Конкурсный управляющий не доказал цель совершения сделок как причинение вреда имущественным правам кредиторов, спорные договоры поручительства и залога изначально не являлись убыточными для должника, следовательно, в удовлетворении требования о признании договора поручительства, договоров залога недействительными отказано правомерно

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.05.2012 N 17АП-5566/2011-ГК по делу N А60-37155/2010

Дело N А60-37155/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 24 апреля 2012 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 02 мая 2012 года.
Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Нилоговой Т.С.,
судей Снегура А.А.,
Мармазовой С.И.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Косенко А.В.,
при участии:
от заявителя жалобы — внешнего управляющего должника (общества с ограниченной ответственностью "Уральский завод энергомашиностроения") Чакрова О.А.: Пархоменко А.В., доверенность от 10.04.2012, паспорт,
от лица, в отношении которого совершены оспариваемые сделки (открытого акционерного общества "Альфа-Банк"): Болоцких А.А., доверенность от 07.09.2011, паспорт,
от кредитора (общества с ограниченной ответственностью "Спектр): Кобяков С.А., доверенность от 20.01.2012, паспорт,
от иных лиц, участвующих в деле, представители не явились,
(лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда),
рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу внешнего управляющего общества с ограниченной ответственностью "Уральский завод энергомашиностроения" Чакрова Олега Алексеевича
на определение Арбитражного суда Свердловской области
от 10 февраля 2012 года
об отказе в признании договора поручительства от 15.12.2009 N 624-П-2, договора залога от 15.12.2009 N 624-З-3 и договора залога от 15.12.2009 N 624-3-4 недействительными,
принятое судьей Сушковой С.А.,
в рамках дела N А60-37155/2010
о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью "Уральский завод энергомашиностроения" (ИНН 6660134675, ОГРН 1026604973757),

установил:

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 09.12.2011 в отношении общества с ограниченной ответственностью "Уральский завод энергомашиностроения" (далее — должник, Общество "Уральский завод машиностроения") введено внешнее управление, внешним управляющим утвержден Чакров О.А.
Внешний управляющий должника Чакров О.А. (далее — заявитель, внешний управляющий) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными договора поручительства от 15.12.2009 N 624-П-2, договора залога от 15.12.2009 N 624-З-3 и договора залога от 15.12.2009 N 624-3-4, заключенных между должником и открытым акционерным обществом "Альфа-Банк" (далее — Общество "Альфа-Банк", Банк). Требования внешнего управляющего были основаны на п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве).
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 10.02.2012 (резолютивная часть определения объявлена 07.02.2012) в удовлетворении требований внешнему управляющему отказано.
Не согласившись с вынесенным определением, внешний управляющий обратился с апелляционной жалобой, в которой просит указанный судебный акт отменить, принять новый об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.
В апелляционной жалобе, с учетом письменных пояснений к ней, ее заявитель ссылается на наличие и доказанность признаков для признания оспариваемых сделок недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, а именно, считает доказанными: факт неплатежеспособности должника в момент совершения оспариваемых сделок, направленность сделок на причинение имущественного вреда кредиторам, факт причинения вреда имущественным правам кредиторов, факт совершения сделок в интересах заинтересованного лица — выгодоприобретателя, а также информированность Общества "Альфа-Банк" при заключении оспариваемых договоров поручительства и залога о признаках неплатежеспособности должника.
До начала судебного разбирательства от Общества "Альфа-Банк" поступил письменный отзыв на апелляционную жалобу, согласно которому позицию апеллятора считает необоснованной, обжалуемое определение — законным.
В судебном заседании представитель внешнего управляющего доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, на отмене обжалуемого определения настаивал.
По ходатайству представителя внешнего управляющего к материалам дела приобщена копия определения Арбитражного суда Свердловской области от 10.05.2011 по настоящему делу о включении требования Банка в реестр требований кредиторов должника.
Представитель Общества "Альфа-Банк" по мотивам, изложенным в письменном отзыве, против удовлетворения апелляционной жалобы возражал.
Представитель кредитора — общества с ограниченной ответственностью "Спектр" поддержал позицию представителя внешнего управляющего.
Все лица, участвующие в деле и не явившиеся в заседание суда апелляционной инстанции, уведомлены о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы надлежащим образом. В силу ст. 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) неявка лиц не является препятствием для рассмотрения апелляционной жалобы в их отсутствие.
Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в соответствии со ст. 266, 268 АПК РФ.
