комитета по управлению имуществом г. Волгодонска поступило ходатайство о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие представителя. Ходатайство судом рассмотрено и удовлетворено.
От истца поступило ходатайство об отложении судебного разбирательства.
Представитель ИП Лавреновой О.А. в судебном заседании поддержал доводы апелляционной жалобы, просил решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт, возражал против удовлетворения ходатайства об отложении судебного разбирательства.
Ходатайство об отложении судебного разбирательства судом рассмотрено и отклонено, ввиду отсутствия оснований, предусмотренных статьей 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для его удовлетворения.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, ООО "Экос-Бис" является собственником комплекса объектов недвижимости производственного назначения, расположенных в г. Волгодонске, по ул. Дружбы, 4а: здание прорабской литер "А", общей площадью 36,8 кв. м, состоящее из комнат N 1 площадью 2,7 кв. м, N 2 площадью 6,6 кв. м, N 3 площадью 10,6 кв. м, N 4 площадью 16,9 кв. м; пристроенное здание к прорабской литер "А1", комната N 5 общей площадью 7,4 кв. м; здание теплового пункта литер "Б", состоящего из комнаты N 1 площадью 13,9 кв. м; здание гаражей, литер "В", общей площадью 118,4 кв. м, состоящее из комнат N 1 площадью 23,7 кв. м, N 2 площадью 2,7 кв. м, N 3 площадью 29,6 кв. м, N 4 площадью 17,8 кв. м, N 5 площадью 22,4 кв. м, N 6 площадью 22,2 кв. м; производственное здание, литер "Г", общей площадью 139,5 кв. м, состоящее из комнат N 1 площадью 113,9 кв. м, N 2 площадью 19,3 кв. м, N 3 площадью 6,3 кв. м; пристроенное производственное здание, литер "Г1" общей площадью 185,8 кв. м, состоящее из комнат N 4 площадью 59,4 кв. м, N 5 площадью 20,9 кв. м, N 6 площадью 7,2 кв. м, N 7 площадью 6,9 кв. м, N 8 площадью 22,9 кв. м, N 9 площадью 4,6 кв. м, N 10 площадью 22,9 кв. м, N 11 площадью 41,2 кв. м; административное здание 2-х этажное здание, литер "Д", общей площадью 121,1 кв. м, состоящее из комнат: 1-й этаж комнаты N 1е площадью 7,2 кв. м, N 2 площадью 2,7 кв. м, N 3 площадью 1,2 кв. м, N 4 площадью 6,0 кв. м, N 5 площадью 12,5 кв. м, N 6 площадью 9,6 кв. м, N 7 площадью 22,4 кв. м, N 8 площадью 2,1 кв. м 2-й этаж комнаты N 1 площадью 12,2 кв. м, N 2 площадью 22 кв. м, N 3 площадью 2,9 кв. м, N 4 площадью 0,5 кв. м, N 5 площадью 0,6 кв. м, N 6 площадью 1 кв. м, N 7 площадью 19,7 кв. м, N 8 площадью 0,3 кв. м, N 9 площадью 0,3 кв. м, туалет литер "Д1", комната N 8, общей площадью 2,1 кв. м, здание гаража, литер "Ж", состоящего из комнаты N 1 площадью 22,3 кв. м, здание склада, литер "К", общей площадью 338,3 кв. м, состоящее из комнат N 1 площадью 67,6 кв. м, N 2 площадью 22,3 кв. м, N 3 площадью 29,7 кв. м, N 4 площадью 100 кв. м, N 5 площадью 43,8 кв. м, N 6 площадью 74,9 кв. м.
Право на них установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Ростовской области от 22.07.2007 по делу N А53-8216/2008.
09.10.2012 в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) внесена запись о праве собственности общества на земельный участок площадью 7 079 кв. м, с кадастровым номером 61:48:0040247:9, сформированный под производственную базу, находящийся в г. Волгодонске, по ул. Дружбы, 4а (т. 1, л.д. 115).
Уточнение границ названного участка, состоящего на кадастровом учете с 27.11.2003, и используемого обществом на условиях аренды с 2001 года, произведено на основании межевого плана от 18.11.2009.
Земельный участок площадью 482 кв. м, предназначенный для строительства "Дома траурных обрядов", сформирован на основании постановления администрации города Волгодонска от 27.07.2012 N 2127 и поставлен с номером 61:48:0040247:416 на государственный кадастровый учет 30 августа 2012 года.
