Требование: О признании незаконными действий таможенного органа по проведению корректировки таможенной стоимости по грузовым таможенным декларациям

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.08.2007 N 16АП-967/07 по делу N А63-8114/07-С4

Дело N А63-8114/07-С4

Резолютивная часть постановления объявлена 26 июля 2007 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 02 августа 2007 года.
Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Жукова Е.В.,
судей: Винокуровой Н.В., Цигельникова И.А.,
при ведении протокола судебного заседания судьей Жуковым Е.В.,
рассмотрев апелляционную жалобу N 19-08/4053 от 28.06.2007 г. Ставропольской таможни г. Ставрополь на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 13.06.2007 г. по делу N А63-8114/2006-С4 (судья Русанова В.Г.) по заявлению ООО "Транс-Инвест" с. Грачевка к Ставропольской таможне об оспаривании решения и действий таможни по корректировке таможенной стоимости товаров,
при участии от заинтересованного лица: представитель Лащ А.С., по доверенности N 19-13/1272 от 02.03.07 г.,
от заявителя: директор Савинова В.Н.,

установил:

ООО "Транс-Инвест" обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением к Ставропольской таможне о признании незаконными действия Ставропольской таможни, совершенных 10 апреля 2006 г. о проведении корректировки таможенной стоимости по грузовым таможенным декларациям N 10310000/150206/0000391, N 10310000/150206/0000395 N 10310000/200206/0000448, N 10310000/220206/0000476 N 10310000/260206/0000499, N 10310000/280206/0000553 N 10310000/010306/0000566, N 10310000/150306/0000714 N 10310000/150306/0000723, N 10310000/160306/0000740 N 10310000/240306/0000828, N 10310000/270306/0000844 N 10310000/270306/0000845, N 10310000/290306/0000875 N 10310000/030406/0000925
Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 13.06.07 г. оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции того же суда от 08.11.06 г. заявление удовлетворено, указанные действия Ставропольской таможни признаны незаконными.
Постановлением кассационной инстанции федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.02.07 решение Арбитражного суда Ставропольского края от 24.08.06 г. и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Ставропольского края от 08.11.06 г. были отменены, дело передано на новое рассмотрение. Основанием для отмены явилось неисследованность судами обстоятельств, связанных с качественными характеристиками ввезенного обществом товара для его правильного именования, с описанием товара как в грузовых таможенных декларациях, так и в товаросопроводительных документах — инвойсах и коносаментах; с именованием товара "просоленные в барабане ягнячьи шкуры" в ветеринарном сертификате на экспортируемое РФ сырье животного происхождения, выданном 09.12.05 г. Министерством сельского, рыбного и лесного хозяйства Правительства Австралии. Федеральным арбитражным судом округа также указано на допущенное судом первой инстанции процессуальное нарушение, обусловленное объявлением резолютивной части решения 22.08.06 г. при отсутствии в материалах дела протокола о проведении в этот день судебного заседания, что является безусловным основанием для отмены судебного акта.
Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 13.06.07 г. заявление ООО "Транс-Инвест" удовлетворено, действия Ставропольской таможни, совершенный 10 апреля 2006 г. в отношении ООО "Транс-Инвест" о проведении корректировки таможенной стоимости по ГТД за N 10310000/150206/0000391, 10310000/150206/0000395 10310000/200206/0000448, 10310000/220206/0000476 10310000/260206/0000499, 10310000/280206/0000553 10310000/010306/0000566, 10310000/150306/0000714 10310000/150306/0000723, 10310000/160306/0000740 10310000/240306/0000828, 10310000/270306/0000844 10310000/270306/0000845, 10310000/290306/0000875 10310000/030406/0000925 признаны незаконными. Решение Ставропольской таможни от 10.04.2007 г. N 06-36/2429 "о проведении КТС" признано недействительным. Ставропольскую таможню суд обязал аннулировать формы корректировки таможенной стоимости и таможенных платежей и деклараций стоимости по ГТД за N 10310000/150206/0000391, 10310000/150206/0000395 10310000/200206/0000448, 10310000/220206/0000476 10310000/260206/0000499, 10310000/280206/0000553 10310000/010306/0000566, 10310000/150306/0000714 10310000/150306/0000723, 10310000/160306/0000740 10310000/240306/0000828, 10310000/270306/0000844 10310000/270306/0000845, 10310000/290306/0000875 10310000/030406/0000925.
Не согласившись с принятым решением Ставропольская таможня обратилась с апелляционной жалобой в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд об отмене решения Арбитражного суда Ставропольского края от 13.06.07 г, по делу N А63-8114/07-С4, обосновав свою позицию тем, что решение суда первой инстанции принято с нарушением материальных и процессуальных норм, а также без учета фактических обстоятельств дела, считает решение суда подлежащим отмене с принятием по делу нового судебного акта.
ООО "Транс-Инвест" предоставило отзыв, согласно которому считает решение Арбитражного суда Ставропольского края законным и обоснованным, а апелляционную жалобу удовлетворению не подлежащей, поскольку арбитражный суд Ставропольского края исследовав предоставленные доказательства и дав им надлежащую правовую оценку, принял законное и обоснованное решение. Просит оставить решение без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
Представитель Ставропольской таможни в судебном заседании доводы апелляционной жалобы поддержал, считает необходимым решение суда первой инстанции отменить, жалобу удовлетворить.
Представитель ООО "Транс-Инвест" в судебном заседании доводы жалобы не признал, поддержал предоставленный отзыв, согласно которому считает вынесено решение законным и обоснованным, вынесенным с соблюдением норм материального и процессуального права. Просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
Правильность решения Арбитражного суда Ставропольского края 13.06.2007 г. по делу N А63-8114/07-С4 проверена в апелляционном порядке в соответствии главой 34 АПК РФ.
