Факт неподписания учредителем протокола общего собрания общества с ограниченной ответственностью не свидетельствует об его фактическом отсутствии на собрании

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.06.2007 N 17АП-3627/2007-ГК по делу N А71-605/2007-Г8

от 13 июня 2007 г.
Дело N А71-605/2007-Г8 17АП-3627/2007-ГК
(извлечение)

Апелляционный суд, рассмотрев в заседании апелляционную жалобу К. на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 4 апреля 2007 г. по делу N А71-605/2006-Г8 о признании недействительным протокола N 1 внеочередного общего собрания участников общества от 02.01.2007,

УСТАНОВИЛ:

К. обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Т" (ООО "Т") о признании протокола внеочередного общего собрания участников общества от 02.01.2007 N 1 недействительным (л.д. 5-6).
Кроме того, истец просит взыскать с ответчика судебные издержки, связанные с оплатой услуг представителя, в размере 5000 руб. (л.д. 70).
Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 4 апреля 2007 г. в удовлетворении исковых требований отказано. Взыскано с К. в пользу ООО "Т" 10000 руб. расходов на услуги представителя (л.д. 124-129).
Истец с решением суда от 04.04.2007 не согласен по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе, просит решение суда отменить, исковые требования удовлетворить. Ответчик, извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, явку представителя не обеспечил, представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке, предусмотренном ст. 266 АПК РФ, не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.
Как установлено из материалов дела, общество с ограниченной ответственностью "Т", учрежденное физическими лицами А., П., И., зарегистрировано администрацией Ленинского района г. Ижевска Удмуртской Республики 12.05.2000 за N 97 (л.д. 61). Уставный капитал общества составляет 12000 руб. Согласно учредительным документам доли в уставном капитале на момент регистрации общества (12.05.2000) распределены следующим образом: А.- 4000 руб., или 33,33%, П. — 4000 руб., или 33,33%, И. — 4000 руб., или 33,33% (учредительный договор, устав л.д. 57-60, 61-65, 66).
Согласно уставу общества органами управления являются общее собрание участников и генеральный директор общества (п. 18.1).
Протоколом б/н от 19.12.2005 внеочередного общего собрания участников К. назначен на должность единоличного исполнительного органа ООО "Т" (л.д. 34-35).
Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц от 30.01.2007 учредителями ООО "Т" являются Г., К., И. (л.д. 21).
02.01.2007 проведено внеочередное общее собрание участников ООО "Т" с повесткой дня: отчет генерального директора о работе общества за период с 23.12.2005 по 18.11.2006; рассмотрение и утверждение итогов работы общества за период с 23.12.2005 по 18.11.2006, рассмотрение вопроса о привлечении генерального директора ООО "Т" к дисциплинарной ответственности в случае признания итогов работы общества за указанный период неудовлетворительными. Из представленного протокола следует, что на собрании присутствуют участники: И. с 33,33% от уставного капитала, Г. с 33,33% от уставного капитала, К. с 33,33% от уставного капитала (л.д. 16-18).
По результатам внеочередного собрания принято решение не утверждать итоги работы ООО "Т" за период с 23.12.2005 по 18.11.2006 ввиду признания их неудовлетворительными; досрочно прекратить полномочия К. на посту единоличного исполнительного органа ООО "Т".
Как следует из искового заявления, К. обжаловал принятое решение в судебном порядке, указал, что полномочия генерального директора были прекращены незаконным способом. И. не имел право голоса, так как свою долю продал К., истец, имеющий долю в уставном капитале 66,66%, во внеочередном собрании участия не принимал, в связи с чем просит протокол собрания признать недействительным ввиду нарушения ст. 35 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Решением суда от 04.04.2007 доводы истца признаны неправомерными. Суд указал, что по договору купли-продажи от 02.02.2006 И. К. была продана часть доли в уставном капитале в размере 33,33%, собрание 02.01.2007 проведено в соответствии с требованиями ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью". Выводы суда являются правильными.
В соответствии со ст. 43 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований законодательства или устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения.
В силу п. 2 ст. 35 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" внеочередное общее собрание участников общества созывается исполнительным органом общества по его инициативе, по требованию совета директоров (наблюдательного совета) общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора, а также участников общества, обладающих в совокупности не менее чем одной десятой от общего числа голосов участников общества.