Земельный участок с кадастровым номером 61:48:0040247:416 по договору от 07.02.2013 N 44 (зарегистрирован 11.03.2013) передан предпринимателю в аренду на срок до 07.02.2016, а на основании договора от 19.01.2015 N 11 — в собственность (переход права собственности зарегистрирован 10.02.2015).
Ссылаясь на то, что граница участка с кадастровым номером 61:48:0040247:416 пересекает принадлежащие ему объекты недвижимости, истец требует установления границы с учетом фактического размещения объектов недвижимости.
Указанное обстоятельство подтверждено экспертным заключением. Из составленной кадастровым инженером схемы расположения участков видно, что граница участка ответчика пересекает литеры АА1, и 4 литера ДН.
В соответствии со статьями 40, 41 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — Земельный кодекс, здесь и далее — в применимой к спорным отношениям редакции) собственник (иной титульный владелец) земельного участка вправе возводить на нем здания (строения, сооружения) в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.
Нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению, в том числе и в случае самовольного занятия участка (статья 60 Земельного кодекса). Пунктом 2 статьи 62 Земельного кодекса предусмотрено, что на основании решения суда лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре, в том числе и к сносу незаконно возведенных зданий, строений, сооружений.
В силу правовой позиции, сформулированной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.11.2013 N 6557/13, данная норма не устанавливает каких-либо самостоятельных, специальных способов восстановления нарушенных прав.
В силу статьи 304 Гражданского кодекса собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.
Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственника или законное владение. Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению независимо от того, на своем или чужом земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает действия (бездействие), нарушающие право истца (пункт 45 постановления Пленумов N 10/22).
Заявляя иск об установлении (изменении) границ между участками, общество указывает на то, что учтенная в настоящее время в государственном кадастре граница пересекает часть принадлежащих ему объектов недвижимости. Этим, по его мнению, нарушено его исключительное право на приватизацию земли, занятой его недвижимостью и необходимой для ее обслуживания.
Согласно статье 36 Земельного кодекса Российской Федерации, действовавшей как на момент приватизации участка истцом, так и в период выкупа своего участка предпринимателем Лавреновой О.А., если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица — собственники зданий, строений, сооружений. Указанное право осуществляется гражданами и юридическими лицами в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами.
Следовательно, при приобретении предпринимателем участка с кадастровым номером 61:48:0040247:416, часть которого занята объектами истца, нарушен закон и права истца, что повлекло настоящий межевой спор.
Разрешая его, суд основывается на следующих правовых оценках, данных отношениям сторон по поводу спорных объектов в Постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.07.2015 N Ф08-4266/2015 по делу N А53-6188/2014 в рамках спора о сносе объектов общества с ограниченной ответственностью "Экос-Бис".
Доводы предпринимателя Лавреновой О.А. относительно наличия (отсутствия) и содержания кадастровой ошибки (ошибок), допущенной при внесении в кадастр сведений о земельном участке с кадастровым номером 61:48:0040247:416 и (или) земельном участке с кадастровым номером 61:48:0040247:9, окружным судом отклонены.
Строительство зданий, принадлежащих обществу, задолго до образования участка предпринимателя подтверждено экспертным заключением от 21.11.2014. Незаконное размещение ответчиком вагончика на земельном участке, принадлежащем предпринимателю, то есть после образования данного участка как объекта земельных и гражданских правоотношений, надлежащими и достоверными доказательствами истец не подтвердил. Отсутствие спорного вагончика в числе принадлежащих обществу на праве собственности объектов производственной базы (недвижимого и движимого характера), для эксплуатации которых образован земельный участок с кадастровым номером 61:48:0040247:9, из материалов дела не следует.
Аргументы о том, что суды при рассмотрении настоящего дела об устранении препятствий в пользовании земельным участком ошибочно усмотрели наличие между сторонами спора о смежной границе земельных участков, о надлежащем кадастровом учете участков, арбитражным судом округа отклонены, как противоречащие установленным судами фактическим обстоятельствам и другим доводам сторон, в которых они прямо указывают на необходимость установления действительной причины, по которой в настоящее время общая межевая граница находится под спорными строениями, на существенное значение вопроса о правомерности общей межевой границы между земельными участками, необходимость установления наличия или отсутствия кадастровой ошибки в сведениях о границах участков предпринимателя и общества по состоянию на дату их постановки на кадастровый учет с использованием землеустроительной экспертизы.
