Поскольку на момент рассмотрения спора судом апелляционной инстанции трехмесячный срок давности привлечения учреждения к административной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ, истек, оснований для удовлетворения требований о привлечении к административной ответственности не имеется

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.11.2010 N 17АП-9999/2010-АК по делу N А60-22499/2010

Дело N А60-22499/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 08 ноября 2010 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 11 ноября 2010 года.
Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Осиповой С.П.,
судей Варакса Н.В., Риб Л.Х.
при ведении протокола судебного заседания секретарем Беляковой М.В.
при участии:
от заявителя Прокурора Тугулымского района Свердловской области: не явились;
от заинтересованного лица МУЗ "Тугулымская центральная районная больница": не явились;
лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда
рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу заявителя Прокурора Тугулымского района Свердловской области
на решение Арбитражного суда Свердловской области
от 27 июля 2010 года
по делу N А60-22499/2010,
принятое судьей Киселевым Ю.К.
по заявлению Прокурора Тугулымского района Свердловской области
к МУЗ "Тугулымская центральная районная больница"
о привлечении к административной ответственности,

установил:

Прокурор Тугулымского района Свердловской области (далее — заявитель, прокурор) обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о привлечении Муниципального учреждения здравоохранения "Тугулымская центральная районная больница" (далее — заинтересованное лицо, учреждение) к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).
Решением Арбитражного суда Свердловской области от 27 июля 2010 года в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с принятым решением, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на доказанность в действиях учреждения состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ. Указывает на то, что срок давности привлечения к административной ответственности, предусмотренный ст. 4.5 КоАП РФ, не истек, поскольку правонарушение было выявлено в ходе проверки, проведенной 04.05.2010.
Заинтересованное лицо с доводами апелляционной жалобы не согласно по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу, просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения. В отзыве ссылается на то, что справки допуска к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами хранились в медицинских картах работников; договор с Рыжковой О.А. был заключен еще в 2002 году и содержал требуемое соглашение о взаимных обязательствах, а новый трудовой договор от 06.03.2008 следует считать дополнением к трудовому договору 2002 года, так как Рыжкова не увольнялась.
Стороны, надлежащим образом уведомленные о времени и месте судебного разбирательства, в суд апелляционной инстанции своих представителей не направили, что в порядке п. 3 ст. 156 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.
Законность и обоснованность судебного акта проверены арбитражным апелляционным судом в порядке, предусмотренном статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, Прокуратурой Тугулымского района Свердловской области 04.05.2010 проведена проверка по соблюдению МУП "Тугулымская центральная районная больница" лицензионных требований при осуществлении деятельности в сфере легального оборота наркотических средств, психотропных, сильнодействующих веществ и прекурсоров.
По результатам проверки составлена справка от 04.05.2010 (л.д. 16-17) и вынесено постановление от 17.06.2010 о возбуждении дела об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ч. 4 ст. 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (л.д. 11-14).
Заявление о привлечении учреждения к административной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией) на основании ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ вместе с материалами проверки направлено прокурором в арбитражный суд.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что прокурором не доказано событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ, а также истек срок давности привлечения к административной ответственности.
Оценив все имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности в порядке ст. 71 АПК РФ, проанализировав нормы материального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.
Частью 4 ст. 14.1 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией). Понятие грубого нарушения устанавливается Правительством Российской Федерации в отношении конкретного лицензируемого вида деятельности.
Согласно ст. 2 Федерального закона от 08.08.2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее — Закон о лицензировании) лицензионные требования и условия — это совокупность установленных положениями о лицензировании конкретных видов деятельности требований и условий, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.
В соответствии с пп. 54 п. 1 ст. 17 Закона о лицензировании деятельность, связанная с оборотом наркотических средств и психотропных веществ (разработка, производство, изготовление, переработка, хранение, перевозки, отпуск, реализация, распределение, приобретение, использование, уничтожение), внесенных в Список III в соответствии с Федеральным законом от 08.01.1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" (далее — Закон о наркотических средствах и психотропных веществах), подлежит лицензированию.
