Требование: О признании незаконным и отмене постановления таможенного органа по делу о привлечении общества к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2008 N 15АП-6810/2008 по делу N А53-14486/2008-С4-5

Дело N А53-14486/2008-С4-5

Резолютивная часть постановления объявлена 22 октября 2008 года.
Полный текст постановления изготовлен 27 октября 2008 г.
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Смотровой Н.Н.
судей Т.Г. Гуденица, Н.Н. Ивановой
при ведении протокола судебного заседания председательствующим
при участии:
от заявителя: ведущего юрисконсульта Склярова А.А. (доверенность от 21.12.07 г. НЮ-10/1155 сроком действия до 31.12.08 г., служебное удостоверение N 021942 от 03.05.06 г.)
от заинтересованного лица: государственного таможенного инспектора Лемешко Ю.С. (доверенность от 03.03.08 г. N 02-32/250 сроком действия 1 год, служебное удостоверение ГС N 05122 сроком действия до 19.02.09 г.)
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу открытого акционерного общества "Российские железные дороги"
на решение Арбитражного суда Ростовской области
от 12 сентября 2008 г. по делу N А53-14486/2008-С4-5
по заявлению открытого акционерного общества "Российские железные дороги"
к заинтересованному лицу Ростовской таможне
о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ,
принятое в составе судьи Гришко С.В.

установил:

открытое акционерное общество "Российские железные дороги" (далее — общество), обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Ростовской таможни (далее — таможня) от 31.07.08 г. по делу N 10313000-504/2008 о привлечении общества к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ в виде наложения штрафа в размере 70 000 руб. за сообщение недостоверных сведений о маркировке и весе груза.
Заявление мотивировано отсутствием субъективной стороны во вмененном обществу в вину административном правонарушении. Так, проверка веса груза перевозчиком является его правом, а не обязанностью и в данном случае у общества не имелось оснований для перепроверки веса груза, поскольку перевозка была исправная, обеспечивала безопасность движения, а ошибка в маркировке не могла быть установлена сотрудниками общества при визуальном осмотре автоклава, в котором прибыл груз, так как маркировка была нанесена в труднодоступном месте.
Решением суда от 12.09.08 г. обществу в удовлетворении заявленных требований отказано. Суд пришел к выводу о наличии вины в действиях общества по сообщению таможенному органу недостоверных сведений о маркировке и все е груза.
Не согласившись с судебным актом, общество подало апелляционную жалобу в Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд, в которой просит решение суда отменить и удовлетворить заявленное им требование. Помимо доводов, приведенных в рассмотренном судом первой инстанции заявлении, апелляционная жалоба дополнительно обоснована тем, что номер автоклава, в указании которого обществом была допущена ошибка, нельзя назвать маркировкой, поскольку он не соответствует требованиям ГОСТ 14192-96, согласно которым железнодорожная маркировка представляет собой дробь, где числитель которой — марка перевозчика и через тире — число мест в отправке, а знаменатель — код станции отправления. Спорный же автоклав имеет нумерацию N 12 — это порядковый номер в журнале испытаний.
Таможня в отзыве на жалобу возражала против ее удовлетворения, сославшись на доводы, приведенные в решении суда.
Законность и обоснованность принятого судом первой инстанции решения проверяется Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в соответствии с гл. 34 АПК РФ.
Представитель общества в судебном заседании настаивал на отмене решения суда, сославшись на доводы, приведенные в апелляционной жалобе.
Представитель таможни возражала против отмены решения суда, сославшись на его законность, поставила под сомнение довод представителя общества о невозможности установления ошибки в маркировке при визуальном осмотре автоклава, указав, что эта ошибка была выявлена сотрудниками таможни именно при визуальном осмотре данного автоклава.
Исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей общества и таможни, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, 21.03.08 г. ж/д станцией Хотунок СКЖД филиал общества Новочеркасскому таможенному посту (далее — т/п) был представлен груз и документы на него, прибывшие из Германии по процедуре внутреннего таможенного транзита (далее — ВТТ) (ТД N 40601/140308/007796) на ж/д платформе N 94823622, в адрес получателя — ОАО "Митос строй". В ж/д накладной N 540599 и в счете R000726, прибывших с грузом было указано: автоклав N 9, вес 18 000 кг, стоимость 3 229,55 евро.
При помещении товаров в зону таможенного контроля сотрудниками таможни было установлено, что фактически на указанной ж/д платформе находится автоклав с маркировкой N 12, весом 24 000 кг.
24.03.08 г. Новочеркасским т/п через Западный т/п Смоленской таможни по АСКТТ в таможенный орган отправления — ПТО "Молодечно" Минской региональной таможни был направлен запрос о подтверждении правильности оформления документов.
27.03.08 г. был получен ответ, что оформление товара производилось на основании представленных документов без осуществления досмотра (осмотра) товара.
На основании указанной информации таможней был сделан вывод о том, что перевозчиком (обществом) при завершении процедуры ВТТ таможенному органу были сообщены недостоверные сведения о маркировке грузовых мест и весе товаров, что является нарушением требований ст. 76 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ), и указывало на наличие в действиях общества признаков административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.1 КоАП.
17.04.08 г. по данному факту должностным лицом Новочеркасского т/п в отношении общества вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении N 10313000-504/2008 по ч. 3 ст. 16.1 КоАП России и проведении по нему административного расследования.
17.06.08 г. по результатам административного расследования в отношении общества составлен протокол об административном правонарушении по делу N 10313000-504/2008 по ч. 3 ст. 16.1 КоАП.
31.07.08 г. по результатам рассмотрения дела в отношении общества таможней вынесено постановление по делу об АП N 10313000-504/2008 по ч. 3 ст. 16.1 КоАП с назначением обществу наказания в виде административного штрафа в размере 70.000 руб. с учетом повторности правонарушения.
Не согласившись с вынесенным постановлением, общество обжаловало его в арбитражный суд.
Повторно рассмотрев заявление общества, суд апелляционной инстанции установил, что судом первой инстанции при первоначальном рассмотрении заявления общества сделан правильный вывод о том, что общество не исполнило своих обязательств перевозчика груза, следующего по процедуре ВТТ, следствием чего явилось заявление таможенному органу недостоверных сведений о маркировке и весе товара его при прибытии на таможенную территорию Российской Федерации.
В частности, в соответствии с пунктом 1 статьи 72 ТК РФ при прибытии товаров и транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации перевозчик обязан представить таможенному органу документы и сведения, предусмотренные статьями 73 — 76 ТК РФ, в зависимости от вида транспорта, на котором осуществляется международная перевозка.
В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 76 ТК РФ при международной перевозке железнодорожным транспортом перевозчик сообщает таможенному органу следующие сведения: наименование и адрес отправителя и получателя товаров; наименование станции отправления и станции назначения товаров; количество грузовых мест, их маркировка и виды упаковок товаров; наименование, а также коды товаров в соответствии с Гармонизированной системой описания и кодирования товаров или Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности не менее чем на уровне первых четырех знаков; вес брутто товаров (в килограммах); идентификационные номера контейнеров. Перевозчик сообщает названные сведения путем представления таможенному органу железнодорожной накладной и имеющихся у него коммерческих документов на перевозимые товары.
Основным международным соглашением, регламентирующим перевозки грузов железнодорожным транспортом является Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении 1951 года (СМГС).
В соответствии с положениями ст. 22 СМГС железная дорога, принявшая груз к перевозке по накладной СМГС, ответственна за выполнение договора перевозки на всем пути следования груза до выдачи его на станции назначения. Каждая последующая железная дорога, принимая груз к перевозке вместе с накладной, вступает тем самым в этот договор перевозки и принимает на себя возникающие по нему обязательства.