При не решенном споре о границах земельных участков предпринимателя и общества у судов в рамках настоящего дела отсутствовали основания считать предпринимателя полноправным фактическим владельцем участка с кадастровым номером 61:48:0040247:416.
В соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу. Предметом настоящего спора не являлось исправление кадастровой ошибки (статья 28 Закона о кадастре) и решение по такому предмету в резолютивной части итогового судебного акта отсутствует, поэтому наличие или отсутствие кадастровой ошибки в сведениях кадастра о спорных земельных участках судебными актами по настоящему делу преюдициально не установлено.
Исходя из этого, суд в рамках настоящего дела констатирует спор о межевой границе.
Это прямо следует из факта пересечения границей участка с кадастровым номером 61:48:0040247:416 недвижимости истца, наличия взаимных притязаний сторон, факта заявления в рамках различных дел взаимных требований об устранении недвижимости с земельных участков.
Поэтому суд отклоняет позиции предпринимателя о необходимости применения норм о кадастровой ошибке, которой в соответствии со статьей 28 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ (ред. от 13.07.2015) "О государственном кадастре недвижимости" признается воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка в документе, на основании которого вносились сведения в государственный кадастр недвижимости (далее — кадастровая ошибка в сведениях).
Норма о ней применима в ситуации, когда ошибка признана всеми как неверные сведения и не породила взаимных притязаний сторон. Она подлежит исправлению в порядке, указанном названной нормой.
В данном случае между сторонами имеется межевой спор.
С точки зрения правового основания иска он, как указано выше, соответствует норме статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации в редакции на момент приобретения сторонами участков, и ныне действующей норме части 1 статьи 39.20 Земельного кодекса Российской Федерации.
Для проверки иска по факту судом первой инстанции была назначена экспертиза.
Руководствуясь частью 2 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд сформулировал вопросы, которые следует поставить перед специалистами, следующим образом:
1) определить границы и площадь земельного участка занятого и необходимого для использования следующих объектов недвижимости:
здание прорабской литер "А", общей площадью 36,8 кв. м, состоящее из комнат N 1 площадью 2,7 кв. м, N 2 площадью 6,6 кв. м, N 3 площадью 10,6 кв. м, N 4 площадью 16,9 кв. м; пристроенное здание к прорабской литер "А1", комната N 5 общей площадью 7,4 кв. м; здание теплового пункта литер "Б", состоящего из комнаты N 1 площадью 13,9 кв. м; здание гаражей, литер "В", общей площадью 118,4 кв. м, состоящее из комнат N 1 площадью 23,7 кв. м, N 2 площадью 2,7 кв. м, N 3 площадью 29,6 кв. м, N 4 площадью 17,8 кв. м, N 5 площадью 22,4 кв. м, N 6 площадью 22,2 кв. м; производственное здание, литер "Г", общей площадью 139,5 кв. м, состоящее из комнат N 1 площадью 113,9 кв. м, N 2 площадью 19,3 кв. м, N 3 площадью 6,3 кв. м; пристроенное производственное здание, литер "Г1" общей площадью 185,8 кв. м, состоящее из комнат N 4 площадью 59,4 кв. м, N 5 площадью 20,9 кв. м, N 6 площадью 7,2 кв. м, N 7 площадью 6,9 кв. м, N 8 площадью 22,9 кв. м, N 9 площадью 4,6 кв. м, N 10 площадью 22,9 кв. м, N 11 площадью 41,2 кв. м; административное здание 2-х этажное здание, литер "Д", общей площадью 121,1 кв. м, состоящее из комнат: 1-й этаж комнаты N 1е площадью 7,2 кв. м, N 2 площадью 2,7 кв. м, N 3 площадью 1,2 кв. м, N 4 площадью 6,0 кв. м, N 5 площадью 12,5 кв. м, N 6 площадью 9,6 кв. м, N 7 площадью 22,4 кв. м, N 8 площадью 2,1 кв. м 2-й этаж комнаты N 1 площадью 12,2 кв. м, N 2 площадью 22 кв. м, N 3 площадью 2,9 кв. м, N 4 площадью 0,5 кв. м, N 5 площадью 0,6 кв. м, N 6 площадью 1 кв. м, N 7 площадью 19,7 кв. м, N 8 площадью 0,3 кв. м, N 9 площадью 0,3 кв. м, туалет литер "Д1", комната N 8, общей площадью 2,1 кв. м, здание гаража, литер "Ж", состоящего из комнаты N 1 площадью 22,3 кв. м, здание склада, литер "К", общей площадью 338,3 кв. м, состоящее из комнат N 1 площадью 67,6 кв. м, N 2 площадью 22,3 кв. м, N 3 площадью 29,7 кв. м, N 4 площадью 100 кв. м, N 5 площадью 43,8 кв. м, N 6 площадью 74,9 кв. м
2) определить границы земельного участка с кадастровым номером 61:48:0040247:416 с учетом выводов по первому вопросу.