Как следует из материалов дела, в обеспечение обязательств по заключенному между обществом с ограниченной ответственностью "Теплоэнергосервис-ЭК" (далее — Общество "Теплоэнергосервис-ЭК") и Обществом "Альфа-Банк" договору о предоставлении кредита от 15.12.2009 N 624, между Обществом "Альфа-Банк" и должником были заключены следующие договоры: договор поручительства от 15.12.2009 N 624-П-2, договор о залоге от 15.12.2009 N 624-З-3 (с оставлением заложенного имущества у залогодателя) и договор о залоге (товаров в обороте и переработке) от 15.12.2009 N 624-З-4.
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 18.10.2010 по настоящему делу было принято к производству заявление кредитора о признании Общества "Уральский завод энергомашиностроения" несостоятельным (банкротом), возбуждено производство по делу.
Определением суда от 16.02.2011 в отношении должника введена процедура наблюдения.
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 09.12.2011 в отношении Общества "Уральский завод энергомашиностроения" введена процедура внешнего управления, внешним управляющим утвержден Чакров О.А.
Полагая, что указанные выше договоры поручительства и залога являются недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, внешний управляющий обратился в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Общества "Уральский завод энергомашиностроения" в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Рассмотрев спор, арбитражный суд первой инстанции не усмотрел оснований для признания спорных сделок недействительными по указанным внешним управляющим основаниям.
Данные выводы суда являются правильными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и нормам действующего законодательства.
Согласно ч. 1 ст. 99 Закона о банкротстве внешний управляющий имеет право предъявлять в арбитражный суд от имени должника требования о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований Закона о банкротстве.
Согласно ст. 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.
Заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника (ст. 61.8 Закона о банкротстве).
В силу п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
При наличии указанных в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве условий информированность другой стороны сделки о преследуемой должником цели и намерение со стороны должника причинить вред имущественным правам кредиторов предполагаются.
В соответствии с разъяснениями, данными в п.п. 5-7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Постановление Пленума ВАС РФ N 63), в силу указанной выше нормы права для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
Цель причинения вреда имущественным правам кредитов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами 2-5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (п.п. 5 и 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).
Как правомерно установлено судом, подтверждается материалами дела и не оспаривается участвующими в деле лицами, Общество "Уральский завод энергомашиностроения" на момент совершения спорных сделок отвечало признаку неплатежеспособности и недостаточности имущества.
Между тем, как верно указал суд, в нарушение ст. 65 АПК РФ внешним управляющим в данном случае не доказаны условия для установления цели причинения имущественного вреда кредиторам оспариваемыми сделками.
В обоснование такого признака как наличие у сделок цели причинения вреда имущественным правам кредиторов и факта информированности Банка именно о такой цели сделок внешний управляющий, помимо доводов о неплатежеспособности, ссылался на то, что спорные договоры поручения и залога являются безвозмездными и что представитель Общества "Альфа-Банк" Нарожный Д.С. одновременно являлся членом совета директоров должника и заемщика — Общества "Теплоэнергосервис-ЭК", следовательно, Банк получал информацию о финансовом состоянии Общества "Уральский завод энергомашиностроения" и знал об указанной цели сделки (заявление — л.д. 5-9, письменные пояснения к заявлению — л.д. 94-95). Помимо этого внешний управляющий в судебном заседании указывал на то, что у ответчика (Банка) имеется статус заинтересованного лица, поскольку работник Банка Нарожный Д.С. являлся членом совета директоров должника.
Рассмотрев данные доводы, арбитражный суд правомерно отметил, что в силу норм действующего гражданского законодательства договор поручительства и договор залога предполагаются безвозмездными, то есть без встречного предоставления поручителю (залогодателю) за исполнение его обязанностей со стороны лица, за которое поручитель (залогодатель) обязался.
Выводы суда являются верным, поскольку гарантией защиты прав поручителя служат положения п. 1 ст. 365 ГК РФ, в соответствии с которой к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Кроме того, в абз. 6 п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 также указано на то, что договоры поручительства и залога обычно не предусматривают встречное исполнение, в связи с чем, такие сделки не могут быть оспорены по основаниям п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
При этом доказательства того, что у должника, как поручителя и залогодателя, в случае обращения взыскания на заложенное имущество и взыскания задолженности по кредиту не будет возможности реализовать свои права в порядке ст. 365 ГК РФ при предъявлении регрессного требования к основному должнику, в материалах дела отсутствуют и внешним управляющим не представлены (ст. 65 АПК РФ).
В отношении условия о заинтересованности Общества "Альфа-Банк" суд правомерно руководствовался следующим.
Согласно п. 2 ст. 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику-юридическому лицу признаются:
— руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве;
— лица, признаваемые заинтересованными в совершении должником сделок в соответствии с гражданским законодательством о соответствующих видах юридических лиц.