Заслушав стороны, исследовав материалы дела, проверив доводы апелляционной жалобы и поступившего отзыва, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда первой инстанции законно и подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба необоснованна и не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, между фирмой "Lindell Enterprises LTD" (Великобритания) (Продавец) и ООО "Транс-Инвест" (Покупатель) заключен внешнеэкономический контракт N 1/06 от 10.11.05 г. о поставке мехового сырья (т. 1 л/д 35-39). Во исполнение его условий общество ввезло на таможенную территорию РФ товар — необработанные шкуры овец, производство Австралия. Ввоз товара оформлен грузовыми таможенными декларациями (ГТД) N 10310000/150206/0000391, 10310000/150206/0000395, 10310000/200206/0000448, 10310000/220206/0000476, 10310000/260206/0000499, 10310000/280206/0000553, 10310000/010306/0000566, 10310000/150306/0000714, 10310000/150306/0000723, 10310000/160306/0000740, 10310000/240306/0000828, 10310000/270306/0000844, 10310000/270306/0000845, 10310000/290306/0000875. 10310000/030406/0000925. представленными к оформлению в Ставропольскую таможню.
При оформлении грузовых таможенных деклараций таможенная стоимость товара определена заявителем на основании ст. 19 Закона РФ "О таможенном тарифе" (здесь и далее — в редакции от 20.12.05 г. N 168-ФЗ) — по первому методу "цена сделки с ввозимыми товарами". По результатам проверки документов Ставропольская таможня согласилась с избранным заявителем методом. В Декларациях таможенной стоимости (форма ДТС-1) в разделе "Для отметок таможни" таможней исполнена запись "ТС принята", а в ГТД в разделе Д "Таможенный контроль" — проштамповано "Выпуск разрешен".
Вышеуказанные действия Ставропольской таможни явились объектом ведомственной служебной проверки со стороны Южного таможенного управления (ЮТУ). По результатам проверки издан Приказ ЮТУ от 31.03.06 г. N 207 (т. 3 л/д 40-41), содержащий выводы о наличии в действиях должностных лиц Ставропольской таможни нарушений законодательства при проведении таможенного контроля в отношении товара, ввезенного истцом на основании вышеуказанных ГТД. Пункт 1.2 Приказа содержит указания в адрес начальника Ставропольской таможни Романовского В.А. о проведении корректировки таможенной стоимости товара по названным ГТД.
10 апреля 2006 г. таможенная стоимость была скорректирована путем переоформления должностными лицами Ставропольской таможни форм ДТС-1 и оформления форм КТС-1, с применением на основании ст. 24 Закона РФ "О таможенном тарифе" резервного метода определения таможенной стоимости. В адрес ООО "Транс-Инвест" Ставропольской таможней направлено решение от 10.04.06 г. N 06-36/2429 "О проведении КТС" (т. 1 л/д 45-49). Названные действия и решение таможни повлекли обращение ООО "Транс-Инвест" в арбитражный суд.
В преамбуле Постановления Пленума ВАС РФ от 26.07.05 г. N 29 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров", разъяснено, что в соответствии с пунктом 2 статьи 18 Закона РФ "О таможенном тарифе" основным методом определения таможенной стоимости товара является метод по цене сделки с ввозимыми товарами (далее — основной метод). Пунктом 2 статьи 19 Закона предусмотрен исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых основной метод определения таможенной стоимости товара не используется. В соответствии с п. 5 названного Постановления, таможенный орган в силу ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязан доказать наличие оснований, исключающих применения основного метода определения таможенной стоимости товара.
Пунктом 9 Положения о корректировки таможенной стоимости товаров, утвержденного Приказом ГТК РФ от 26.12.03 г. N 1546 (действовавшего в период возникновения спорных правоотношений), предусмотрен исчерпывающий перечень оснований для корректировки таможенной стоимости после выпуска товаров:
а) при принятии решения по таможенной стоимости товаров, выпущенных с обеспечением уплаты таможенных платежей, которые могут быть дополнительно начислены;
б) при выявлении после выпуска товара:
— технических и (или) методологических ошибок, допущенных при декларировании товара, повлиявших на величину его таможенной стоимости и (или) сумму подлежащих уплате таможенных платежей;
— несоответствия фактурной и (или) таможенной стоимости товара, заявленной в ГТД, фактической фактурной и (или), соответственно, таможенной стоимости товара, имевшей место на день принятия ГТД, в связи с отклонением количества и (или) качества поставленного товара от количества, заявленного в ГТД, и (или), соответственно, качества, исходя из которого определялась заявленная таможенная стоимость товара;
в) при выявлении в ходе проведения таможенного и валютного контроля (за исключением таможенной ревизии) после завершения таможенного оформления товара:
— технических и (или) методологических ошибок, допущенных при декларировании товара, которые повлияли на величину его таможенной стоимости и сумму подлежащих уплате таможенных платежей;
— дополнительных документов и сведений о товаре, его стоимости и обстоятельствах сделки, неизвестных на момент таможенного оформления этого товара, которые не были учтены при заявлении таможенной стоимости товара и при расчете суммы подлежащих уплате таможенных платежей;
г) при выявлении в ходе таможенной ревизии, иных проверок, осуществляемых налоговыми, правоохранительными органами, дополнительной информации и сведений о товаре, его стоимости и обстоятельствах сделки, неизвестных на момент таможенного оформления этого товара, либо которые не были учтены при определении величины таможенной стоимости товара.
