Требование: О признании недействительным требования таможенного органа об уплате таможенных платежей

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.09.2016 N 16АП-2454/2016 по делу N А63-879/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 12 сентября 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 16 сентября 2016 года.
Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Белова Д.А.,
судей: Параскевовой С.А., Семенова М.У.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Макаровым О.Ю.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда по адресу: Ставропольский край, г. Ессентуки, ул. Вокзальная, 2, апелляционную жалобу акционерного общества "СТС Логистик" на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 19.04.2016 по делу N А63-879/2016 (судья Н.В. Макарова),
по заявлению акционерного общества "СТС Логистик", город Москва, ОГРН 1077746376311, ИНН 7713611372,
к Минераловодской таможне, г. Минеральные воды,
с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общество с ограниченной ответственностью "Юг-Экспорт" город Ставрополь, ОГРН 1122651029973,
о признании недействительным требования Минераловодской таможни об уплате таможенных платежей от 31.12.2015 N 290,
при участии в судебном заседании:
от Минераловодской таможни — Денисова Т.Н. по доверенности N 40-03-08/03272 от 03.05.2016,
в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о дате и месте проведения судебного заседания.

установил:

в Арбитражный суд Ставропольского края обратилось акционерного общества "СТС Логистик" с заявлением к Минераловодской таможне с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общество с ограниченной ответственностью "Юг-Экспорт" о признании недействительным требования Минераловодской таможни об уплате таможенных платежей от 31.12.2015 N 290.
Решением от 19.04.2016 в удовлетворении заявленных требований АО "СТС Логистик" отказано.
АО "СТС Логистик" не согласилось с решением суда первой инстанции и обратилось в апелляционный суд с жалобой, в которой просит отменить решение суда от 19.04.2016 и принять по делу новый судебный акт.
В отзыве на апелляционную жалобу Минераловодская таможня просит оставить решение суда от 19.04.2016 без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
В судебном заседании представитель Минераловодской таможни поддержал доводы отзыва на апелляционную жалобу, просил оставить решение суда от 19.04.2016 без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Дело рассмотрено в соответствии со статьями 123, 156 АПК РФ в отсутствие АО "СТС Логистик", надлежащим образом извещенной о дате и месте проведения судебного заседания.
Арбитражный суд апелляционной инстанции в соответствии с требованиями ст. ст. 268 — 271 АПК РФ, проверив законность вынесенного решения и правильность применения норм материального и процессуального права, изучив и оценив в совокупности все материалы дела, считает, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, ООО "Юг-Экспорт" на Ставропольском таможенном посту Минераловодской таможни по ДТ N 10802050/060213/0000425 оформлены товары, поставленные в рамках исполнения внешнеторгового контракта N ЮГ 201205 от 19.12 2012, заключенного с Food Service HK, Ltd (Гонконг, Китай) на условиях поставки FOB Шанхай:
— товар N 1 "двери межкомнатные с рамой", классифицируемый кодом 4418208000 ТН ВЭД ТС, страна происхождения/отправления — Китай, вес нетто 9917 кг;
— товар N 2 "замки дверные", классифицируемый кодом 8301401100 ТН ВЭД ТС, страна происхождения/отправления — Китай, вес нетто 331 кг;
— товар N 3 "петли (шарниры) дверные", классифицируемый кодом 8302100009 ТН ВЭД ТС, страна происхождения/отправления — Китай, вес нетто 107 кг.
В графе 54 ДТ N 10802050/060213/0000425 в качестве таможенного представителя декларанта указано акционерное общество "СТС Логистик", что подтверждается представленным в материалы дела договором об оказании услуг таможенным представителем от 07.12.2012 N 1207/12.
Таможенная стоимость определена декларантом в соответствии со ст. 4 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 года "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного Союза" — по стоимости сделки с ввозимыми товарами.
По результатам рассмотрения представленных таможенным представителем документов и сведений, таможенным постом принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров от 18.04.2013, согласно которому, таможенная стоимость товара N 1 по ДТ N 10802050/060213/0000425 определена таможенным постом резервным методом в соответствии с п. 10 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 года на основании ценовой информации, содержащейся в ДТ N 10702032/160812/0003188.
В результате корректировки таможенной стоимости доначислены таможенные платежи в размере 239 715 руб. 34 коп.
10 сентября 2013 года Минераловодской таможней принято решение N 10802000/100913/10 об отмене в порядке ведомственного контроля решений таможенного поста о корректировке таможенной стоимости и о принятии таможенной стоимости товаров, оформленных по ДТ N 10802050/060213/0000425.