Исполнительный орган общества обязан в течение пяти дней с даты получения требования о проведении внеочередного общего собрания участников общества рассмотреть данное требование и принять решение о проведении внеочередного общего собрания участников общества или об отказе в его проведении.
В случае если в течение установленного ФЗ срока не принято решение о проведении внеочередного общего собрания участников общества или принято решение об отказе в его проведении, внеочередное общее собрание участников общества может быть созвано органами или лицами, требующими его проведения (п. 4 ст. 35 ФЗ).
18.11.2006 участник общества И. направил требование о проведении внеочередного общего собрания участников общества ООО "Т", которое получено генеральным директором 18.11.2006, о чем имеется подпись К. (л.д. 83).
В связи с непринятием в пятидневный срок исполнительным органом ООО "Т" решения о проведении или об отказе проведения собрания, И. в соответствии с п. 4 ст. 35 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" самостоятельно созвал внеочередное общее собрание участников ООО "Т", направив К., Г. уведомления от 24.11.2006 (л.д. 82, 84-86).
Согласно пп. 1, 2 ст. 36 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", устанавливающей порядок созыва общего собрания участников общества, орган или лица, созывающие общее собрание участников общества, обязаны не позднее чем за тридцать дней до его проведения уведомить об этом каждого участника общества заказным письмом по адресу, указанному в списке участников общества, или иным способом, предусмотренным уставом общества.
В уведомлении должны быть указаны время и место проведения общего собрания участников общества, а также предлагаемая повестка дня. Любой участник общества вправе вносить предложения о включении в повестку дня общего собрания участников общества дополнительных вопросов не позднее чем за пятнадцать дней до его проведения.
В п. 5 ст. 36 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" определено, что в случае нарушения установленного настоящей статьей порядка созыва общего собрания участников общества такое общее собрание признается правомочным, если в нем участвуют все участники общества.
Уведомления от 24.11.2006 соответствуют требованиям ст. 36 вышеуказанного Федерального закона.
Согласно выписке из журнала регистрации прибывших на внеочередное собрание участников общества 02.01.2007 установлено, что в собрании приняли все участники ООО "Т" (л.д. 80).
С учетом изложенного, довод истца о его отсутствии на собрании 02.01.2007 не соответствует материалам дела. Факт неподписания протокола общего собрания от 02.01.2007 не свидетельствует об его фактическом отсутствии на собрании. Кроме того, остальными участниками внеочередного собрания участников общества составлен акт от 02.01.2007, из содержания которого следует, что К. отказался от подписания протокола ввиду с несогласием с принятыми решениями (л.д. 81).
Таким образом, судом первой инстанции сделан правильный вывод о соответствии проведенного собрания от 02.01.2007 ст. 35 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Согласно изменениям устава от 17.01.2006 участнику общества И. принадлежала доля в уставном капитале ООО "Т" в размере 8000 руб., или 66,66% (л.д. 52).
В материалы дела представлен договор от 26.01.2006 об уступке части доли в уставном капитале ООО "Т" между И. (участник) и К. (приобретатель) (л.д. 14). Из условий указанного договора следует, что участник передает, а приобретатель принимает часть принадлежащей участнику доли в уставном капитале ООО "Т", размер уступаемой доли составляет 33,33%, номинальная стоимость доли — 4000 руб. Размер доли И. составляет 66,66% от уставного капитала (пп. 1, 2 договора от 26.01.2006).
Также в материалы дела истцом представлен договор от 02.02.2006 об уступке части доли в уставном капитале ООО "Т" между И. и К. (л.д. 32). Из пунктов 1, 2 указанного договора следует, что И. передает, а К. принимает часть принадлежащей И. доли в уставном капитале в размере 33,33%, номинальная стоимость доли составляет 4000 руб. Размер доли И. составляет 66,66% от уставного капитала (пп. 1, 2 договора от 02.02.2006).
По мнению истца, указанные договоры свидетельствуют об отчуждении И. доли в уставном капитале ООО "Т" в полном объеме, т.е. в размере 66,66%, в связи с чем на момент проведения собрания 02.01.2007 И. не являлся участником общества.
Доводы истца не могут быть признаны судом апелляционной инстанции обоснованными.
Представленные в материалы дела договоры от 26.01.2006, 02.02.2006 являются идентичными по своему содержанию, по обязанностям сторон договоров, по предмету и порядку исполнения, различными являются только даты составления.
В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.
Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.