Суд первой инстанции обоснованно отклонил доводы таможни о том, что методологической ошибкой является неверное использование первого метода. По смыслу п. 9 Положения, утвержденного Приказом ГТК РФ от 26.12.03 г. N 1546, выявление методологической ошибки в ходе проведения таможенного контроля после завершения таможенного оформления товара является специальным основанием для корректировки при строго определенных условиях -после выпуска товара. Таможня указывает на неверное использование первого метода, а фактически — на невозможность использования этого метода. Таким образом, ответчик ссылается на общее основание для корректировки — невозможность применения первого метода, что подлежит выявлению на стадии таможенного оформления.
При таких обстоятельствах, таможней вопреки требованиям ч. 5 ст. 200 АПК РФ не доказано наличие методологической ошибки, исправление которой требует корректировки таможенной стоимости товара после его выпуска.
Ответчиком не доказано и выявление дополнительных сведений о стоимости сделки. Ценовая информация о стоимости овечьих шкур, содержащаяся в сообщении от 22.02.06 г. N 01-86/896 регионального филиала ЦЭКТУ г. Ростова-на-Дону (т. 2 л/д 108 об.), имелась в распоряжении таможенных органов на момент таможенного оформления ввезенной обществом партии товара. Ставропольской таможней не представлено доказательств и о наличии других, предусмотренных п. 9 вышеуказанного Положения, оснований для корректировки таможенной стоимости товара после его выпуска.
Как следует из Приказа ЮТУ от 31.03.06 г. N 207 (т. 3 л/д 40 — 41), действительной причиной для корректировки таможенной стоимости ввезенного заявителем товара послужили результаты проведенной Южным таможенным управлением ведомственной проверки, по итогам которой руководителю Ставропольской таможни указано на необходимость проведения корректировки таможенной стоимости по конкретным грузовым таможенным декларациям. Таким образом, в данном случае таможня руководствовалась указаниями вышестоящего таможенного органа, а не правовыми нормами, регламентирующими основания и порядок корректировки таможенной стоимости.
Полномочия Южного таможенного управления регулируется Общим положением о региональном таможенном управлении, утвержденном Приказом ФТС РФ от 12.01.05 г. N.7. указанные нормативные акты не предоставляют региональному таможенному управлению права давать указания нижестоящей таможне о корректировке таможенной стоимости в отношении выпущенного товара. При таких обстоятельствах, суд считает, что основания для корректировки таможенной стоимости после выпуска товара, ввезенного истцом по ГТД N 10310000/150206/0000391, 10310000/150206/0000395, 10310000/200206/0000448, 10310000/220206/0000476, 10310000/260206/0000499, 10310000/280206/0000553, 10310000/010306/0000566, 10310000/150306/0000714, 10310000/150306/0000723, 10310000/160306/0000740, 10310000/240306/0000828, 10310000/270306/0000844, 10310000/270306/0000845, 10310000/290306/0000875, 10310000/030406/0000925 отсутствовали.
Не могут быть приняты и доводы таможни об ошибочном принятии заявленной декларантом таможенной стоимости по 1-му методу вследствие наличия оснований, предусмотренных пп. "а", "б" и "в" ст. 19 Закона РФ "О таможенном тарифе".
Согласно пп. "а" п. 2 ст. 19 Закона "О таможенном тарифе", первый метод определения таможенной стоимости не может быть использован для определения таможенной стоимости товара, если существуют ограничения в отношении прав покупателя на оцениваемый товар, за исключением ограничений географического региона, в котором товары могут быть перепроданы, а также ограничений, существенно не влияющих на цену товара.
Ограничение прав покупателя таможня усматривает из содержания п. 12.1 Контракта, в соответствии с которым, Покупатель не имеет права реэкспортировать в третьи страны поставленное по настоящему контракту сырье ни непосредственно, ни через третьих лиц, без письменного согласия на это Продавца. Таможня считает, что выражение "третьи страны" не является географическим понятием, и потому указание на географический регион в этом условии контракта отсутствует.
Довод таможни судом 1 инстанции обосновано отклонен, поскольку пункт 12.1 Контракта содержит ограничение прав Покупателя на перемещение товара в третьи страны — то есть, за пределы Российской Федерации. Таким образом, география дальнейшей перепродажи товара Покупателем ограничена территорией Российской Федерации, что в соответствии с п. п. "а" п. 2 ст. 19 Закона РФ "О таможенном тарифе" является исключением, позволяющим применять первый метод определения таможенной стоимости.
Кроме того, таможней не представлено никаких доказательств, свидетельствующих о том, что данное условие контракта каким-либо образом влияет на цену товара.
При таких обстоятельствах, положение п. п. "а" п. 2 ст. 19 Закона РФ "О таможенном тарифе" для данного случая неприменимо.
Из содержания п. 1 и п. 7.1 Контракта таможня усматривает, что продажа и цена сделки зависят от соблюдения условий, влияние которых не может быть учтено, поэтому в силу пп. "б" п. 2 ст. 19 Закона РФ "О таможенном тарифе", основной метод определения таможенной стоимости не подлежит применению.
Однако, в соответствии с п. 1 раздела 2 приложения к Письму ФТС РФ от 10.03.06 г. N 01-06/7618, при использовании указанного основания, под такими условиями следует понимать условия сделки, по цене которой заявляется стоимость, либо иные условия. оказывающие влияние на цену товара по этой сделке, в том числе условия, информация о которых не представлена декларантом таможенному органу. В качестве примера такого рода условий могут являться ситуации, когда продавец устанавливает цену на ввозимые товары при условии, что покупатель купит также и другие товары в определенных количествах, либо цена на ввозимые товары установлена в зависимости от предоставления покупателем продавцу определенных услуг или в зависимости от цен, по которым покупатель ввозимых товаров продаст другие товары продавцу этих товаров. При применении этого основания отказа от использования метода 1 таможенный орган обязан в таможенных документах (в графе 7 декларации таможенной стоимости) четко указать, влияние каких именно условий не может быть учтено при определении таможенной стоимости по этому методу и в чем заключается такое влияние.