27 марта 2014 года письмом, подготовленным отделом контроля таможенной стоимости Минераловодской таможни, за исх. N 19-20/04575 "О направлении информации", в соответствии с п. 24 Порядка, декларанту направлены формы корректировки таможенной стоимости и таможенных платежей от 25.03.2014, КТС-1, ДТС-2 с отметкой "ТС принята".
В связи с принятием новой таможенной стоимости товара N 1 у общества образовалась задолженность по уплате таможенных платежей и пени за несвоевременную уплату.
По факту образовавшейся задолженности декларанту выставлено и направлено требование об уплате таможенных платежей от 27.03.2014 N 176 на общую сумму 371 809,08 рубля, в том числе по уплате таможенных платежей на сумму 335 961,94 рубля, по уплате пени за несвоевременную уплату таможенных платежей на сумму 35 847,14 рубля.
Общество, не согласившись с решением Минераловодской таможни, обратилось в Северо-Кавказское таможенное управление с жалобой от 30.06.2014 N 1/30 на решение Минераловодской таможни о принятии таможенной стоимости, формализованное в ДТС-2 от 31.03.2014 в виде записи "ТС принята" и требование Минераловодской таможни об уплате таможенных платежей от 27.03.2014 N 176.
По результатам рассмотрения жалобы и анализа предоставленных документов, управлением установлено, что решение о корректировке таможенной стоимости товаров отсутствовало, тем самым Минераловодской таможней нарушен п. 27 Порядка.
Указанные обстоятельства послужили основанием для отмены решения Минераловодской таможни о принятии таможенной стоимости, формализованного в ДТС-2 от 31.03.2014 к ДТ N 10802050/060213/0000425, в виде записи "ТС принята", как принятое таможенным органом с нарушением таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле, а также требования Минераловодской таможни об уплате таможенных платежей от 27.03.2014 N 176.
Во исполнение п. 4 резолютивной части решения управления от 30.07.2014 N 27-44/27, 26.08.2014 Минераловодской таможней принято новое решение по таможенной стоимости товара N 1, сведения о котором заявлены обществом в ДТ N 10802050/060213/0000425.
19 марта 2015 года Минераловодская таможня направила в адрес декларанта решение о корректировке таможенной стоимости товаров, о чем свидетельствует представленное в материалы дела письмо о направлении документов от 19.03.2015 N 14-11/0289.
Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 27.11.2015 по делу N А63-7249/2015, оставленным 29.02.2016 без изменения судом апелляционной инстанции в удовлетворении требования декларанта о признании незаконным решения Минераловодской таможни о корректировке таможенной стоимости товара от 18.03.2015 было отказано.
31 декабря 2015 года Минераловодской таможней составлен акт об обнаружении факта неуплаты или неполной уплаты пени по таможенным платежам N 10802000/311215/0000177.
В тот же день по факту образовавшейся задолженности декларанту (ООО "Юг-Экспорт") и таможенному представителю (АО "СТС Логистик") солидарно выставлены и направлены требования об уплате таможенных платежей от 31.12.2015 N 289 и N 290 соответственно на общую сумму 309 379 руб. 44 коп.
Не согласившись с требованием об уплате таможенных платежей Минераловодской таможни от 31.12.2015 N 290, АО "СТС Логистик" обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением о признании его недействительным.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТК ТС) таможенное регулирование в таможенном союзе осуществляется в соответствии с таможенным законодательством таможенного союза, а в части, не урегулированной таким законодательством, до установления соответствующих правоотношений на уровне таможенного законодательства таможенного союза, — в соответствии с законодательством государств — членов Таможенного союза.
Таможенный представитель в соответствии с подпунктом 34 пункта 1 статьи 4 ТК ТС является юридическим лицом государства — члена таможенного союза, совершающее от имени и по поручению декларанта или иного заинтересованного лица таможенные операции в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза.
Таможенное декларирование товаров производится декларантом либо таможенным представителем, действующим от имени и по поручению декларанта (пункт 2 статьи 179 ТК ТС).
Согласно пункту 1 статьи 15 ТК ТС при совершении таможенных операций таможенный представитель обладает теми же правами, что и лицо, которое уполномочивает его представлять свои интересы во взаимоотношениях с таможенными органами.
В силу статьи 79 ТК ТС и статьи 114 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ плательщиками таможенных пошлин, налогов являются декларант или иные лица, на которых в соответствии с Таможенным кодексом Таможенного союза, международными договорами государств — членов таможенного союза и (или) законодательством государств — членов таможенного союза возложена обязанность по уплате таможенных пошлин, налогов.
