Налоговым органом доначислены налог на прибыль и НДС, поскольку обществом занижена налоговая база в связи с тем, что размер лизинговых платежей существенно превысил размер амортизационных начислений по оборудованию

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2006 N 17АП-392/06-АК по делу N А50-9014/2006-А7

от 14 сентября 2006 г.
Дело N 17АП-392/06-АК
(извлечение)

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу закрытого акционерного общества на решение от 12.07.2006 по делу N А50-9014/2006-А7 Арбитражного суда Пермской области по заявлению закрытого акционерного общества к Инспекции ФНС России по Индустриальному району г. Перми о признании недействительным решения,

УСТАНОВИЛ:

закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения Инспекции ФНС РФ по Индустриальному району г. Перми N 6886 от 28.04.2006 в части начисления следующих налогов: налога на прибыль в сумме 2079326,64 руб., НДС в размере 2180937,23 руб., налога с владельцев транспортных средств — 120 руб., платы за пользование водными объектами 147 руб., пени за неуплату названных налогов и штрафы по п. 1 ст. 122 НК РФ, пени за несвоевременную уплату НДФЛ.
Решением Арбитражного суда Пермской области от 12.07.2006 заявленные требования удовлетворены в части: решение налогового органа признано недействительным в оспариваемой части за исключением налога на прибыль и НДС, начисленных в связи с исключением из расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль лизинговых платежей в размере 6516136 руб., и исключением из вычетов НДС в сумме 1299590 руб. по указанным расходам, в удовлетворении требований в данной части судом отказано. Суд также указал на отсутствие оснований для признания недействительным решения налогового органа в части налогов и пени, начисленных за 2002 г. в связи с пропуском налоговым органом срока исковой давности.
Не согласившись с принятым судом первой инстанции решением в части отказа в удовлетворении требований, общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит отменить судебный акт в указанной части, заявленные требования удовлетворить в полном объеме.
В обоснование жалобы ее заявитель указал на неполное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, следствием чего явились ошибочные выводы суда, неприменение судом законодательства, подлежащего применению, отсутствие оценки доводов, заявленных налогоплательщиком.
По мнению заявителя апелляционной жалобы, фактические обстоятельства заключения и исполнения рассматриваемых сделок судом не исследованы, доводам о соответствии сделок действующему законодательству оценка не дана.
Налоговый орган с доводами апелляционной жалобы не согласился по мотивам, изложенным им письменно в отзыве, оснований для отмены решения суда не усматривает.
Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в порядке ст. 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ в обжалуемой части, при отсутствии возражений сторон, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для его отмены и удовлетворения апелляционной жалобы по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки налогоплательщика за период с 01.01.2002 по 28.09.2005, на основании акта от 09.03.2006, налоговым органом принято решение от 28.04.2006 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности (т. 1, л.д. 23-87, 90-189).
Названным решением обществу начислены налоги, поименованные в решении, в том числе налог на прибыль и НДС, пени за их неуплату, налоговые санкции по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ.
На рассмотрение суда апелляционной инстанции поставлен вопрос о правомерности начисления налога на прибыль в связи с исключением из состава расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу, лизинговых платежей, уплаченных налогоплательщиком, а также НДС, уплаченного обществом по данным платежам и исключенного налоговым органом из налоговых вычетов.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований в указанной части, арбитражный суд первой инстанции исходил из доказанности налоговым органом недобросовестности действий общества как налогоплательщика, и, как следствие, отсутствие оснований для защиты прав данной организации.
Данный вывод суда является правильным, соответствующим обстоятельствам дела и действующему законодательству.
Как усматривается из материалов дела, по договорам финансовой аренды (лизинга) N 9Л от 07.05.2002, N 10Л от 21.05.2002, N 12Л от 17.07.2002 заявителю (лизингополучателю) передано в пользование оборудование: станок СВ 141 П/271, станок токарный горизонтальный ТС-67/568, станок 3952 ВФ1У (т. 2, л.д. 57, 63, 69). За использование данного оборудования общество перечисляло ЗАО "Новомет-Лизинг" (лизингодателю) лизинговые платежи в размере, определенном названными договорами, общая сумма лизинговых платежей в проверяемом периоде составила 6516136 руб. (кроме НДС).
Ранее указанное оборудование находилось в собственности общества, и было им продано ООО "Промтехкомплектация" по договорам купли-продажи от 06.05.2006, 20.05.2002, 19.07.2002 (т. 2, л.д. 76, 82, 88).
В последующем на основании договоров купли-продажи N 9К от 13.05.2002, N ЮК от 23.05.2002, N 12К от 22.07.2002, заключенными ООО "Промтехкомплектация" и ООО "Новомет-Лизинг", последним было приобретено указанное оборудование с целью передачи его по договору лизинга в пользование ЗАО (л.д. 97, 100, 103).
В обоснование принятия решения о доначислении НДС и налога на прибыль по указанному основанию, инспекция сослалась на установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности налогоплательщика. Так, по мнению налогового органа, действия налогоплательщика по продаже оборудования и получению этого же оборудования в пользование по договору лизинга направлены на необоснованное занижение налоговой базы по налогу на прибыль и неправомерное возмещение НДС из бюджета.