Вопреки ч. 5 ст. 200 АПК РФ. требуемое обоснование таможней не было приведено в графе 7 ДТС. В решении от 10.04.06 г. N 06-36/2429 "О проведении КТС" таможня ссылается не на применение пп. "б" п. 2 ст. 19 Закона "О таможенном тарифе", а на иные условия, свидетельствующие, по ее мнению, о недостоверности заявленной таможенной стоимости товара. Лишь в процессуальных документах, адресованных суду, таможня приводит суждение о том. что условия Контракта об ограничениях прав покупателя и оплате по мере реализации свидетельствует об отлагательном условии (ст. 157 Гражданского Кодекса РФ) и иной правовой природе сделки — не купли-продажи, а консигнации, поскольку конечная стоимость товара определяется по фактической цене реализации на внутреннем рынке РФ за минусом вознаграждения ООО "Транс-Инвест", установленного в процентном отношении от полученной выручки.
Однако, данный довод таможни противоречит условиям Контракта.
Пунктом 3.1 Контракта цена товара установлена в безусловной форме — 2,70 долл. США за 1 штуку сырья на условиях поставки СРТ Грачевка. Условие о вознаграждении комиссионера, характерное для договора консигнации, в Контракте отсутствует.
В соответствии со ст. 157 Гражданского Кодекса РФ, сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Такого условия Контракт не содержит.
Толкование пунктов 1 и 7.1 Контракта в системной взаимосвязи позволяет установить достигнутое между сторонами соглашение об оплате товара по мере его реализации, но не позднее 180 банковских дней с даты получения груза. Конечный срок оплаты товара не зависит от возможности его дальнейшей реализации Покупателем.
Отсрочка платежа, какой бы она ни была длительной, не препятствует исполнению договора покупателем, добросовестность которого не опровергнута. Предоставление отсрочки платежа является обычным экономическим риском продавца, учитываемым в процессе коммерческой деятельности. Принцип отсрочки платежа не противоречит положениям ст. ст. 58, 59 Венской Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров от 11.04.80 г.
При таких обстоятельствах, заключенный декларантом Контракт является внешнеэкономическим договором купли-продажи, а не договором консигнации. Условие Контракта об отсрочке уплаты покупной цены свидетельствует о допустимости избранных сторонами рисков коммерческой деятельности, что не свидетельствует о наличии неких условий, от которых зависит продажа и цена сделки и учесть которые невозможно.
Добросовестное исполнение обществом обязанностей покупателя по оплате товара подтверждается ведомостью банковского контроля и справкой истца о ее расшифровке в части, касающейся оплаты спорной партии товара.
При таких обстоятельствах, пп. "б" п. 2 ст. 19 Закона РФ "О таможенном тарифе" в отношении таможенной стоимости ввезенного обществом товара неприменим.
Следующим основанием для неприменения первого метода таможня считает пп. "в" п. 2 ст. 19 Закона РФ "О таможенном тарифе", в соответствии с которым, таковой не может быть применен, если данные, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости, не подтверждены документально либо не являются количественно определенными и достоверными.
С этими доводами таможни также нельзя согласиться.
Наименование поставляемого товара воспроизведено в п. 1 Контракта, а подробное описание его качества, включая площадь шкуры (55-85 кв. дециметров), высоту волоса и способ посола — в п. 2.2 Контракта (т. 1 л/д 35). Дополнительным соглашением от 14.03.06 г. уточнено содержание п. 2.2 Контракта в части площади шкуры (55-80 кв. дециметров) и других качественных характеристик, что соответствует требованиям, установленным для товара "Овчина невыделанная" 4 сорта по ГОСТу 28509-90 (т. 1 л/д 38).
Судом установлено, что в отношении спорной партии товара Ставропольской таможней на стадии проведения таможенного контроля, в порядке, предусмотренном ст. ст. 372. л78 Таможенного Кодекса РФ. произведены таможенный досмотр с отбором проб и образцов, по которым назначена экспертиза. Проведение экспертизы поручено доктору сельскохозяйственных наук, заведующему сектором стандартизации Государственного научного учреждения Ставропольского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства (ГНУ СНИИЖК) Кулакову Б.С. В заключении N 1 от 22-23.03.06 г. (т. 2 л/д 127-128) на основании описания качественных характеристик представленных образцов (площади, шерстного покрова, пороков и т.п.) экспертом сделан вывод о том. что все исследованные образцы относятся к овчинам (шкурам овец) 4 сорта по ГОСТу 28509-90.
Аналогичный вывод содержится в актах экспертиз N 19 от 13.03.06 г. и N 28 01 15.03.06 I. Торгово-промышленной палаты Ставропольского края (т. 3 л/д 44-47).