Как указано в части 6 статьи 60 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ, при декларировании товаров и (или) их выпуске таможенный представитель несет солидарную с декларантом или иными представляемыми им лицами обязанность по уплате таможенных платежей в полном размере суммы подлежащих уплате таможенных платежей вне зависимости от условий договора таможенного представителя с декларантом и иными представляемыми им лицами.
В соответствии с частью 4 статьи 150 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ при солидарной обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов декларанта и таможенного представителя требования об уплате таможенных платежей выставляются одновременно декларанту и таможенному представителю с указанием об этом в данных требованиях. Требование об уплате таможенных платежей выставляется лицу, осуществлявшему декларирование товаров в качестве таможенного представителя, также в случае, если это лицо прекратило свою деятельность в качестве таможенного представителя. В случае, если возможность выставить требования об уплате таможенных платежей сразу двум лицам, указанным в названной части, отсутствует, таможенный орган выставляет требование об уплате таможенных платежей одному из этих двух лиц. При применении мер по принудительному взысканию таможенных пошлин, налогов при солидарной обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов таможенные органы пользуются правами кредитора при солидарной обязанности по правилам, установленным гражданским законодательством Российской Федерации.
По общему правилу, установленному статьей 322 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом.
Обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, равно как и требования нескольких кредиторов в таком обязательстве, являются солидарными, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное.
В силу статьи 323 ГК РФ при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.
Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников.
Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.
Поскольку согласно статье 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства, в данном случае солидарная с декларантом ответственность таможенного представителя за уплату таможенных пошлин, налогов установлена ТК ТС, то есть возникает в силу закона.
Принимая во внимание изложенное, суд приходит к выводу о том, что выставление требований в адрес таможенного представителя солидарно с декларантом соответствует нормам как таможенного законодательства Таможенного союза, так и Гражданскому кодексу РФ.
Анализ вышеуказанных норм таможенного законодательства Таможенного союза и Гражданского кодекса РФ свидетельствует о том, что законодатель не ограничивает пределы солидарной ответственности декларанта и таможенного представителя только периодом декларирования товаров и (или) их выпуском. В рассматриваемых правоотношениях существенным является не момент возникновения обязанности по уплате таможенных платежей (в период декларирования, либо после выпуска товара), а сам факт декларирования товара таможенным представителем, что и имело место в данном случае. Подобное правовое регулирование, при котором на таможенного представителя возлагается ответственность за результат проведения таможенных операций, обусловлено специальным статусом данного лица как осуществляющего таможенные операции на профессиональной основе.
Как видно из материалов дела декларирование товара по ДТ N 10802050/060213/0000425 производил таможенный представитель — АО "СТС Логистик", о чем свидетельствует представленный в материалы дела договор от 07.12.2012 N 1207/12 об оказании услуг таможенным представителем, а также указание в графе 54 ДТ N 10802050/060213/0000425 на то, что таможенным представителем декларанта является АО "СТС Логистик". Следовательно, таможенный представитель несет солидарную с декларантом обязанность по уплате таможенных платежей, связанных с ввозом товара по указанной ДТ, вне зависимости от того, был ли выпущен товар в свободное обращение или не был. В этой связи направление таможенным органом спорного требования в адрес таможенного представителя не противоречит таможенному законодательству Таможенного союза.
Данный вывод суда согласуется с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 08.02.2011 N 191-О-О "По запросу Арбитражного суда Нижегородской области о проверке конституционности пункта 2 статьи 144, пункта 2 статьи 149, пункта 1 статьи 320, пункта 4.1 статьи 348 и пункта 2 статьи 361 Таможенного кодекса Российской Федерации", в соответствии с которым лицо, совершающее таможенные операции и заявляющее в ходе их совершения сведения о товаре, подлежащем таможенному оформлению, в том числе его таможенную стоимость, самостоятельно определяет полноту и достоверность таких сведений и тем самым непосредственно влияет на обоснованность и достоверность исчисления размера таможенных платежей, подлежащих перечислению в бюджет. К числу таких лиц относятся как декларант, так и таможенный брокер (представитель), совершающий таможенные операции от имени декларанта.