3) составить межевые планы участков по результатам ответа на 1 и 2 вопросы.
Проведение экспертизы было поручено организации ООО "ГЕО КоС" экспертам Тратухиной Ольге Николаевне или Бруцкой Наталье Евгеньевне.
Суд избрал указанных экспертов с учетом требований процессуальной экономии (процессуальной и временной), а также того обстоятельства, что только они из предложенных сторонами имеют квалификацию кадастрового инженера. В силу статей 32, 37, 38 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" только кадастровый инженер вправе составить межевой план земельного участка как основание для его кадастрового учета.
Во исполнение требований пункта 4 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд предупредил эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и указывает на необходимость наличия в тексте экспертного заключения подписки экспертов о предупреждении его об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
По ходатайству эксперта суд уточнил, что предметом исследования является исключительно граница между участками с кадастровым номером 61:48:0040247:416 и с кадастровым номером 61:48:0040247:9, границы последнего с иными землепользованиями не являются предметом спора и не должны затрагиваться экспертом.
Согласно выводам эксперта граница участка с кадастровым номером 61:48:0040247:416 пересекает объекты истца и для целей устранения этого нарушения необходимо изменение границы между участками. Экспертом — кадастровым инженером Бруцкой Н.Е. составлен межевой план, согласно которому изменение границы позволяет сформировать участок с кадастровым номером 61:48:0040247:9 таким образом, чтобы обеспечить размещение и обслуживание недвижимости истца. При этом участок с кадастровым номером 61:48:0040247:416 обеспечивает беспрепятственную эксплуатацию объектов, принадлежащих предпринимателю Лавреновой О.А.
В результате изменения границ площадь участка 61:48:0040247:416 уменьшится на 8,26 кв. м, а участок с номером 61:48:0040247:9 на ту же площадь увеличится.
В связи с этим Лавреновой О.А. заявлен встречный иск о перераспределении площади участков, в котором она просит так изменить границы между участками, чтобы указанную часть — 8, 26 кв. м предоставить ей за счет участка истца в другой его части.
При этом ответчик ссылается на норму части 9 статьи 38 Федерального закона "О государственном кадастре недвижимости".
Согласно этой норме при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае, если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.
На этом основании ответчик полагает, что при удовлетворении требований истца об изменении границы необходимо добиться сохранения площадей участков, как сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок.
Суд обоснованно признал такую позицию ошибочной.
В данном случае разрешается вопрос не об уточнении границ. Разрешается межевой конфликт в основе которого — неправомерное предоставление ответчику земли, подлежащей передаче в собственность истцу.
Восстановление права при таком нарушении закон не связывает с обязанностью истца предоставить взамен соответствующую площадь. Правомерность приватизации истцом участка в той его площади, каковая имеется, не оспорена, приобретение излишнего не доказано. Тем более, не доказано право Лавреновой О.А. на то, что приобрело общество "Экос-Бис".
Вместе с тем, в случае, если указанный участок (спорная его часть — 8, 26 кв. м) приобретен ответчиком возмездно, то он не лишен права предъявить к обществу "Экос-Бис" иск о возмещении неосновательного обогащения в виде стоимости переходящей в его титульное владение части участка.
Принимая во внимание изложенное, суд удовлетворил иск общества об установлении границ на основании составленного экспертом межевого плана только в отношении предпринимателя Лавреновой О.А. как собственницы участка. В иске к Администрации судом правомерно отказано, поскольку в процессе рассмотрения настоящего дела муниципальный орган, продав участок предпринимателю, утратил правомочия по распоряжению им; в удовлетворении встречного иска судом отказано.