В порядке исполнения указаний кассационной инстанции и для исследования признаков отграничения овечьих шкур от шкурок ягнят в судебном заседании 26.04.07 г. допрошен в качестве свидетеля Кулаков Б.С. проводивший экспертизу по поручению таможенного органа. Он пояснил, что при проведении идентификации шкуры овчины необходимо руководствоваться ТУ ГОСТ 28509-90 "Овчины невыделанные". Идентификация шкурок ягнят осуществляется по ТУ ГОСТ 20959-75 "Шкурки ягнят и козлят невыделанные". Шкуры овчин отграничиваются от шкурок ягнят по следующим признакам: площадь, источник получения, характер шерстного покрова, производственное назначение. К шкуркам ягнят относятся шкурки не более 18 кв. дц, в то время, как к шкурам овчин шкуры площадью не менее 24 кв. дц. Приведены признаки отграничения по качеству и строению шерсти, по виду и по назначению. В Австралии не осуществляется деление между шкурками ягнят и шкурами овчины. Шкура более 24 кв. дц не может быть идентифицирована как ягнячья шкурка, поскольку не соответствует требованиям ТУ ГОСТ 20959-75. Данное им экспертной заключение N 1 от 23.03.06 г. поддерживает (т. 4 л/д 20).
Как отмечено в упомянутом заключении, средняя площадь исследуемых экспертом овчин составила 66.4 кв. дц, с колебаниями от 60 до 80 кв. дц.
Предметом внешнеэкономической поставки является меховое сырье площадью 55-80 кв. дц за 1 штуку (п. 2.2 Контракта в редакции Допсоглашения от 24.03.06 г.). Таким образом, ввезенная обществом партия товара подпадает под категорию шкур площадью более 24 кв. дц. которые эксперт идентифицировал как шкуры овчины.
Что касается указаний кассационной инстанции о необходимости проверки довода таможни о наличии в ГТД сведений о размере шкур от 55 до 80 кв. дц, то. как видно из материалов дела, во всех грузовых таможенных декларациях в графе 31 "Грузовые места и описание товаров" обществом воспроизведено описание товара "шкуры овчины", соответствующее пункту 2.2 Контракта как в первоначальной редакции, так и в редакции Дополнительного соглашения, но без указания размера их площади.
Судом первой инстанции в судебном заседании установлено, что ввезенный обществом товар соответствует требованиям, предъявляемым к шкурам овчин в соответствии с ГОСТ 28509-90 "Овчины невыделанные". Товар, соответствующий описанию, данному в ГОСТ 20959-75 "Шкурки ягнят и козлят невыделанные", истцом не ввозился. Названные обстоятельства Ставропольская таможня не оспаривает, однако считает необходимым руководствоваться для идентификации товара в таможенных целях не требованиями ГОСТ и Федерального закона "О техническом регулировании", а Пояснениями к разделу VIII ТН ВЭД (т. 2 л/д 172-173), согласно которым, в подсубпозиции 4102 10 100 0 "шкуры ягнят" необходимо классифицировать шкуры площадью поверхности менее 0, 75 кв. м (75 кв. дц), а в подсубпозиции 4102 10 900 0 "шкуры овец" — шкуры площадью поверхности более 75 кв. дц. Указанный довод таможни не обоснован, поскольку:
Основные понятия, используемые для целей таможенного законодательства, приведены в ст. 11 Таможенного Кодекса РФ. В пп. 1 ч. 1 этой статьи дано определение товару как любому перемещаемому через таможенную границу движимому имуществу. Определение идентификации товара по видовым признакам ни упомянутой нормой, ни другими положениями таможенного законодательства не предусмотрено. Согласно ч. 2 ст. 11 Таможенного Кодекса РФ, все иные понятия употребляются в настоящем Кодексе в значениях, определенных другими отраслями законодательства РФ, в частности гражданским и иным законодательством.
В соответствии с Федеральным законом от 27.12.02 г. N 184-ФЗ "О техническом регулировании", характеристика продукции устанавливается стандартом (ст. 1). Стандартизация осуществляется в целях технической и информационной совместимости (ст. 11). Документами стандартизации являются национальные стандарты (ст. 13), утверждаемые Национальным органом РФ по стандартизации (ст. 14), и составляющие Федеральный информационный фонд технических регламентов и стандартов, являющийся государственным информационным ресурсом (ст. 44).
Отсюда следует, что идентификация товаров по виду, роду, классу и др. признакам осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством о техническом регулировании, с применением стандартов, технических регламентов и др. норм.
Положения ст. ст. 39, 40 Таможенного Кодекса РФ о классификации товаров для таможенных целей означает необходимость присвоения товару, идентифицированному в соответствии с законодательством о техническом регулировании, соответствующего кода, предусмотренного ТН ВЭД. Нормы таможенного законодательства не предусматривают возможность идентификации товара по роду. виду, классу и др. признакам вопреки требованиям законодательства о техническом регулировании.
При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правильно соглашается с выводами заключения эксперта N 1 от 22-23.03.06 г. (т. 2 л/д 127-128) о ввозе обществом товара "шкуры овчины" согласно ГОСТ 28509-90 "Овчины невыделанные".
Пояснения к ТН ВЭД. на которые ссылается таможенный орган (т. 2 л/д 172-173). не могут быть приняты во внимание.
В соответствии с п. 2 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13.08.97 г. N 1009, нормативные правовые акты издаются федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Издание нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается.
Представленный таможней документ в виде Пояснений не соответствует по форме вышеуказанным требованиям, предъявляемым к нормативным правовым актам, и не содержит наименования издавшего его федерального органа исполнительной власти. Поэтому, представленные таможней Пояснения к ТН ВЭД не подлежат применению при разрешении дела.
На момент возникновения спорных правоотношений действовали разъяснения о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД. утвержденные распоряжением ГТК РФ от 21.11.01 г. N 3118. С 06.04.07 г. действуют разъяснения, утвержденные распоряжением ФТС РФ от 20.12.06 г. N 459-р. Этими нормативными актами не предусмотрены разъяснения о классификации товара группы 41 "Необработанные шкуры (кроме натурального мех"з и невыделанная кожа". Другие принятые в установленном законом порядке нормативные правовые акты по данному вопросу отсутствуют.