В силу п. 1 ст. 45 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" сделки (в том числе заем, кредит, залог, поручительство), в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, члена коллегиального исполнительного органа общества или заинтересованность участника общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами двадцать и более процентов голосов от общего числа голосов участников общества, а также лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания, совершаются обществом в соответствии с положениями настоящей статьи.
Указанные лица признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица.
На основании приведенных норм права судом сделан обоснованный вывод о том, что заинтересованным лицом в данном случае мог являться Нарожный Д.С., а не Общество "Альфа-Банк", вместе с тем, оспариваемые сделки совершены не с участием Нарожного Д.С., а Банка.
Данные выводы суда также являются правильными, в связи с чем аналогичные доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению.
Ссылка представителя внешнего управляющего на то обстоятельство, что в судебном заседании внешний управляющий указывал на факт вхождения должника и основного заемщика в одну группу лиц и что арбитражный суд первой инстанции должен был самостоятельно установить такой признак недействительности оспариваемых сделок, как факт их совершения в интересах выгодоприобретателя, являющегося заинтересованным лицом по отношению к должнику, судом апелляционной инстанции не может быть принята во внимание.
В силу ч. 1 ст. 65 АПК РФ в том числе, с учетом разъяснений, содержащихся в п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ N 63, бремя доказывания оснований для признания сделки недействительной лежит на лице, оспаривающем сделку, т.е. на внешнем управляющем.
Следовательно, именно внешний управляющий обязан с правовой и документальной точек зрения доказать, что наличие совокупности всех обстоятельств, в том числе установленных абз. 2 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
В рассматриваемой ситуации ни в заявлении, ни в письменных пояснениях, ни в устном выступлении внешний управляющий не мотивировал, почему оспариваемые сделки следует считать заключенными с заинтересованным лицом, в качестве которого следует признать основного заемщика — Общество "Теплоэнергосервис-ЭК".
Признается несостоятельной ссылка представителя апеллятора на то, что согласно п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 именно суд должен был проверить и установить наличие всех признаков недействительности оспариваемых сделок.
В абз. 4 п. 6 названного Постановления Пленума ВАС РФ действительно содержится указание на то, что судам, в случае оспаривания подозрительных сделок, следует проверять наличие обоих оснований, установленных как п. 1, так и п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Вместе с тем, данное указание, с учетом принципов равноправия сторон и состязательности сторон в арбитражном процессе (ст. 8, 9 АПК РФ), не следует понимать, как обязанность суда самостоятельно выявлять из представленных сторонами документов наличие всех возможных обстоятельств, предусмотренных положениями п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, поскольку суд рассматривает возникший спор с учетом предмета и оснований заявленных требований.
В силу ч. 7 ст. 268 АПК РФ новые требования, которые не были предметом рассмотрения в арбитражном суде первой инстанции (а в данном случае новые фактические обстоятельства, о которых не было заявлено в суде первой инстанции), не принимаются и не рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции.
Таким образом, в суде первой инстанции внешним управляющие не была доказана совокупность обстоятельства (наличие неплатежеспособности должника плюс одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами 2-5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве), исходя из которой можно установить предполагаемую цель оспариваемых сделок.
Поскольку внешним управляющим не была доказана цель совершения сделок как причинение вреда имущественным правам кредиторов, то судом на основании абз. 4 п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 правильно отказано в удовлетворении заявления о признании недействительными договоров поручительства и залога.
Исследуя вопрос об осведомленности Общества "Альфа-Банк" о неплатежеспособности должника и намерении как Банка, так и должника при совершении должником оспариваемых сделок причинить именно вред имущественным правам кредиторов Общества "Уральский завод машиностроения", суд первой инстанции верно установил отсутствие в деле доказательств того, что стороны оспариваемых сделок преследовали такую цель и что Банк знал или должен был знать о цели должника причинить вред имущественным правам кредиторов при совершения сделок.
Сопоставив кредитные обязательства основного заемщика с данными бухгалтерского баланса должника по состоянию на 30.09.2009, суд обоснованно счел, что спорные договоры поручительства и залога изначально не являлись убыточными для должника.
Кроме того, проанализировав представленные Банком документы, в том числе справку, выданную должником, с информацией о том, что по состоянию на 01.01.2010 у него отсутствуют картотеки по расчетным счетам и просроченная задолженность перед работниками по заработной плате, судебные иски, неликвидные запасы готовой продукции, а также письма других кредитных организаций, направленные должнику, содержащие сведения о том, что картотека к расчетному счету составляла сумму 888 руб. 50 коп. и что кредитная история отсутствует, а также письма об отсутствии ссудной задолженности на дату заключения оспариваемых сделок и бухгалтерский баланс должника по состоянию на 30.09.2009 (л.д. 159-172, 72-73), суд обоснованно счел, что Обществом "Альфа-Банк" предприняты все зависящие от него меры по выяснению имущественного положения должника. А учитывая, что оспариваемые сделки изначально не были для должника убыточными, то следует признать, что злонамеренных целей на причинение вреда кредиторам ни Банка, ни у должника не имелось.