На основании п. 6 Положения о лицензировании деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.11.2006 г. N 648 (далее — Положение), под грубым нарушением понимается невыполнение лицензиатом требований и условий, предусмотренных подпунктами "а"-"м", "о" и "п" п. 5 названного Положения.
Подпунктом "б" п. 5 Положения определено, что лицензионными требованиями и условиями при осуществлении деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, являются: соблюдение соискателем лицензии (лицензиатом), осуществляющим деятельность, связанную с оборотом психотропных веществ, требований статьи 10 Закона о наркотических средствах и психотропных веществах.
Пунктом 3 статьи 10 Закона о наркотических средствах и психотропных веществах предусмотрено, что юридическое лицо может осуществлять деятельность, связанную с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, при наличии справок, выданных учреждениями государственной или муниципальной системы здравоохранения, об отсутствии у работников, которые в силу своих служебных обязанностей получат доступ непосредственно к наркотическим средствам и психотропным веществам, заболеваний наркоманией, токсикоманией, хроническим алкоголизмом, а также об отсутствии среди указанных работников лиц, признанных непригодными к осуществлению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источниками повышенной опасности, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
Согласно подпункту "л" пункта 5 Положения о лицензировании к лицензионным требованиям и условиям относится соблюдение соискателем лицензии (лицензиатом), осуществляющим деятельность, связанную с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, требований по допуску лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами, установленных Правительством Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 3 Правил допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.08.1998 г. N 892, допуск лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами предусматривает ознакомление этих лиц с законодательством Российской Федерации о наркотических средствах и психотропных веществах, а также включение в трудовой договор (контракт) взаимных обязательств администрации организации и лиц, связанных с оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что учреждение имеет лицензию от 25.01.2007 N 66-06-000001 на осуществление деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в Список II и от 25.01.2007 N 66-07-000001 на осуществление деятельности, связанной с оборотом психотропных веществ, внесенных в Список III (л.д. 18-21).
В ходе проверки прокурором установлено, что учреждением не соблюдаются требования Правил, в частности, заключенный с Рыжковой О.А. трудовой договор от 06.03.2008 N 41 не содержит необходимых условий о взаимных обязательствах.
Суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности события вменяемого обществу административного правонарушения, поскольку дополнительное соглашение о взаимных обязательствах администрации и работника, связанных с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, было заключено между учреждением и Рыжковой О.А. к трудовому договору от 22.07.2002, трудовые отношения с Рыжковой не прерывались, таким образом, не имеется оснований считать данное дополнительное соглашение утратившим силу.
Оценив представленные в материалах дела доказательства в их совокупности по правилам, установленным ст. 71 АПК РФ, суд апелляционной инстанции не согласен с соответствующим выводом суда первой инстанции и полагает, что наличие в действиях учреждения объективной стороны состава вменяемого административного правонарушения по данному нарушению полностью подтверждено материалами дела.
Из содержания трудового договора N 41, заключенного с Рыжковой О.А. 22.07.2008 на неопределенный срок, следует, что в нем не содержится необходимых условий о взаимных обязательствах.
Согласно ст. 61 Трудового кодекса РФ трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя.
Таким образом, сам факт заключения нового трудового договора с работником влечет обязанность по согласованию взаимных обязательств, связанных с оборотом наркотических средств, независимо от наличия предыдущих трудовых отношений, а также объема должностных обязанностей. Что касается возражений заявителя апелляционной жалобы о неправомерной оценке судом 1 инстанции трудового договора от 22.07.2002 и дополнительного соглашения о взаимных обязательствах администрации и работника, связанных с оборотом наркотических средств и психотропных веществ от 22.07.2002, как действующих, то они, по мнению апелляционного суда, обоснованны, однако отмену судебного акта не влекут.
Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что, поскольку срок давности привлечения к административной ответственности следует исчислять с момента совершения административного правонарушения, а из постановления от 17.06.2010 о возбуждении дела об административном правонарушении следует, что административное правонарушение в указанной части совершено 06.03.2008 (дата заключения трудового договора N 41), то установленный ст. 4.5 КоАП РФ срок пропущен.
Согласно ч. 1, ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ (в редакции, действующей с 04.05.2010 г.) постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, — по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения, а при длящемся административном правонарушении — со дня его обнаружения.