Кассационной инстанцией указывалось также на необходимость проверки доводов таможни об именовании товара "ягнячьи шкуры" в некоторых ветеринарных сертификатах на экспортируемое в РФ сырье, выданных государственным органом Правительства Австралии.
Истцом представлено "Уведомление об исправлении" от 10.05.07 г. Австралийской службы по карантину и контролю Департамента сельского хозяйства, рыболовного промысла и лесного хозяйства Правительства Австралии о признании допущенной названной службой ошибки при оформлении 31 ветеринарного сертификата в отношении товара, предназначенного для ООО "Транс-Инвест". Ошибка обозначена в неправильном наименовании товара — "соленые шкуры ягнят", "шкуры ягнят/овец" и т.д. — вместо именования "шкуры овец", которое является правильным. Приведены причины допущенной ошибки и указано, что в результате допущенного исправления наименование товара во всех перечисленных ветеринарных сертификатах следует читать как "шкуры овец".
Рассматриваемый документ истцом представлен в подлиннике с нотариально удостоверенным переводов на русский язык.
Изложенный в дополнительном отзыве от 07.06.07 г. довод таможни о несоответствии номеров ветеринарных сертификатов, именованных в Уведомлении об исправлении от 10.05.07 г., номерам документам, представленных истцом в комплектах ГТД — судом отклоняется.
Представители ООО "Транс-Инвест" пояснили, что ветеринарные сертификаты, выданные государственными органом Правительства Австралии, для таможенного оформления не представлялись. Вместо них в комплектах ГТД представлены ветеринарные свидетельства, выданные Управлением Россельхознадзора по Ставропольскому краю на основании ветеринарных сертификатов Австралийской карантинной службы. Изымая ветеринарные сертификаты Австралийской карантинной службы, Управление Россельхознадзора по СК взамен него выдает ветеринарные свидетельства, используемые в том числе для целей таможенного оформления.
Истцом представлены суду 4 ветеринарных свидетельства, в которых ввезенный товар именован как "шкуры овечьи". В каждом ветеринарном свидетельстве в разделе "Особые отметки" содержатся ссылки, в числе прочего, на соответствующий ветеринарный сертификат Австралийской карантинной службы. В четырех представленных истцом ветеринарных свидетельствах содержатся ссылки на следующие ветеринарные сертификаты — N 20120510 от 09.12.05 г., N 30143100 от 23.12.05 г., N 30143167 от 23.01.06 г. и N 20120603 от 27.01.06 г., которые, в свою очередь, перечислены в Уведомлении об исправлении от 10.05.07 г.
Исходя из изложенного, у суда не возникает сомнений в том, что Уведомлением об исправлении от 10.05.07 г. Австралийской службы по карантину и контролю произведено надлежащее исправление всех ранее выданных данной службой ветеринарных сертификатов, содержащих ошибочное наименование ввозимого обществом товара. Довод таможни отклоняется как обусловленный ошибочной оценкой доказательств.
Истцом представлено также сообщение от 18.03.07 г. Австралийской ассоциацией кожевенной промышленности и экспортеров кожи о том, что в Австралии отсутствует национальный стандарт определения качества и классификации овечьих шкур, в связи с чем в международных контрактах овечьи шкуры классифицируются в соответствии со стандартом страны покупателя. Данные сведения подтверждены Викторианской Торгово-промышленной палаты Австралии. Документ представлен истцом в подлиннике с нотариально удостоверенным переводом на русский язык.
В представленном ответчиком сообщении от 21.04.07 г. посольства Австралии также указывается на отсутствие в Австралии официальной системы стандартов, определяющей категорийность и качество сырья, в связи с чем его сортировка производится по заказу конечного покупателя, в зависимости от того, что будет представлять из себя конечный продукт (верхняя одежда, подкладка для одежды, обувь и т.д.).
При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правильно пришел к следующему: поскольку в Австралии отсутствует система стандартизации овчинного сырья, правовое значение имеет не наименование товара, данное в ветеринарных сертификатах Австралийской карантинной службы (впоследствии исправленное), а соответствие описания товара в коммерческих документах характеристике спорной партии товара, в отношении которой на стадии таможенного оформления произведен фактический таможенный досмотр и экспертиза.
Поскольку качественные характеристики ввезенного товара соответствуют требованиям, предъявляемым ГОСТ 28509-90 "Овчины невыделанные", суд отклоняет довод таможни о ввозе истцом неоднородного товара — как шкур овец, так и шкурок ягнят.
При этом судом учитываются и обстоятельства корректировки таможенной стоимости товара в соответствии с решением от 10.04.06 г. N 06-36/2429 (т. 1 л/д 45-49). из которого следует корректировка всей партии товара как однородного, по цене овечьих шкур. Сведения о корректировки части товара по цене, установленной для шкурок ягнят, таможенная стоимость которых, по утверждению таможни, превышает стоимость овечьих шкур, в решении о корректировке отсутствует.
Относительно указаний кассационной инстанции и доводов таможни об именовании товара "шкурки ягнят" в коносаментах, истцом представлено письмо от 02.05.07 г. МСС Австралия об исправлении технической ошибки о наименовании товара в 9 коносаментах: вместо ошибочного именования "соленые шкуры ягнят", "шкуры ягнят/шкуры овец" следует читать "шкуры овец". Названная ошибка является следствием ошибочного именования товара в ветеринарных сертификатах Австралийской службы по карантину и контроле обстоятельства исправления которой охарактеризованы выше.
Письмо от 02.05.07 г. МСС Австралия представлено истцом также в подлиннике с нотариально удостоверенным переводом на русский язык.