Судом первой инстанции сделан правомерный вывод, исходя из содержания договора от 02.02.2006, что И. передается только часть доли, в размере 33,33% от уставного капитала. В случае намерения передачи И. К. не части доли в размере 33,33%, а всей в размере 66,66%, то договор от 02.02.2006 не содержал бы сведений о принадлежности И. доли в размере 66,66% (п. 1 договоров от 26.01.2006, от 02.02.2006).
Кроме того, в материалы дела представлены извещения о намерении И. уступить долю в уставном капитале общества от 24.01.2006 и 30.01.2006 (л.д. 108, 111). Указанные уведомления идентичны по содержанию сведений, за исключением даты составления. Истцом представлены уведомления обществом И. об отказе ООО "Т" от покупки доли от 25.01.2006, содержащие одинаковые сведения, из указанных уведомлений нельзя сделать вывод о том, что отказ от 25.01.2006 относится к обеим сделкам от 26.01.2006 и 02.02.2006 (л.д. 107, 112). Таким образом, доказательств того, что общество дважды выразило отказ от приобретения долей по 33,33%, в материалах дела не имеется (ст. 65 АПК РФ).
Заявитель апелляционной жалобы указал, что сделки по уступке прав на долю в уставном капитале ООО "Т" были утверждены протоколами внеочередных собраний участников от 27.01.2006, 02.02.2006.
В соответствии со ст. 12 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в учредительных документах общества должны содержаться сведения о размере и номинальной стоимости доли каждого участника общества.
Внесение изменений в учредительные документы общества подлежат обязательной государственной регистрации в порядке, установленном Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".
Из протокола внеочередного общего собрания участников от 27.01.2006 следует, что участниками собрания рассмотрен и утвержден вопрос о подписании новой редакции учредительного договора в связи с уступкой части доли И. К. (л.д. 15). Указанные изменения в устав общества в установленном порядке зарегистрированы не были.
В то же время в установленном порядке зарегистрированы изменения и дополнения в устав общества, утвержденные протоколом общего собрания участников ООО "Т" от 03.02.2006 (л.д. 43-46). Судом установлено, что п. 7 устава общества подлежит изложению в иной редакции, а именно: в образовании уставного капитала участвуют А., К., И., каждому принадлежит 33,33% доля от уставного капитала ООО "Т".
Из материалов дела видно, что в регистрации изменений и дополнений согласно протоколу внеочередного собрания от 27.01.2006, вносимых в устав общества, сообщением ИФНС по Ленинскому району было отказано ввиду представления неполного комплекта документов (л.д. 101-105). Отказ в регистрации в установленном порядке не обжалован.
Учитывая изложенное в соответствии с положениями ст. 12, 13 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" изменения, вносимые в устав общества, становятся обязательными для третьих лиц с момента их государственной регистрации в установленном порядке.
Доказательств внесения дополнительных изменений относительно перехода права на долю в 33,33% от уставного капитала ООО "Т" к К. в материалах дела не имеется (ст. 65 АПК РФ).
В силу ст. 431 ГК РФ для определения воли сторон при подписании договора следует учитывать последующее и предыдущее поведение сторон, участников договора.
Судом первой инстанции правомерно отмечено, что протоколами внеочередных собраний от 05.03.2006, 03.05.2006, т.е. после подписания договора об уступке права, указывается доля И. в размере 33,33% от уставного капитала общества. Истцом указанные протоколы по основанию непринадлежности И. указанной доли не были обжалованы, в связи с чем суд определил, что волеизъявление сторон сделки была направлено именно на отчуждение доли в размере 33,33%.
Таким образом, судом первой инстанции правомерно указано на непредставление истцом надлежащих доказательств, подтверждающих, что на день проведения внеочередного общего собрания 02.01.2007 ему принадлежало 66,66% от уставного капитала общества, указанное собрание проведено в соответствии с требованиями устава общества и ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Судом первой инстанции также правомерно удовлетворено требование ответчика в порядке ст. 110 АПК РФ о взыскании с истца судебных расходов на оплату услуг представителя. Понесенные судебные расходы подтверждаются договором возмездного оказания услуг от 01.03.2007, заключенного между ООО "Т" и Д., а также расходным кассовым ордером N 25 от 05.03.2007 на выплату Д. суммы в размере 10000 руб. (л.д. 116, 117). Понесенные ответчиком расходы являются разумными, соответствующими сложности рассмотренного дела.
С учетом изложенного решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 04.04.2007 по делу N А71-605/2007-Г8 является обоснованным, отмене не подлежит.
Госпошлина по апелляционной жалобе подлежит отнесению на истца (ст. 110 АПК РФ).
Руководствуясь ст. 176, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 04.04.2007 по делу N А71-605/2007-Г8 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Удмуртской Республики.
Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.