Из содержания договоров финансовой аренды (лизинга) следует (п. 1.1), что лизингодателю поручалось приобрести для лизингополучателя именно то оборудование, которое им было продано по договорам купли-продажи, а в отношении станка 3952 ВФ1У договор лизинга был заключен 17.07.2002, при этом договор купли-продажи этого же станка с ООО "Промтехкомплектация" заключен 19.07.2002, то есть договор лизинга заключен в то время, когда оборудование еще не было продано ООО "Промтехкомплектация" и находилось в собственности заявителя.
Судом первой инстанции при рассмотрении дела установлено, что указанное оборудование фактически с территории предприятия не вывозилось, всегда использовалось в производственной деятельности только обществом, доказательств передачи оборудования по договорам купли-продажи от продавца к покупателю, а также по договорам лизинга в материалах дела не имеется, фактически имело место лишь документальное оформление сделок ее сторонами, доказательств реального исполнения сделок налогоплательщиком не представлено.
Из анализа представленных в материалы дела документов следует, что заключение рассматриваемых сделок стало возможным потому, что решение о продаже оборудования, приобретении этого же оборудования в пользование по договорам финансовой аренды (лизинга) принимали лица, имеющие непосредственное отношение к управлению предприятиями — участниками сделок, на что указано в решении суда первой инстанции. Следует отметить, что в решении суда не содержится вывод о том, что сделки заключены взаимозависимыми лицами в смысле, придаваемом данному понятию налоговым законодательством (ст. 20 НК РФ), доводы апелляционной жалобы в указанной части являются несостоятельными.
В силу п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик вправе уменьшить полученные доходы на сумму обоснованных и документально подтвержденных расходов (за исключением расходов, поименованных в ст. 270 НК РФ).
Согласно ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.
Однако положения названных норм рассчитаны на добросовестных налогоплательщиков, и в случае, если установлена недобросовестность налогоплательщика, ему может быть отказано в защите его прав. Иными словами, налогоплательщик, использующий указанное право в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.
Оценка добросовестности действий налогоплательщика предполагает, в том числе, и оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в том случае, когда они не имеют разумной деловой цели.
Оценив в совокупности представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что результатом заключения сделок явилось увеличение расходов предприятия, уменьшающих доходы при определении налогооблагаемой прибыли, и возмещение НДС из бюджета. Доказательств того, что экономической направленностью сделок в рассматриваемом случае являются производственные интересы предприятия, суду не представлено. Сравнительный анализ сумм лизинговых платежей и амортизационных отчислений, подлежащих включению в состав расходов, приведен налоговым органом в оспариваемом решении.
Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что продажа оборудования и приобретение этого же оборудования в пользование по договорам лизинга имела целью привлечение денежных средств, не подтвержден документально. Следует отметить, что по одному из договоров купли-продажи оборудования на сумму 3500000 руб. был произведен взаимозачет, расчетов денежными средствами не производилось.
Представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют о злоупотреблении обществом правом и направленности его деятельности на сознательное занижение налоговой базы по налогу на прибыль, поскольку размер лизинговых платежей существенно превышал размер амортизационных начислений по данному оборудованию. Кроме того, использованная налогоплательщиком схема предполагала возмещение из бюджета НДС, уплаченного лизингодателю, всего за проверяемый период обществом был включен в состав налоговых вычетов НДС в сумме 1299590 руб.
Учитывая изложенное, суд первой инстанции правомерно отказал налогоплательщику в удовлетворении требований о признании недействительным решения в части начисления налога на прибыль и НДС по указанному основанию.
Доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что добросовестность других участников рассматриваемых сделок налоговым органом не оспаривается, судом отклоняется, поскольку деятельность ООО "Промтехкомплектация" и ООО "Новомет-Лизинг" налоговым органом не проверялась и каких-либо выводов, содержащих оценку их деятельности, налоговый орган не делал.
Учитывая, что суд признал обоснованными выводы налогового органа о наличии в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности, отсутствуют основания для оценки доводов заявителя апелляционной жалобы о соответствии рассматриваемых сделок положениям гражданского законодательства.
Довод заявителя об отсутствии оснований для начисления налогов и пени за 2002 г. в связи с пропуском срока давности был предметом исследования суда первой инстанции и надлежащим образом оценен, оснований для переоценки у суда апелляционной инстанции не имеется.
При изложенных обстоятельствах, оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
Руководствуясь ст. 176, 258, 266, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Пермской области от 12.07.2006 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.