ООО "Транс-Инвест" представило в суд и нотариально удостоверенные переводы упаковочных листов, ранее представленных в таможню в комплекте к каждой ГТД. В упаковочных листах воспроизведено описание товара — мокросоленые овечьи шкуры.
Довод таможни об именовании товара "шкуры" без конкретизации, данном в международных товарно-транспортных накладных (СМИ), не свидетельствует о нарушениях закона, и с учетом установленных судом обстоятельств также не является основанием для сомнений в достоверности представленных декларантом документальных сведений о товаре. Как видно из имеющихся в материалах дела экземпляров международных товарно-транспортных накладных (СМК), представленных в комплекте к каждой ГТД, в верхнем правом углу каждой СМК. имеется запись: "Данная перевозка несмотря ни на какие прочие договоры, осуществляется в соответствии с указаниями Конвенции о договоре международной дорожной перевозке грузов (КДПГ)".
В соответствии с пп. Г п. 1 ст. 6 упомянутой Конвенции, транспортная накладная (СМК). в числе прочего, должна содержать принятое обозначение характера груза и тип его упаковки п. в случае перевозки опасных грузов, их обычно признанное обозначение.
Поскольку указанная международно-правовая норма допускает указание в СМК не точного наименования товара, а его разновидности (групповой принадлежности), данное обстоятельство не является основанием для неприменения первого метода определения таможенной стоимости.
При таких обстоятельствах, довод таможни о том, что Контракт предусматривает поставку как овечьих, так и ягнячьих шкур, опровергается содержанием пунктов 1, 2.1 Контракта как в первоначальной редакции, так и в редакции дополнительного соглашения от 24.03.06 г., а также документами о его исполнении.
Не соответствует действительности и утверждение ответчика об отсутствии в Контракте расшифровок и указаний должностей подписавших его лиц. Из вводной части Контракта усматривается, что от имени фирмы "Lindell Enterprises LTD" он подписан директором Сарой Луис Питер-Мирс, а от имени ООО "Транс-Инвест" — директором Савиновой В.П.
Что касается ссылки таможни на несоответствие Контракта Письму ЦБ РФ от 15.07.96 г. N 300, то, как видно из содержания Письма (т. 2 л/д 198-200), оно издано Банком России для исполнения уполномоченными банками требований законодательства о валютном регулировании и валютном контроле. Поэтому это Письмо неприменимо к правоотношениям сторон, возникшим из таможенных правоотношений.
Доводы таможни о неправильном оформлении инвойсов судом также не могут быть приняты. Инвойсы исходят от иностранного поставщика, и порядок их оформления законодательством РФ и международными договорами не регулируются. Ссылка ответчика на Рекомендацию N 6 Европейской экономической комиссии ООН "Формуляр-образец унифицированного счета для международной торговли" (Женева, сентябрь 1983) не принимается, указанный документ носит рекомендательный характер, и его неприменение не может повлечь наступление для юридического лица неблагоприятных последствий в сфере таможенных правоотношений.
Что касается ссылки кассационной инстанции на довод таможни о поставке шкур ягнят также в инвойсах, то согласно имеющимся в материалах дела инвойсам, представленным в комплекте каждой грузовой таможенной декларации, наименование ввозимого обществом товара обозначено как "Овчина австралийская необработанная 4 сорт". С учетом установленных судом обстоятельств, не возникает сомнений в том, что указанное именование относится к овечьим шкурам, а не к шкуркам ягнят.
Представленные декларантом инвойсы содержат достаточную для таможенного оформления информацию. В инвойсах имеется ссылка на Контракт, содержащий все условия взаимоотношений сторон, которые таможенный орган обязан использовать при таможенном оформлении товаров.
Кроме того, критерии документальной подтвержденности сведений для применения 1 метода сформулированы в п. 8 приложения к Приказу ГТК РФ от 18.06.04 г. N 696 (действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений), в соответствии с которым, необходимую информацию содержат внешнеторговый договор (контракт), приложения и спецификации к нему. Указание на инвойс отсутствует. Условие п. 5 приложения к этому Приказу о проверке инвойса регламентирует последовательность действий должностного лица таможенного органа, осуществляющего контроль таможенной стоимости и не устанавливает дополнительных критериев достоверности документальных сведений помимо п. 8 приложения к Приказу.
В соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 26.07.05 г. N 29, признаки недостоверности сведений о цене сделки могут проявляться в значительном отличии цены сделки от ценовой информации, которыми располагают таможенными органами.
Довод об удорожании в мировой практике необработанных шкур овец, являющихся поставками не первого уровня продаж, обоснованно не был принят судом первой инстанции, поскольку вопреки требованиям ч. 5 ст. 200 АПК РФ не подтвержден таможней соответствующими доказательствами. Неубедителен довод ответчика об общеизвестное и данного обстоятельства, поскольку оценка недостоверности сведений о цене сделки основывается на сравнении конкретных стоимостных величин — заявленной декларантом таможенной стоимости с ценовой информацией, которой располагают таможенные органы.
Довод таможни о том, что уровень заявленной таможенной стоимости декларируемого товара ниже ценовой информации, имеющейся в ее распоряжении, также не может быть принят.
В силу ст. 40 Налогового Кодекса РФ, если иное не предусмотрено настоящей статьей, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен. Налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен при совершении внешнеторговых сделок.
Вопреки доводам таможни, данная норма не противоречит Закону РФ "О таможенном тарифе", а определяет презумпцию соответствия уровню рыночных цен цене сделки, заявленной налогоплательщиком для целей налогообложения. В силу ст. 322 Таможенного Кодекса РФ, ч. 1 ст. 34 Налогового Кодекса РФ таможня выступает в качестве налогового органа при контроле за определением таможенной стоимости товаров, являющейся налоговой базой для исчисления таможенных пошлин и налогов.