В соответствии с § 6 ст. 23 СМГС железная дорога имеет право проверить правильность сведений и заявлений, указанных отправителем в накладной. О проверке железной дорогой массы груза и количества грузовых мест в накладной делаются отметки.
В силу ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ объективную сторону административного правонарушения образует сообщение таможенному органу недостоверных сведений о количестве грузовых мест, об их маркировке, о наименовании, весе и (или) об объеме товаров при прибытии на таможенную территорию Российской Федерации или при убытии с таможенной территории Российской Федерации товаров и (или) транспортных средств, либо для получения разрешения на внутренний таможенный транзит или для его завершения, либо при помещении товаров на склад временного хранения путем представления недействительных документов.
При этом, согласно примечанию 2 к ст. 16.1 КоАП РФ, для целей применения главы 16 КоАП РФ под недействительными документами понимаются поддельные документы, документы, полученные незаконным путем, документы, содержащие недостоверные сведения, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы.
Судом первой инстанции установлен, подтверждается материалами дела и признается обществом факт указания обществом как перевозчиком недостоверных сведений о маркировке и весе принятого им к перевозке по процедуре ВТТ груза, что свидетельствует о наличии объективной стороны административного правонарушения, ответственность за совершение которого установлена ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ.
В соответствии с частью 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.
Согласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
Судом первой инстанции сделан основанный на обстоятельствах дела и соответствующий нормам применимого права вывод о наличии в действиях общества субъективной стороны вмененного ему в вину административного правонарушения.
В частности, документы, содержащие недостоверные сведения о маркировке и весе товара (ж/д накладная N 540599, счет N R000726 от 21 января 2008 года и упаковочный лист N 000726 от 25 января 2008 года), были переданы в таможне обществом.
При этом, общество имело возможность проверить эти сведения, но ею не воспользовалось, приняв товар к перевозке без надлежащей проверки. Тем самым общество приняло на себя риск неблагоприятных последствий от не совершения указанных действий, в том числе и риск административной ответственности за недостоверность заявленных сведений о товаре.
Довод общества об отсутствии возможности проверить маркировку автоклава путем его визуального осмотра суд апелляционной инстанции оценивает критически: маркировка была нанесена на сам автоклав и общество не представило доказательств того, что она была скрыта от обнаружения. Несоответствие сведений о действительной маркировке автоклава и той маркировки, которая была указана в представленных обществом документах, была установлена сотрудниками таможни именно путем визуального осмотра самого автоклава.
Довод общества о том, что номер автоклава нельзя считать маркировкой, так как он не соответствует требованиям ГОСТ 14192-96 ГОСТ 14192-96 "Маркировка грузов с указанием манипуляционных знаков, применяемых для маркировки транспортной тары", суд апелляционной инстанции отклоняет как неосновательный в связи со следующим.
Этот ГОСТ принят Межгосударственным Советом по стандартизации, метрологии и сертификации (протокол N 10 от 4 октября 1996 г.), за его принятие проголосовали Азербайджанская Республика, Республики Армения, Белоруссия, Казахстан, Молдова, Российская Федерация, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина. Непосредственно в качестве государственного стандарта Российской Федерации этот ГОСТ введен с 01.01.98 г. Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации от 18.06.97 г. N 219.
Доказательств того, что этот ГОСТ также принят и Германией — страной грузоотправителя спорного автоклава, в которой на него и была нанесена указанная маркировка, таможня суду не представила. Информация об этом в имеющихся информационных правовых базах отсутствует.
Кроме того, в соответствии с общим определением понятия "маркировка", вне зависимости от ее содержания, она наносится на груз, в том числе, в целях обеспечения его идентификации.
Таможенный орган направлял запрос от 11.04.08 г. N 59-26/00046 грузополучателю спорного автоклава — ООО "МИТОС Строй", в котором ставил вопрос о том, является ли нумерация автоклавов, указанная в ж\д накладных, маркировкой данного товара (т. 1, л.д. 48).
ООО "МИТОС Строй" в ответе на этот запрос от 17.04.08 г. N 314-13/08 ответил на него утвердительно, указав, что согласно полученных им от контрагента (т.е., грузоотправителя из Германии, который и наносил маркировку) сведений, автоклавы имеют маркировку краской на корпусе по нумерации журналов для идентификации относительно фабричного номера, производителя и веса автоклавов (т. 1, л.д. 50).
Исходя из этого письма грузополучателя, а также списка автоклавов, представленного грузоотправителем, все автоклавы (их отправлялось 11 и в них перевозились части оборудования), автоклавы N 9 и N 12 имеются различные год изготовления, изготовителя, длину, заводские номера и содержание (т. 1, л.д. 55).
Таким образом, номер автоклава, исходя из приведенных выше обстоятельств, для Германского грузоотправителя и Российского грузополучателя являлся его маркировкой, при помощи которой грузоотправитель и грузополучатель осуществляли идентификацию как самого этого перевозочного средства, так и находящейся в нем части оборудования.
Соответственно, в результате непринятия обществом всех зависящих от него мер по установлению соответствия маркировки принятого им к перевозке по процедуре ВТТ груза, им фактически был принят к перевозке автоклав с заводским номером 199633, года изготовления 1971, изготовитель Herning, длиной 19 м, весом 24.000 кг а были заявлено было, что перевозится автоклав с заводским номером 19939/2, года изготовления 1960, изготовитель Scolz, длиной 18 м, весом 18.000 кг.
При указанных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции полагает, что обществу также правомерно вменено в вину указание неправильного веса автоклава, поскольку, если бы общество надлежащим образом выполнило обязанность по осмотру принятого им к перевозке груза, оно должно было бы установить несоответствие в маркировке груза, указанного в документах и указанной на автоклаве, в котором этот груз перевозился. Соответственно, после установления этого обстоятельства, у общества возникла бы обязанность по проверке всей оставшейся информации о грузе, в том числе, о его весе брутто. То есть, в данном случае, исходя из конкретных обстоятельств дела, установленное § 6 ст. 23 СМГС право общества по проверке веса груза, трансформировалось бы в его обязанность.
Судом первой инстанции также сделан основанный на обстоятельствах дела вывод о том, что таможней была соблюдена установленная КоАП РФ процедура привлечения общества к административной ответственности. Общество также не заявляло о таких нарушениях.
В связи с изложенным, у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для отмены законного и обоснованного решения суда первой инстанции. Апелляционная жалоба общества отклоняется.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 17.09.08 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Председательствующий Н.Н.СМОТРОВА

Судьи Т.Г.ГУДЕНИЦА Н.Н.ИВАНОВА