По делу обжалуется передача осужденного иностранца в страну происхождения на основании Конвенции о передаче осужденных лиц после получения заверений прокурора и невозможность обжалования такого решения, насколько оно связано с заверениями прокурора. По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о Постановлении ЕСПЧ от 01.04.2010 по делу "Бейен (Buijen) против Германии" (жалоба N 27804/05)

[неофициальный перевод] *

Бейен против Германии (Buijen v. Germany) (N 27804/05)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 1 апреля 2010 года (вынесено V Секцией)

———————————
* Перевод на русский язык Николаева Г.А.

Обстоятельства дела

В 2001 году заявитель, подданный Нидерландов, был задержан в Германии по подозрению в сбыте и ввозе наркотических веществ. Впоследствии он был заключен под стражу. После переговоров с представителями заявителя прокурор дал заявителю заверения в том, что прокуратура возбудит разбирательство на основании статьи 11 Конвенции Совета Европы о передаче осужденных лиц (далее — Конвенция о передаче), если он признается во вменяемых ему преступлениях и не будет требовать наказания, превышающего восемь лет лишения свободы. В 2002 году, исходя из этих заверений, заявитель в письменной форме признал себя виновным в совершении преступлений, указанных в ордере на арест, и был осужден в соответствии с предъявленными обвинениями. Заявитель отказался от права на обжалование, и приговор вступил в силу в тот же день. Впоследствии руководитель прокуратуры отказался утвердить передачу в соответствии со статьей 11 Конвенции о передаче и предложил взамен передачу на основании статьи 10, руководствуясь государственной практикой в отношении Нидерландов. Прокурор, давший заверения заявителю, утверждал, что он не сознавал различий между статьями 10 и 11 * Конвенции о передаче и исходил из того, что заявителю будет позволено отбывать свое наказание на родине. Соответственно, руководитель прокуратуры заключил, что заявитель не может утверждать, что ему была гарантирована передача в соответствии со статьей 11. Заявитель безуспешно обращался в апелляционный суд и Федеральный конституционный суд. В 2003 году он был передан голландским властям в соответствии со статьей 10 Конвенции о передаче и отбыл остаток срока наказания в голландской тюрьме.
———————————
* Статьи 10 и 11 предусматривают различные способы отбывания наказания в государстве, в которое передается осужденное лицо. Согласно статье 10 осужденный продолжает отбывать наказание, назначенное государством, вынесшим приговор. Согласно статье 11 он отбывает наказание, конвертированное в соответствии с процедурами, применимыми в государстве, в которое он передан (прим. переводчика).

Вопросы права

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. (a) Вопрос о применимости к делу положений статьи 6 Конвенции. С технической точки зрения обвинительный приговор заявителя вступил в силу в 2002 году, когда он отказался от своего права на обжалование. Однако при конкретных обстоятельствах настоящего дела следует учесть, что разбирательство относительно передачи заявителя весьма тесно связано с уголовным делом и окончательным назначением наказания. Хотя германский суд назначил уголовное наказание, оно не могло рассматриваться как окончательное с учетом возможности конвертации наказаний после передачи заявителя в страну происхождения. Поэтому было бы слишком формально ограничивать объем применения статьи 6 Конвенции в ее уголовно-правовом аспекте разбирательством, имевшим место до вынесения приговора в 2002 году. Европейский Суд сознает тот факт, что решение министерства юстиции по запросу о передаче не зависело исключительно от рекомендаций прокурора и соображений по поводу исполнения приговора, но также от факторов внешней политики, которая относилась к сфере публичного права. Таким образом, допустимо не подвергать решение в этой части судебной проверке. Соответственно, Европейский Суд ранее указывал, что пункт 1 статьи 6 Конвенции неприменим к разбирательствам, регулируемым Конвенцией о передаче. Однако в указанных делах Конвенция о передаче не оказывала перспективного влияния на ход судебного разбирательства и назначение наказания, поскольку прокуратура не давала заверений до уголовного разбирательства или в его процессе. Отсюда следует, что пункт 1 статьи 6 Конвенции в ее уголовно-правовом аспекте при конкретных обстоятельствах настоящего дела применим к разбирательству о передаче заявителя, поскольку оно связано с заверениями прокуратуры в период уголовного разбирательства.
(b) Вопрос о соблюдении права на доступ к суду. Германские суды не рассматривали по существу жалобу заявителя на отказ в возбуждении разбирательства о передаче в соответствии со статьей 11 Конвенции о передаче. Жалоба заявителя должна быть рассмотрена прежде всего с точки зрения его права на доступ к суду. Стороны не пришли к согласию относительно того, располагал ли заявитель эффективным средством правовой защиты, которое позволило бы ему оспорить отказ в возбуждении разбирательства о передаче в соответствии со статьей 11 Конвенции о передаче. Государство-ответчик не указало точно какое-либо из таких средств правовой защиты. Ни государство-ответчик, ни Федеральный конституционный суд не сослались на прецедентную практику в этом отношении. В своем решении по жалобе заявителя Федеральный конституционный суд признал, что возможность обжалования решения министерства юстиции являлась спорной. Кроме того, заявитель подал жалобу в апелляционный суд, который признал ее неприемлемой. Соответственно, при конкретных обстоятельствах настоящего дела не установлено, что имелась возможность предъявления требования о проверке законности отказа в возбуждении разбирательства о передаче в соответствии с полученными заверениями. Следовательно, заявителю было отказано в праве на доступ к суду в отношении той части решения по ходатайству о передаче, которая не затрагивала соображения публичной политики.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

Компенсация

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю 5 000 евро в качестве компенсации причиненного морального вреда.
(См. также Постановление Европейского Суда от 1 апреля 2010 г. по делу "Смит против Германии" (Smith v. Germany), жалоба N 27801/05.)