Как следует из представленного таможней сообщения регионального филиала ЦЭКТУ г. Ростова-на-Дону от 22.02.06 г. N 01-86/896 (т. 2 л/д 152), стоимость необработанной шкуры овчины 4 сорта колеблется от 1,7 до 3 долл. США. Среднерыночная стоимость составляет 2,77 долл. США. Установленная п. 3.1 Контракта стоимость в 2,7 долл. США попадает в указанные границы. Разница с выведенной среднерыночной стоимостью составляет 0,07 долл. США — около 3%, и потому является незначительной.
При оценке ценовой информации таможни судом также учитывается невозможность ее достоверного сравнения с заявленной обществом таможенной стоимостью товара ввиду представления таможенным органом сведений о цене товара иной страны происхождения — Азербайджана и Украины, что противоречит п. 1 ст. 20 Закона РФ "О таможенном тарифе".
При таких обстоятельствах, таможней в соответствии с ч. 1 ст. 40 Налогового Кодекса РФ не опровергнута достоверность заявленной обществом цены товара, которая подтверждена документами, представленными декларантом в соответствии с таможенным законодательством.
Не принимается и довод таможни о недостоверности представленной заявителем информации о стоимости транспортировки груза из Мельбурна до Новороссийска. Пунктом 3.1 Контракта поставка товара определена на условиях СРТ Грачевка. В соответствии с Международными правилами толкования торговых терминов "Инкотермс-2000", условие поставки СРТ "перевозка оплачена до согласованного пункта назначения" означает, что продавец осуществляет передачу товара названному им перевозчику, а также оплачивает стоимость перевозки, необходимой для доставки товара до согласованного пункта назначения.
Поскольку по условиям Контракта расходы по перевозке товара до Грачевки несет Продавец, ООО "Транс-Инвест" не отвечает за достоверность сведений по перевозке.
Согласно представленного таможней сообщения МСС Новороссийск от 20.02.06 г. N 111-06, по данным МСС Женева ставка фрахта от порта Сидней либо Мельбурн до порта Новороссийск составляет 1800 долл. США за 20-футовый контейнер (т. 2 л/д 108).
ООО "Транс — Инвест" представило в таможню и в суд сообщение МСС Австралия о стоимости фрахта в размере 1280 долл. США за 20-футовый контейнер с расшифровкой стоимости каждой услуги, сопровождающей перевозку. Данную информацию суд признает достоверной, поскольку она исходит непосредственно от перевозчика, представлена в оригинале с нотариально удостоверенным переводом на русский язык.
Истцом представлено и дополнительное сообщение от 15.08.06 г. МСС Австралии о подтверждении цены, из которого следует, что грузоотправителю как чрезвычайно ценному клиенту предоставлена специальная скидка, обусловленная большим объемом отправляемых им грузов (т. 2 л/д 167).
При таких обстоятельствах, различие между сведениями МСС Новороссийск и МСС Австралия объяснимы и не свидетельствуют о недостоверности сведений МСС Австралия. При этом учитывается также неконкретность сведений МСС Новороссийск относительно порта отправления (Мельбурн либо Сидней), а также то обстоятельство, что сведения МСС Новороссийск основаны на сообщении третьего лица МСС Женева.
Исходя из изложенного, у Ставропольской таможни не имелось законных оснований для проведения корректировки таможенной стоимости товара, ввезенного ООО "Транс- Инвест" по грузовым таможенным декларациям N 10310000/150206/0000391, 10310000/150206/0000395, 10310000/200206/0000448, 10310000/220206/0000476, 10310000/260206/0000499, 10310000/280206/0000553, 10310000/010306/0000566, 10310000/150306/0000714, 10310000/150306/0000723, 10310000/160306/0000740, 10310000/240306/0000828, 10310000/270306/0000844, 10310000/270306/0000845, 10310000/290306/0000875, 10310000/030406/0000925, и соответственно для принятия решения от 10.04.06 г. N 06-36/2429 "О проведении КТС".
Поскольку не имелось оснований для отказа обществу в применении основного метода определения таможенной стоимости товара, отсутствовали и основания для применения другого метода.
В соответствии с п. 2 ст. 18 Закона "О таможенном тарифе", в том случае, если основной метод не может быть использован, применяется последовательно каждый из перечисленных в пункте 1 настоящей статьи методов. При этом каждый последующий метод применяется, если таможенная стоимость не может быть определена путем использования предыдущего метода.
В подтверждение невозможности применения методов 2-5 таможней представлены данные Информационно-аналитической системы "Мониторинг-Анализ". Вместе с тем, таможенным органом не представлено никаких доказательств, в которых исследовалась бы сама возможность применения (неприменения) 2-5 методов. Представленные документы являются лишь выборкой неких фактов, имевших место, а не обоснованием невозможности применения указанных методов исходя из имеющей место практики в целом по таможенной территории РФ.
Судом первой инстанции исходя из сложившейся судебной практики по единообразию в толковании и применении норм права, вынесено законное решение.
Суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства по представленным доказательствам находит, что решение суда первой инстанции при рассмотрении дела не имеет нарушений процессуального характера, правильно применены нормы материального права, верно дана оценка доказательствам с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.
Руководствуясь ст. ст. 269, 271 АПК РФ,

постановил:

Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 13.06.2007 г. по делу N А63-8114/07-С4 оставить без изменения, апелляционную жалобу Ставропольской таможни без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий Е.В.ЖУКОВ

Судьи Н.В.ВИНОКУРОВА И.А.ЦИГЕЛЬНИКОВ