Истец в процессе разбирательства соглашался с выводами экспертизы по вопросам, поставленным судом, о чем неоднократно заявлял его представитель в судебном заседании. Однако в последнем заседании он заявил ходатайство о назначении дополнительной экспертизы, поскольку, по его мнению, при определении границы участков не учтена охранная зона теплотрассы, принадлежащей обществу. При этом, истец сослался на дополнительно представленные в суд объяснения эксперта, который указал, что при производстве исследования не имел документа о диаметре трубы теплотрассы.
Из представленных объяснений эксперта видно, что при представлении этих сведений он считает возможным составление нового межевого плана с установлением частного сервитута на участке ответчика для эксплуатации теплосетей истца.
Ответчик против ходатайства возражал, указав на наличие в тексте заключения сведений о теплотрассе и включение их в расчеты площади необходимого истцу участка.
Суд признал этот довод обоснованным и соответствующим материалам дела. На странице 5 и 6 заключения (т 3 л.д. 29-30) указано, что контур участка определен с учетом необходимости обслуживания наземных сетей теплоснабжения, что предлагаемыми изменениями устраняется отсутствие доступа к сетям теплоснабжения истца.
Кроме того, вопрос об установлении частного сервитута не является предметом настоящего спора и эти выводы эксперта, даже если они будут сделаны, не могут быть положены в основу выводов суда, поскольку требований об установлении сервитута истец не заявлял.
Довода же о том, что охранная зона теплотрассы должна быть включена в состав его участка, он не привел и документально не обосновал. При таких обстоятельствах суд счел ходатайство направленным на необоснованное затягивание процесса, отклонил его протокольным определением.
Судом было отказано в иске общества о признании недействительным межевого плана от 15.08.2012, положенного в основу кадастрового учета земельного участка с кадастровым номером 61:48:0040247:416.
В соответствии со статьей 37 Федерального закона "О государственном кадастре недвижимости" межевой план есть результат кадастровых работ.
Согласно статье 38 Федерального закона межевой план представляет собой документ, который составлен на основе кадастрового плана соответствующей территории или кадастровой выписки о соответствующем земельном участке и в котором воспроизведены определенные внесенные в государственный кадастр недвижимости сведения и указаны сведения об образуемых земельном участке или земельных участках, либо о части или частях земельного участка, либо новые необходимые для внесения в государственный кадастр недвижимости сведения о земельном участке или земельных участках.
В межевом плане указываются сведения об образуемых земельном участке или земельных участках в случае выполнения кадастровых работ, в результате которых обеспечивается подготовка документов для представления в орган кадастрового учета заявления о постановке на учет земельного участка или земельных участков, сведения о части или частях земельного участка в случае выполнения кадастровых работ, в результате которых обеспечивается подготовка документов для представления в орган кадастрового учета заявления об учете части или частей земельного участка, новые необходимые для внесения в государственный кадастр недвижимости сведения о земельном участке или земельных участках в случае выполнения кадастровых работ, в результате которых обеспечивается подготовка документов для представления в орган кадастрового учета заявления об учете изменений земельного участка или земельных участков.
Из описанного следует, что он представляет собой, по существу, документ о фактических данных об объекте кадастрового учета, но не порождает сам по себе правовых последствий. Он не является ни сделкой, ни актом властного органа, обязательным для исполнения. Межевой план является техническим документом, необходимым для кадастрового учета.
Поэтому он не может быть предметом оспаривания как юридически нейтральный до совершения уполномоченным органом либо участниками гражданского оборота действий в отношении объекта учета. Сам по себе план прав истца не затрагивает. Его права нарушены юридически значимыми действиями по предоставлению участка и восстанавливаются разрешением межевого спора.
Поскольку решение суда содержит выводы об установлении границы в соответствии с межевым планом, суд в резолютивной части решения указал, что план является частью судебного акта, границы определены на основании межевого плана.
Судом первой инстанции верно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, дана правильная оценка доказательствам и доводам участвующих в деле лиц.
Нарушений или неправильного применения норм материального или процессуального права, являющихся в силу статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене или изменению решения, апелляционной инстанцией не установлено.
Расходы по государственной пошлине по апелляционной жалобе в порядке статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя жалобы.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 — 271, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 27.11.2015 по делу N А53-22508/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Председательствующий Н.В.КОВАЛЕВА

Судьи Ю.И.БАРАНОВА М.Г.ВЕЛИЧКО