В определении Конституционного Суда РФ от 08.02.2011 N 191-О-О также указано, что в основу имущественной ответственности таможенного брокера, связанной с внесением таможенных платежей, положен сложный юридический состав, который образуют договор, заключенный таможенным брокером с декларантом (заинтересованным лицом), и императивное предписание Таможенного кодекса Российской Федерации. При этом федеральный законодатель не возлагает ответственность за уплату таможенных платежей на таможенного брокера единолично и в полном объеме, а использует конструкцию солидарной ответственности, которая не только гарантирует удовлетворение фискального интереса государства, но и учитывает специфику договорных отношений между таможенным брокером и его контрагентом. По общему правилу, плательщиком и лицом, ответственным за уплату таможенных пошлин, налогов, является именно декларант, и только в случае, если декларирование производится таможенным брокером (представителем), декларант и таможенный брокер несут солидарную ответственность (пункт 1 статьи 320, статья 328 Таможенного кодекса Российской Федерации).
Таким образом, правовое регулирование, при котором на таможенного брокера (представителя) возлагается ответственность за результат проведения таможенных операций, в том числе за уплату таможенных платежей, обусловлено специальным статусом данного лица как осуществляющего таможенные операции на профессиональной основе. Кроме того, деятельность, осуществляемая таможенным брокером, является предпринимательской, направлена на систематическое получение прибыли и по своей природе носит рисковый характер.
В связи с этим само по себе возложение на таможенного брокера (представителя) и декларанта солидарной обязанности по уплате таможенных платежей не противоречит конституционным требованиям законного установления фискального платежа.
Согласно определению Конституционного Суда РФ от 08.02.2011 N 191-О-О пунктом 2 статьи 361 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенным органам предоставлено право после выпуска товаров и (или) транспортных средств для свободного обращения осуществлять проверку достоверности заявленных при таможенном оформлении сведений в течение одного года со дня утраты товарами (транспортными средствами) статуса находящихся под таможенным контролем. Данное правомочие таможенных органов является одним из видов осуществления таможенного контроля — наряду с мероприятиями таможенного контроля, осуществляемыми до завершения таможенного оформления. Нарушение своих конституционных прав заявитель связывает с возможностью взыскания таможенным органом по результатам проверки таможенных платежей за товары, уже выпущенные в свободное обращение. Между тем, с учетом сохраняющей свою силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации о правовой природе и значении таможенного контроля, такое регулирование, закрепленное в пункте 2 статьи 361 Таможенного кодекса Российской Федерации, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте.
Из изложенного вытекает, что оспариваемые заявителем законоположения во взаимосвязи с иными положениями Таможенного кодекса Российской Федерации образуют правовую основу системы мер таможенного контроля, призванных гарантировать уплату обязанными лицами таможенных платежей, которая, как и институт таможенного контроля в целом, направлена на защиту не только фискального интереса государства, но и таких конституционных ценностей, как суверенитет и экономическая безопасность Российской Федерации, права и законные интересы граждан, законные интересы отечественных производителей и потребителей.
Таким образом, Конституционный Суд РФ в своем определении от 08.02.2011 N 191-О-О признал, что правовые нормы таможенного законодательства в отношении взыскания с таможенных представителей таможенных платежей в порядке солидарной ответственности даже после выпуска товара в свободное обращение не нарушают конституционные права таможенных представителей.
Принимая во внимание позицию Конституционного Суда РФ, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что таможенный орган обоснованно выставил в адрес АО "СТС Логистик" требование об уплате таможенных платежей от 31.12.2015 N 290, поскольку у таможенного представителя имеется солидарная ответственность по уплате таможенных платежей.
В то же время судом учтено, что таможенным органом на основании требования от 31.12.2015 N 290 принудительно взысканы таможенные платежи с ООО "Юг-Экспорт". Данный факт признан ООО "Юг-Экспорт" в судебном заседании.
В соответствии со статьей 323 Гражданского кодекса Российской Федерации при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.
Надлежащее исполнение прекращает обязательство (пункт 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В силу пункта 1 и подпункта 1 пункта 2 статьи 325 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору.
Таким образом, по смыслу положений статьи 323 ГК РФ во взаимосвязи с п. 1 ст. 325 ГК РФ обязательство солидарных должников перед кредитором прекращается исполнением солидарной обязанности полностью одним из должников.
Принимая во внимание исполнение требования об уплате таможенных платежей основным должником (ООО "Юг-Экспорт"), суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что обязанность по уплате таможенных платежей по требованию от 31.12.2015 N 290 у ООО "СТС Логистик" является прекращенной.
Судом первой инстанции правомерно отклонен довод таможенного представителя о том, что таможенным органом нарушена процедура выставления требований в его адрес, поскольку ни акт об обнаружении факта неуплаты или неполной уплаты таможенных платежей, ни акт таможенной проверки, ни решение о корректировке таможенной стоимости, ни корректировка декларации на товары и декларация таможенной стоимости в отношении него не выносились и ему не направлялись на основании следующего.