Закон, увеличивающий срок давности привлечения к административной ответственности, ухудшает положение лица, совершившего административное правонарушение, и в связи с этим в силу части 2 статьи 1.7 КоАП РФ не имеет обратной силы (Информационное письмо от 25.06.2010 N 140 Президиума ВАС РФ).
С учетом этого установленный с 04.05.2010 трехмесячный срок давности привлечения к административной ответственности по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, подлежит применению лишь к административным правонарушениям, совершенным после указанной даты.
Согласно п. 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" при проверке соблюдения давностного срока в целях применения административной ответственности за длящееся правонарушение суду необходимо исходить из того, что днем обнаружения административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол о данном административном правонарушении, выявило факт совершения этого правонарушения. Указанный день определяется исходя из характера конкретного правонарушения, а также обстоятельств его совершения и выявления.
Прокуратурой Тугулымского района Свердловской области установлено, что на момент проверки допущено нарушение требований правил допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами, представляющее собой длительное непрекращающееся невыполнение (ненадлежащее выполнение) предусмотренных законом обязанностей (п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005 г. N 5), т.е. указанное нарушение носит длящийся характер, а потому срок давности привлечения к ответственности надлежит исчислять с даты его обнаружения.
Из содержания имеющихся в материалах дела документов следует, что вменяемое учреждению административное правонарушение обнаружено 04.05.2010 (справка о результатах проверки — л.д. 16-17), следовательно, последним днем окончания срока давности для привлечения учреждения к административной ответственности, с учетом его совершения после 04.05.2010 г., является 04.08.2010.
Таким образом, предусмотренный ст. 4.5 КоАП РФ трехмесячный срок давности привлечения общества к административной ответственности на момент рассмотрения спора судом первой инстанции (27.07.2010) не истек. Вывод суда первой инстанции о пропуске срока привлечения учреждения к административной ответственности на день рассмотрения настоящего дела в суде 1 инстанции является не верным, поскольку соответствующее соглашение о взаимных обязательствах должно быть заключено между администрацией и работником при решении вопроса о допуске лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами.
Однако на момент рассмотрения спора судом апелляционной инстанции предусмотренный ст. 4.5 Кодекса трехмесячный срок давности привлечения учреждения к административной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 14.1 Кодекса, истек, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.
В ходе проверки прокурором также установлено, что учреждением не соблюдается требование пункта 7 Правил, а именно: учреждением подписываются трудовые договоры без письменного заключения о возможности допуска лица к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами; не производится ознакомление лиц, допускаемых к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами, с законодательством Российской Федерации о наркотических средствах и психотропных веществах.
Суд апелляционной инстанции исходит из того, что апелляционная жалоба прокуратуры доводов в указанной части не содержит, выводы суда первой инстанции не опровергнуты, каких-либо доказательств указанных выше обстоятельств прокурором не представлено, конкретные работники, с которыми учреждение заключало такие договоры, прокурором не указаны, к трудовым договорам с Алимовым от 28.03.2007 N 99 и Тютюниной от 09.04.2007 N 106 имеются дополнительные соглашения, содержащие (п. 3.8) отметки об ознакомлении сотрудников с соответствующими нормативными правовыми актами.
Суд апелляционной инстанции согласен также с выводами арбитражного суда в той части, что нарушение, связанное с отсутствием у работников, имеющих доступ непосредственно к наркотическим средствам и психотропным веществам, справок об отсутствии заболеваний наркоманией, токсикоманией, хроническим алкоголизмом, а также об отсутствии непригодности к осуществлению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источниками повышенной опасности, является недоказанным.
Согласно части 5 статьи 205 АПК РФ по делам о привлечении к административной ответственности бремя доказывания обстоятельств, положенных в основу составления протокола (постановления) об административном правонарушении, лежит на том лице или органе, которые данный протокол (постановление) составили. На них же лежит обязанность представления всех необходимых доказательств.
Достаточных доказательств, свидетельствующих о нарушении учреждением п. 3 ст. 10 Федерального закона от 08.01.1998 N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" суду не представлено, конкретные работники прокурором не указаны.
Таким образом, вывод суда первой инстанции о недоказанности события административного правонарушения в указанной части, является правомерным.
При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы у суда апелляционной инстанции не имеется.
Руководствуясь статьями 176, 258, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 27 июля 2010 года по делу N А60-22499/2010 оставить без изменения, а апелляционную жалобу Прокурора Тугулымского района Свердловской области — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Свердловской области.
Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.

Председательствующий С.П.ОСИПОВА

Судьи Н.В.ВАРАКСА Л.Х.РИБ