В нарушение ст. 65 АПК РФ иное суду не доказано.
На основании изложенного суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что отсутствие доказательств наличия при заключении оспариваемой сделки цели причинения вреда имущественным интересам кредиторов исключает возможность признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Соответствующие доводы апелляционной жалобы отклоняются как противоречащие фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательства.
Ссылка представителя заявителя жалобы на то, что у должника имелась задолженность перед бюджетом в размере 1 300 руб., состоящая в картотеке N 2 (л.д. 173), не может быть принята во внимание, как основание для отмены судебного акта, поскольку как указано выше, для установления наличия цели сделки не достаточно доказать факт неплатежеспособности должника на момент совершения оспариваемых сделок.
Изложенный в жалобе довод о наличии в оспариваемых сделках признака, предусмотренного абз. 3 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, а именно о том, что стоимость принятых должником на себя обязательств по договору поручительства составляет более 20 процентов от балансовой стоимости активов должника, судом апелляционной инстанции отклоняется.
Как указывалось ранее, в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ N 63, для признания недействительной сделки по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех обстоятельств, в том числе установленных абз. 3 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Согласно ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основании своих требований и возражений.
Соответствующие доводы внешним управляющим в суде первой инстанции не заявлялись и на данное обстоятельство не указывалось, в силу ч. 7 ст. 268 АПК РФ новые обстоятельства о превышении стоимости принятых на себя обязательств 20% от балансовой стоимости активов должника не принимаются и не рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции.
Иные доводы апелляционной жалобы не содержат фактов, которые не были бы проверены и не оценены судом первой инстанции при рассмотрении дела, имели бы юридическое значение и влияли на законность и обоснованность обжалуемого судебного акта.
Суд апелляционной инстанции считает необходимым также отметить, что в рассматриваемой ситуации существенными являются обстоятельства заключения кредитного договора и соответствующих обеспечительных сделок.
Из материалов дела усматривается, что изначально кредитные обязательства Общества "Теплоэнергосервис-ЭК" возникли на основании договора об открытии кредитной линии от 06.08.2008 N 568, исполнение обязательств по которому обеспечивалось поручительством, представленным Обществом "Уральский завод машиностроения" (л.д. 102-118). Второй кредит по договору от 15.12.2009 N 624 был выдан в целях рефинансирования задолженности по кредитному договору от 06.08.2008 N 568. Следовательно, договоры поручительства и залога также подчинены целям рефинансирования ранее возникшей кредитной задолженности.
При этом, именно задолженность по первоначальному кредиту числилась у должника, как поручителя, в картотеке N 2 в составе общей задолженности в размере 283 219 тыс. руб. Фактически в картотеке Общества "Уральский завод машиностроения" числилась единственная реальная задолженность в размере 1 300 тыс. руб. (л.д. 208-209), о которой Общество "Альфа-Банк" знало и учитывало при анализе финансового состояния потенциального поручителя и залогодателя.
После рефинансирования кредитной задолженности по договору 2008 года по итогам финансового 2009 года Общество "Уральский завод машиностроения" получило чистую прибыль в размере 7 млн. руб., а также увеличило свои активы по основным средствам и ряду позиций оборотных активов (л.д. 74-75, 76).
Таким образом, исходя из бухгалтерского баланса должника по состоянию на 30.09.2009 и справок, предоставленных должником и иными банками, Общество "Альфа-Банк" правильно усмотрело, что Общество "Уральский завод машиностроения" вело нормальную текущую финансово-хозяйственную деятельность производственного предприятия, что и подтвердили годовые итоги бухгалтерского баланса должника за 2009 год.
С учетом изложенного, определение суда первой инстанции отмене, а апелляционная жалоба — удовлетворению не подлежат, поскольку судом первой инстанции обоснованно отказано в признании договоров поручительства и залога недействительными по заявленным внешним управляющим основаниям и указанным им обстоятельствам.
Руководствуясь ст. 176, 258, 266, 268, 269, 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Свердловской области от 10 февраля 2012 года по делу N А60-37155/2010 оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий месяца со дня его принятия, через Арбитражный суд Свердловской области.

Председательствующий Т.С.НИЛОГОВА

Судьи А.А.СНЕГУР С.И.МАРМАЗОВА