Пунктом 9 раздела II Решения Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376 "О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров" предусмотрено, что решение о корректировке таможенной стоимости товаров оформляется согласно приложению N 1 к Порядку с проставлением в соответствии с Порядком декларирования таможенной стоимости товаров соответствующей отметки в декларации таможенной стоимости (декларации на товары) и доводится до декларанта (таможенного представителя). Форма решения заполняется в двух экземплярах, один из которых остается в таможенном органе, другой вручается (направляется) декларанту (таможенному представителю).
Анализ положений указанной нормы свидетельствует о том, что на таможенный орган возложена обязанность по направлению решения о корректировке таможенной стоимости товаров либо декларанту, либо таможенному представителю декларанта. Прямое указание на то, что на таможенный орган возлагается обязанность по направлению решения о корректировке таможенной стоимости товаров таможенному представителю, отсутствует.
Основным должником в рассматриваемых правоотношениях является декларант. Согласно письму о направлении документов от 19.03.2015 N 14-11/0289 Минераловодская таможня 19.03.2015 года направила в адрес декларанта решение о корректировке таможенной стоимости товаров от 18.03.2015.
На основании решения о корректировке таможенной стоимости товара таможней в адрес основного должника (декларанта) выставлено требование об уплате таможенных платежей, которое в дальнейшем было им исполнено, в связи с чем права и обязанности таможенного представителя в данном ситуации не нарушаются.
Ссылка заявителя на несоставление акта таможенной проверки или акта об установлении факта неуплаты таможенных платежей признается судом несостоятельной ввиду отсутствия по факту проведения камеральной таможенной проверки.
Исходя из материалов дела таможенным органом камеральная проверка не проводилась, а производился таможенный контроль в форме проверки документов и сведений в соответствии со ст. 110, 111 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ и Порядком контроля таможенной стоимости товаров, утвержденным решением Комиссии Таможенного союза от 29.12.2010 N 376.
В связи с отсутствием по факту таможенного контроля в виде камеральной проверки, довод заявителя о несоставлении акта камеральной проверки является необоснованным.
Факт неуплаты таможенных платежей зафиксирован Минераловодской таможней в корректировочных документах, что соответствует п. 8 ст. 152 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ, согласно которому в случае принятия решения о корректировке таможенной стоимости, о внесении изменений в сведения, содержащиеся в декларации на товары, после выпуска товаров и корректировке ее электронной копии днем обнаружения факта неуплаты или неполной уплаты таможенных платежей считается день заполнения формы корректировки таможенной стоимости и таможенных платежей, формы корректировки декларации на товары.
В связи с чем, доводы АО "СТС Логистик" в этой части заявления являются необоснованными.
Принимая во внимание то обстоятельство, что таможенный представитель несет солидарную с декларантом ответственность по уплате таможенных платежей, как при декларировании товаров, так и после их выпуска, а также то обстоятельство, что требование об уплате таможенных платежей исполнено декларантом в полном объеме, в связи с чем обязанность по солидарному требованию, выставленному в адрес таможенного представителя является прекращенной, суд приходит к выводу о том, что права и обязанности таможенного представителя в данном случае не нарушаются.
На основании вышеизложенного судом первой инстанции правомерно отказано в удовлетворении заявленных требований.
Доводы АО "СТС Логистик", изложенные в апелляционной жалобе, судом отклоняются, поскольку основаны на неправильном толковании законодательства, противоречат материалам дела и сложившейся в Российской Федерации судебной практике, а также опровергнуты приведенными выше правовыми нормами.
Нарушений процессуального права, являющихся основанием для безусловной отмены судебного акта в соответствии с частью 4 статьи 270 АПК РФ, не допущено.
На основании изложенного, исходя из фактических обстоятельств дела, с учетом оценки представленных доказательств, арбитражный апелляционный суд приходит к выводу о том, что судом первой инстанции установлены все фактические обстоятельства по делу, правильно применены нормы материального и процессуального права, вынесено законное и обоснованное решение, и поэтому у арбитражного апелляционного суда отсутствуют основания для отмены или изменения решения Арбитражного суда Ставропольского края от 19.04.2016 по делу N А63-879/2016.
С учетом изложенного, руководствуясь статьями 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Ставропольского края от 19.04.2016 по делу N А63-879/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в двухмесячный срок через суд первой инстанции.

Председательствующий Д.А.БЕЛОВ

Судьи С.А.ПАРАСКЕВОВА М.У.СЕМЕНОВ